ПУБЛИКУЙТЕ НОВОСТИ О ГЛАВНЫХ СОБЫТИЯХ
СВОЕЙ КОМПАНИИ НА EXPERT.RU

Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!

Всемогущее лобби

2015
Stefan Haworth/ TappedNZ Photography/ Les Clefs d’Or

Секреты и байки лучших консьержей

Ранее утро. Комната с белыми стенами. Стол, заваленный свежей прессой. Обстановка напоминает летучку в редакции. Присутствующие сосредоточенно листают газеты, журналы и планшеты.

— Итак, какие новости в мире? — вопрошает Жером, глава службы коньержей парижского отеля Plaza Athénée.

— В Нью-Йорке закончилась неделя торгов, посвященных искусству Азии. А у нас в Помпиду как раз открывается выставка китайским художников, и…

— Отлично! — не дослушав, одобряет Жером. — Предлагайте своим гостям, пока модно. Еще?

— Вот тут пишут, что у Дюкасса будет новое блюдо с мая.

— Только одно блюдо? Ну, это как бы не совсем новость, — тянет Жером. — Кто еще хочет что-нибудь сообщить?

Юноша, пришедший первым, самый молодой среди присутствующих, набравшись смелости, выпаливает:

— На востоке Украины возобновились…

— Это вообще к чему? — резко перебивает Жером.

В комнате воцаряется мертвая тишина. Слышно только, как зловеще отбивают такт часы на стене.

— Ты же не будешь приветствовать гостей словами: «На Украине опять то-то и так-то»?! Записали: сегодня предлагаем новое блюдо у Дюкасса… Так, дайджесты по китайской, русской, испанской прессе!..

Трюфеля и два львенка

Есть два известных французских отеля, принадлежащих одной сети, точнее, как модно сейчас говорить, коллекции, ибо на рынке роскоши по определению не может быть ничего сетевого. Один из них находится в Куршевеле и открывается только на зимний сезон, другой — в Вансе и работает летом. Так вот, весь персонал отеля вместе с главным консьержем кочует между двумя заведениями. Это твердая позиция владельцев: если гости привыкли к условному Антонио, то Антонио становится для них не просто консьержем, но и поверенным, наперсником, психоаналитиком. Клиенты подсаживаются на безупречный сервис, словно на наркотик, и продолжают приезжать в отель.

Сами консьержи обычно персонажи весьма характерные. Те, кто помоложе, в находчивости и расторопности сравнятся с изворотливым Труффальдино из Бергамо, тонко чувствовавшим настроение господ. А кто уже пообтерся и остепенился, в шарме и изысканности манер не уступят знаменитому Дживсу.

Жером Поре вот уже одиннадцать лет возглавляет службу консьержей парижского Plaza Athénée. Преподаватель физкультуры по образованию, он попал в гостиничный бизнес, поступив на работу в администрацию одной международной сети санаториев. Приходилось все время мотаться по командировкам, и однажды жена попросила его найти более спокойную работу.

— Шел набор в отели Georges V и Plaza Athénée, и я пошел к ним на собеседование. В то время я вообще не представлял, что такая профессия в принципе существует! Сначала я просто не понимал, как можно так держаться — с такой отчужденностью, подчеркнутой надменностью, чопорностью. Уже потом, с возрастом, пришло осознание того, что сдержанность позволяет держаться на расстоянии, обходиться с клиентами вежливо, предупредительно, но без панибратства. Обращаться только по имени, прибавляя «мсье» или «мадам». Узнавать и различать их издалека, по профилю и по походке.

Жером показывает свое рабочее место. Массивная деревянная стойка. На ней лежит огромная амбарная книга красного цвета.

— Это наша, так сказать, библия: сюда заносятся все контакты, которые могут нам пригодиться, разные просьбы, записывается все необходимое для того, чтобы мой коллега в любой момент мог принять смену.

— Где учатся на консьержей?

