Скованные одним бюджетом

Актуально
Москва, 02.10.2014
«Русский репортер» №38 (366)
1 сентября 2014 года стало окончательно ясно, что ряд московских школ из рейтинга Топ-20, стабильно показывающих высокие результаты, лишается дополнительного финансирования. Среди них школа-интернат для одаренных детей «Интеллектуал», химический лицей № 1303, лицеи № 1535, № 45, № 1502. Теперь средства на дополнительное образование школам придется искать самостоятельно

Фото: Александр Щербак/Коммерсантъ

Типичный разговор у кулера в школе «Интеллектуал»:

— Тебя не смущает, например, тот факт, что есть нестепенные уравнения, где икс вообще может быть любым?

— Возможно, здесь ты прав, но надо обсудить…

 «Интеллектуал» — одна из тех редких авторских школ в России, где понедельник всегда начинается в субботу. На переменах ученики бегают в лаборатории понаблюдать за ходом исследований, после шести обязательных уроков с удовольствием перемещаются на спецкурсы, выпивают литры чая в поисках изящных решений сложных задач по математике или химии и где-то совсем вечером успевают поговорить об американской литературе, повторить китайский и потренировать танцевальный ирландский шаг.

Созданный в 2003 году усилиями легендарного педагога Евгения Маркелова и его соратников «Интеллектуал» — это реализованная утопия. С одной стороны — живой взаимный интерес: дети, которые хотят и могут хорошо учиться, встречают здесь взрослых, которые любят и умеют учить. С другой стороны — финансовые возможности  администрации для организации кружков, спецкурсов, экспедиций, олимпиад, экскурсий. Сейчас с внутришкольной гармонией и успехами по-прежнему все как надо, а вот с деньгами — труба.

***

В 2011 году в Москве заработал пилотный проект по развитию общего образования. С его появлением были «созданы равные стартовые условия реализации образовательного процесса». Для добровольных участников пилота 63 112 нормативных рублей в год на ученика превратились в 107–123 тысячи. На тот момент «Интеллектуал» получал надбавки к финансированию за работу с одаренными детьми, на интернат при школе и другие. В сумме выходило 278 тысяч — вступать в программу было нерационально. Несколько лет судьба добавочного финансирования для школ вроде «Интеллектуала» была неясна, все ждали конкретного законодательного решения. В итоге ситуация стала развиваться по худшему сценарию: 1 января 2013 года набор в пилотную программу закрыли, а с 1 сентября 2013 года все школы получили одинаковый статус общеобразовательных организаций. В этом году «Интеллектуал» лишился прибавочных коэффициентов и теперь получает 63 112 рублей на ученика — то есть меньше, чем большинство московских школ. На интернат, поваров, охранников, воспитателей, психологов, дополнительные занятия этих денег не хватает. А вариантов действий между тем немного: искать спонсоров или государственные гранты, сливаться со школой через дорогу, чтобы повысить свое финансирование хотя бы до уровня пилотного, или ждать, пока государство определит статус школ для одаренных детей, способности которых в соответствии с Федеральным законом «Об образовании» все-таки надо развивать.

Реакция на обретенную враждебную ясность вопросов финансирования в школе оказалась разной. Выдержанности и корректности директора — Юрия Тихорского — мог бы позавидовать любой корпоративный пиарщик.

— Это меняющаяся реальность. Есть законы. Раз закон больше дать не может, мы будем искать деньги сами. Родители просто физически не смогут платить много, порядка 30% наших учеников из малоимущих семей. Поэтому мы принимаем пожертвования и работаем с фондами.

«Интеллектуал» — это не мажорская школа ни по настроению, ни даже по внутреннему убранству. Скорее находка для талантливых, но своеобразных подростков со сложной социальной адаптацией, часто непонятых в других учебных заведениях. 

— Как может отразиться слияние на «Интеллектуале»?

— Если есть необходимость присоединения к другому учебному заведению, давайте постепенно присоединять, обсуждать вопрос, поднимать общее качество образования. Понятно, что в другой школе иные традиции, особенности, коллектив. Но любое движение вперед дает изменения. Совместными усилиями мы сможем сформулировать миссию. Это мое чисто практическое убеждение. Я не сторонник истерики. Истерящая администрация — это бред и развал. Зная нормативную базу, действуй в правовом поле. Да, ситуация тяжелая, но не безвыходная. Лично я очень верю в появление федерального регулирующего документа.

