Самый большой везунчик в мире

Спорт
Москва, 16.10.2014
«Русский репортер» №40 (368)
История гонщика Даниила Квята похожа на сказку, в которой юноша благодаря усердному труду и ответственному отношению к делу исполняет свою мечту. В него мало кто верит, его критикуют, но он вопреки всем преградам достигает успеха. Дебют Квята в «Формуле-1» состоялся, когда ему было всего 19 лет — очень рано для этой автогоночной серии. Старт оказался настолько успешным, что спустя полгода с россиянином подписала контракт одна из сильнейших команд чемпионата. И хотя принято считать, что без денег в «королевские гонки» не пробиться, нового российского пилота никто не сможет назвать рента-драйвером

Фото: Hoch Zwei/Zuma/ТАСС

— Я ждал этого звонка, поэтому со стула не упал. Да, Хельмут Марко звонил сам, лично, — с гордостью в голосе и с улыбкой на лице говорил семнадцатилетний Квят, опираясь  плечом о колонну сочинского Зимнего театра.

Хельмут Марко — руководитель программы поддержки молодых пилотов команды «Ред Булл». Попасть в такую программу — мечта любого начинающего гонщика. Приглашение решает прежде всего главную автоспортивную проблему — необходимость поиска денег для выступлений. Гонщику оплачивают все, а взамен требуют лишь совершенствовать свое мастерство, увеличивать скорость и выполнять предписанные контрактом правила. Квяту повезло — его заметили и пригласили.

— Условия в контракте очень жесткие, — рассказывал Квят. — Если ты не побеждаешь, тебя могут просто выгнать из программы. Надо побеждать — ну или хотя бы занимать высокие места. Я читал, что Хельмут Марко меня хвалит. Очень приятно такое от него слышать. Хотя я бы не стал акцентировать внимание на похвалах. Это совсем не значит, что мне уже все обеспечено. Надо продолжать работать. Еще активнее, чем сейчас. Никого не хочу разочаровывать.

Тогда, больше трех лет назад, немногие знали о существовании гонщика Даниила Квята. Его пригласили в Сочи на показательные заезды скорее для массовки, на плакатах даже не написали его имя. Сейчас, в 20 лет, Квят приехал сюда уже совсем в другом статусе — главной звезды российского автоспорта. Но, как и раньше, он продолжает говорить: «Надо постоянно работать». И судя по результатам, это не просто слова. Речь идет о жизненном девизе, которому Квят беспрекословно следует.

Свободные заезды

Квят — не первый российский гонщик в «Формуле-1». В 2010 году в «королевских гонках» дебютировал Виталий Петров. Он завоевал один подиум, продержался в чемпионате три года, не нашел бюджета на продолжение карьеры и перешел в немецкую серию DTM. Но Квят совсем не похож на Петрова, их даже не сравнивают — слишком разные пути прошли два пилота. В карьере нынешнего гонщика «Торо Россо» не было ни встреч с президентом, ни большой пиар-команды, ни многомиллионных вложений отца. Он начал с прокатного картинга и именно благодаря картингу попал в программу поддержки молодых пилотов «Ред Булл».

— В программу приглашают многообещающих гонщиков, которые до этого уже показывали хорошие результаты. Самое важное для них — именно результат, скорость, твой прогресс и потенциал.

Каким образом определяется потенциал гонщика?

Нужно быть быстрым от природы и уметь использовать свою скорость. Хотя быть просто быстрым недостаточно, надо уметь работать с инженерами, понимать, как устроена машина, уметь ее под себя настраивать. Надо уметь думать во время гонки, не делать ошибок, быть стабильным. Мы едем со скоростью 340 километров в час по довольно узкой трассе. Счет идет на сантиметры, на миллисекунды. В такие моменты очень важно чувствовать, как скользит резина, уметь ехать на пределе. Надо быть смелым — как говорят, to have a big balls. Вы девушка, поэтому я не буду переводить это выражение на русский, думаю, все и так поймут, что я имею в виду.

