Бизнес против грязи

Тренды
Москва, 28.04.2016
«Русский репортер» №10 (412)
Она — выпускница бизнес-школы «Сколково», он — лазерный физик из МГУ. Вместе они придумали «супергидрофобное самоочищающееся нанопокрытие», защищающее одежду и обувь от воздействия пыли, грязи и слабого алкоголя. За три года их стартап Hydrop превратился в компанию всероссийского масштаба. Теперь не страшно пролить на рубашку мартини, носить угги в слякоть и в белых кедах шлепать прямо по лужам. В инструкции к нанопокрытию цитируется 3-й закон Артура Кларка: «Любая достаточно развитая технология неотличима от магии». Корреспондент «РР» все же попытался отличить

Фото: Hydrop

С погодой в Москве творилось неладное. Сутками валил снег, и коммунальные службы едва справлялись со стихией, нещадно посыпая все вокруг реагентами. Роскошные сугробы через день посерели, через два — почернели, а закапавший вдруг февральский дождик и аномальные +3 растопили чумазые глыбы, так что город утонул в ядовитом и липучем месиве. Марина Росс выходит из метро «Чеховская» в самом центре природно-столичного катаклизма.

На ней фетровая шляпка, твидовое пальто и трикотажные брюки в английскую клетку. Но капли моросящего дождя почему-то не оседают на одежде, а скатываются упругими шариками, не оставляя даже следов промокания. Более того – остаются чистыми ее бежевые замшевые ботиночки. Грязь захлестывает их со всех сторон и беспомощно стекает на брусчатку. Аналогичные чудеса творятся с брючинами. Марина Росс — лидер команды Hydrop («Гидроп» — РР) и неутомимый тестер собственной продукции. Она заходит в офис компании:

— Всем приве-е-ет!

Сотрудники едва отрывают глаза от мониторов и мобильники от ушей в ответном приветствии. Ощущение перманентного аврала витает в воздухе.

— Команда «Гидроп», здравствуйте! — поминутно звучит голос Татьяны Авдеевой, заведующей техподдержкой, клиентской и курьерской службами, и по совместительству — штатной рекламной теле- и фотомодели.

— Цвета не меняет, запаха не оставляет, аллергию не вызывает… — она объясняет по телефону свойства продукта очередному покупателю. — Подходит для пористых и шершавых поверхностей. И чем натуральнее материал, тем лучше защитный эффект…

Один за другим к Татьяне подходят курьеры. Она снабжает их маршрутными листами и провожает на склад. В ненастные дни продажи взлетают в два, три, четыре раза.

— Я сейчас хорошенько так прошелся по улице — и смотри, что получилось, — в дверях появляется технический директор компании Андрей Грунин. Худой, высокий, в очках, деловом костюме и замызганных туфлях, одна грязнее другой. Их-то он и демонстрирует Марине.

— Плохо, Андрей, плохо, — качает головой Росс.

— А мне кажется, вот эта более или менее, — Андрей вертит носком левой ноги.

Марина скептически смотрит на Грунина:

— Андрей, когда?

Речь идет о новом продукте компании под названием Hydrop Black. В отличие от флагманского товара Hydrop Textile, предназначенного для текстиля, замши и нубука, Black специально разрабатывался для синтетики и гладкой кожи. И поначалу по продажам обогнал Textile. Помимо стандартной защиты от слякоти и грязи, средство придавало новизну даже поношенным ботинкам: освежало цвет, разглаживало трещины на сгибах. Но вдруг лавиной двинулись гневные комментарии: «мои лабутены покрылись подозрительной коркой и побледнели»… «мои нежные сапожки от Шанель задубели и на ощупь напоминают грубый картон»… Hydrop Black экстренно сняли с производства и отправили обратно в лабораторию.