— В Тулузе есть Лицей гостиничного бизнеса и туризма. После его окончания нужно еще шесть-восемь месяцев практики. Главное — научиться быть незаметным и внимательным к желаниям клиентов.

— А вам это не кажется унизительным?

— Унизительным? — спокойно, немного устало переспрашивает Жером, скользнув глазами по моему старенькому телефону, коротко стриженым ногтям без лака — эти детали говорят ему за меня, что я не клиент, точнее, не гость этого отеля. — Мадемуазель Ольга, без драматизма: главная задача консьержа — найти то, о чем его просят. При том что наши клиенты люди состоятельные, не стесненные в средствах, и желания у них могут быть весьма экстравагантные. Например, однажды меня попросили найти двух львят, чтобы развлекать двух маленьких девочек, потому что шел дождь, и погода не располагала к прогулкам. Мы их нашли. Другой гость заметил, что хотел бы отведать знаменитых трюфелей из Альбы. Мы арендовали для него самолет, чтобы за день он успел слетать туда и обратно. Вернулся очень довольный.

— Людей портят деньги или вы? Ведь вы укрепляете в них убеждение, что за деньги все осуществимо?

— Мы лишь делаем свою работу. Ничего личного.

 63.jpg CarSpotter/flickr.com/CC BY-SA 2.0;
CarSpotter/flickr.com/CC BY-SA 2.0;

Официантка, гувернантка и кадровичка

Передо мной сидит ухоженная блондинка лет сорока. Волосы тщательно зачесаны назад, из идеального пучка не выбивается ни один. Когда я задаю очередной вопрос, она наклоняется ко мне, кивает в такт, внимательно прислушиваясь и обнажая жемчужные зубы. Мы расположились за столиком в ресторане Epicure самого знаменитого отеля в Париже — Le Bristol.

Ранее утро. В зале никого, кроме нескольких официантов, но в воздухе уже витает запах свежеиспеченных круассанов. Из огромных окон, откуда открывается великолепный вид на тщательно подстриженный сад, льется солнечный свет. Он играет на хрустальных бокалах, отражается от белоснежных скатертей, которые прекрасно сочетаются с затейливыми узорами на гардинах, и падает на пол, выложенный строгими квадратами.

Такая же геометрически гармоничная ткань украшает кресла, на одном из которых сидит моя элегантная собеседница Соня Папе — шеф-консьерж гранд-отеля категории «палас», единственная в Париже и одна из двух во Франции женщин, которой доверили такую должность.

К ней Соня шла довольно извилистым путем. Семнадцать лет назад начинала официанткой в Англии, потом работала на ресепшн в Нью-Йорке, гувернанткой в Мехико. Затем в Париже попробовала себя в кадровой службе и уже оттуда перешла в консьержи.

— Идеальный консьерж — это человек любопытный: надо интересоваться происходящим вокруг — будь то в Париже или в вашем городе, быть в курсе всех культурных событий, выставок, знать шефов основных ресторанов. В общем, необходимы любознательность, эрудированность и стремление сделать приятное, — последнюю фразу она произносит, одаривая меня очередной улыбкой.

Я обращаю внимание на перекрещенные золотые ключики, которые красуются на обоих лацканах ее черного длинного пиджака, идеально сидящего по фигуре. Тут же перехватив мой взгляд, предупредительная мадам Папе поясняет, что это значки всемирной организации «Золотые ключи», в которой состоят более четырех тысяч консьержей, 420 из которых в данный момент работают во Франции. Основали ее несколько друзей-парижан в 1929 году, когда начала набирать обороты мода на путешествия. Лозунг организации «Service through Friendship» — «Служба через дружбу», или, проще говоря, «Ты мне — я тебе». Принцип, конечно, стар как мир и нынче зовется в народе нетворкингом, но именно консьержи создали первую в своем роде организованную социальную сеть, где обменивались контактами и помогали друг другу совершенно бесплатно, что сделало членов общества практически волшебниками. Благодаря сети стал легко выполним любой каприз гостя.

— Вот это да, вы прямо как масонская ложа! И как можно вступить в ваш клуб?

