Приобрести месячную подписку всего за 290 рублей
Общество

Это — (не) экстремистский текст

2017
Алексей Андронов/ URA.RU/ТАСС

Вступило в силу решение Верховного суда РФ, принятое еще в апреле этого года, согласно которому деятельность религиозной организации «Управленческий центр Свидетелей Иеговы в России» и всех его 395 региональных отделений была признана экстремистской и запрещена на территории нашей страны. Этот запрет был вынесен на основании экспертизы текстов, а не в результате того, что были представлены суду факты покушения на жизнь, здоровье или имущество конкретных людей. «РР» неоднократно писал (см., например, статью с ироничным названием «Как разжечь ненависть», “РР” № 22 (101) от 9 июня 2009 года), что антиэкстремистское законодательство и практика его применения в нашей стране выходят из-под контроля и за пределы здравого смысла. И вот опять

— Ярослав, запрет стал для вас неожиданностью?

— Я был шокирован. — О том, что запрет означает для иеговистов и как они собираются жить дальше, мы говорим с Ярославом Сивульским, представителем Европейской ассоциации христианских Свидетелей Иеговы. — Мы все-таки надеялись, что до запрета не дойдет. Я думал: ну, вот есть же Верховный суд, там-то сидят мудрые люди, они разберутся, что дело против нас выдуманное, исправят ошибки нижестоящих инстанций... Оказалось, что, прожив на этом свете почти пятьдесят лет, я все еще не избавился от иллюзий насчет того, как устроена машина судебной системы. Похоже, что задней передачи у нее действительно нет.

Ярослав Сивульский — классический тип Свидетеля Иеговы. Персонаж из брошюрки, которые безвозмездно раздают на улицах тетеньки, проникновенно заглядывающие в глаза прохожим. Прическа идеальная, улыбка во все зубы, выглажен, доброжелателен. Человек без изъянов. Хоть бы у него подмышки потели, что ли. За общий счет в кофейне  — и то заплатил. Слишком хорош — по крайней мере, на мой вкус. В разговоре он то и дело пускается в проповедь — ничего не поделаешь, профдеформация. Однако тут же спохватывается и вновь возвращается в русло светской беседы, говоря с усмешкой: «Я вам эти сказки могу долго рассказывать».

— Что для вас означает это решение?

— Главное: поражение в конституционных правах массы людей, более 170 тысяч россиян, Свидетелей Иеговы.

Конституция РФ, ст. 28: «Каждому гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними».

— Запрет вашей организации основан на обвинениях в экстремизме. Есть основания?

— Это было бы смешно, если бы не было так печально. Нет, наверное, человека более далекого от экстремизма, чем Свидетель Иеговы. Мы против насилия в любом его проявлении, не берем в руки оружия, не участвуем в войнах. Если представить, что у всех нас один создатель, Отец, то как мы можем друг друга ненавидеть — и тем более убивать?

Ну, вот поехал Свидетель Иеговы на войну, а на той стороне другой Свидетель Иеговы, его брат фактически. Они что — друг в друга стрелять будут? Никогда. Они лучше сядут в тюрьму, но не будут.

— Вы фигурально?

— Если бы. Я три года отсидел, потому что в 1986-м отказался служить в советской армии.

— Прямо так и сказали в военкомате?

— Прямо так и сказал: «По религиозным соображениям». Это сейчас есть альтернативная служба, а тогда за отказ реально сажали.

— То есть вы в организации — с юности?

— С детства. Так сложилась судьба. Родители были Свидетелями Иеговы, бабушка по линии матери — тоже. Все они были сосланы в свое время в Сибирь, отец сидел. Моя семья — одна из тех десяти тысяч семей Свидетелей Иеговы, которые сослали в 1951 году по приказу Сталина в результате операции «Север». Впоследствии они были признаны жертвами репрессий.

— Получается, вы на себе испытали все прелести атеизма как государственной идеологии?