А значит, вечера и выходные Андрея Грунина на ближайшие недели расписаны. Он будет корпеть над новой формулой «нанопокрытия» и, как всегда, не удовлетворенный лишь научным экспериментом, станет тестировать состав в реальных условиях: на собственных ботинках и обуви друзей, знакомых, родных — всех тех, кто посмелее и кого получится уговорить. И это вдобавок к его основным рабочим обязанностям помощника проректора по науке МГУ и сотрудника лаборатории на физическом факультете!

Да, жизнь Андрея круто изменилась после знакомства с Мариной. Всего каких-то три года назад. В Америке. На берегу Атлантического океана.

Польза моржевания

«Я что, блин, побываю на самом что ни на есть Восточном побережье и не искупаюсь?!» — подумал Андрей и снял рубашку и штаны. — Вот только вода… бр-р-р… холодная».

Ехидно заулыбавшись, навели на Грунина камеры смартфонов его коллеги — группа ученых из МГУ, прибывших весной 2012 года на стажировку в Массачусетский технологический университет (MIT). В один из майских солнечных уикендов они решили развеяться: подышать соленым воздухом, выпить пива и отведать лобстеров. Рванули на мыс Трески (Кейп-Код), в 120 километрах от Бостона, где песчаные дюны моет прибой, блестят на горизонте хвосты китов, а в местных рыбацких забегаловках подают вкуснейшую жареную рыбу.

— Со мной никто не хочет? — риторически поинтересовался Андрей.

— Я хочу! — это была Марина Росс, уже в купальнике, заявившая, что ледяная вода ей нипочем: ведь она увлекается моржеванием.

— О, запахло компроматом! — смекнул главный смартфон-оператор, директор научного парка МГУ Олег Мовсесян.

С Мариной Росс эмгэушники познакомились на одном из многочисленных мероприятий MIT для молодых ученых и начинающих бизнесменов — этакий «вечер знакомств», после которого исследователи и предприниматели уходят парами с мечтами о бурной совместной инновационной деятельности. Марина последний семестр учебы в «Сколково» проходила практику в MIT Sloan Business School. Махнуть на Кейп-код была ее идея.

И теперь ее обжигает холодная влага — не больше +10 по Цельсию, рядом плещется едва знакомый русский парень…

Сотрудники Hydrop слегка помешаны на eco-friendly- стиле. Даже мебель в их офисе выполнена из экологически чистых материалов — из настоящих палет, в простонародье — поддонов 048_rr10.jpg Фото: Hydrop
Сотрудники Hydrop слегка помешаны на eco-friendly- стиле. Даже мебель в их офисе выполнена из экологически чистых материалов — из настоящих палет, в простонародье — поддонов
Фото: Hydrop

В Бостон они возвращались уже вдвоем. Марина за рулем своего спортивного кабриолета — она недавно окончила курсы экстремального вождения. Плей-лист забит «легендами русского рока», громкость звука — на полную. На Пилигрим хайвей вырулили под песню «Герой асфальта» группы «Ария», а съезжали под «Мы ждем перемен» бессмертного Цоя. И не подумайте, ничего такого! Только дружба... Только бизнес.

— В конце лета я вернулась в Москву, — вспоминает Росс. — Мы часто встречались в кафешках, Андрей рассказывал про свою науку. Про фотончики, плазмончики и всевозможные резонансы, я ничего не понимала, но было очень интересно. Один раз он притащил с собой пластинку, размерами со спичечный коробок, матово-белого цвета. Это, говорит, супергидрофобный пластик! Берет и капает на нее пару капель воды. И капельки, как шарики ртути, чуть ли не подпрыгивая, покатились по пластинке, совсем ее не намочив. Еще он рассказал, что такая поверхность способна самоочищаться. Грязь и пыль просто-напросто прилипают к воде и стекают вместе с ней. «Ух ты, — говорю, — и кому ты хочешь это продавать?» Андрей что-то промямлил в ответ, из чего я поняла, что рынок сбыта не ахти какой.