Насколько важно рисковать?

Важно. Но лично я стараюсь идти только на оправданный риск и избегать сумасшедшей езды. Иногда бывает, что нечего терять или просто нет других вариантов. Но для меня важно, чтобы в риске была определенная доля уверенности. Ведь любой, даже оправданный, риск означает, что тебе что-то сошло с рук.

Квалификация

Даниил Квят родился в Уфе, в шесть лет переехал в Москву, в двенадцать — в Италию, в Рим. Следующим местом его жительства, после заключения контракта с программой поддержки «Ред Булл», стала Англия, Милтон-Кинс, небольшой городок неподалеку от Лондона. Так что в свои двадцать лет Квят уверенно говорит сразу на четырех языках — русском, английском, итальянском и испанском. Журналисты могут выбирать для общения любой.

— Сейчас в Рим я приезжаю как домой, но когда я переехал туда маленьким мальчиком, было не так просто. Языковой барьер, другие люди, другая культура, чужой город, чужая страна. Но язык я выучил, завел новых друзей, к городу привык. Все вернулось в привычное русло.

Родители вас долго уговаривали переехать?

Нет. Я сам этого хотел. Я едва ли не с девяти лет знал, чего хочу. Когда ты едешь куда-то за своей мечтой, тебе не так важно — куда. Хоть на другую планету. И сейчас я понимаю, насколько правильным было то решение. Развитие картинга в России находится на низком уровне, так же как и национальный картинговый чемпионат. В Европе тогда были сотни картинговых трасс, в России — всего две-три. Отличался и европейский менталитет, подход к автоспорту — он был более профессиональным. Они знали, как работает система. Сейчас уровень развития автоспорта в России вырос, но профессиональных картодромов все равно недостаточно. Пока они не появятся, наш чемпионат не будет в числе топовых. Хотя я очень надеюсь, что собственный этап в календаре «Формулы-1» послужит огромным толчком для развития автоспорта.

Вы с двенадцати лет живете в Европе. Вы считаете себя европейцем?

Как профессиональный спортсмен я все-таки вырос именно в Европе. Но душа у меня русская, этого мне не изменить. Есть и друзья из России. Когда приезжаю в Москву, то всегда есть с кем провести свободное время.

Много свободного времени?

Не очень, но даже его я стараюсь потратить с умом. Во время отдыха не стоит забывать о работе. Идя к одной мечте, приходится отказываться от других.

Судя по вашим словам, вы — в профессиональном плане — почти идеал.

Видимо, мне повезло, потому что мне удается держать себя в руках — и во время интервью, и в паддоке «Формулы-1». Это важно, людям это нравится.

Людям — это спонсорам и руководителям?

Да. Я не доставляю проблем. При этом я всегда выражаю свою точку зрения довольно открыто. Когда меня спрашивают об изменении регламента, я говорю, что думаю. В этом вопросе я не буду ориентироваться на мнение FIA (Международная автомобильная федерация. — «РР») или на мнение моей команды. Если даже они считают изменения правильными, а я нет, я скажу то, что думаю. Но при этом я всегда буду лояльно и дипломатично отзываться о своей команде. Команда — мой дом.

Тотальный контроль команды за гонщиками и их словами не смущает?

Нет такого контроля — по крайней мере сейчас. Я делаю все, что хочу, меня никто не ограничивает. Если это будет негативно сказываться на моих результатах, то я просто перестану это делать. Всегда дают второй шанс. Если я сделаю какую-то глупость — а я ведь все-таки человек, — то, конечно, со мной поговорят, предупредив, что в следующий раз возможно наказание. Но я ни разу не попадал в такие ситуации.

То есть тренингов по поведению в обществе и общению с прессой у вас не бывает?

