Приобрести месячную подписку всего за 350 рублей
Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!

Общество

Проект «Иван Скобрев»

2014
Фото: Иван Кайдаш/РИА Новости

Иван Скобрев — один из первых спортсменов, который попадается на глаза, когда приезжаешь в Сочи. Он на рекламных растяжках, билбордах, в газетах, журналах и телевизоре. За последние четыре года Иван стал «лицом российского зимнего спорта». Статус этот его ничуть не смущает, как и повышенное внимание общественности. Корреспонденту «РР» он охотно рассказал, как стал главным героем проекта под названием «Иван Скобрев»

Самый общительный спортсмен

— Кофейку, чайку, может, чего покрепче? — улыбается Иван, расхаживая по просторной кухне своего подмосковного дома. — У меня-то у самого режим, но для гостей что-нибудь найдется.

Гостей в этот день в доме больше, чем членов семьи: журналисты, фотографы. Договориться о фотосессии или интервью со Скобревым куда проще, чем с большинством других, менее титулованных спортсменов. И сделать это можно чаще всего напрямую, не согласовывая с пресс-службами и спортивными федерациями. Такая открытость — большая редкость, учитывая ажиотаж перед домашними Играми. У Ивана есть даже визитки с реальным номером телефона и электронным адресом — под именем и фамилией на сине-белой картонке перечислены регалии: двукратный призер Олимпийских игр, чемпион мира и Европы, советник губернатора Хабаровского края по спорту.

— Я ведь сам из Хабаровска и сейчас снова выступаю за Хабаровский край. Но жизнь потрепала: дороги, поезда, плацкарты, — дурачится Скобрев: понижает тон, меняется в лице, почти басит. И тут же задорно смеется.

— В самом деле, по-разному складывалось, — продолжает он. — В 15 лет я был вынужден переехать из Хабаровска в Петербург: надо было продолжать одновременно учиться и тренироваться. Это здорово, что у нас в стране есть такие школы олимпийского резерва, как та, в которой я прожил несколько лет в Питере. Хотя было непросто: четыре человека в комнате, единственный туалет на этаж, а нас около двухсот. Зато каток, школа и столовая — все в одном здании.

Родители Ивана, тоже бывшие конькобежцы, к моменту его отъезда в Петербург уже уехали из России — на ПМЖ в США, откуда исправно присылали сыну деньги: по пятьсот долларов раз в два-три месяца. Плюс небольшая стипендия спортсмена-юниора, которую он получал в училище. Тогда это позволяло вполне сносно существовать.

— Конечно, отъезд родителей был непростым. В первую очередь, наверное, для них самих. Для меня-то, как для любого подростка, это было: «Е-е-е!» — Иван победно вскидывает вверх правую руку. — Не могу сказать, что был прямо очень привязан к дому. И мне почти всегда позволяли делать выбор по жизни самому. Понятно, это не был выбор между пивом и водкой. Это был выбор, например, между плаванием и коньками. Были, конечно, проблемы: мне не всегда хотелось учиться. Но здесь мама все-таки заставляла. Устраивались разборки с ремнями — все как положено! Но хоть я и воспитывался в довольно строгой семье, обходилось без подавления моих личных амбиций.

До отъезда в Америку мама Ивана была завучем спортивной школы, в которой он делал свои первые шаги на коньках. А отец, попытав счастье на колымских приисках и в частном строительстве, в конце концов решил попробовать себя в бизнесе.

— Он стал ездить в Китай и привозить оттуда на продажу вещи, игрушки, открыл свои магазинчики. Потом вместо мешков и баулов пошли целые фуры товара. Но в дефолт мы потеряли почти все. В итоге папа продал бизнес, чтобы расплатиться с долгами, и уехал с мамой в Америку — открывать новые горизонты.

А Иван остался в Хабаровске под присмотром бабушки, дедушки и другой родни. Желания уехать вместе с родителями у него тогда не было. Оно появилось во время учебы в школе олимпийского резерва.

— После того как я стал призером юниорского чемпионата мира, благодаря родителям появилась возможность выезжать и тренироваться в США с американской командой. После той медали я думал: «Ну вот же он я, где мои контракты, где хорошие условия? Сейчас начну побеждать всех в мужских коньках». Но контрактов и условий не было, и я сказал руководству в Санкт-Петербурге, что мне неинтересно бегать за пять тысяч рублей в месяц. Тогда мне еще перевели призовые, которые оказались совсем не такими большими, как я ожидал. И родители стали говорить, что надо определяться: либо ехать в Америку учиться, либо создавать себе более комфортные условия для жизни в России. Конечно, они хотели, чтобы я уехал к ним: мол, побегал — хватит. Как и в детстве, мама снова была за учебу, но отец — за спорт. И желание уехать за океан, не скрою, тогда было, тем более там, в Америке, мне понравилось. Но тут появился Череповец, спортивный клуб «Северсталь». И я рад, что он появился…

У Скобрева звонит телефон, он извиняется и уходит на второй этаж, где в это время готовят к фотосессии его супругу Ядвигу, тоже бывшую конькобежку, чемпионку России по спринту. Первая юношеская любовь Ивана, она закончила собственную карьеру, чтобы создать семью и стать частью проекта «Иван Скобрев».