— Я все это помню. Как высмеивали Бога в школе и в стенгазетах рисовали глупые карикатуры: дурашливый старик сидит на облаке и смотрит на Землю. Помню, как меня стыдила учительница перед всем классом: вот, дескать, Гагарин в космос полетел и Бога твоего не нашел. А я стоял, сжавшись, и слушал насмешки одноклассников. Те, кто верил в Бога, считались юродивыми, не от мира сего.

— А сейчас?

— Сейчас вера в Бога вроде даже приветствуется. По телевизору показывают картинки массовых стояний в очереди к мощам святых, религиозные церемонии. Но возникла другая проблема. Верить надо в «правильного» Бога. А мы, оказывается, верим не в того, не так, как все, как надо, как партия сказала! Хотя взять христиан — они все верят в одного Бога. В чем здесь проблема, я не знаю.

Как не вспомнить тут сериал «Американские боги». Там в одной из серий на приеме у древнегерманской языческой богини пробуждения весны и вечной юности Остары разгуливают Иисусы — друг на друга похожие, отличающиеся лишь в деталях: одеждой, походкой, улыбкой, наклоном головы... Хотелось бы, конечно, одного Иисуса. Но обществу потребления подавай разнообразие, как бы говорят авторы сериала, — широкую товарную линейку, прости Господи.

— Вы думаете, заказ конкурентов?

— А я не знаю. Хотя есть факты. Например, комментарий митрополита Иллариона, в котором он приветствует запрет Свидетелей Иеговы. Ну и раньше мы неоднократно слышали похожие слова. Хотя, думаю, здесь все сложнее...

— Хотите сказать, что против вас действовал объединенный фронт?

— Иначе как спланированной кампанией назвать это сложно! Сначала был подготовлен сценарий, а потом — в течение нескольких лет — реализован. Активная фаза началась в 2009-м году. Стали массово запрещать наши издания по надуманным причинам. То там найдут экстремизм, то тут. Эксперты свои. Им ставят задачу: «Нужно найти экстремизм». И они находят. В регионах этот процесс постепенно нарастал: больше восьмидесяти публикаций признали экстремистскими. Если не получалось с помощью экспертов, банально подбрасывали запрещенную литературу. В ставропольской станице с говорящим названием Незлобное, например, без малого год назад. Ворвались под утро в здание несколько человек в масках и распихали брошюрки по углам. Только они ушли — появились следователи. Все — мы виновны!

— А потом?

— Потом они выходят на Управленческий центр. Показывают нам решения судов со всей России. По бумагам же все законно. А что дальше, вы знаете. Минюст — прокуратура — Верховный суд. В результате мы под запретом.

— А экстремизм-то в чем находили, в каком виде?

— Ну, например, опубликовало наше издание заметку о мученической смерти Христа. И там есть пассаж о том, что «сговорились священники его распять». И вот за это зацепились законники. Мол, обвиняете священников, подрываете авторитет, унижаете честь и достоинство служителей культа.

— И что — все до такой степени ничтожное?

— Практически — да. Хотя им не кажется, что ничтожное. Или они делают вид. Где-то у нас, помню, промелькнула фраза о том, что учение Свидетелей Иеговы — истинное…

— Ну, это нормально. Всякое религиозное учение выстраивает себя на превосходстве над другими. Послушать проповеди православных священников о католиках, подумаешь, что хуже этих людей на свете нет.

— А нам говорят: ага, значит вы истинные, а все остальные — нет? Возвышаете себя над остальными?

— Это как в рекламе товаров массового потребления: нельзя использовать превосходную степень и писать, допустим, что мы производим самые лучшие пылесосы. Надо писать, что мы производим, пожалуй, самые лучшие пылесосы.

— Вы огрубляете.

— Но со стороны именно так все и выглядит. А как вы вообще относитесь к РПЦ?

— Мы не враги, не антагонисты. Мы не критикуем.

— Зная, что они одобрили запрет, предполагая, что запрет, возможно, связан с их отношением к вам как к секте?

