Приобрести месячную подписку всего за 290 рублей
Интервью

7 вопросов Артему Шадрину, директору департамента инноваций Минэкономразвития

2014
Фото: Сергей Киселев/Коммерсантъ;

Премьер-министр Медведев подписал указ о выделении двух с половиной миллиардов рублей на развитие территориальных инновационных кластеров в 2014 году. Такие кластеры есть во многих странах — они играют роль драйверов инновационной экономики, инкубаторов нового технологического уклада. В них создаются условия, необходимые для того, чтобы научные разработки как можно быстрее попали из лабораторий в бизнес

1. Где в России формируются инновационные кластеры и сколько их будет?

Сейчас их двадцать пять. В число кластеров входят наукограды, Дубна и Пущино, особые экономические зоны, такие как Зеленоград, Санкт-Петербург, Томск. Есть нефтехимические кластеры в Татарстане, Нижнем Новгороде, Башкирии. Есть ядерные — Саров и Железногорск, космические — в Самаре и Перми, есть авиа- и судостроительный кластер в Комсомольске-на-Амуре.

2. Как вы решаете, где создавать кластер, а где нет?

Мы выделяем субсидии под программы — там должны быть системно изложены планы развития инфраструктуры, инновационной, образовательной, научной среды. Принимая решение по конкретной территории мы смотрим, налажена ли там совместная работа разных администраций: региональной, научной, образовательной, выстроена ли их коммуникация с бизнесом.

3. Есть у вас идеальное видение такой территории?

Самый известный, классический пример — это, конечно, Силиконовая долина. Она стала развиваться вокруг Стэнфордского университета, когда земли Стэнфорда были переданы для коммерческого использования возникавшим там предприятиям.

4. Но ведь Силиконовую долину государство специально не развивало?

Вообще-то, огромную роль в ее развитии сыграли оборонные заказы правительства США. В этой модели кластер образуется вокруг сильного университета, который одновременно является мощным научным центром, ведь в США наука сосредоточена в университетах. У нас так устроен, например, Новосибирский кластер, где в одном флаконе имеется и Академгородок, и технопарк, и университет. Похожая ситуация в Сарове, где расположен крупнейший научно-исследовательский центр Росатома.

5. А у нас есть успешные примеры инновационного развития территорий?

Физтеховский биофармкластер «Северный». У них три приоритетных направления: IT, био и новые материалы, сейчас строят два технопарка, выпускники Физтеха активны в бизнесе. Другой пример — объединенный IT-биокластер в Новосибирске. Там сильнейший в стране технопарк.

6. Два с половиной миллиарда рублей — разве это много?

Деньги небольшие, в среднем по 100 миллионов на кластер. Отбираются  наиболее востребованные проекты, мы надеемся привлечь и внебюджетное финансирование. Главная трудность — нехватка средств там, где нужно вести капитальное строительство, ремонтировать дороги, транспортную или энергетическую инфраструктуру. А ведь через год бороться за финансирование придется заново. Неуверенность в долгосрочной господдержке сильно повышает риски всех участников.

7. Что мешает, кроме недостатка денег?

В каком-нибудь Железногорске у специалистов по ядерным технологиям зарплаты уже европейские, но как обеспечить им европейское качество жизни, образования, здравоохранения? Для инновационной среды очень важно нормальное качество городских услуг, нормальное качество жизни.

Сколько вкладывают в инновации (данные за 2012 год)

США. Доля в ВВП 2,8%
Всего 427 млрд долл.

Китай. Доля в ВВП 1,5%
Всего 175 млрд долл.

Россия. Доля в ВВП 1,05%
Всего 24,9 млрд долл.

Источник: Booz&Company

№32 (360)



    Реклама



    Реклама