При слове «клуб» на гладком высоком лбу мадам Папе появляются морщинки. Однако лучезарная профессиональная улыбка не сходит с ее лица.

 64.jpg Дмитрий Калиновский/Фотобанк Лори
Дмитрий Калиновский/Фотобанк Лори

Оказывается, нужно отработать как минимум четыре года в отеле, из них не менее трех — консьержем, получить рекомендацию от шеф-консьержа и заручиться поддержкой двоих членов ассоциации, которые будут следить за новичком на протяжении еще трех лет и отвечать за его ошибки и неудачи по принципу круговой поруки. После этого необходимо написать эссе, сдать экзамен и, если все сложится, нацепить долгожданные ключики. Впрочем, почивать на лаврах и после этого никто не даст: члены «Золотых ключей» регулярно обмениваются опытом, проводят конгрессы, семинары и учат молодых.

Ключи не зря стали символом профессии консьержа. Впервые она упоминается в XII веке: так называли людей, которые поддерживали горение свечей в замках. Потом им начали доверять ключи от всех дверей. В результате парижские дома и теперь невозможно представить без консьержа.

Профессия развивается и трансформируется и дальше. Она вышла за пределы жилых зданий: стали появляться консьерж-сервисы — клиент покупает клубную карту, и с этого момента его капризы становятся законом для пары десятков волшебников. Существуют даже специальные арт-консьержи, которые достают клиентам билеты на редкие выставки, водят их к художникам в студии и консультируют при покупке картин и скульптур.

— Лет двадцать назад к консьержу обращались, потому что в распоряжении гостя был в лучшем случае телефонный справочник и какой-нибудь журнал для туристов. Но теперь благодаря интернету любой может сам купить билет, скажем, в оперу, на Эйфелеву башню или заказать столик в ресторане. Зачем тогда нужны консьержи?

— Да, действительно, у всех сейчас есть смартфоны, но мы остаемся экспертами, — говорит Соня, делая акцент на последнем слове. — Наша задача — внимательно изучить просьбу и по возможности ее удовлетворить, чтобы вечер или день гостя прошел приятно, — конец фразы снова выделяется особой интонацией. — Порой гость сам не знает, чего хочет, и тогда мы пытаемся его понять. Техника есть, но человеческого фактора никто не отменял. Это признак гранд-отеля — то, что у нас называется «сервис 2.0». Например, если гость просит забронировать столик в ресторане — это просьба весьма тривиальная, — то мы также предлагаем такси, советуем блюдо. И тогда в следующий раз он уже обратится к нам с просьбой купить подарок для дочери. Всегда быть на шаг впереди, предугадывать желания — так можно достичь непревзойденного уровня сервиса.

— В обслуживании капризов звезд и богатых постояльцев?

— Обычно к нам приезжают люди, которым некогда капризничать (в Le Bristol, в частности, предпочитает останавливаться Владимир Путин, когда бывает в Париже. — «РР»). Они стараются не привлекать к себе внимания. Но любая просьба выполнима, все упирается только в два фактора: время и деньги. Организовать ужин-сюрприз с предложением руки и сердца и кольцом от известного ювелира, спрятанном в десерте. Или романтическое свидание: полет на вертолете, обед на террасе старинного шато и экскурсия с владельцем по его окрестностям. Или день рождения для девочки десяти лет, куда ее доставят на карете, точь-в-точь как в сказке про Золушку…

На этих словах мадам, поправив стального цвета галстук, плотно затянутый на шее, и продолжая улыбаться, тактично бросает взгляд на часы на моей руке. Понимая, что аудиенция окончена, я благодарю собеседницу. Тем временем официанты начинают готовить зал к завтраку: через каких-нибудь полчаса сюда придут богатые и знаменитые и начнется спектакль, благодаря которому работает четко налаженный механизм отеля, создающий иллюзию прекрасного совершенного мира, где все происходит как бы само собой. Хотя любой из этих людей в форме горячо мечтает раз и навсегда поменяться с кем-нибудь из сидящих за столиками.