Нет. Я знаю, что в некоторых командах такое бывает, но даже если бы в моей команде все было так же строго, как, например, в «Макларене», им бы не пришлось со мной много работать.

В 2015 году Даниил Квят заменит в «Ред Булл»  Себастьяна Феттеля rr4014_060.jpg Фото: Алексей Куденко/РИА Новости
В 2015 году Даниил Квят заменит в «Ред Булл» Себастьяна Феттеля
Фото: Алексей Куденко/РИА Новости

Гонка

Многие сравнивали Даниила Квята с Себастьяном Феттелем. Немец тоже был участником поддержки молодых пилотов. Он также дебютировал в «Формуле-1» в 19 лет. А еще установил рекорд, став самым молодым гонщиком, набравшим очки в чемпионате.

Именно этот рекорд прошлой весной побил Квят. Теперь россиянин еще и займет место четырехкратного чемпиона мира в «Ред Булл» (Феттель подписал контракт с «Феррари». — «РР»). И если в нынешним сезоне главной задачей Квята была борьба за очки, то в следующем он скорее всего станет серьезным претендентом на победы. Наравне со своим будущим напарником Даниэлем Риккардо.

— Я с Даниэлем очень хорошо общаюсь. Всегда могу подойти и попросить совета. Но ситуация будет немного другой, когда мы окажемся в одной команде. Это будет борьба, которой у меня еще не было. Он очень быстрый гонщик…

То есть вы предпочли бы оказаться в команде с кем-то другим?

Почему? Нет. Конкуренции не избежать. Если от нее убегать, ты никогда не станешь лучшим. Так что это вызов. Любой гонщик в «Формуле-1» быстр. Мой нынешний партнер по команде Жан-Эрик Вернь не медленнее Риккардо. В прошлом году он часто его побеждал и только волей случая не попал в «Ред Булл». Поэтому каждый раз, когда я опережаю Верня, я показываю свой уровень. При том что уровень Верня очень высок.

Значение профессионализма в «Формуле-1» доведено до предела?

Конечно, уровень профессионализма очень высок. Но никто не мешает нам поддерживать человеческие взаимоотношения, шутить. Очень важно быть душой компании, чтобы люди к тебе тянулись.

Люди к вам тянутся?

Думаю, да.

«Формула-1» для зрителей — это мир luxary: красивые девушки, дорогие автомобили, селебрити на трибунах. Какова «Формула-1» для гонщика-дебютанта?

Это спорт. Работа. И цель в жизни. Здесь все не так просто, как может показаться зрителям с трибуны. Как в любом виде спорта, нужно много и упорно работать. И я кардинально не согласен с теми, кто не считает «Формулу-1» спортом в полном понимании этого слова. Гонщики посвящают этому делу всю свою жизнь. Особенно это касается молодежи, которой пока не хватает опыта. Речь идет о работе 365 дней в году. Каждый день ты пытаешься понять, как ехать быстрее. И важна каждая мелочь: фитнес, питание, психология. Во время гоночного уик-энда никому нет дела до окружающей тебя роскоши.

Кто-то мир «Формулы-1» называет серпентарием.

Я пока не ощутил на себе ничего подобного. Видимо, мне повезло, и я нахожусь в правильной компании. Это очень важно — окружать себя правильными людьми. Если это удается сделать, то все будет в порядке. Конечно, когда твои коллеги двуличны и делают что-то у тебя за спиной, жизнь может начать напоминать серпентарий. Есть ли подобное в других командах, не берусь судить. Я стараюсь концентрировать внимание на своих делах и не думать о проблемах других. Думаю, это самый правильный подход.

Кто ваш самый близкий человек в команде?

Гоночный инженер Марко Матасса. У нас с ним очень хорошие отношения. Он особенный человек, я бы даже не сказал, что он похож на типичного итальянца. Марко всегда спокоен, расслаблен, всегда улыбается… Но я не люблю ни говорить о себе, ни давать характеристики другим. Главное, что мне с ним комфортно работать. На данном этапе это то, что нужно.

