Сочи-2014: Счастливое число тринадцать

Спорт
Москва, 27.02.2014
«Русский репортер» №8 (336)
Произошло чудо. Ни чиновники, ни спортсмены, ни журналисты не делали подобных прогнозов, на фоне имевшейся статистики они звучали бы по-детски наивно: не может главный неудачник прошлых Игр в Ванкувере вдруг оказаться лучше всех в мире. Мы метили на 3–5-е место. И тем не менее то, что произошло в Сочи, свершилось. На глазах у миллиардов зрителей по всему миру. «РР» решил по горячим следам разобраться, насколько рукотворно это чудо

Фото: Lucy Nicholson/Reuters

Город на болоте

— Даже поверить невозможно! Все время думал: будет так или нет, и все время отгонял от себя эту мысль — уж очень хотелось, чтобы мы взяли два золота! Знакомые еще накануне начали приставать: «Ну что, завтра две золотых, две золотых…» А я им: «Отстаньте». Хотя в глубине души думал, что так и должно быть. Виктор Ан — уникальный спортсмен. — Через два часа после одного из главных триумфов сочинской Олимпиады президент Союза конькобежцев России Алексей Кравцов с трудом осознает, что стал самым успешным руководителем спортивной федерации в России. Его подопечные конькобежцы и шорт-трекисты во главе с Виктором Аном завоевали восемь наград, из них три — золотые.

А ведь несколько лет назад у нас в стране многие даже не подозревали о существовании такого вида спорта, как шорт-трек. На провальных для нас Играх в Ванкувере ни один российский спортсмен не пробился в финал. Всем было понятно: если в Сочи мы хотим получить иные результаты, реформы в спорте необходимы. Собственно, к тому моменту они уже начались: за два месяца до Ванкувера президентом Союза конькобежцев России был избран Кравцов.

— Это был эксперимент, — признается он. — Я не отдавал себе отчета, во что ввязываюсь. Мне сказали: хочешь изменить свою жизнь, хочешь заняться интересным, ярким делом, принести пользу Родине? Я подумал: почему бы и нет, надо попробовать.

Мы сидим на пустом катке, где два часа назад трибуны приветствовали Виктора Ана, быстро ставшего любимцем публики. На церемонии закрытия Игр во время трансляции нарезки самых памятных моментов Олимпиады сорокатысячный стадион взорвался аплодисментами, когда на экране показали его финиш. Кореец оказался лидером, который смог повести за собой, поднять на новый уровень, сплотить всю российскую сборную. И то, что Алексей Кравцов поверил своей интуиции и пригласил олимпийского чемпиона Ан Хен Су в команду, стало одним из главных этапов в развитии российского шорт-трека.

— Ан действительно уникален, и это проявляется во всем: огонь не только горит, он еще и греет, и светит. Если бы четыре или даже два года назад ребятам сказали, что они будут олимпийскими чемпионами, они бы отнеслись к этому довольно скептически. В шорт-треке на момент моего прихода был устоявшийся годами климат. Там не было побед на международных соревнованиях, атмосфера была неважной, да и стремлений особых не было. Поездка на чемпионат мира была чем-то вроде «Ты лох, отобрался на чемпионат мира, ловить тебе там нечего. Поедешь позориться непонятно зачем, проехаться по тридцатым местам», — Кравцов, не стесняясь в выражениях, описывает ситуацию в сборной до его прихода.

— Чемпионат Европы — это было максимальное достижение, к нему, конечно, готовились, — продолжает он. — Турнир проводится без участия четырех сильнейших сборных мира, а значит, там еще были шансы что-то срубить и, соответственно, получить зарплаты, премии и бонусы. В общем, когда я пришел, в шорт-треке у нас было такое легкое болотце, которое нам удалось взлохматить.

Став президентом Союза конькобежцев России, успешный бизнесмен Алексей Кравцов понял, что поднимать спорт и одновременно заниматься в полную силу своим основным делом не получится.