— Это наш принцип: мы любим, уважаем всех людей — без разбора национальности, пола, цвета кожи и конфессий в том числе.

Несмотря на декларацию вселюбови к ближним, переписку Свидетелей Иеговы в форумах со своими критиками благодушной не назовешь.

«Да облагоразумит вас Христос», — говорит кто-то воспитанный, по его словам, в православной культуре.

«А вас — его Отец Иегова», — парирует пока еще невинно Свидетель Иеговы.

«Каждый к вере должен сам прийти — нечего к людям в дома ломиться», — продолжает православный.

«Ваша участь: яйца красить да куличи фаллической формы кушать», — заключает его собеседник.

Вот так и поговорили за жизнь религиозную.

— А кто, вот интересно, вам ближе: атеист или человек, верящий в другого Бога?

— Они равны, как равны все люди на Земле.

— Вполне социалистическая позиция. Что же вы ругаете Советский Союз?

— Там было много хорошего. Но без Бога это не имело смысла, было мертво.

— Что будет с собственностью организации?

— По решению суда она переходит в руки государства.

— Что это за собственность?

— В основном здания для собраний, богослужений. Большая их часть оформлена на юридические лица, где-то — на физические. В первом случае изъятие происходит просто: пришли с постановлением и забрали. Во втором — сложнее. Но я думаю, они справятся, найдут способ.

— Похоже на рейдерский захват.

— Особенно на фоне того, что другим-то религиозным организациям здания возвращают.

— Кому, как вы предполагаете, отдадут ваши здания? Не конкурентам?

— Это было бы слишком вызывающе.

 

Ярослав Сивульский: «Р ешение о запрете С видетелй Иеговы стало для меня шоком» 012_rusrep_14-1.jpg из личного архива Ярослава Сивульского
Ярослав Сивульский: «Р ешение о запрете С видетелй Иеговы стало для меня шоком»
из личного архива Ярослава Сивульского

Любопытно, что если искать в интернете информацию о Свидетелях Иеговы, то помимо нее обязательно на экране возникнет лик Христа и просьба православного священника о помощи: дескать, аварийное состояние храма, нужны срочные работы.

— Вас запретили, а вы все еще оперируете словом «слишком»?

— У нас как-то отобрали здание в одном из регионов. Год оно стояло никому не нужное, ветшало. Потом там поселилось отделение милиции.

— Какие ваши дальнейшие юридические действия?

— Апелляцию в Верховном суде мы проиграли. Осталась еще жалоба в коллегию. Но на это надежды нет, так — для проформы. Когда закончим все процедуры в России, подадим иск в Европейский суд по правам человека.

— А на них у вас надежда есть?

— Мы нередко выигрываем там.

— В смысле — россияне?

— Нет. Свидетели Иеговы из Армении, например. Представители других восточно-европейских стран. Помните, греческую историю о прозелитизме? В Греции для нас существовал запрет на проповеди среди православных. После того как мы выиграли в суде, этот запрет отменили.

— Вы сравнили тоже: где Греция, а где Россия! Даже если Европейский суд примет вашу сторону, неужели вы думаете, что в России к этому решению прислушаются? В лучшем случае заплатят копеечный штраф, как это было в 2010-м году, когда выписали 70 тысяч евро и постановили возобновить деятельность московской организации Свидетелей Иеговы.

— Мы же должны что-то делать, как-то реагировать. Это наша возможность. Других возможностей, кроме законных, у нас нет.

Пока шел процесс в Верховном суде, в адрес российских Свидетелей Иеговы со всего мира приходили письма поддержки. Килограммами, сотнями. Так что марки заканчивались и языки уставали их слюнявить. Между тем наши люди слали письма президенту Путину — с просьбой разобраться, вмешаться и защитить. Очевидно, он вне подозрений. У кого-то на странице я по этому поводу прочел: «Как вы думаете, стал бы Иисус писать письма кесарю в свою защиту?!»