— То было время, когда я отчаянно пытался коммерциализировать свои разработки, — рассказывает Андрей Грунин. — Чем только не занимался. Например, разрабатывал новые биосенсоры на плазмонных кристаллах — если вам это о чем-нибудь говорит. Или вот с коллегами с факультета наук о материалах пытался заняться производством супергидрофобного пластика. Но тут звонит Марина и говорит: «Слушай, а можно сделать супергидрофобной повседневную одежду? Ну, чтобы я могла носить в Москве белый плащ в пол и совершенно не париться. И даже если меня окатит грязью промчавшаяся мимо машина, грязь тупо стекла бы вниз и плащ остался бы чистым». Эта идея осенила ее в самолете, направляющемся в предолимпийский Сочи. Тем же рейсом летел Михаил Куснирович, создатель компании и бренда одежды Bosco, бывший ментор Марины в бизнес-школе «Сколково». Марина сразу направилась к нему — посоветоваться. Куснирович заинтересовался. А я пошел думать.

Эффект лотоса

Образ прекрасных, чистейших цветов, растущих посреди грязного болота, не давал покоя мифотворцам с древнейших времен. Бог солнца Ра родился из лотоса. Из него же появляется на свет «созидающий миры» Брахма. На месте первых семи шажков маленького Будды выросли опять же они — лотосы. Сакральный символ непорочности, мудрости, нирваны…

И только в 1990-х годах немецкий ботаник Вильгельм Бартлотт разобрался, что к чему.

 — Он изучил цветок под электронным микроскопом, — рассказывает Грунин. — Оказалось, что поверхность лотоса не гладкая: она усеяна крошечными шишечками, смазанными природным воском, который выделяют железы цветка. Воск по своим химическим свойствам гидрофобен, то есть вода его не смачивает, не растекается по поверхности, а собирается в капельки, как на тефлоновой сковородке. Происходит это, потому что молекулы Н2О притягиваются друг к другу сильнее, чем к молекулам воска. Наличие шишечек многократно усиливает гидрофобный эффект: капельки влаги соприкасаются только с вершинами шишечек, не проникая во впадины между ними, и скатываются при малейшем наклоне. При этом собирают на своем пути частички грязи и вредоносных спор, очищая цветок.

Тут было бы вполне уместно продекламировать: «Чем дождь сильнее льет / Тем лотос все свежее / Но лепестки, заметь / Совсем не увлажнились / Хочу, чтобы душа / Была чиста, как лотос». Но Андрей не знаком с творчеством средневекового корейского поэта Сон Кана в переводе Анны Ахматовой. Его интересуют вопросы более практичные.

— Кстати, аналогичными свойствами природа наделила крылья насекомых: стрекоз, бабочек, жуков, — продолжает он. — Иначе под тяжестью налипшей влаги и пыли они не смогли бы летать… В общем, стало понятно, куда двигаться. Нужно придать повседневной одежде эффект лотоса. Подыскать замену природному воску и шишечкам и обработать соответствующим образом поверхность материала. Я стал выискивать научные статьи и патенты по данной тематике.

Параллельно Андрей Грунин и Марина Росс скупали многочисленные изделия потенциальных конкурентов, уже освоивших рынок «водоотталкивающих покрытий». Если не могли достать в России, оформляли доставку из Европы, США или Китая. Если не получалось оформить из-за таможенных причуд, просили путешествующих в тех краях друзей провезти контрабандой. А потом изучали образцы: тестировали на собственном гардеробе, проводили подробные физико-химические анализы.

— Когда мы выясняли, как ядовито пахнет большинство этих веществ, ставили целью разработать состав без запаха, — вспоминает Росс. — Видя, какой жуткой коркой покрывается наша одежда и обувь, понимали: нам нужно получить совершенно прозрачное, незаметное и воздухопроницаемое покрытие. Когда мы читали неприметную надпись на английском языке о том, что данное средство является канцерогенным, сразу делали вывод: наш продукт должен быть абсолютно безопасным.