Когда у вас появилась мечта стать гонщиком «Формулы-1»?

Думаю, как только я попробовал картинг. Хотя сначала картинг был прежде всего развлечением. Но потом, когда меня заметил в прокатном центре Павел Гуськов, все стало намного серьезнее.

Прокатный картинг сильно отличается от профессионального?

Да, очень. В первую очередь скоростью. Карт намного легче, быстрее, другая резина, другие трассы — намного шире. И хотя мне очень нравилось то, чем я занимаюсь, но не могу сказать, что было легко. Были свои взлеты и свои падения. Особенно в 2008 году было много плохих гонок. Но мы поменяли команду — и стало намного лучше. Когда я только начал выступать в «Формуле» («БМВ». —  «РР»), я никак не мог адаптироваться к новым машинам. Но как только я все понял, скорость сразу появилась. Еще один кошмар был в начале прошлого года. Но снова удалось сориентироваться, сделать быструю машину — и мы начали побеждать.

Что чувствует гонщик, когда у него недостаточно скорости для хорошего результата?

Разочарование. Когда просыпаешься в понедельник после неудачной гонки, настроение, конечно, не очень. Но важно уметь преодолевать сложности.

А как справляться со сложностями, когда тебе только 16?

Для этого и необходим период обучения. Либо ты проходишь этот период и становишься способен преодолевать трудности, либо ты оказываешься слишком слаб — и ничего не получается. Мне довольно долго пришлось учиться самообладанию. У меня были моменты, когда я терял над собой контроль, слишком много нервничал. Но потом я научился воспринимать неудачи как данность, как то, что я не могу изменить.

Как команда вела себя в те моменты, когда у вас что-то не получалось?

Команде всегда немного легче, особенно в младших сериях. Все машины одинаковые, почти все зависит от пилота. Именно поэтому в команде могли сказать: «Ты проиграл сам». Были команды, которые поддерживали меня просто ужасно — работать в таких командах было не очень приятно. Говорили, что я плохо езжу, что у меня нет скорости. Но деньги были заплачены, поэтому не выпускать на старт они меня не могли. При этом не обращали внимания, например, на мои слова о том, что карт плохо настроен. Это, кстати, еще одно доказательство того, что «Формула-1» все-таки является спортом — на гонщиков оказывают очень серьезное давление. В других командах, наоборот, говорили, что у меня все получится и есть хороший потенциал.

Что было на душе в моменты, когда команда выражала открытое недовольство?

Для меня это был вызов. Надо было работать во что бы то ни стало. Когда ты идешь к своей цели, нельзя останавливаться. В 2008 году мы были близки к остановке… Но в новом коллективе сразу поверили в мои способности, и результат пришел в первой же гонке. Если раньше меня считали средним пилотом, то здесь начали возносить едва ли не до небес. Так часто бывает в жизни: ты показываешь хороший результат, и все идет отлично, все люди вокруг тебя уважают. Как только ты показываешь плохой результат, рейтинги и оценки сразу же падают, а люди начинают плохо о тебе отзываться. Но на эти слова не стоит обращать внимания. Я понял, что мне все равно.

Даниил Квят

Родился в Уфе в 1994 году. В детстве занимался теннисом и даже выигрывал школьные турниры. В 9 лет начал увлекаться картингом, в 11 выиграл свою первую гонку. Чемпион серии GP3 2013, чемпион «Фор­мулы-Рено 2.0» Альпы-2012. Является лучшим гонщиком России 2013 года по версии Российской автомобильной федерации. В «Формуле-1» дебютировал в 2014 году в качестве основного пилота коман­ды Toro Rosso. Свободно говорит на анг­лийском, испанском и итальянском языках.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №40 (368) 16 октября 2014
    Демократия по-китайски
    Содержание:
    От редактора
    Вехи
    Реклама