По китайскому закону

Актуально
Москва, 24.10.2013
«Русский репортер» №42 (320)
Подмосковный оппозиционер, журналист и мать пятерых детей получила полтора года условно за комментарий в интернете — клинская чиновница обвинила Елену Полякову в том, что та под никами Андрей Смирнов и Лев Арчибальд угрожала ей убийством

Фото: из личного архива Е. Поляковой

В пятницу 18 октября, за час до вынесенеия приговора, Елена Полякова, многодетная мать, бывший корреспондент и начальник рекламного отдела клинской газеты «Серп и Молот», пытается сохранять реалистичный взгляд на вещи.

— Я думаю, будет обвинительное заключение. Думаю, судья поддержит прокурора, который попросил три года условно. Такая данность, к сожалению, — говорит она мне по телефону.

Последние два года своей жизни Полякова не может назвать иначе, чем набившим оскомину выражением «театр абсурда»:

—  Больше это никак и не назовешь. Это дурной сон, который должен рано или поздно закончиться, такого ведь не может быть, но оно есть.

Полякова принимала участие в создании и является активистом оппозиционного общественного движения «Согласие и правда. Подмосковье». В июле 2011 года на сайте движения была опубликована критическая статья «Большая перемена» (по окончании суда ее с сайта зачем-то удалили) о начальнике управления образования Клинского района Алене Сокольской. В статье утверждалось, что в районе закрываются школы, снижается количество золотых медали-стов, при этом у чиновницы дорогие машины, драгоценности, уверенность в собственной безнаказанности, а также видный супруг. Сокольская замужем за первым заместителем московского прокурора Александром Козловым, чье имя несколько лет назад неоднократно упоминалось в связи с «прокурорским скандалом». Тогда Следственный комитет возбудил десяток уголовных дел по факту крышевания сотрудниками МВД и прокуратуры незаконных игорных заведений в Подмосковье, а бывший начальник 15-го управления Мособлпрокуратуры Дмитрий Урумов в своих показания сообщил, что Козлов предупреждал организаторов игорных заведений о проверках МВД, в итоге проверка была проведена в отношении самого Козлова. Тогда он оскорблено заявил прессе: «Страшно то, с какой легкостью тебя без суда и следствия записывают в преступники и обливают грязью на всю страну. Страшно не только для меня, а для страны в целом».

Впрочем, все прошло гладко, да и саму историю о крышевании постепенно спустили на тормозах: в июле этого года генпрокурор Юрий Чайка отказал председателю Следственного комитета Александру Бастрыкину в направлении в суд флагманского уголовного дела против бывшего заместителя прокурора Московской области Александра Игнатенко, обвиняемого в получении взяток с казино в размере 33 миллиона рублей. В начале октября стало известно, что защита бывших сотрудников МВД — других фигурантов игорного дела — ходатайствует о прекращении расследования, а предполагаемый организатор сети подпольных казино Иван Назаров подал ходатайство о прекращении расследования по амнистии.

Статья «Большая перемена», подписанная «Сергей Тимофеев», вышла в самый разгар скандала, разразившегося вокруг игорного дела, и к супругу-прокурору Алены Сокольской, как и к ней самой, в тексте выдвигались  серьезные претензии. К статье был составлен комментарий некого Андрея Смирнова: «За какую руку нужно хватать Сокольскую? Неужели ее еще не поймали? Она как муниципальный служащий может заниматься бизнесом? Парикмахерская, банк, турагентство, школа и детский сад платные? А что с прокурорами, которые сидят, засветилась на вечеринке, — это нормально для руководителя отдела образования? А то, что сократила бесплатные детские кружки без утверждения главой района? А сколько знающих педагогов покинули школы и сады из-за нее? Да ей уже по сталинским или китайским законам пулю в затылок пора!» Вот за этот комментарий Поляковой и дали полтора года условно: суд решил, что это она, при-крываясь ником Андрей Смирнов, угрожала Сокольской убийством.

Дальше сплошная мистика: обыски с автоматчиками, увольнение из газеты «Серп и молот», следователь, желающий допросить несовершеннолетнего сына, прокурор, требующий три года условно и год запрета на работу журналистом, отсутствие каких-либо доказательств в деле и суд, посчитавший, что у Алены Сокольской нет никаких связей с правоохранительными орга-нами. Приговор вынесли по части 2 ст. 119 УК «Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью» по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти. Полтора года условно без запрета на профессию.

Алена Сокольская разговаривать с «РР» отказалась — бросила трубку. Сама Елена Полякова приговором недовольна и намерена обратиться в Московский областной суд.

— Есть десять процентов вероятности, что он что-то изменит, говорит Елена. — Но тоже не факт.

Ну а Елена Полякова под именем Елены Поляковой следующие полтора года будет два раза в месяц ходить к участковому и отмечаться. И это уже реальность.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №42 (320) 24 октября 2013
    Скандинавская модель
    Содержание:
    Фотография
    Вехи
    Реклама