В итоге Марина Росс — увлекающаяся йогой и вегетарианством, сторонница защиты дикой природы — обозначила Грунину задачу: разработать средство «два в одном», супергидрофобное и суперэкологичное.

— Вместо природного воска мы используем гидрофобный полимер, который применяется в медицине, например для смазки катетеров, — продолжает Андрей аналогию с лотосом. — А вместо шишечек берем модифицированные наночастицы, которые похожи на частицы, применяющиеся при создании косметики — кремов от морщин и от загара. Поэтому наш состав поглощает ультрафиолет и защищает материал от выцветания. Чтобы закрепить наночастицы и полимер на поверхности материала, нужны специальные якорные химические группы и ПАВ — поверхностно активные вещества. Их мы позаимствовали из состава детских пенок для ванной. Единственное потенциально опасное вещество в Hydrop — это эфир, который нужен для нормального сосуществования полимера и наночастиц в эмульсии. Но его вредность стремится к нулю из-за крайне низкой концентрации — доли процента. Последний компонент состава — обыкновенная вода.

Валенок Добра

Октябрьским вечером 2013-го у Марины Росс зазвонил Skype.

— Марин, все зашибись! У нас получилось!!! — торжествовал по видеосвязи Андрей Грунин.

Несмотря на использование иностранных компонентов, нанопокрытие Hydrop является исключительно российской разработкой 049_rr10.jpg Фото: Hydrop
Несмотря на использование иностранных компонентов, нанопокрытие Hydrop является исключительно российской разработкой
Фото: Hydrop

При этом он сидел за столиком в «Старбаксе» и макал свой синий галстук в стакан со смузи. Галстук оставался чистым, смузи покорно стекало в стакан.

Утром Марина уволилась со всех текущих мест работы (она возглавляла оргкомитет инновационного форума rASiA.com, участвовала в олимпийских проектах) и целиком посвятила себя развитию «супергидрофобных нанотехнологий». Синий галстук Грунин до сих пор хранит на почетном месте.

— Мы зарегистрировали ООО «НаноБарьер», — вспоминает Росс. — Лучшего названия придумать не смогли. В нашем распоряжении была пара литров пробного состава, которые Андрей «намешал» в лаборатории, и крайне смутные представления о том, куда двигаться дальше. Мы рассуждали так: наш продукт настолько «вау!», что его свойства необходимо обязательно демонстрировать вживую, иначе никто не поверит. Поэтому первым каналом продаж мы избрали всевозможные выставки, ярмарки и опен-эйры. Тут-то и выяснилось, что до настоящего «вау!» еще далеко.

Чаще всего логотип компании «НаноБарьер» мелькал на мероприятиях «Сколково». Местному контингенту инноваторов невдомек, что они стали группой контрольных покупателей, над которой ставились целенаправленные эксперименты.

— Первый пиджак от Brioni мы загубили именно в «Сколково», — признается Марина. — «Не ощущаю прежней нежности», — заявил нам владелец пиджака и потом еще долго строчил негативные комментарии в соцсетях. С тех пор мы гарантируем возврат средств недовольным клиентам. Мы сильно переживали, когда запороли обувь одного очень сурового на вид уроженца Кавказа. Это были дорогущие красные мокасины, которые после обработки стали… темно-красными. Кинулись извиняться, списались с владельцем мокасин в Фейсбуке, а он оказался милым интеллигентным человеком. «Чего не сделаешь ради науки», — успокоил он нас.