— Значит ли это, что Свидетели Иеговы сворачивают свою проповедническую деятельность, «служение по домам»? И больше мы не увидим этих доброжелательных парочек с Библией в руках, негромко, но настойчиво стучащих в двери квартир?

— Каждый из Свидетелей Иеговы будет для себя решать сам: продолжать ему или нет.

— То есть у вас нет такого — как Управленческий центр сказал, так все и сделают?

— У нас не армия, мы приказы не раздаем. Все идет изнутри человека, а не от циркуляров. Вы что думаете, тем Свидетелям Иеговы, которые продолжали проповедовать в концлагерях, кто-то отдавал такой приказ? Нет, они делали это по велению сердца и души. А ведь им достаточно было отречься от своей религии, подписав одну единственную бумажку, и они вышли бы на свободу. Кто-то подписал? Ни один!

— Откуда такая стойкость?

— Полагаю, все дело в нашем учении. В этом смысле, конечно, показательна как раз Вторая мировая война. Свидетели Иеговы первыми отправились в концлагеря. Потому что Гитлеру не понравилась их нейтральность, аполитичность. В армию они не хотят, «хайль» кричать — тоже. Более того — мы тогда разоблачали злодеяния нацистов. Первые фотографии концлагерей появились именно в нашем журнале «Пробудитесь!». И это вызвало у Гитлера бешенство, он сказал о нас: «Я уничтожу это отродье».

— Так и сказал?

Музыкант Федор Чистяков, последователь Свидетелей Иеговы, решил не вовращаться в Россию после решения Верховного Суда о запрете деятельности этой организации 013_rusrep_14-1.jpg Евгений Стукалин/ТАСС
Музыкант Федор Чистяков, последователь Свидетелей Иеговы, решил не вовращаться в Россию после решения Верховного Суда о запрете деятельности этой организации
Евгений Стукалин/ТАСС

— Да, на каком-то огромном, кажется, олимпийском стадионе. Так что для нас все происходящее сейчас с нами — не новость. В разных странах в разное время наша ненасильственная позиция выходит нам притеснениями или откровенным насилием.

— Ну, это же риск. Причем — уголовного преследования.

— А куда девать веру, если она искренняя? Так не бывает, чтобы человек верил-верил, а потом вышел запрет, и он в одночасье перестал верить. Это не футбол, чтобы играть только до тех пор, пока судья не свистнет, что матч окончен.

— Но представьте, открывают наши граждане дверь в ответ на стук, а на пороге люди с традиционным вопросом: «Не хотите ли поговорить о Библии?» Один, может, и поговорит, другой закроет дверь перед их носом, а третий уж обязательно позвонит куда надо — он же знает, что вы теперь под запретом.

Вышло так, что в Москве я живу на Михалковской улице, рядом с усадьбой Михалково графов Паниных, и значит — неподалеку от дома собраний Свидетелей Иеговы, который сами они торжественно именуют Залом Царства. Хотя это всего-навсего бывший ДК Петра Алексеева. Так что многие годы у меня была возможность наблюдать за ними — не специально, просто их трудно было не заметить. Эти галстуки, эти приветливые лица, радость на лицах непонятно по какому поводу, вероятнее всего — без всякого повода. Все это диссонировало с общей угрюмой атмосферой на наших улицах. И, конечно, вызывало немотивированное раздражение. Ну, вы знаете это чувство, когда в продуктовом магазине некто англосаксонской принадлежности стоит перед тобой в кассу с тремя яблоками; кассирша его спрашивает, нужен ли пакет, а он не понимает и только хлопает невинными глазами, и еще рот до ушей... Тьфу, одним словом.

— Мы все это уже проходили: запреты, гонения, ссылки, тюрьмы. Так что не сильно беспокоимся. Хотя, разумеется, ситуация неприятная.

— Вы готовы сесть снова за свои убеждения?

— Не хотелось бы. Но коль придется… А вы знаете, что там, куда ссылали Свидетелей Иеговы, увеличивалось число их приверженцев, новообращенных? Всякий раз это происходит.