Жизнь в процентах

В окне появляется кошачья морда. Потом на подоконник просачивается и весь кот и начинает жалобно скрести лапой по наружному стеклу.

— Он наказан, — строго говорит Иван. Но уже через пять минут кот оказывается на столе — обнюхивает малиновый торт, приготовленный для гостей. Иван спокойно стаскивает его со стола за хвост и оборачивается к причесанной и накрашенной для фотосессии Ядвиге. Решают, где снимать. Иван говорит, что в этом доме уже была съемка для журнала-конкурента, и предлагает снимать в новом доме, который почти достроен: в этом разросшемуся семейству тесно — у Ивана и Ядвиги два маленьких сына. Родились на территории США, а следовательно, имеют двойное гражданство.

— Это не потому, что у нас хуже, просто я слышал много историй о том, как у нас проходят роды… Хотя сравнивать не могу, я все-таки не рожал, — смеется Скобрев. — Но в Америке, например, в каждой школе есть стадион, спортивный зал, все условия для занятий спортом, и не одним видом, а несколькими. У нас даже при самой лучшей гимназии такого может не быть. И когда есть возможность создать для своих детей условия чуть-чуть лучше, чем были у меня, почему бы этого не сделать? Но я вовсе не стремлюсь, чтобы мои дети учились или росли в Америке. Просто я решил: пусть сами выбирают, где им лучше. Лично у меня нет второго паспорта, я гражданин только России. И перспективы именно в России у меня сейчас куда более интересные.

Когда-то, в начале карьеры, контракт с «Северсталью» в какой-то мере решил финансовые проблемы — Иван считался одним из сильнейших российских конькобежцев, но особо заметных результатов на крупных международных соревнованиях все равно не было: бронза в командной гонке на чемпионате мира — 2007, два серебра Универсиады. Такими же средненькими были результаты и всей российской конькобежной сборной перед Олимпиадой в Ванкувере.

В надежде хоть что-то изменить Скобрев уговорил федерацию отправить его в Италию к тренеру Маурицио Маркетто. Однако ничего бы из этого не вышло, если бы не спонсорство его крестного Владимира Шастина, президента судоходной компании Azia shipping holding. Его жена когда-то тренировалась вместе с мамой Скобрева, сам Владимир тоже занимался конькобежным спортом. Они-то и пришли на помощь крестнику. А в 2010 году весь мир облетели кадры, где Иван целует ванкуверский лед — в Канаде он стал единственным российским конькобежцем, завоевавшим серебро и бронзу.

— У меня тогда губы чуть ко льду не примерзли, — смеется Иван. После той Олимпиады сменилось руководство Союза конькобежцев России, главным тренером сборной стал Константин Полтавец, до этого работавший с голландцами, и началась совсем другая жизнь. Не только у Скобрева, но и у всей команды.

— Сейчас я делаю все, чтобы у людей появился интерес к моему виду спорта, — говорит Иван. — До меня была Лидия Скобликова, шестикратная олимпийская чемпионка, был Гришин, было столько великих людей… Конечно, отчасти мы забываем нашу великую конькобежную историю. И, наверное, сейчас вместе с командой творим новую. Здорово, что в последние три-четыре года благодаря моим медалям вновь заговорили о коньках. Но это общая заслуга. Не было бы внимания Министерства спорта и спонсоров, участвующих в проекте «Иван Скобрев», говорить было бы не о чем.

Иван вообще то и дело говорит о себе: «бренд», «проект». Он сейчас действительно один из самых узнаваемых российских спортсменов-зимников, у него контракты с ведущими российскими и мировыми компаниями, его даже приезжает снимать зарубежное телевидение. Правда, при этом далеко не все, кто знает имя и лицо Скобрева, догадываются, в каком виде спорта он выступает.

Ивана часто упрекают в том, что он так много времени уделяет раскрутке своего «бренда»: светским мероприятиям, общению со СМИ, съемкам в рекламе. Пренебрежительно кидают: «Пиарится». Наши спортсмены вообще не любят общаться с прессой. Перед Олимпиадой в Сочи только и слышно было: «Как достали эти СМИ!» Но Скобрев и перед Играми не стал изменять себе. А на упреки в излишней медийности он давно не обращает внимания.

