Колхоз под прикрытием

Актуально
Москва, 31.10.2013
«Русский репортер» №43 (321)
Во Владимирской области рядом с поселком Гигант несколько месяцев назад появилось новое предприятие — СПК «Имени Путина». Пятнадцать фермеров уже вступили в кооператив. Цели у них грандиозные: спасти сельское хозяйство России и «вернуть стране могущество и славу». Корреспондент «РР» отправился в амбициозный кооператив, чтобы выяснить, какая роль в его планах отведена фамилии президента

Фото: Анастасия Макарычева

Аграрное счастье

Они стоят в ряд — в зеленых и голубых плащах с капюшонами, лица серьезные. Высокий мужчина без плаща, в олимпийке с крупной надписью RUSSIA командует:

— Яму засыпаем, засыпаем! Теперь щебенка. Вот так, достаточно. Доску давай.

Мужчину в олимпийке зовут Павел Мольков. Он один из основателей кооператива «Имени Путина», местный предприниматель и фермер. На его земле и решили сажать сад мира — символ будущего аграрного рая. По плану года через три здесь будут цвести абрикосы с черешнями и плодоносить виноград.

Мольков берет небольшой кустик, встает на колени, прикладывает его к выемке в доске и начинает аккуратно закапывать корни в землю.

— Поняли? — спрашивает он.

— Да.

Все разделяются на пары, идут к грузовику и берут саженцы. Помощники приехали даже из областной столицы: тут и свежесозданная Партия садоводов России, и Народный фронт, и просто те, кто верит в мечту и путинское обещание «обратить пристальное внимание на развитие АПК».

— У нас сегодня событие, и это событие складывается в одно слово — соборность! — радуется другой Павел, Григорьев, главный идеолог проекта и член СПК. — Только так можно что-то изменить. Ведь возьмем город: там продовольствия всего на 10 дней, да еще и кредитная кабала лет на 25. Случись кризис, и все! А то, что предлагаем мы, — это спасение. Жить и работать на своей земле. Один выращивает корма, другой держит коров, третий — овец. И все рядом. Тогда никакой кризис не страшен.

Григорьев смотрит на небо. Там тучи. Но даже они его не огорчают: зато поливать не надо. Здесь же под дождем бегает его пятилетняя дочка. Во время перерыва на чай она громко читает: «Я, ты, он, она, вместе — целая страна…»

Котовы

— Народный фронт? Не слышал. А что это? — фермер Дмитрий Котов о коалиции общественно-политических организаций, которая, оказывается, помогала им сажать сад мира, впервые услышал от меня. — У меня вон свой народный фронт!

Он показывает на своих овец. Их у него 40 голов. А еще есть куры, кролики, перепелки, козы и козел Белик. Семья Котовых живет исключительно за счет фермерства, да еще пенсии Натальи, жены Дмитрия. У нее инвалидность. Справляться с хозяйством им помогает девятилетняя дочка Аня. Теперь вот еще надежда на СПК «Имени Путина». Дмитрий, как только узнал о его создании, сразу же туда вступил.

— Спасибо им! — кивает он в сторону идейного вдохновителя Павла Григорьева. — Они хоть как-то направляют. А администрации нашей ничего не надо. 40 голов — это уже фермер! А какой это фермер? Обычная крестьянская семья должна быть такая. Раньше же так было. Это обычная сельская жизнь! Ладно, я вот понимаю, дали бы мне 15 гектаров земли — на, строй ферму! Вместо этого налоги требуют. 35 тысяч в год я должен заплатить за слово «фермер». Их попробуй-ка насобирай. А на эти деньги я могу купить 35 вагонов сена.

— Зачем же тогда в фермеры записались? — спрашиваю я.

— Ждем поддержку. Потому что простому ничего не дают, а фермеру могут дать грант на развитие. И то в течение двух лет. Вот у нас второй год пошел. На комиссии, которая распределяет гранты, кстати, сделали пометочку: «Является членом СПК “Имени Путина”». Может, имя поможет. А если ничего давать не будут, значит: «Пока, Путин!» Да, коза? — спрашивает Дмитрий у козочки, которая трется о его ноги. Коза кивает.

— За кого вы голосовали на последних выборах?

— А когда они были-то? Кто там? — фермер Дмитрий поворачивается к жене. — За Путина, наверное. Что-то уже не помним. А может, и не ходили.

Знак свыше

С крыльца маленького дома фермеров Котовых открывается вид на часовню. По легенде, ее построил шуйский купец после того, как увидел знак свыше. Зимой в сильную метель по дороге в Большие Всегодичи он заблудился. И когда уже потерял надежду добраться до укрытия, вдруг заметил яркий свет. Светился большой, обрамленный драгоценными камнями крест. Сейчас на этом месте часовня.

Знамение было и у учредителей «путинского» кооператива. Пять лет назад через Ковровский район проходил крестный ход «Под звездой Богородицы». Пока Павел Григорьев и еще несколько будущих руководителей СПК шли до Москвы, у него родилась дочка с родинкой в виде крестика. Та самая, которая сегодня читала стихотворение про дружную страну.

