Приобрести месячную подписку всего за 290 рублей

Камчатский сосед из Брянского леса

, 2016
Игорь Шпиленок

Снимки дикой природы, сделанные Игорем Шпиленком, пользуются огромной популярностью в сети. «В детстве, гуляя по родному брянскому лесу, я расстраивался, что не могу показать окружающие красоты маме и бабушке. Из-за этого и взял в руки фотоаппарат, — рассказывает фотограф. — Помню, лет в 14 я увидел поляну с подснежниками и страстно захотел ее снять, хотя своей камеры у меня тогда не было. Я потратил год, добиваясь, чтобы мне купили фотоаппарат, и следующей весной вместе с ним пришел на то же самое место. Но вместо усеянной цветами поляны меня ждала вырубка и перемолоченная гусеницами тракторов почва». «РР» расспросил Игоря Шпиленка, почему он живет среди диких животных и не боится их, как находит с ними общий язык и что своими фотоработами хочет сказать людям

— Я всегда стараюсь устроить свои планы так, чтобы провести в дикой природе много времени. Когда живешь в одном месте месяцами, то постепенно становишься частью экосистемы. И тогда между тобой и животными рушатся преграды и устанавливается доверие. Помню, когда я только приехал жить в Кроноцкий заповедник, то встретил медведя. А тот либо никогда людей не видел, либо не сталкивался с ними так близко. И вот он вскочил на задние лапы и — от испуга описался. У меня даже фотография есть! После этого случая я к тому медведю и не пытался приблизиться, просто жил в своей таежной избенке. Недели через три мой знакомый сам начал сокращать дистанцию между нами. И другие животные начали следовать его примеру: они поняли, что в этом месте живет единственный на всю округу человек, и этот человек им не опасен. Медведь — зверь красивый, харизматичный и похожий на человека. С одной стороны, он — символ России, а с другой — всей дикой природы. Когда нет этого зверя в лесу, то и души в том лесе нет, становится он каким-то выхолощенным и ненастоящим. Так же, как и в людском обществе, среди медведей есть замечательные особи, а есть отъявленные негодяи. К таким их собратья относятся крайне настороженно, можно даже сказать, что среди этих животных бытует такое понятие, как репутация. Социальная жизнь медведей и в остальном похожа на нашу с вами. Вы посмотрите, как играют медвежата, точно человеческие детеныши: те же повадки и хитрости, тот же азарт в глазах.

Выхухоль. Снимок под водой сделан в ходе про- екта по реаклиматизации выхухолей. Заповедник «Брянский лес» 02.jpg Игорь Шпиленок
Выхухоль. Снимок под водой сделан в ходе про- екта по реаклиматизации выхухолей. Заповедник «Брянский лес»
Игорь Шпиленок
Сотрудница журавлиного питомника Татьяна Жучкова. Ей приходится работать с птенцами в кос- тюме взрослого стерха. Окский заповедник 03.jpg Игорь Шпиленок
Сотрудница журавлиного питомника Татьяна Жучкова. Ей приходится работать с птенцами в кос- тюме взрослого стерха. Окский заповедник
Игорь Шпиленок

— Помню, как однажды нашел на Камчатке незамерзающий даже в холода ключ, где нерестился зимний лосось — кижуч. Туда часто прилетали лебеди, чтобы полакомиться икрой. Птицы были хитры: они топтались на мелководье, где находились нерестовые ямы. Из-за ударов сильных перепончатых лап вода начинала бурлить, а икринки всплывали вверх, и их съедали лебеди. Мне захотелось снять эту картину, для чего я построил из снега скрадок. Но вскоре понял, что в этом месте часто бродят незнакомые медведи, и я могу быть для них уязвимым. Пришлось из скрадка делать настоящую крепость: покрывать его ледяной глазурью и ставить дверь из толстой фанеры. Но все мои старания были вознаграждены одним утром. Я зашел в скрадок затемно, чтобы не спугнуть лебедей. Они приплыли по течению еще в сумерках и сразу начали добывать икру. Когда начало всходить солнце, я собрался сделать кадр, но тут увидел, что к птицам идет медведь. И они не испугались, лишь чуть расступились, чтобы дать ему дорогу. Казалось, что это сцена из мифических первобытных времен, когда животные жили в мире друг с другом. А какой был свет! Восходящее солнце окрашивало лебедей в нежный розовый цвет, от воды поднимался легкий морозный туман. Красота неописуемая. В восхищении я нажал кнопку фотоаппарата, но звука затвора не услышал. Оказалось, что, увлекшись происходящим, я забыл вставить в камеру аккумулятор.