— Мне иногда кажется, что я от всего этого получаю даже больший заряд энергии, чем те, кто меня приглашает, — признается он. — У меня нет цели на этом заработать. Это моя жизнь, никаких ролей я не играю. Просто мне действительно очень нравится общаться, нравится доносить что-то важное для меня до других людей. Мне нравится, что меня узнают, читают мои интервью, видят фотографии. Иногда вообще кажется, что общественная жизнь — необходимая часть моего тренировочного процесса. Тяжело тренироваться и вообще что-то делать исключительно для самого себя. Мне важно, чтобы кто-то меня оценил. Прежде всего потому, что это действительно колоссальный труд. Но важно также, чтобы все понимали: тусовки — это примерно пять процентов моей жизни. Еще пять процентов — семья. А девяносто — спорт. При этом моя семья умудряется не отделяться от этих девяноста процентов, ездит со мной на сборы и соревнования. Им, конечно, непросто, но Ядвига прекрасно понимает, что мне необходимо, чтобы они были рядом.

Иван Скобрев  на чемпионате мира  в Калгари, Канада, 2011 год rr0514_066.jpg Фото: Mike Sturk/EPA
Иван Скобрев на чемпионате мира в Калгари, Канада, 2011 год
Фото: Mike Sturk/EPA

На самом деле Ивану это не просто нравится, но и прекрасно удается: он складно говорит, вежлив, приветлив и улыбчив. Со временем из него, наверное, получится отличный спортивный функционер и общественный деятель. Уже сейчас он так и сыпет готовыми лозунгами: «Если ничего не делать, то ничего не будет», «Удача — это важно, но чтобы получить то, что хочешь, надо еще и трудиться», «Я не живу грезами и мечтами, я живу задачами, которые надо выполнять». Но до Олимпиады Скобрев, которому как раз во время Игр исполнится 31, предпочитает не говорить о том, что будет после соревнований.

— В любом случае я же не смогу все время бегать на коньках, рано или поздно это должно закончиться. Когда именно — в феврале 14-го или в феврале 18-го, — об этом я сейчас говорить не готов. У меня растут двое прикольных пацанов, и я очень хочу какое-то время после окончания спортивной карьеры побыть просто папой. А потом подыщу следующее «дело жизни», которое меня захватит и заставит работать на износ.

Похоже, с окончанием спортивной карьеры проект «Иван Скобрев» не свернется — просто переформатируется. А как именно, не так уж и важно. Все равно будет интересно.

Иван Скобрев родился в Хабаровске 8 февраля 1983 года. В 2002-м выиграл серебряную медаль на чемпионате мира среди юниоров. В 2010-м стал двукратным призером Олимпийских игр, заняв второе место в соревнованиях на дистанции 10 000 метров и третье — на дистанции 5000 метров. В следующем году выиграл чемпионаты мира и Европы в классическом многоборье. Всего в активе Скобрева восемь медалей мировых первенств.

№5 (333)
Подписаться на «Эксперт» в Telegram



    Реклама




    Курс на цифровые технологии: 75 лет ЮУрГУ

    15 декабря Южно-Уральский государственный университет отметит юбилей. Позади богатая достижениями история, впереди – цифровые трансформации

    Дать рынку камамбера

    Рынок сыра в России остается дефицитным. Хотя у нас в стране уже есть всё — сырье, поставщики оборудования и технологии

    Струйная печать возвращается в офис

    Обсуждаем с менеджером компании-лидера в индустрии струйной печати

    Когда безопасность важнее цены

    Экономия на закупках кабельно-проводниковой продукции и «русский авось» может сделать промобъекты опасными. Проблему необходимо решать уже сейчас, пока модернизация по «списку Белоусова» не набрала обороты.

    Новый взгляд на инвестиции в ИТ: как сэкономить на обслуживании SAP HANA

    Экономика заставляет пристальнее взглянуть на инвестиции в ИТ и причесать раздутые расходы. Начнем с SAP HANA? Рассказываем о возможностях сэкономить.

    Аквапарк на Сахалине: уникальный, всесезонный, олимпийский

    Уникальный водно-оздоровительный комплекс на Сахалине ждет гостей и управляющую компанию

    Армения для малых и средних экспортеров

    С 22 по 24 октября Ассоциация малых и средних экспортеров организует масштабную бизнес-миссию экспортеров из 7 российских регионов в Армению. В программе – прямые В2В переговоры и участие в «Евразийской неделе».


    Реклама