— Вот тогда мы поняли, что работникам сельского хозяйства нужно объединяться. Так же, как и верующим, — говорит Павел. — Иначе никак.

Четыре года обдумывали идею и наконец зарегистрировали брендовый СПК, а вместо часовни решили строить «путинки» и «ковчеги».

Из хрущевки в путинку

— Все, что мы с вами видели у Котовых, устаревшее, — говорит Григорьев. — Все нужно сносить и делать по современным технологиям. Почему вот народ не хочет ехать в село? Потому что привыкли, что все так: сараи, навоз под ногами, грязь. У нас тут в области фермер есть — американец. Так ведь даже у него ничего нового!

Павел предлагает альтернативу российской реальности — фермы-ковчеги. Это две полусферы: 20 и 50 метров. Южная сторона для того, чтобы выращивать растения. Северная — чтобы разводить скот. С юга кислород, с севера удобрения. С обеих полусфер продукция. А посередине прудик, где можно разводить форель.

— Из навоза будем производить газ метан. Безотходное производство, — рассказывает Павел.

Правда, оценить достоинства фермы нового поколения пока не получится: построить их еще не успели. Зато уже появились путинки — дома для фермеров агрохолдинга.

— Вот тут будет санузел совмещенный, тут лестничный марш на второй этаж, наверху три спальни, а внизу одна большая гостиная, — говорит Павел Мольков. Он отвечает за строительство «президентских домов» и показывает один из них.

Двухэтажный коттедж из бруса общей площадью 150 квадратов — это, говорит Мольков, «не очень-то ноу-хау». Просто подняли крышу и добавили утеплитель, чтобы дом стал зимним. На все про все полтора миллиона рублей и гарантия 25 лет. Очень даже неплохо.

— Мы их строим пока на продажу дачникам: проверяем, как оно. Ну, и желающим вступить в СПК надо же тоже показать, что у них будет. Люди здесь будут жить, рожать детей, сидеть в саду под черешнями, — мечтает Мольков.

— Эти дома будут рядом с ковчегами, — добавляет Григорьев. — Технология «дом — работа». Вы понимаете, это и есть нерв объединительного процесса.

Этим «нервом» руководители кооператива собираются заманивать городских жителей, уставших от жизни в хрущевках. Такие точно есть — из Владимира строителям аграрного будущего звонят почти каждый день, интересуются подробностями.

Поля надежды

Дома-путинки и фермы-ковчеги должны вырасти в новом аграрном поселении, у которого пока есть только имя — Счастливое. Под него местный депутат, фермер и один из идеологов СПК «Имени Путина» Валерий Ковалев выкупил 180 гектаров земли неподалеку от поселка Гигант.

В советские времена поселок перевыполнял план по надоям, здесь были абрикосовые сады, а на бахчах спели арбузы с дынями. Сейчас это несколько улиц, покосившиеся дома и развалины бывшей фермы.

По мысли Ковалева, жить в Счас-тливом будут только члены кооператива. Из пятнадцати на переезд пока согласились пятеро.

— Счастливое рассчитано на 50 семей, — рисует модель идеального фермерства Ковалев. — Тут все будут заниматься одним делом. Во-первых, будет своя кормовая база. Во-вторых, создадим свой кредитный кооператив.

— А сейчас что уже сделано?

— Как что? Смотрите! — Валерий показывает рукой на засеянные поля, простирающиеся до горизонта. — Здесь 20 лет ничего не было. Пустырь. А мы взяли и распахали.

Ковалеву 51 год. Бывший разведчик, многодетный отец. Самому младшему сыну два с половиной года. Местные Ковалеву верят. А он верит в Путина:

— Это наш национальный лидер. Мы ему доверяем. Поэтому я и придумал такое название кооперативу.

— Рассчитываете теперь на помощь чиновников?

— Мы не для помощи, — уверяет Валерий. — Во-первых, сами себе планку задрали, не можем теперь делать что-то плохо. А во-вторых, это провокация. Как еще привлечь внимание к проблемам фермерства? 

Старшие сыновья Ковалева пока переезжать из города в деревню не хотят. Он курит и смотрит на засеянные поля. Сейчас нужно решать проблему, как оформить в собственность путинки тем, кто захотел жить в поселении Счастливом. По закону на земле сельскохозяйственного назначения (а эти 180 гектаров именно такими и являются) жилые дома возводить нельзя. На руке Валерия татуировка с надписью SOS.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №43 (321) 31 октября 2013
    Заговор
    Содержание:
    Исламу объявлен джихад

    У окна коврик для намаза, на полке Коран, на столе мигающий компьютер и много книг. За столом хрупкая женщина в хиджабе — автор ряда экспертиз о создании в России «ваххабитского интернационала». Женщину зовут Галина Хизриева, она научный сотрудник Российского института стратегических исследований. Галина рассказала корреспонденту «РР», кто объявил джихад исламу

    Реклама