Горбуша и голец. Река Тятина. Курильский заповедник 04.jpg Игорь Шпиленок
Горбуша и голец. Река Тятина. Курильский заповедник
Игорь Шпиленок
Туристы и медведь. Камбальное озеро. Южно-Камчатский заказник 05.jpg Игорь Шпиленок
Туристы и медведь. Камбальное озеро. Южно-Камчатский заказник
Игорь Шпиленок

— Я работаю по определенной схеме: задумываю проект о каком-то животном или месте, а потом в течение нескольких лет его реализую. Сначала моим тотемом был черный аист. Потом в моей жизни настал период степей. Помните, было такое понятие «дикое поле»? Вот его в России уже и не осталось. Вместо первозданных степей у нас пастбища, дороги и заводы. Тогда мне больше всего хотелось запечатлеть этот исчезающий ландшафт. Ну, а после я поселился в Кроноцком заповеднике на Камчатке. Сначала снимал лис, а потом — медведей. Лисы еще больше не похожи друг на друга, чем медведи. Достаточно лишь взглянуть на морду лисы, чтобы определить ее пол. У самцов черты грубоватые, взгляд — мужицкий. Другое дело — самки, те смотрят смущенно, совсем по-девичьи. А если еще и понаблюдать за поведением этого животного, то сомнений, кто перед тобой, лис или лиса, не остается вовсе. Самцы не в пример нахрапистее.

Росомаха. При возникновении опасности она может забраться на дерево. Кроноцкий заповедник 06.jpg Игорь Шпиленок
Росомаха. При возникновении опасности она может забраться на дерево. Кроноцкий заповедник
Игорь Шпиленок
Орлан. Молодая птица поедает нерку на зимнем нерестилище. Южно-Камчатский заказник 07.jpg Игорь Шпиленок
Орлан. Молодая птица поедает нерку на зимнем нерестилище. Южно-Камчатский заказник
Игорь Шпиленок
Лиса. По ее следам я обнаружил, что она всегда перепрыгивает незамерзающий ручей в самом узком месте. Кроноцкий заповедник 08.jpg Игорь Шпиленок
Лиса. По ее следам я обнаружил, что она всегда перепрыгивает незамерзающий ручей в самом узком месте. Кроноцкий заповедник
Игорь Шпиленок
Зубрица на морозе. Минус 33. Заповедник «Калужские засеки» 09.jpg Игорь Шпиленок
Зубрица на морозе. Минус 33. Заповедник «Калужские засеки»
Игорь Шпиленок

— Я снимаю не ради красоты как самоцели, а для того, чтобы изменить окружающий мир к лучшему. Практичный человек должен понимать, что фотографии природы Южной Африки или Гренландии, сделанные россиянином, вряд ли помогут защитить экологию этих мест. Но все может быть иначе, если направить усилия на работу в родной стране. Взять мой нынешний проект — путешествие по заповедникам России. С его помощью я хочу рассказать всем тем, кто этого не понимает, зачем нужны ограничения заповедной системы. Именно они позволили в прошлом спасти от исчезновения в России соболя и бобра. Подобные факты не только заставляют людей задумываться, но и вселяют в них экологический оптимизм, которого сегодня зачастую очень не хватает. Я борюсь за это своим главным и любимым оружием – фотографией.

Сайгайчата новорожденные. Заповедник «Черные земли» 10.jpg Игорь Шпиленок
Сайгайчата новорожденные. Заповедник «Черные земли»
Игорь Шпиленок
Кавказские туры. Самцы выясняют отношения на фоне горы Дых-тау. Кабардино-Балкарский заповедник 11.jpg Игорь Шпиленок
Кавказские туры. Самцы выясняют отношения на фоне горы Дых-тау. Кабардино-Балкарский заповедник
Игорь Шпиленок

№7 (409)



    Реклама

    как Enterprise Content Management управляет всем

    Более четверти века российские организации стремятся перевести свои рабочие процессы в цифровой формат и оперировать данными и электронными документами.

    Интервью Губернатора ЯНАО Дмитрия Кобылкина

    Впервые за последние несколько лет бюджет ЯНАО на 2018-2020 года сверстан бездефицитным. 20 ноября читайте интервью Дмитрия Кобылкина


    Реклама