Книги

Афиша
Москва, 03.10.2013
«Русский репортер» №39 (317)

Мнение

Объяснить все

Третий год я в жюри литературной премии «НОС». Книги поступают самотеком, члены жюри их читают и выбирают сперва лонг-лист и шорт-лист, а затем победителя. Наверное, с точки зрения настоящей социологии или литературоведения такого материала недостаточно, чтобы делать какие-то выводы об обществе и литературе. Но я все же попробую.

Есть какие-то необъяснимые вещи. Ну, например, почему на премию 2012 года были номинированы сразу три книги про цыган? Почему именно в этом году? Но это частный случай. Интересно другое. Авторы стали ставить перед собой масштабные задачи. Основной жанр этого года — книга, которая пытается объяснить все. Ну, или по крайней мере то, что с нами происходит сейчас. Как образовалась вертикаль власти и почему начались протесты, хотя пока об этом говорят очень робко, и почему мы живем в странной смеси социализма, феодализма и капитализма.

В среднестатистическом романе 2012–2013 годов автор рассказывает про жизнь героя или героев на протяжении большого количества лет, иногда даже начинает с родителей. Он чаще всего серьезен — какие уж тут шутки, он же решает историософские и политологические проблемы, ищет ответы на главные вопросы мироздания. Ответов пока не находит, но хорошо уже, что ищет.

Я довольно часто сетую, что современная российская литература — та, что вроде как серьезная, а не развлекательная, — сконцентрировалась на развале СССР и совершенно не интересуется никакими другими моментами в прошлом и уж тем более не пытается ничего понять ни про настоящее, ни про будущее.

Но, кажется, лед тронулся. В этом году начали интересоваться настоящим, хоть и пытаются его понять через прошлое. Стало меньше мелодрам. Раньше было очень много романов, написанных под явным влиянием плохих сериалов с телеканала «Россия 1». Такие бесконечные умильные мыльные оперы на икейских кухнях. Этот жанр явно уходит. Литература стала злее, и это хорошо.

Константин Мильчин, литературный обозреватель «РР»

Олег Дорман

Нота

Издательство Corpus

Режиссер-документалист Олег Дорман четыре года назад переделал в книгу «Подстрочник» цикл своих кинобесед с переводчицей Лилианой Лунгиной. Издание стало бестселлером: «Подстрочник» разошелся небывалым для нон-фикшн тиражом в полсотни тысяч экземпляров. Теперь Дорман пытается повторить успех с книжной версией другого фильма — на этот раз с воспоминаниями знаменитого дирижера и альтиста Рудольфа Баршая (1924–2010). Собственно, трюк тот же самый: рассказ о времени и о работе интересного человека, очень увлеченного своей профессией.

Александр Григоренко

Ильгет

Издательство ArsisBooks

Александр Григоренко редкий в России прозаик, который всерьез интересуется мифами коренных народов Сибири и пытается вдохнуть в них новую жизнь, превращая их в романы и повести. «Наверное, он был прав, этот демон. Путь к стойбищу, где живет брат, был неизвестен мне, как всякий другой путь на земле. Никакого голоса за спиной я не слышал. Моим демоном была только вера в участь, позволившая легко совершить то, на что так долго не хватало решимости. Вера непонятным мне образом одобряла одни мысли и отвергала другие».

Николас Карр

Великий переход

Издательство Манн, Иванов и Фербер

О том, как меняется мир IT-технологий. В 2000-х годах крупные компании платили большие деньги за корпоративные компьютерные сети —  сейчас эта услуга стоит совсем недорого, и ее оказывают через интернет. Подобные перемены уже случались: когда-то каждый фабрикант строил себе свою собственную электростанцию для нужд своего завода, а сейчас электричество вырабатывают большие электростанции. Карр пытается понять, какие еще изменения ждут человечество с переходом на облачные технологии, и не все его прогнозы оптимистичные.

Александр Снегирев

Чувство вины

Издательство «Альпина нон-фикшн»

Семь рассказов лауреата премии «Дебют» Александра Снегирева про то, как мифы мешают жить людям. Мифы могут быть придуманы самими героями или кем-то другим и давно, но герои их подхватывают, терзаются ими — мифы вызывают у них мутное чувство вины, с которым совершенно непонятно что делать. «Я не виноват, что Буратино нос отрезали! Я не просил! И что брат у меня носатый очкарик, я тоже не виноват! И я носатый! И фамилия моя Израиль, а не Подковкин! Не знаю, кого больше люблю, маму или папу!»

Андрей Усачев

Бова-королевич

Издательство «РОСМЭН»

Современное переложение знаменитого лубка про королевича Бову и прекрасную Дружневу. Лубок был универсальным развлекательным жанром в России в XVII–XVIII веках, и замечательному детскому писателю Андрею Усачеву удалось сохранить его дух. В лубке, а за ним и в книге Усачева, есть элементы того, что потом станет мелодрамой, авантюрным романом,  боевиком и даже политическим триллером. И, конечно, отдельно стоит отметить человека-пса Полкана.

Анна Старобинец

Икарова железа

Издательство АСТ

Анна Старобинец, к сожалению, покинула «Русский репортер», зато теперь ее книги можно хвалить, не боясь обвинений в конфликте интересов. «Икарова железа» — сборник отличных, вполне реалистических, даже гиперреалистических рассказов, правда в каждом из них есть одно фантастическое допущение. Ну, скажем, в первом и заглавном рассказе: в мужском организме есть икарова железа, отвечающая за авантюризм и измены — удалишь ее, и мужик становится спокойный и верный. Такие допущения нужны Старобинец, чтобы посмешнее описать мир вокруг.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №39 (317) 3 октября 2013
    25 лет банковской системе
    Содержание:
    Реклама