***

Ученики сливаться с соседней школой готовы меньше. Старшеклассники, уловившие пессимистичные настроения преподавателей, написали открытое письмо президенту и всем-всем-всем.

Десятиклассники дружно подхватывают реплики друг друга так, что получается один почти стройный монолог:

— С помощью письма мы хотели обратить внимание на наше мнение…

— Специально не обращались к учителям, чтобы потом не говорили, что нас науськали.

— К слову, точно вам могу сказать, что родители начали действовать уже после нас, — педантично отмечает сдержанный Илья. Он излучает таинственную уверенность магистра Йоды и его тут все слушают.

— Объединяться с соседями не хотите?

— Не хотим. Просто не получится. И не потому, что ученики другой школы плохие. Они просто не привыкли к такой работе. Мы поступали по конкурсу, учимся по индивидуальным планам, то есть если биолог хочет — он может углубленно изучать и историю, а историк, например, математику…

— Впрочем, если при слиянии учеников той школы станут отбирать по конкурсу, то это, извините, уже нарушение их прав. Они в этой школе учились и имеют право продолжать в ней учиться. При таком сценарии я буду выступать против. Лично мне на них тоже не наплевать, — спокойно взвешивает  Илья.

***

В «Интеллектуале», как смогли, провели оптимизацию: урезали зарплаты, сократили ставки, какие-то хозяйственные нужды. Для того чтобы сохранить работу в малых группах, учителя уже частично ведут углубленные уроки на волонтерских началах.

— Равенство не означает справедливость. Мы сейчас ставим наших детей в равные условия с теми, у кого есть достаток и возможности индивидуальной подготовки с репетиторами. Почему, наконец, одаренные дети, на которых можно делать ставку в обществе, должны получать меньше, чем дети, например, из  спортивных школ? — недоумевает учитель Ольга Погонина.

— Да, в школе есть штат психологов. Когда человек очень сильно увлечен каким-то одним предметом, у него могут западать другие стороны жизни. Для нас не менее важно осознание того, что ребенок, все время молчавший на уроке, наконец что-то начал говорить. Или ребенок, сидевший все время с серьезным лицом, начинает вдруг улыбаться. Для нас это достижение ничуть не меньшее, чем победа на олимпиаде, — объясняет суть потребностей «Интеллектуала» педагог.

— Если честно, у нас должен был произойти какой-то переворот сознания, чтобы окончательно понять — мы в таком виде не нужны, — признается заведующий кафедрой математики Алексей Сгибнев, — потому что, на наш взгляд, школа — это не инструмент для зарабатывания денег. Нас создавали на особых условиях, чтобы учить мотивированных детей, дать им многопрофильность. Новому руководству департамента образования такие задачи оказались неинтересны. Да, мы затратный проект. Так объективно устроена наша система.

Департаменту образования Москвы предъявить нечего — там вроде играют по правилам. Присоединиться к пилоту предлагали? Предлагали, школа отказалась. Нужны деньги? Объединяйтесь с соседями. В итоге, чтобы защитить свою индивидуальность и  предложить  детям нечто большее, чем учебный план в размере базовых часов,  учителя и администрация школы вынуждены овладевать искусством эффективного менеджмента. И если у знаменитого «Интеллектуала» все-таки есть шанс отстоять себя, у других школ, в том числе и коррекционных, этих шансов гораздо меньше. 

P. S.

26 сентября Департамент образования Москвы издал приказ № 769 о начале слияния «Интеллектуала» с соседней гимназией № 1588 в соответствии с документами, поданными директорами. При этом своего согласия на слияние официально не давали ни Управляющий совет «Интеллектуала», ни Управляющий совет гимназии № 1588, без которых начать законную процедуру объединения невозможно. На момент сдачи номера педагоги «Интеллектуала» обратились в департамент с просьбой отозвать письмо директора и выступили против преждевременного слияния.

У партнеров

    Реклама