— Я два года вообще не занимался бизнесом, может быть, 3–4% времени этому отдавал. Пока не была создана система, сформирован аппарат федерации, команда специалистов, я сам 95–98% времени тратил на то, чтобы вникнуть в этот процесс и построить эту систему, — говорит глава СКР. — Может, и хорошо, что я был далек от конькобежного спорта. Я попал сюда в момент, когда здесь нужно было что-то менять. Старая система себя изжила, а я пришел без груза старых знаний, без рудиментов и атавизмов. Я вырос вне этой системы. Это то же самое, когда в сборную России приходит иностранный тренер, не обросший связями, которому начхать, из какого региона спортсмен, на него никакой губернатор, никто не давит, его не волнуют показатели, и он отбирает только лучших. То же самое было со мной. Я брал только лучшее, при этом мне было абсолютно все равно, наступаю я кому-то на ногу или нет. Реально у меня были карт-бланш и очень хорошая поддержка, министерство мне доверяло и поддерживало, хотя я иной раз делал довольно резкие шаги, но это стерпели.

Кравцов имеет в виду несколько скандалов по ходу подготовки команды. Один из них был связан с корейскими тренерами в российской сборной, другой — с переходом федерации шорт-трека под юрисдикцию Союза конькобежцев. Чтобы понимать целесообразность тех или иных шагов, нужно разбираться в шорт-треке, но таких людей у нас совсем немного. Тем не менее на все эти мелочи сейчас никто не обратит внимание.

— Мне повезло, — считает президент СКР. — Это произошло не сразу, но те тренеры, которые работают сегодня с командой, буквально живут шорт-треком. Собрать такую команду — это тоже одно из слагаемых успеха. У нас люди не отрабатывают. Они отдают себя целиком и полностью процессу. Как ни банально это звучит, мы все работали на результат, все этим жили, для нас все по-настоящему, без фальши, так, как это и должно быть в спорте. Настоящие спортсмены — цельные, без фальши, без выкручивания. Если это не так, то, каким бы человек талантливым ни был, в спорте он ничего не добьется. У меня хорошие отношения со всеми: команда знает, что я честно ко всему отношусь, искренне всем этим занимаюсь. Все, что я делаю, — делаю для них, чтобы им помочь, чтобы они достигли результатов. Главное — по-честному.

Все как в кино

По большому счету именно такого подхода стоило ожидать, приглашая на роль главы спортивной федерации человека со стороны. Не денег, а навыков ведения бизнеса, умения планировать и добиваться поставленной цели — вот чего в идеале стоило ждать от когорты спортивных функционеров — бизнесменов. Однако получилось не у всех. По словам Кравцова, нет единого рецепта для всех федераций. Но после Ванкувера были сделаны выводы. Министерство спорта очень внимательно отнеслось к нуждам спортсменов. Все тренеры отмечали, что никогда раньше не получали такой поддержки со стороны государства. Причем ставку сделали не на какие-то отдельные виды вроде фигурного катания, где у нас сильны победные традиции, но вообще на всю олимпийскую программу.

В итоге результаты Олимпиады в Сочи потрясли не только наших соперников, но и нас самих: больше всего золотых медалей мы завоевали в тех дисциплинах, которые до сих пор никогда не были для нас коронными. Сноуборд включен в олимпийскую программу с 1998 года, но за все это время россиянам удалось выиграть только одну медаль. Произошло это историческое событие в 2010 году в Ванкувере: Екатерина Илюхина, до этого не выигравшая ни одного этапа Кубка мира, неожиданно для всех стала второй в параллельном гигантском слаломе. Тогда медали скорее ждали от другой Екатерины, Тудегешевой, чемпионки мира — 2007, но ей не повезло.

Но потом Тудегешева выиграла еще один чемпионат мира, золото мирового первенства появилось и у другой россиянки — Алены Заварзиной. А вот в мужской команде явного лидера, способного бороться за топ-позиции, все не было. Как ни странно, помогла травма. Причем лидера женской команды.

Через день после победы на чемпионате мира — 2011 Заварзина, спускаясь со склона к палатке с едой, не заметила ямы, прикрытой снегом. Итог: разрыв крестообразных связок колена и полгода восстановления. Во время этапа Кубка мира в Москве, когда Алена только избавилась от костылей, в Россию приехал ее давний приятель, американский сноубордист Вик Уайлд. Именно там и начался их роман, приведший в сборную России нового члена команды.