— Я несколько раз дорабатывал формулу состава, — рассказывает Грунин. — Только с четвертой попытки нанопокрытие стало пригодным для обработки деликатных тканей. Параллельно шел процесс отладки технологических цепочек. Все компоненты мы импортируем из США, Австралии и Германии. К сожалению, отечественных аналогов пока не существует. Компоненты поступают на подмосковный завод «Мэзопласт» — крупнейший в стране производитель косметики и бытовой химии — и там в соответствии с нашим техническим заданием превращаются в готовый продукт. Таков производственный цикл на сегодняшний день. А в 2013-м я химичил у себя в лаборатории или дома, остальные трудились в круглосуточном «Кофе Хауз» на Кутузовском проспекте. Мы развивались исключительно за собственный счет. Пока Марина не придумала благотворительную акцию «Валенок Добра».

«Тестировать продукт везде и всегда», — одно из правил команды Hydrop 050_rr10.jpg Фото: Hydrop
«Тестировать продукт везде и всегда», — одно из правил команды Hydrop
Фото: Hydrop

Огромный трехметровый валенок из велюра гастролировал зимой 2013–2014 годов по крупным городам России: Москва, Санкт-Петербург, Казань, Екатеринбург. В валенке выдвигалась пятка-копилка для сбора пожертвований, которые потом тратились на закупку зимней одежды для детишек из школ-интернатов и детских домов. Этим занималось «Бюро Добрых Дел» — Фонд помощи детям-отказникам и детям-сиротам, соорганизатор акции. И каждому благодетелю вручался баллончик с «волшебным нанопокрытием».

— Валенок Добра «съел» все наши последние сбережения, — продолжает Грунин. — С ним постоянно случались какие-то проблемы, он не влезал в дверной проем, не помещался в машине, а в Екатеринбурге у нас сперли пятку-копилку… Но именно валенок принес нам неожиданный профит. Когда мы приволокли его на новогоднюю елку в инновационный центр «Сколково», он сразу стал местом притяжения всей тусовки, среди которой мы и нашли себе инвесторов. Ими оказались Кирилл Ратников и Иван Руденко. Они вложили в нас десять миллионов рублей.

— У нас появился офис, склад, мы раздули штат сотрудников, и следующий этап нашего развития можно назвать «периодом метаний и глобальной расфокусировки», — говорит Марина Росс. — Проблема была в том, что мы никак не могли понять: кто мы, зачем мы, для кого мы. Нас кидало из крайности в крайность: то ли продаем в офлайне, то ли в онлайне; то ли b2b, то ли b2c; то ли делаем средство для готовой одежды, то ли для тканей, или дорабатываем его для стекла, металла, асфальта, бетона, или все это делаем вместе… Но были и разумные телодвижения: мы вложились в разработку приличной упаковки и фирменного стиля, запустили сайт, провели рекламную кампанию. Мой муж (политик Сергей Росс — РР) собрал своих друзей — поэтов, журналистов, дизайнеров, мы устроили мозговой штурм и наконец-то придумали достойное название бренда: Hydrop (от hydrophobic — «гидрофобный» — РР). Но продажи — чтоб их! — не хотели расти.

…Поздний вечер, конец лета 2014-го, усталые и грустные Андрей и Марина сидят в «Кофе Хауз» на Кутузовском.

— Нам нечем платить сотрудникам зарплату, — говорит Андрей.

— Угу, — отвечает Росс.

— Мы продаем «Гидроп» на 150 тысяч в месяц — это очень мало.

— Угу.

— Нужно на порядок больше.

— Хотя бы.

— Давай так: если за сентябрь мы не увеличиваем продажи в 10 раз — закрываем лавочку.

— Ну, давай попробуем…

В сложной ситуации Росс и Грунин приняли простое решение: сосредоточились на том, что получается. Изучив портрет своего реального покупателя, они пришли к выводу, что основная масса клиентов находила чудо-продукт отнюдь не на ярмарках и фестивалях — она стекалась по ссылкам из Фейсбука и Инстаграма. И тратила свои кровные не ради пиджаков и худи, а для защиты угг и замшевых ботинок.