— Что теперь будет? Уйдете в подполье?

— Я бы не стал использовать это слово, к словам теперь цепляются. Вместо этого я бы подумал о том, что Землю ждут мощные и катастрофические преобразования.

— Пугаете?

— Скорее, предупреждаю. Сначала ООНовские структуры, прочие «начальники» планеты Земля провозгласят конец войнам и наступление мира, затем отменят все религии, потом наступит Армагеддон. В результате нечестивцы будут уничтожены, на Земле установится правление царства Бога и возродится рай.

— Скоро это произойдет?

— Скорее, чем можно представить. На нашем с вами веку.

— Мать честная. И вы во все это верите?

— Нас не смущает, что люди иронизирует над нашими словами. В Библии есть пророчества на этот счет.

Хотя все зависит, конечно, от той парадигмы «свой-чужой», в пределах которой ты оцениваешь людей. Кто мне ненавистнее-симпатичнее, думал я. Пьяные православные на шашлыках возле Головинских прудов? Воскресные крикливые, зато трезвые, киргизы, таборами расположившиеся на полянах Тимирязевского парка? Или эти непонятные, какие-то потусторонние люди? Честно сказать, я так и не определился.

— Вас обыватели к кому только не причисляют. Называют и тоталитарной сектой, и неортодоксальной ветвью протестантизма, и псевдохристианами... Это обидно? Спорите, пытаетесь переубедить?

— Это результат массовой агитации и пропаганды. Мы привыкли. Относимся спокойно. Многие теперь мыслят стереотипами, телевизионными образами. Почему-то думают, что Свидетели Иеговы — сплошь американцы. А спроси их, кто по национальности православные, так они, не задумываясь, ответят, что русские.

Кстати, Зал Царства Свидетели Иеговы содержали в отличном состоянии. Перед входом высажены ухоженные туи. Просто так внутрь было не зайти: кнопка вызова, охрана. Чужакам здесь не место — это проясняли тебе сразу. Никогда, кажется, здесь не висела вывеска. Поэтому сразу было и не разобрать, что за люди появлялись в этом месте время от времени, порой и целыми толпами. Я думал поначалу, что это сетевой маркетинг: косметику учат впаривать, тайм-шеры или Гербалайф.

— Свидетели Иеговы и государственная власть. Какой это тип отношений?

— Мы никогда не идем в политику, на выборы — нам это неинтересно. У нас нет никаких политических взглядов, мы в этом смысле нейтральны. Не только сейчас — всегда. Такая тактика христианского нейтралитета нередко спасала жизни Свидетелям Иеговы. Даже в заключении они были послушны лагерной администрации. Как это было, например, в 1948-м году в одном из воркутинских лагерей. Другие заключенные подняли восстание, а наши сказали, что участвовать не станут, потому что ранние христиане тоже не выступали мятежами против римлян. В результате восставших казнили, а Свидетелей Иеговы, человек пятнадцать, не тронули. Так что у нас с властью конфликта политических интересов нет.

— Почему так?

— Потому что мы признаем власть Бога на Земле, а не человека. А власть человека над человеком считаем делом противоестественным. Об этом и в Библии сказано.

— А давайте вообразим, что я — человек, который впервые слышит о Свидетелях Иеговы. Как бы вы коротко определили их отличие от других религий?

— Библия. Главное у нас — Библия. Мы до 1931 года, кстати, так и назывались: «Исследователи Библии». Это книга, в которой есть все: о мире, жизни, человеке. Но со временем смысл ее извратили, исказили — когда намеренно и с корыстью, когда нечаянно... Мы же восстанавливаем ее начальные смыслы, пытаемся вернуть людей к первоисточнику. По сути, да — мы как ранние христиане первого века нашей эры.

