Политика

Москва, 25.07.2016


Львов не кормить, шахтеров тоже

13 mar 2014
Фото: Gleb Garanich/Reuters

Противостояние на Украине породило новую волну разговоров о ее развале, федерализации и автономизации юга и востока страны. Бытует мнение, что для экономического рывка им достаточно сбросить с себя бремя бедных западных регионов. Отбросив в сторону идеологию, «РР» разобрался, кто кого кормит, реализуема ли идея экономической автономии Восточной Украины или хотя бы Крыма

Кто кого кормит

На Украине существуют два противоположных варианта ответа на этот вопрос, и то, какой из них вы услышите, зависит от идеологических пристрастий собеседника. Но ни один не будет полной правдой.

Версия первая (ареал распространения — западные и центральные регионы)

Тезис о том, что восток Украины кормит запад, — миф. Все почти наоборот: самые дотационные регионы расположены на востоке страны.

Аргументация сторонников версии

Если посмотреть, сколько налогов регионы перечисляют в государственный бюджет, а потом сложить все ассигнования, дотации, субсидии и субвенции, которые следуют в обратном направлении, то получится, что самые дотационные области Украины (без учета Киева, чьи цифры обусловлены спецификой исполнения столичных функций) — Донецкая и Луганская с дефицитом в 9,25 и 5 млрд гривен соответственно. Объясняется это прежде всего гигантскими дотациями угольной отрасли. За пять последних лет шахтеры получили 60 млрд гривен помощи, из них 13,5 млрд — в прошлом году. Дотации западным регионам намного меньше. Сильный регион-донор на востоке только один — Харьков, а реальные локомотивы украинской экономики (то есть те, кто на самом деле всех «кормит») — промышленно развитые районы Центральной Украины, прежде всего Полтавская и Днепропетровская области.

Изъяны в аргументации

Если перевести абсолютные цифры в дотации на душу населения, первыми в списке дотационных регионов окажутся все-таки западные (Закарпатье, Волынь, Тернополь, Ивано-Франковск).

Кроме того, в основном именно восточные регионы — лидеры по объему валового регионального продукта  (ВРП) на душу населения.

Большой объем дотаций — следствие в том числе расходов на крупные инфраструктурные проекты, прежде всего строительство дорог. «Восточная» власть в Киеве направляла деньги на эти цели прежде всего в более близкие ей восточные регионы — своего рода благодарность за поддержку на выборах. Виктор Янукович не был здесь оригинален: в годы правления Виктора Ющенко инфраструктурные траты в пересчете на душу населения были больше в западных областях.

Что касается дотаций угольной промышленности, то это не просто блажь Януковича. При сохранении высоких цен на газ уголь — резервный энергоноситель, на котором держится часть промышленности и ЖКХ страны. То есть 13,5 млрд идут не только на то, чтобы заткнуть рот недовольным шахтерам, но и на то, чтобы иметь возможность маневра в энергетической политике.

Версия вторая (ареал распространения — восточные и южные регионы)

Экономика Западной Украины неспособна прожить самостоятельно. Она выживает исключительно за счет востока, который создает львиную долю ВВП и на котором держится вся экономика Украины.

Аргументация сторонников версии

Приведенные выше данные об уровне ВРП на душу населения и уровень дотаций на душу населения, который на западе больше, чем на востоке.

Изъяны в аргументации

Представление о востоке Украины как о единственной кузнице, житнице и здравнице страны тоже ложно. Если сложить ВРП центра с западом и сравнить с ВРП востока и юга, то мы увидим примерно одинаковые по объему экономики с небольшим перевесом западно-центральных областей.

Более того, экономика запада и центра страны развивается динамичнее, чем экономика юга и востока. С 1995 года эти регионы прибавили к своему ВРП 60,7%, в то время как юго-восток всего 35,2%. Соответственно, изменились и доли двух мегарегионов в экономике Украины. Если в 1995 году они были фактически равными, то сегодня соотношение 55:45 в пользу регионов, которые жители востока считают тунеядцами.

Есть претензии и к угольным дотациям. Нельзя не заметить, насколько неэффективно тратятся эти деньги. Дотационные государственные шахты привыкают жить на иждивении и не задумываются об эффективности. Так, себестоимость добычи на них — 1400 долларов за тонну, а производительность труда — 20 тонн на одного рабочего. Для сравнения: в частной компании ДТЭК Рината Ахметова аналогичные показатели составляют 543 доллара и 72 тонны соответственно.

Если сторонники восточной экономической автономии захотят осуществить свои идеи, местные бюджеты получат не только дополнительные деньги, «отнятые» у Киева, но и новые социальные обязательства.

Куда уходят налоги

Метод подсчета дотаций не учитывает того факта, что налог на прибыль — основной источник доходов украинского бюджета — часто уплачивается не по месту работы компании, а по месту ее регистрации. В лучшем случае это Киев, в худшем — офшоры.

Очевидно, что при «отделении» регионов уровень их  дотационности значительно снизился бы. К примеру, металлургический холдинг Рината Ахметова «Метинвест» в 2012 году заплатил налогов и сборов на 11,8 млрд гривен, его же угольный холдинг ДТЭК — 10 млрд за 2011–2012 годы. Практически все эти деньги были уплачены в Киеве и уже потом распределялись центральной властью по регионам.

Вопрос о месте уплаты налога на прибыль и НДС — центральный в разговорах о возможной экономической автономии восточных регионов. Но осуществить разделение налоговых потоков очень сложно, если вообще реально. Крупный украинский бизнес сегодня не работает в одном регионе.

Все тот же ДТЭК добывает уголь в Донбассе, сжигает его на ТЭС «Западэнерго» и экспортирует электроэнергию в Крым и Европу. Каким бы патриотом Восточной Украины ни был Ринат Ахметов, он не будет платить все свои налоги в Донецке. «Западэнерго» будет платить их во Львове, энергетические компании, работающие на экспорт, — в Киеве, «Крымэнерго» — в Симферополе и т. д.

По сути, крупный украинский бизнес уже высказался против автономизации Восточной Украины, когда миллиардер Игорь Коломийский согласился на предложение новых властей возглавить Днепропетровскую область, а его коллега Сергей Тарута — Донецкую.

Таким образом, единственным «автономным» экономическим проектом, ориентированным на Россию, может оказаться Крым. Насколько же состоятельна идея экономической автономии Крыма (мы пока не рассматриваем вариант возможного вступления полуострова в состав России, что кардинально изменит экономический и политический расклад)?

Остров Крым

Пока идея автономного существования Крыма вне украинской экономики выглядит слегка утопично. Крым — регион сильно дотационный. Все доходы его бюджета от налогов и сборов — 4,9 млрд гривен (рекорд 2013 года). Раньше значительная часть этих денег отправлялась в виде оборотных межбюджетных трансфертов в Киев, а потом сторицей возмещалась. Теоретически в рамках противостояния с «бандеровским» Киевом все эти деньги теперь можно оставить в республиканском бюджете. Проблема в том, что их не хватит на выполнение даже минимума социальных обязательств. На одни только зарплаты бюджетников в 2013 году ушло 4,6 млрд гривен, то есть почти все «независимые» крымские доходы. А есть еще пенсии, детские пособия, помощь инвалидам и т. п.

Кроме социальных выплат надо вкладывать в развитие экономики. В стратегии экономического и социального развития Крыма на 2011–2020 годы прописаны огромные инвестиции в модернизацию промышленности, транспорта, сельского хозяйства и курортов.

За первые три года действия программы Киев перевел в Крым 8,75 млрд гривен (больше миллиарда долларов), само правительство Крыма потратило на программу лишь 2,37 млрд гривен.

Если не отменять программу, чем заменить трансферты из Киева?

Да, у Крыма есть возможности увеличить доходы. Прежде всего это 97 млн долларов (около 900 млн гривен) арендных платежей Черноморского флота РФ, которые сегодня уходят в Киев.

Россия может платить эти деньги непосредственно Симферополю. Но сумма все равно не покроет дефицит бюджета.

Есть еще экспортные и импортные пошлины, которые сегодня собираются на крымских таможнях, но уходят в Киев. Однако и здесь проблема: уход Крыма из украинской экономики снизит товарные потоки, база сбора пошлин резко уменьшится.

Но главная проблема Крыма — ресурсная и инфраструктурная зависимость от материка. Что говорить, достаточно на несколько метров понизить уровень воды в Каховском водохранилище выше по течению Днепра, и Крым (и жители, и промышленность) остается, по сути, без воды. При разрыве отношений с Киевом воду Крыму очевидно придется покупать.

Электроэнергией полуостров обеспечивает себя всего на 20%, остальное экспортируется из других регионов Украины. Поставки электричества из России быстро организовать невозможно.

Кроме того, очевидно, что правительство Крыма, по крайней мере в первое время, будет жить в недружественной бизнес-среде.