Быстро и при свидетелях

В России тема сервиса очень болезненная. Почти век назад на смену этикетным «ваш покорный слуга» и «челом бьет» пришло равенство «товарищей», и камердинеры-лакеи-экономки-ключницы оказалась не у дел. Как важен был этот институт, хорошо показывает русская литература с ее яркими образами слуг, которые были маркером достоинства господина, его зеркалом. Вместе с разложением дворянства как класса менялась и прислуга, и ее образ в литературе: от преданного и простого в своем благородстве пушкинского Савельича через потакающего барину гончаровского Захара до карикатуры на господ — чеховского Яшки.

В наши дни снова возникла потребность в «сервисе на уровне». Но человек с университетским образованием, который служит консьержем, гувернанткой или батлером, назвав свою профессию, спешит смущенно, словно оправдываясь, объяснить, как ему нравится эта работа. Отношения «как у них там», отчужденные и профессиональные, в нашем обществе пока не складываются: либо «господа», либо «слуги» переходят черту.

 65.jpg Ralf.treinen/Wikimedia Commons/CC BY-SA 3.0
Ralf.treinen/Wikimedia Commons/CC BY-SA 3.0

В прошлом году интернет буквально взорвала статья дочери олигарха, галеристки Маши Байбаковой, в которой она наставляла «молодых хозяек», как обращаться с персоналом: «Самая распространенная [ошибка] — подружиться с кем-то из стаффа и начать воспринимать этого человека как члена семьи… Вечером вы чувствуете непреодолимое желание поделиться с горничной впечатлениями о прошедшем дне, пишете ей эсэмэски с яхты о том, как вас достала свекровь... Получив столь головокружительную информацию, горничная начинает чувствовать себя частью вашего, а не своего мира. Вытирание пыли и чистка ковров в этом мире немыслимы». По мнению галеристки, управление домом сродни управлению компанией или государством, и жесткий менеджмент тут необходим: «Увольнять прислугу надо быстро и при свидетелях».

Беллман, дорман, ресепшн

Павел Николаев в течение пяти лет был главным консьержем России — президентом российских «Золотых ключей». Но теперь он больше не консьерж: вынужден был уволиться из отеля «Марриотт Гранд» «из-за разного видения пути развития» с директором. Впрочем, благодаря наработанному в профессии опыту и связям без средств к существованию Павел не останется. К примеру, весной его телефон разрывался от звонков желающих достать пригласительные на парад Победы. Цену вопроса Павел не озвучивает, отмечая, однако, что стоимость билетов на новогодний «Щелкунчик» в Большом у перекупщиков доходит до 50 тысяч рублей — а тут речь идет об именных пригласительных на трибуну с президентом.

— Ох, куда же я теперь пойду, в какой отель? — картинно вздыхает Павел. — Везде мои ученики…

Специальных программ для обучения профессии консьержа в России нет. Специалистов в туристической сфере готовят Российская международная академия туризма, факультет гостинично-ресторанной туристической и спортивной индустрии Российского экономического университета имени Плеханова, Российский государственный университет туризма и сервиса, Институт туризма и гостеприимства Московского государственного университета сервиса, факультет гостинично-ресторанного бизнеса Санкт-Петербургского государственного экономического университета.

Среди учащихся соотношение девушек и юношей — примерно 60/40. Многие приходят учиться, параллельно уже работая в отеле или ресторане.

Сменивший Павла Николаева на посту президента российских «Золотых ключей», начальник службы консьержей «Метрополя» Андрей Корыстов сетует, что в России еще нескоро появится заведение вроде того, что существует в Тулузе.

— Обычно консьержем становится человек, который приходит на работу в отель и начинает с низов: беллман, дорман, ресепшн. Ты видишь человека — как он общается с гостями, насколько сметлив. Я сам, когда в 1990-е пришел в отель работать швейцаром, понятия не имел, кто такой консьерж. А потом понял, насколько это интересно: каждый день что-то новое.

— Чему нельзя научить? Что у хорошего консьержа должно быть от природы?

— Трудно научить психологии, сметливости, умению разбираться в людях. Расскажу свою любимую байку. Было у барина два батрака: Вася и Ваня. Делали они одну и ту же работу, платили им одинаково, и вдруг Васе стали платить в два раза больше. «Как же так, чем он лучше меня?» — спрашивает Ваня у барина. А тот ему в ответ: мол, вопрос сложный, я пока подумаю, а там вон впереди телега едет, ты сбегай, узнай, что везут. Прибегает Вася обратно и говорит: картошку везут. «А откуда?» — спрашивает барин. Побежал, узнал: из Тулы везут. «А куда везут-то?» Еще раз сбегал, узнал: «На ярмарку продавать». Тут идет Вася. Барин его позвал и говорит: «Вон телега, сбегай-ка да узнай, пока я тут разговариваю». Возвращается Вася: «Везут картошку из Тулы на ярмарку по 50 рублей за мешок. Я договорился: если возьмем все сразу, то отдадут по 30 рублей и еще могут привезти». Я себя как слугу не воспринимаю. Это моя работа, и если я ее делаю, то должен делать хорошо.

В советское время распространенной манерой обращения с гостями было «вас много, а я одна», вспоминает Андрей. Но и сейчас попадаются работники, которые стоят с постной миной: мол, я им что тут, лакей?

— Такие люди долго в отеле не продержатся. Я считаю, для проверки нужно шесть месяцев. Если выдержал — из отеля уже уйти не сможешь, это твое. А если ушел раньше, то скорее всего уже никогда не вернешься.

Легально и морально

В Москве средняя зарплата консьержа — 25-30 тысяч рублей. Минус 13% подоходного налога и плюс около десяти тысяч чаевых и комиссионных. В итоге — примерно 35 тысяч, на которые нужно не только жить, но еще и обходить все новые выставки, театральные постановки, модные рестораны, хотя бы раз побывать в Большом, основных музеях.

На большее рассчитывать сложно. По словам Павла Николаева, в России культура благодарности не развита.

— Наши почему-то дают хорошие чаевые в Европе, а в России не дают! По мне, лучше не давать на чай вообще, чем давать пятьдесят рублей, — возмущается Павел.

Российскую секцию «Золотых ключей» в 1999 году учредили пятеро консьержей отеля «Балчуг Кемпински». А в 2001-м она получила официальный статус национального отделения. За это время ее членами стали всего полсотни человек.

— Было бы больше, но многих хороших консьержей сманивают к себе олигархи, — объясняет Павел Николаев. — В год подается от четырех до десяти заявок. Вот была у нас коллега в Ялте — теперь переехала в Москву; в Крыму двое на подходе. В Казани хорошо развивается отельный бизнес, во Владивостоке, Ростове-на-Дону — в прошлом году вот ребята писали. Чтобы их проверить, мы туда едем за свой счет.

— Какие вопросы задают на экзамене тем, кто хочет стать членом «Золотых Ключей»?

— Совершенно разные, — говорит Андрей Корыстов. — Например, гость подошел и сказал, что ему через четыре дня нужно улетать в Бразилию, а у него сегодня закончилась виза. Отвечать, конечно, можно не сразу, дается время на раздумья. Самое главное, чтобы ответ был правильным.

— Ответ «это невозможно», конечно, не принимается?

— Такого ответа не бывает. Учитывается: а) как он найдет ответ; б) как быстро он его найдет; в) как он это сможет презентовать. Слово «нет» консьерж вообще не знает. «Я могу вам предложить в данном случае…» «Вы знаете, в этой ситуации могу вам посоветовать…» Или: «Вы знаете, по законам российского государства это запрещено, к сожалению». Мы не говорим «нет», если только клиент не просит оружие или наркотики — мы занимаемся тем, что легально и морально.

— А выше «Ключей» кто-то есть? Куда расти в отеле дальше?

— «Ключи» отелю не принадлежат. Это мои ключи. Мы принадлежим к международной ассоциации, к международному братству. У нас нет градации — ключи первого класса, второго класса… Это не нам повезло быть в этом отеле, а отелю повезло, что у него есть мы.

Самогон, могила и усыновление

Два года назад подчиненная Андрея Корыстова Анна Ендриховская была признана лучшим в мире молодым консьержем пятизвездочного отеля — впервые в истории России и Восточной Европы. Мы с Анной сидим в лобби отеля «Метрополь». Золотые ключики, словно перекрещенные шпаги, блестят с обеих сторон на ее черных лацканах.

— Когда в кино возникает отель, это, как правило, всегда что-то необычное: либо романтическая история, либо какой-нибудь триллер, где все герои предстают в особенном свете. Отель — это как модель мира, город внутри города. Здесь свои страсти, радости и горести. Ты всех знаешь, и все знают тебя, все напоказ, всё напоказ… Ой, прости, — Анна хватается за телефон. — Наши сообщают, что в Шереметьево пробка («наши» — это мобильный чат московских консьержей. — «РР»). — Извини. Моя мама уже привыкла, что я не расстаюсь с телефоном, он как будто приклеен к моей руке. Вот пришла я с друзьями в новый ресторан и съела там вкусное ризотто — я съела его не как Аня, а как консьерж Анна, и запомнила, чтобы при случае посоветовать гостю, если он вдруг спросит.

— Ты мечтала в детстве стать консьержем?

— Скорее мечтала работать в отелях. Когда я видела их в кино, в них было что-то магическое, волшебное: в красивом свете, с подъезжающими роскошными автомобилями, из которых появляются герои. Мы много путешествовали с родителями, и до того, как осели, часто жили в отелях. Я была общительной девочкой, и персонал — они были для меня как друзья: горничные, работники кухни. Я просила официантов познакомить меня с поваром — меня приводили на кухню, и все — оттуда меня было уже не вытащить! Обожала раскладывать хлеб в корзинки, насыпать соль в солонки… Мои родители любят постоянство: папа ходит в одни и те же рестораны. Если он знает, что где-то хорошо, то будет возвращаться туда снова и снова. Мне казалось в детстве, что мы едем к нашим друзьям, когда папа говорил, например: «Мы едем к Джорджу». Я думала: «Как круто, мы едем к Джорджу!» А это был просто наш официант.

По окончании школы Анна хотела было стать актрисой и даже прошла тур в Щукинское училище, но строгий папа не одобрил выбора дочери. В результате Анна закончила колледж гостеприимства в Царицыно, а потом пошла в Плехановскую академию.

В отеле Анна начинала на позиции личного дворецкого — точнее, батлера, как это называется по-современному: сообщить с утра прогноз погоды, рассказать последние новости, помочь выбрать костюм. Потом перешла в консьержи и стала заниматься любыми запросами гостей: от стандартных — заказать столик в ресторане, вызвать такси, купить билеты в Большой театр, посоветовать выставку, до неординарных — «всего, что в рамках морали, этики и закона».

У каждого из опытных консьержей целая коллекция историй на эту тему. Андрей Корыстов, к примеру, гордится тем, что меньше чем за час помирил по телефону одного известного хоккеиста с его девушкой.

Анна Ендриховская вспоминает, как с ее помощью гость выиграл пари: он поспорил с друзьями на огромные деньги, у кого самый лучший самогон. Консьержи начали поднимать свои контакты и вышли на одного деревенского дедулю под Киевом. Но вот загвоздка: самогон должен был быть еще и в «правильной» бутылке с неправильным горлышком, и такая нашлась только в Одессе на ярмарке выходного дня. Друзья Анны купили эту бутылку, потом поехали в деревню под Киев и вечерним поездом отправили наполненную бутылку в Москву.

А еще был случай, когда гость сначала попросил найти церковь, а потом, немного помявшись, признался, что хотел бы провести сеанс экзорцизма для своей девушки, которая, по его мнению, была одержима. Церковь поблизости быстро нашлась, православный священник, не моргнув глазом, провел обряд, бесов изгнали.

— Мы ведь чем только не занимаемся! Один мой коллега по просьбе гостьи из Германии, старенькой уже такой бабушки, искал в России место захоронения родственника, погибшего во время Второй мировой войны — два месяца потратил, перерыл архивы и нашел братскую могилу под Ржевом. Мы помогаем усыновлять детей — проходим вместе с гостями все процедуры. И это не только документы. Я учила гостью русскому языку, чтобы она понимала, что будет говорить ее дочь, когда у нее будет болеть живот или она захочет мороженого. Я учила и саму девочку английским словам, чтобы они могли хоть как-то общаться. И такое случается постоянно. Когда эти гости уезжают, я практически рыдаю, переживаю, как они там без меня будут. Никогда не знаешь, с каким человеком ты сегодня познакомишься и что тебе предстоит для него сделать.

— Какими качествами обладает идеальный консьерж?

— Надо любить свой город, любить людей. Вначале мне было тяжело реагировать на эмоциональных гостей. Люди, живущие в отеле, платят за это деньги и, как правило, считают, что им все должны. Обычно, если на меня кричат, я осаживаю: напоминаю, что я девушка, — мне в такой ситуации легче, чем мужчине. Иногда гости забываются, но некоторые это делают не со зла. У меня так восемь лет назад началась великая дружба с одним гостем: он пришел и стал на меня орать. Я ему сказала: «А представьте, если бы я была вашей дочерью? Я вот приду домой и папе расскажу, что какой-то мужик начал на меня орать — как вам это понравится?» Но вообще русские гости даже ценят, когда ты не прогибаешься, им нравится, что ты показываешь характер.

— Для «Золотых ключей» кандидаты должны написать эссе. О чем было твое эссе, чем оно так поразило жюри?

— Начало было такое: «Много лет тому назад были люди, которые жертвовали радостью, весельем, времяпрепровождением с семьей, свободным временем — их называли святыми. Сейчас их называют консьержи». 

№24 (400)
Подписаться на «Эксперт» в Telegram



    Реклама



    Самозанятым помогут заявить о себе

    Альфа-Банк первым представил мобильное приложение для самозанятых

    «Экспоцентр»: место, где бизнес развивается


    В клинике 3Z стали оперировать возрастную дальнозоркость

    Офтальмохирурги клиники 3Z («Три-З») впервые в стране начали проводить операции пациентам с возрастной дальнозоркостью

    Инновации и цифровые решения в здравоохранении. Новая реальность

    О перспективах российского рынка, инновациях и цифровизации медицины рассказывает глава GE Healthcare в России/СНГ Нина Канделаки.

    ИТС: сферы приложения и условия эффективности

    Камеры, метеостанции, весогабаритный контроль – в Белгородской области уже несколько лет ведутся работы по развитию интеллектуальных транспортных систем.

    Курс на цифровые технологии: 75 лет ЮУрГУ

    15 декабря Южно-Уральский государственный университет отметит юбилей. Позади богатая достижениями история, впереди – цифровые трансформации

    Когда безопасность важнее цены

    Экономия на закупках кабельно-проводниковой продукции и «русский авось» может сделать промобъекты опасными. Проблему необходимо решать уже сейчас, пока модернизация по «списку Белоусова» не набрала обороты.

    Новый взгляд на инвестиции в ИТ: как сэкономить на обслуживании SAP HANA

    Экономика заставляет пристальнее взглянуть на инвестиции в ИТ и причесать раздутые расходы. Начнем с SAP HANA? Рассказываем о возможностях сэкономить.

    Армения для малых и средних экспортеров

    С 22 по 24 октября Ассоциация малых и средних экспортеров организует масштабную бизнес-миссию экспортеров из 7 российских регионов в Армению. В программе – прямые В2В переговоры и участие в «Евразийской неделе».


    Реклама