У Свидетелей Иеговы так заведено: чуть какой вопрос — ответ надо искать в Библии. Как только подходящий отрывок найден, его фиксируют со ссылкой в скобках. Скажем, вопрос такой: «Что делать, если власть угнетает?» Ответ: «К власти все равно следует проявлять уважение» (Римлянам 13: 1–7).

— Многое искажено, с вашей точки зрения?

Проповедовать или нет — теперь это личное дело каждого из членов организации Свидетелей Иеговы 014_rusrep_14-1.jpg  Александр Артеменков/ТАСС
Проповедовать или нет — теперь это личное дело каждого из членов организации Свидетелей Иеговы
Александр Артеменков/ТАСС

— Немало. Все эти языческие наносы, идолопоклонство, которые затмевают истину. Взять Рождество, праздник, который так широко отмечается в России. Ну ведь нет о нем ничего в Библии, ни слова! Или вот день рождения у нас принято праздновать. Если бы Бог хотел, чтобы люди отмечали это событие, разве появился бы в Библии сюжет о том, как именно во время празднования дня рождения тетрарха Ирода Антипы была решена участь Иоанна Крестителя и был обезглавлен «величайший из рожденных женами»?

— Вам не прибавит популярности то обстоятельство, что вы призываете лишить человечество такого праздника, как день рождения.

— Мы не гонимся за популярностью. Для нас истина важнее.

— А бессмертие души?

— Нет бессмертия души. Есть рай на Земле.

— Божественную сущность Христа тоже отрицаете?

— Тоже.

— А что касается повседневности?

— Не курим табака, не злоупотребляем вином, не сквернословим, не занимаемся сексом до свадьбы и в целом выступаем за традиционные семейные ценности и семьи, где мужчина равен женщине, потому что Бог всех создал равными. Короче говоря, ведем себя... как настоящие экстремисты.

— Запрет вашей организации, кажется, спровоцировал рост интереса к ней со стороны СМИ?

— Верно. Я не помню, чтобы о нас столько рассказывали и писали в медиапространстве. Причем объективно, без домыслов. Представляете, сколько теперь людей узнают о нас правду: кто мы такие, что исповедуем, какие у нас принципы.

— Отчего столько внимания к вам, как считаете?

— Многие примерили ситуацию на себя и вспомнили вот это: «А потом придут за нами».

Сейчас вход Зал Царства облеплен полицейской красно-белой лентой. Словно место преступления.

Приключения Свидетелей Иеговы в России

1887 ГОД. Первое упоминание о том, что журналы «Сторожевая башня» посланы в Россию

1891 ГОД. Первый из Свидетелей сослан в Сибирь

1928 ГОД. Отказ в регистрации Свидетелей Иеговы.

АПРЕЛЬ 1951 ГОДА. Около 9 500 Свидетелей из шести республик СССР высылают в Сибирь

ОКТЯБРЬ 1965 ГОДА. Отмена ограничений и ослабление давления со стороны государства

27 МАРТА 1991 ГОДА. Свидетели Иеговы официально зарегистрированы в Советском Союзе

11 ДЕКАБРЯ 1992 ГОДА. Свидетели Иеговы официально зарегистрированы в Российской Федерации

МАРТ 1996 ГОДА. Свидетели Иеговы полностью реабилитированы как жертвы политических репрессий

26 МАРТА 2004 ГОДА. Запрещена деятельность московской общины Свидетелей Иеговы

2009 ГОД. Российские правоохранительные органы начинают неправомерно применять Федеральный закон «О противодействии экстремистской деятельности»

11 СЕНТЯБРЯ 2009 ГОДА. Ростовский областной суд признает 34 публикации Свидетелей Иеговы экстремистскими

10 ИЮНЯ 2010 ГОДА. Европейский суд по правам человека объявляет, что решение о ликвидации московской общины Свидетелей Иеговы нарушает права человека

30 ИЮЛЯ 2014 ГОДА. Таганрогский суд вынес обвинительный приговор семи из 16 Свидетелей Иеговы за то, что они исповедуют свою веру

2 ДЕКАБРЯ 2014 ГОДА. