Ужас или challenge?

Сцена
Москва, 26.06.2014
«Русский репортер» №24 (352)

Главный вопрос: хорошо это или плохо для нас? Конечно, столь абсолютное перекрытие импорта, как у нас в статье, только мысленный эксперимент. Но реальность «чего-то такого» существует. Причем события на Украине лишь наиболее актуальный из поводов. Уже ясно, что Россия вышла на траекторию самостоятельной политики. И это неизбежно приводит к сильному охлаждению и расхождению с Западом.

Давайте же на пару минут отойдем от нашего вопроса, чтобы рассмотреть ключевой: а насколько нужна эта самостоятельная траектория, которая ссорит нас с цивилизованным и богатым Западом? Допустим также, что сближение с ним было бы максимально желательно. Но вот беда: сам он нас не видит. Мы знаем, как это бывает, когда компьютер «не видит» сеть Wi-Fi (отечественная, между прочим, разработка, спросите у венчурного бизнесмена Александра Галицкого). Так вот, при всех разговорах «оттуда» о пользе диверсификации российской экономики и сотрудничества как партнеров нас не видят. А рассматривают как придаток, сырьевой и отчасти технологический: кое-где транснациональные корпорации используют российские разработки, кадры и производственные возможности. В остальном России отводится роль рынка сбыта иностранной продукции. Считается, что нефть-газ и имеющиеся мощности в промышленности обеспечат в обозримом будущем нам с вами, хотя, может быть, и не всем, необходимый минимум покупательной способности. Надолго ли? ТНК надолго не планируют, лет на десять — двадцать.

Не видя в России экономического партнера, подобного, скажем, Китаю, Запад «не видит» ее и политически. Современный мир — это все-таки мир капитализма, то есть экономика определяет очень многое. Мы не нужны. А значит, и с нашими интересами можно не считаться. Наоборот, объявляется, что у России нет и, главное, не может быть никаких интересов. Затем на эти интересы, в том числе геополитические, которых не может не быть у самой большой страны мира, наступают, как на ногу в трамвае. Как бы не заметив. Ну, наступить-то на ногу раз-другой можно, но нельзя же стоять все время!

Итак, хорошо или плохо для нас будет, если Россия лишится возможности импорта по многим разделам товарной номенклатуры, прежде всего промышленного назначения? Что ж, очень часто страны сами закрывают свои рынки от импорта, хотя и не от всего. Собственно, импортные ограничения (квоты, пошлины) являются наряду с демпингом при экспорте одной из самых горячих тем споров в рамках ВТО.

Это своеобразный и мощный challenge — вызов для отечественной промышленности, который стал бы шоком, но стимулирующим. Тем более важным такой принудительный способ стимулирования является для оборонки. А она у нас сейчас вновь едва ли не основа всего.

Мы привыкли к разговорам, что у российской экономики нет стратегии развития. На самом же деле здесь многое меняется. Так, с одной стороны, мы несколько лет живем в условиях официально не принятого, но реально влияющего на политику правительства неолиберального документа «Стратегия 2020». Оттуда в нашу жизнь вошли, например, «бюджетное правило» и «бюджетный маневр». И кстати, идеи о тесной кооперации российской экономики с мировой на подчиненных условиях (но не вошли идеи о развитии промышленности, поскольку их там нет).

С другой стороны, у нас есть ГПВ-2020, Госпрограмма развития вооружений — та самая, амбициозная, на триллионы рублей. По сути, это и есть нынешняя программа развития экономики. По понятным причинам о ней не очень много известно, но сенсацией для узкого круга стало ее успешное выполнение за минувший год. Конечно, возможность импорта сильно облегчает жизнь оружейникам, но далеко не всем: страдают производители отечественных компонентов. И конечно, страдает национальная безопасность. Кстати, технологиями с нами никогда охотно не делились, хотя кое-что до санкций развить у себя было можно — электронику прежде всего. Между прочим, США ввели неявные дополнительные ограничения на распространение критических технологий, например в Китай, уже несколько лет назад, сократив номенклатуру изделий, изготавливаемых в этой стране для американских компаний. Там явно задумались о технологической и военной безопасности в нашем открытом, как любят говорить, мире. Нынешнее повсеместное политическое и военное обострение является видимым продолжением этих скрытых тенденций. И то, что рано или поздно у нас с Западом наступит сильное охлаждение, понимали многие аналитики.

Разумеется, дипломатия всегда должна делать как можно больше для того, чтобы санкций против твоей страны не было вовсе или было поменьше. А в остальном см. выше. При этом апельсины, мы просто уверены, никуда не денутся.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №24 (352) 26 июня 2014
    Импортозамещение
    Содержание:
    Реклама