— Это очень сбалансированный спортсмен, который перед соревнованиями излишне не нервничает. Он отличный парень, и ему нравится жить в России. Поменять гражданство было его решением, я просто им подсказала, как это сделать. Алена пришла ко мне и говорит: «Вик хочет за нас выступать». Я спрашиваю: «У вас с ним отношения?» Она говорит: да. «Все, тогда выходи за него замуж, и будет он в сборной России», — рассказывает президент Федерации горнолыжного спорта и сноуборда России, серебряный призер Олимпиады-1994 по горнолыжному спорту Светлана Гладышева.

В Соединенных Штатах жалуют только одну разновидность сноуборда — акробатическую, «мягкую». «Жесткие» дисциплины вроде параллельного слалома в Америке совсем не популярны, поэтому сноубордистам, которые хотят выступать в Кубке мира, приходится самим выполнять функции менеджера, психолога и даже технического персонала. На поездку на московский этап Кубка мира в марте 2011 года Уайлд едва наскреб денег и в конце сезона решил завершать профессиональную карьеру. Тем более что и результаты были не слишком впечатляющими, выше шестого места он не поднимался. Переубедила Алена.

Но, в отличие от Виктора Ана, Вика Уайлда никто не уговаривал стать россиянином. Это была, скорее, инициатива его супруги, причем в федерации и тренерском штабе сначала отзывались о нем довольно холодно. Говорили: пусть борется наравне со всеми за место в сборной. Вполне возможно, именно это и помогло Уайлду — ему хотелось доказать всем, и прежде всего себе: «Yes, I can».

— Он нормально воспринимал наши слова. И сразу все доказывал результатом. У него есть воля, желание. Он как герой из фильмов, в которых упорные люди своим трудом и стремлением добиваются успехов. И, знаете, тут дело совсем не в деньгах. Понятно, что их много не бывает, но иногда они могут все испортить. А у этого парня действительно было очень большое желание побеждать, — говорит главный тренер сборной России Денис Тихомиров.

Пропустив сезон Кубка мира в ожидании нового паспорта, Вик в первой же гонке занял место на подиуме — впервые в карьере. Потом он выиграл первую для мужской сборной России медаль на чемпионате мира. Следующий пик — Олимпийские игры: Уайлд из Сочи увез два золота, Алена Заварзина взяла единственную в женской сборной бронзу.

— В целом я не могу сказать, что для команды это самая подходящая трасса, но в Алене я был уверен. Даже когда ругались — а ругались мы часто, — говорил: «Знай, Заварзина, это реально твоя трасса!» Значит, все-таки какое-то чутье есть. Даже когда Алена в конце января сломала руку, я верил, что она сможет здесь выиграть медаль. И несмотря на конфликты в команде, даже не собирался убирать ее фамилию из олимпийской заявки, — признается Тихомиров. — Вообще, нас все эти победы, конечно, очень объединяют. Я очень рад, что помимо параллельных дисциплин Коле Олюнину удалось взять и первую в истории страны медаль в борд-кроссе. Это просто подвиг. Сноуборд в России точно не умирает!

Дорогу новаторам

— Я засыпаю и просыпаюсь с бумажкой, на которой написан наш медальный план, — стоя в коридоре счастливого для россиян ледового дворца «Айсберг», жалуется министр спорта Виталий Мутко и похлопывает себя по  карману пиджака. В этот день седьмое золото для России завоевала Аделина Сотникова. — Ну, феерическое выступление, фантастическое! Фигуристы план перевыполнили, я считаю. Аделина блестяще откатала, справилась с нервами, эмоциями, показала, на что она, вообще-то, способна. Абсолютно заслуженная золотая медаль. Она — олимпийская чемпионка! И в такой компании! Вообще красавица девчонка! И все — Костнер, кореянка — достойно. Как она каталась! Великолепное катание! Я от всей души ее поздравляю! — В тот вечер Мутко был, как всегда, красноречив и едва ли не более счастлив, чем сама Сотникова.

К тому моменту у нас было уже два золота: в командном турнире и парном катании. Тренер олимпийских чемпионов Татьяны Волосожар и Максима Транькова и также серебряных призеров среди спортивных пар Ксении Столбовой и Федора Климова — один из главных триумфаторов Сочи-2014. На фоне почтенных и опытных мэтров, тренирующих наших фигуристов по одной системе не один десяток лет, Мозер считается новатором: она не тренер-диктатор, а, скорее, тренер-либерал, готовый обсуждать со спортсменами программы и принимать решения коллегиально. К тому же она не боится приглашать к сотрудничеству много дополнительных узких специалистов. Результат, как говорится, налицо.

— Если бы после Турина наша общественность поверила молодым специалистам, «ямы» в Ванкувере не было бы, — считает Максим Траньков. — Почему у нас такой прогресс? Потому что у нас молодая команда тренеров, им по 35 лет, а наша Нина Мозер — их двигатель. Думаю, дальше будет только лучше. Если другие фигуристы будут смотреть на нас, на Ксению и Федора, то поймут, что на одних прыжках или выбросах сейчас не выиграть, нужно показывать катание, переходы между элементами, делать сложные поддержки, подкрутки… Тогда результат придет.

— У нас были пары, которые только прыгали или только катались, но не было баланса, — продолжает двукратный олимпийский чемпион. — Изменилась система, и немногие тренеры смогли перестроиться. Нам повезло со специалистами. Нина Михайловна такой открытый человек, она привлекала кучу народа.

Подобной же стратегии придерживаются тренер Аделины Сотниковой Елена Буянова и тренер Юлии Липницкой Этери Тутберидзе. Именно благодаря такому подходу наши девочки в столь юном возрасте могут показывать уникальные программы на взрослом уровне, чего в нашей стране вообще никогда не было: медаль Сотниковой — первое олимпийское золото в одиночном катании у женщин и для России, и для СССР.

Финишный рывок

Но не во всех исконно «наших» видах спорта все так гладко. Биатлонный план до последней гонки казался проваленным. Перед Олимпиадой президент Союза биатлонистов России Михаил Прохоров заявил: не будет двух золотых медалей — подам в отставку. Но шла гонка за гонкой, а наши биатлонисты проезжали мимо самых ценных медалей. Евгений Гараничев зацепил бронзу, Ольга Вилухина взяла серебро, остальные девушки бежали весьма неважно. До старта биатлонной женской эстафеты место для россиянок на подиуме казалось сказкой. Но на этой Олимпиаде случалось много чудес.

— Может быть, сейчас не видно, что мы счастливы, но это так, — говорила сразу после гонки Ольга Зайцева. — Это результат нашего многолетнего труда, борьбы с неверием. Для меня это, наверное, самая дорогая медаль. Она была заработана на родине и буквально выстрадана.

На следующий день произошло то, чего все так долго ждали: Антон Шипулин финишировал первым и принес всей мужской команде золотые медали.

— У меня были слезы на глазах после победы. Это действительно очень ценно, когда вся работа воплощается в результат. Сегодня в биатлоне просто нереальный уровень конкуренции, и все решается буквально на последних минутах, на последнем круге, — признается вице-президент СБР Виктор Майгуров, сам бывший биатлонист, призер Олимпиад и трехкратный чемпион мира. Он после окончания гонки торопится с биатлонного стадиона к командным домикам. В одной руке лыжи, в другой — большая бутылка шампанского.

— Но ребята потенциально были готовы к победе, — продолжает он. — Все злые, мотивированные, мы ехали не за одним золотом. Да, не получилось выиграть больше. В последние годы были вложены большие инвестиции, в том числе и в детский спорт, и очень важно все это сохранить и продолжать развивать наши биатлонные традиции. Но сейчас не стоит говорить о том, что эта Олимпиада была неудачной для биатлонной сборной России. При нынешнем уровне конкуренции такой результат вполне успешен.

Президент СБР Прохоров, в отличие от его заместителя, собравшимся у биатлонного стадиона «Лаура» журналистам в комментарии отказал, как отказывал на протяжении всего олимпийского турнира. Просто поздравил всех с победой, признался, что счастлив, а итоги обещал подвести позже. О другом обещании — покинуть пост руководителя Союза — предпочел не вспоминать. Тем не менее, несмотря на золото в эстафете, президенту СБР, скорее всего, еще предстоит разговор с министром спорта. По словам Мутко, четыре года биатлон стоит на месте.

— Мы видим уровень биатлона: никаких чудес тут не произошло. Каждого будем разбирать на молекулы. У нас есть закон: после каждых Олимпийских игр должны проводиться выборы и подводиться итоги работы каждой из федераций, — напоминает он.

Вторая организация, к которой также можно было бы предъявлять претензии из-за противоречащих ожиданиям результатов, — Федерация лыжных гонок России. Президент ФЛГР — трехкратная олимпийская чемпионка Елена Вяльбе, она же долгое время числилась и главным тренером сборной. После Олимпиады в Ванкувере, где российские лыжники смогли показать результаты только в спринте, с поста главы федерации ушел Владимир Логинов, который руководил ей с 2004 года. Не имея за плечами большого спортивного прошлого, он почти всю жизнь был функционером — сначала в Мурманской области, затем, после избрания вице-президентом ОКР, в столице. Ушел в отставку с поста главы ФЛГР вроде как по собственному желанию, признав допущенные ошибки.

Говорить о феноменальном подъеме отечественных лыж под руководством Елены Вяльбе пока тоже не приходится. В спринтерских дисциплинах скорее наблюдается спад: вместо трех медалей, одна из которых была золотая, в этот раз у россиян только серебро. Зато дистанционщики в Сочи выступили гораздо лучше, чем в Ванкувере.

— Позавчера я сказал нашей мужской биатлонной сборной: «Я точно знаю, что вы выиграете эстафету. Хватит здесь сопли пускать!» Вчера не мог смотреть гонку, выходил из домика и ходил, ходил, ходил… Потом заходил, одним глазком смотрел в телевизор и опять ходил… Я вообще не мог на месте сидеть! Думал: «Блин, зачем же они так делают! Мне же завтра еще бежать, а столько эмоций уже отдал из-за этих дурачков!» Но они подняли мне планку, я им написал эсэмэску, поздравил и спокойно лег спать. Сегодня, конечно, их обниму, двух оглоедов, Шипулина и Малышко. После их победы они вдвоем мне снились со своими золотыми медалями, и я думал тогда уже только о золоте, — разводил руками после финиша лыжник Александр Легков, который уже успел выиграть серебро в эстафете, став главным российским героем того старта.

В последней, марафонской, лыжной гонке Легков выиграл другую, наверное, самую ценную награду в карьере — олимпийское золото. Следом за ним финишировали Максим Вылегжанин и Илья Черноусов, весь пьедестал — российский. Только вот историю Александра Легкова все-таки стоит вывести за рамки общей подготовки сборной. Они вместе с Черноусовым тренировались отдельно, по своей программе, под руководством немецкого физиотерапевта Изабель Кнауте и швейцарского тренера Рето Бургермайстера.

Сначала тренировки под руководством иностранных специалистов не давали видимых результатов, и нервы Елены Вяльбе не выдержали, она велела: возвращайтесь в сборную. Но на помощь лыжникам пришел Виталий Мутко, к которому Легков и Черноусов обратились за протекцией. Обещали: результат будет, и обещание сдержали.

Лицом к миру

— Программа подготовки к Олимпиаде была нацелена в первую очередь на то, чтобы наши спортсмены удачно выступили на домашних Играх, и многим это удалось. Где-то даже результаты превысили наши ожидания, — подвел итоги Олимпиады глава ОКР Александр Жуков.

Одним из недостатков развития спорта в последние четыре года можно назвать как раз эту узконаправленность: выиграть в Сочи было лейтмотивом существования любой зимней федерации. Но как бы там ни было, никогда еще спорт в России не был так популярен, как сейчас. После серии шоу «Ледниковый период» в фигурное катание выстроилась очередь из родителей, мечтающих отдать в него своих детей. А теперь, после нашего триумфа в Сочи, массовый и профессиональный спорт получат самый мощный импульс в истории. Весь вопрос в том, удастся ли им грамотно распорядиться. Это-то и волнует Виталия Мутко:

— Посмотрите, прекрасная трансляция на всех телеканалах! — показывает он на экран. — «Первый», «Россия» спорт показывают в прайм-тайм, все смотрят. Огромный информационный поток вынесли в общество. Но когда закончатся Игры, у меня есть тревога, что это все сойдет на нет. И опять мы останемся с футболом и хоккеем. Хотелось бы, чтобы импульс этот на том же уровне и поддерживался.

Один из вариантов — вновь создать общедоступный бесплатный спортивный телеканал. Для этого Мутко готов попросить у президента миллиард рублей.

— Во время Олимпийских игр спорт показывают все каналы. А если вы спросите, как они освещают спорт в обычной жизни, то отвечу: никак. На половине каналов нет спортивных редакций.

Но не упустить волну интереса к спорту внутри страны — это только одна из задач. Другое достижение Олимпиады — изменение имиджа России в мире. Как сказал президент МОК Томас Бах, «мир увидел лицо новой России благодаря Олимпиаде в Сочи». Одна только церемония открытия на канале NBC в США стала абсолютным хитом у зрителей, ее посмотрели 22,5 миллиона зрителей.

Только самые упорные недоброжелатели продолжали в течение всей Олимпиады искать поводы для критики. Остальные увидели, что Сочи живет Олимпиадой.

— Хорошая организация, дружелюбные волонтеры, мы всем довольны, — говорят швейцарские журналисты. По их словам, в России все оказалось не так, как они думали. К сожалению, мнение о русских они составили по туристам, проводящим у них отпуска. Мы и сами знаем, что мы в массе своей представляем собой на отдыхе. Ничего удивительного, что в другой обстановке европейцы начинают смотреть на нас иначе.

То, что Олимпиада состоялась, что все оказалось готово и организовано на очень высоком уровне, позволило взглянуть на Россию по-новому. Отдельно нужно упомянуть работу служб безопасности: хотя они и присутствовали постоянно где-то рядом, но были настолько корректны и ненавязчивы, что по сравнению с ними секьюрити на Олимпиаде-2012 в Лондоне, которых сопровождали солдаты королевской гвардии, доставляли несравненно больший дискомфорт. В Сочи система досмотра была организована таким образом, что человек проходил контроль лишь раз. После того как он попал на территорию «чистой» зоны, его больше не проверяли, не отнимали бутылки с напитками и ему совершенно не докучали.

В конце Игр многие западные журналисты задались вопросом: а насколько оправданны традиционные нападки на Россию? По словам Жюльена Веркей, экономиста, доцента парижского Национального института восточных языков и цивилизаций (INALCO), образ России на Западе окружен огромным количеством стереотипов и предрассудков, которые на самом деле давно себя изжили.

— Вы знаете, я только сейчас понял: это не для Путина Олимпиада, это Олимпиада для меня, для моих детей, чтобы я потащил их в спорт, — сказал счастливый болельщик на бобслее, увидев Виталия Мутко. И похожие эмоции испытали миллионы россиян, следивших за всеми перипетиями Олимпийских игр по телевизору. Это были 17 дней настоящего праздника. Победы спортсменов, функционеров, организаторов, волонтеров и всех, кто имел отношение к Играм, на самом деле греют душу — ведь так приятно, когда все задуманное удается, складывается по лучшему сценарию, по самому благоприятному прогнозу. И к черту наших хоккеистов!

Российские олимпийские рекорды в Сочи

  • 225. Самая многочисленная делегация российских спортсменов в истории зимних Олимпийских игр.
  • Аделина Сотникова впервые в советской и российской истории победила в женском одиночном фигурном катании.
  • 33. Сборная России выиг­рала 33 олимпийские награды, побив рекорд СССР по количеству завоеванных на зимних Олимпиадах медалей (29 медалей в 1988 году в Калгари).
  • 1988. Мужская отечественная сборная по биатлону выиграла эстафету впервые с 1988 года.
  • Российский саночник Альберт Демченко установил рекорд по числу участий в зимних Олимпиадах, в Сочи прошли седьмые Игры в его спортивной карьере. Вместе с ним обладателем рекорда стал японский прыгун Нориаки Касай, для которого ОИ-2014 также стали седьмыми.
  • 15-летняя Юлия Липницкая стала самой юной чемпионкой зимних Олимпиад в истории сборной России.
  • Александр Третьяков стал первым российским олимпийским чемпионом по скелетону. Александр Зубков и Алексей Воевода принесли России первое в истории золото в бобслее, Виктор Ан — в шорт-треке, Вик Уайлд — в сноуборде.
Неофициальный медальный зачет
Наши чемпионы

У партнеров

    Реклама