— Последние 100 тысяч инвестиций мы потратили на продвижение «Гидропа» в социальных сетях, — говорит Марина. — И не прогадали. К тому же очень кстати в журнале «Афиша» вышло отличное интервью со мной и Андреем. Затем к нам зачастили журналисты федеральных телеканалов, подтянулись топовые блогеры. В итоге мы перевыполнили план. А продажи все росли! В панике мы нанимали все больше и больше курьеров.

Жидкий утюг

Сегодня Hydrop можно купить в 32 регионах России, в Киеве и Минске, однако нужда в новых курьерах у компании осталась. Только теперь стало важно не их количество, а скорее качество.

— Вы не просто курьеры — скинули товар и уехали, вы наши супермены, которые доставляют клиенту волшебные наночастицы! — начинает инструктаж новых сотрудников Татьяна Авдеева. — А значит, вы обязаны знать матчасть и уметь отвечать на любые вопросы.

Перед ней двое молодых людей: инженер-технолог пищевого хозяйства и специалист по уходу за деревьями в условиях урбанизированной среды. Ребята окончили вузы, но не нашли себя в профессии и подались в курьеры. Просто развозить пиццу мешал ментальный груз высшего образования. Устроиться в инновационную компанию — совсем другое дело. Вчера новички прошли этап собеседования и конкурсный отбор.

На встрече также присутствуют франшизеры Hydrop из Подмосковья: троица крепких коротко стриженых парней, планирующих наладить сбыт «нанопокрытия» в Мытищах.

— Итак, поговорим о Hydrop Textile, «Гидроп Текстиль». С чем он работает, с чем не работает и как им пользоваться.

После короткого введения в основы супергидрофобики Татьяна извлекает из картонной коробочки черный баллончик с распылителем.

 — Объем 250 миллилитров. Хватает на 10 пар обуви или два жакета. Срок службы — два месяца. Цена — аж три тысячи рублей! — чеканит данные Татьяна. — Поэтому главная наша задача — суметь объяснить, зачем клиенту тратить кучу денег на наш продукт, вместо того чтобы купить в переходе «водоотталкивающую пропитку» за 300 рублей.

— Самый популярный у покупателей вопрос, — отзывается один из франшизеров.

— Наш главный аргумент: мы производим продукт премиум-класса, который абсолютно экологичен: биоразлагаем, биоинертен и не токсичен. Он подходит для дорогих материалов и детской одежды. Спросите вашего покупателя: обработает ли он свой замшевый пиджак вонючей «пропиткой»? А вот «Гидропом» можно.

— А мои кроссовки можно? — спрашивает специалист по уходу за деревьями.

Татьяна смерила опытным взглядом обувь курьера.

Андрей Грунин «обрабатывает» клиента на крупнейшем столичном опен-эйре BOSCO FRESH FEST 051_rr10.jpg Фото: Hydrop
Андрей Грунин «обрабатывает» клиента на крупнейшем столичном опен-эйре BOSCO FRESH FEST
Фото: Hydrop

— Нельзя. Для синтетики и гладкой кожи «Текстиль» неприменим. Его удел — ворсистые натуральные покрытия. Вы когда-нибудь видели волокна хлопка или льна под микроскопом? Они пушистые, все в маленьких ворсинках. На эти ворсинки и крепится полимер с наночастицами, причем очень тонким слоем. Его толщина гораздо меньше, чем расстояние между волокнами, поэтому воздух продолжает беспрепятственно циркулировать между ними. Так формируется дышащая гидрофобная сетка. Волокна синтетики, наоборот, гладкие. Наночастицам просто не за что зацепиться. Над составом с более цепкими наночастицами сейчас работает наш технический директор.

— Хорошо, а ковер у себя дома я могу обработать? — интересуется франшизер.

— Без проблем. Клининговые компании заказывают «Гидроп» для обработки ковролина. На самом деле сфера применения ограничена только фантазией клиента. И чего они только не обрабатывают: от банальных обуви, брюк и джинсов до диванов, обоев и внутренней обшивки салонов автомобилей!