Основные промышленные активы полуострова контролируются либо прямыми спонсорами новой киевской власти, либо людьми, заинтересованными в нормальных с ней отношениях. Так, крупнейшие предприятия полуострова — «Крымский титан» и «Крымский содовый завод» — принадлежат олигарху Дмитрию Фирташу, судостроительный завод «Залив» — миллиардеру Константину Жеваго, которого считают одним из спонсоров Юлии Тимошенко. Крупнейшим крымским производителем цемента заводом «Стройиндустрия» владеют структуры Давида Жвании, бывшего соратника Виктора Ющенко. Завод «Крымжелезобетон» принадлежит главе крымской «Батькивщины» депутату Верховной рады Андрею Сенченко, «Крымэнерго» — структурам Рината Ахметова.

Многие предприятия уже сейчас почти не платят налоги в Крыму, как, например, один из крупнейших заводов «Бром», который еще в 2009 году из-за конфликтов с налоговой службой Крыма сменил местную налоговую прописку на днепропетровскую.

По сути, ставка на «экономический сепаратизм» (не говоря уже о плане присоединения к России) не оставляет других вариантов кроме масштабного передела собственности, что редко положительно сказывается на экономическом росте.

Немаловажный аспект — курортная экономика. Власти ее не контролируют. Официально полуостров посещают более 6 млн туристов в год. Но доходы бюджета от туротрасли — 243 млн гривен в 2012 году и около 300 млн в прошлом. То есть с каждого приезжего бюджет получает всего около 6 долларов. Потому что курортный бизнес прячется в тени. Причем все сильнее и сильнее. Например, в 2010 году на учете в крымской налоговой инспекции состояли более 10 тысяч человек, сдающих жилье внаем. А в 2012-м таких осталось только 3 тысячи.

Это не самое страшное, учитывая, что, убегая от налогов, люди обеспечивают себя работой, а значит, ничего не просят у государства. Но сохранение нестабильности как раз и лишит их этой работы. Провальным окажется как минимум нынешний курортный сезон. Наверняка и последующие. Ведь традиционный крымский курортник — это не россиянин, а украинец (60% отдыхающих). Крымский сепаратизм отпугнет многих украинских туристов. И если на доходах бюджета это скажется несильно, то на кошельках тех, кто обслуживает туристов-дикарей, — еще как.

Безусловно, часть экономических потерь Крыма будет компенсирована усилением экономической активности России. Российские власти уже «попросили» бизнес найти 5 млрд долларов на стратегические инвестиционные проекты в Крыму, прежде всего инфраструктурные. Очевидно, что правительству Крыма будет намного проще, чем правительству Яценюка, получить и российскую финансовую помощь в виде кредитов. В перспективе через полуостров может пройти даже «Южный поток», что решит сразу две задачи: серьезно удешевит сам проект и обеспечит Крым дешевым российским газом. Но все это требует времени и средств. Ближайшие же экономические перспективы Крыма не намного радужней, чем Украины в целом.

Рост ВРП

2012 год в % от 1995 года

  • 160,7. Западная и Центральная Украина
  • 135,2. Восточная и Южная Украина
Удельный вес в ВРП Украины
Валовой региональный продукт (ВРП) регионов Украины
Рост ВРП в 2004–2012 гг.
Уровень дотационности украинских регионов (январь—июнь 2013 г.).
№10 (338)

Журнал «Русский репортер»

Уникальный проект, объединяющий высококачественную журналистику, лучшие фотографии, захватывающие репортажи о жизни современного общества





    Реклама
    Читать все комментарии


    Реклама



    Эксперт Онлайн, последние новости и аналитика
    Imago/TASS

    AP/TASS

    Туризм

    Теракты ударили по туриндустрии Европы

    Следующие один за другим в последние недели атаки террористов заставляют тысячи туристов, собиравшихся посетить европейские страны, срочно менять планы. В разгар лета во многих популярных у туристов местах отдыха в Старом Свете царит непривычная тишина. Туроператорам, гостиничным сетям, авиалиниям и компаниям по производству товаров роскоши сейчас не позавидуешь. После серьезного удара, нанесенного им британским референдумом, сейчас им пришлось столкнуться с новой бедой – страхом туристов перед террористами.

    Макроэкономика

    Промышленность в июне: по-прежнему стагнация

    Росстат отрапортовал о небольшом росте промышленного производства в первом полугодии: на 0,4% к январю—июню 2015 года. Впервые с начала прошлого года квартальный индекс промышленного выпуска превысил свое значение годичной давности (+1%), причем сразу в обоих основных секторах — добывающем, где особой заминки и не было, и обрабатывающем. В то же время анализ помесячной динамики промышленного производства после сезонной корректировки пока не позволяет сделать вывод о формировании тенденции роста

    Фото: Елена Елисеева

    Рейтинги

    Особо не опасен

    Специфика рынка страхования особо опасных объектов не располагает к страховым мошенничествам и потребительскому экстремизму. Однако низкая убыточность подталкивает компании к незаконному демпингу