Но вернемся к тому, с чем «Гидроп» не работает. Кипяток и горячие напитки, жирные маслосодержащие продукты и крепкий алкоголь, — перечисляет Татьяна.

— Насколько крепкий? — спрашивает парень из Мытищ.

— Ну, если прольешь на обработанную рубашку вино или мартини — ничего страшного. Но если водку и абсент — «Гидроп» уже не спасет.

— Жалко, на этом можно было бы строить рекламную кампанию…

На следующий день курьеры приступят к работе. Через месяц их лица будут узнавать охранники большинства бизнес-центров Москвы. Белые воротнички — основная целевая аудитория Hydrop. Типичный маршрутный лист курьера выглядит так: посетить несколько небоскребов делового квартала «Москва Сити» и офисных центров поблизости; наведаться к жильцам элитных квартир на улице Остоженка; отработать заказ для медработников детской поликлиники у метро «Серпуховская», скинувшихся на пару баллончиков всем коллективом; отбыть по нескольким адресам спального района далеко на юг. При этом успеть вовремя завезти товар в коттеджный поселок на юго-востоке за МКАДом.

— А теперь внимание — мой любимый продукт, — Татьяна демонстрирует изящный флакончик. — Это Hydrop Fresh, или «Жидкий утюг».

— Жидкий что?..

Генотип команды мечты

— Они все такие мятые, их наверняка перемерила куча народу,– размышлял Андрей Грунин, выбирая в магазине новую рубашку. — Придется дома стирать, потом гладить. Морока и глупость какая-то… Кстати, почему одежда вообще мнется? Наверняка всему виной статическое электричество. Значит, чтобы убрать складки, нужно избавиться от электростатики. То есть нужно попшикать рубашку чем-то электропроводящим. Например… раствором ЧАСиков (ЧАС — четвертичные аммониевые соединения, антистатики с противогрибковым и антибактериальным действием — РР). Да, именно ЧАСиков — они и статику уберут, и продезинфицируют.

— Алле, Тёма, ты еще в лаборатории? — позвонил Грунин своему помощнику Артему Чижову, аспиранту факультета наук о материалах МГУ.

— Только вышел, направляюсь в общагу.

— Возвращайся, есть классная тема…

Так был придуман еще один продукт компании Hydrop — «Жидкий утюг», освежающее, дезинфицирующее и разглаживающее одежду средство. Теперь Грунину живется легче: купив очередную рубашку, он просто опыляет ее «Жидким утюгом» и оставляет на 20 минут на вешалке.

— Конечно, «утюг» мы «намешали» не сразу, — поясняет Андрей. — Три месяца доводили состав до ума: подбирали нужные ЧАСы и хитрый силикон, который уменьшал бы трение между волокнами ткани, облегчая процесс разглаживания. Но, как и в случае с «Гидроп Текстиль», мы практически ничего не разрабатывали с нуля. Мы максимально аккумулировали уже существующие технологии под создание нового продукта. Я называю такой подход технологическим продюсерством.

Примерно о том же говорил Андрею и Марине создатель крупнейшего в стране интернет-гипермаркета Wikimart Камиль Курмакаев, с которым они познакомились на конкурсе стартапов Forbes.

— Продавать в России худо-бедно научились, — констатировал Камиль. — А вот с новыми идеями, их упаковкой и выводом на рынок — беда! И, судя по всему, вы умеете делать это быстро и эффективно. Именно в этом ваше преимущество, ваше ноу-хау.

— Любой бизнес есть слепок генотипов его основателей, — продолжал Курмакаев. — Под генотипом я понимаю даже не компетенции, а скорее любовь что-то делать определенным образом. Разберитесь: в чем вы дополняете друг друга, а в чем мешаете, что вообще нужно отдать на аутсорс. И вы поймете генотип команды вашей мечты.

После того разговора в блокноте Грунина появилась запись: «Андрей: идеи новых продуктов, анализ рынка, поиск технологий, организация производства. Марина: пиар, продвижение, коммуникации, брендинг. Дистрибуция — максимальный аутсорс». И обведенный чернилами вывод: «Поиск нового и запуск нового // Команда проектного креатива».

— И не зацикливайтесь на бизнесе, развивайтесь и в других областях, — вещал Курмакаев. — Масштабность вашей личности определяет масштаб ваших проектов.

Просвещенные Грунин и Росс победили в конкурсе: Hydrop стал лучшим стартапом России 2015 года, по версии журнала Forbes.

Марина Росс не упускает случаев рассказать про «Эффект лотоса», а заодно и про Hydrop человечеству. Конференция TEDx в здании Калининградской областной филармонии 052_rr10.jpg Фото: Hydrop
Марина Росс не упускает случаев рассказать про «Эффект лотоса», а заодно и про Hydrop человечеству. Конференция TEDx в здании Калининградской областной филармонии
Фото: Hydrop

На результат

Сегодня суббота, и Марина Росс выступает в Научном парке МГУ. Ее пригласили провести мастер-класс «Как ученому заработать на своих открытиях» для участников образовательной программы «Формула Биотех 2016». Перед докладчицей несколько десятков студентов, аспирантов и молодых ученых из ведущих технических и медицинских вузов Москвы. Все они чают добиться инновационных успехов в сфере наук о жизни. И Марине есть о чем им рассказать.

— У многих замечательный ученых есть одна особенность, специфическая черта, — предупреждает Росс. — Им с трудом дается работа на результат. Для многих из них важен сам процесс исследования, познания законов природы. Они могут годами разрабатывать уникальную и сверхсложную технологию. А потом еще долго доводить ее до идеала. Бизнес так не делается. Здесь важна изначальная фокусировка на быстром и эффективном пути создания определенного продукта с определенными свойствами и определенного качества. Здесь не нужна идеальная-совершенная-уникальная технология, но она должна быть легко воспроизводима, надежна, недорога и масштабируема. Помните об этом на всех этапах ваших R&D (Research and Development, исследования и разработки — РР).

И пока рассуждает Марина, на другом конце университетского кампуса, в лаборатории Ломоносовского корпуса, в свой законный выходной трудится «на результат» Андрей Грунин.

Он склонился над лабораторным столиком, ему ассистирует химик-аспирант Артем Чижов. Вместе они всматриваются в два десятка аккуратно разложенных прямоугольных кусочков кожи разной толщины, плотности, фактуры. Каждый кусочек пропитан тестовым составом Hydrop Black. Андрей с Артемом окропляют кусочки водою и наблюдают за осевшими на коже каплями: не растекаются ли и хорошо ли скатываются. Затем с помощью салфеток-промокашек выявляют, какие кусочки остались сухими, а какие не очень.

— Нужно отказаться от баллончика с распылителем, — озаряет Грунина новая идея. — Им неудобно обрабатывать ботинки из гладкой кожи, к тому же это не экономично, мимо проливается много состава. Сделаем продукт по типу влажных салфеток, которые пропитаем «Блэком». Протер обувь салфеткой — и все. Гораздо удобнее и эффективнее.

С идеями у Андрея, как обычно, все в порядке. Вот, например, еще одна, свежая и горячая:

— Гигантские плантации солнечных батарей функционируют в пустынях. Но есть одна инфраструктурная проблема: там они быстро загрязняются, у них падает КПД. Чтобы очищать солнечные панели от налипших песка и пыли, по всему миру тратят миллиарды долларов. А что если поверхность солнечных панелей сделать супергидрофобной, то есть самоочищающейся? Мы ведем на эту тему переговоры с несколькими компаниями…

Но это уже другая история. И она только начинается.

У партнеров

    Реклама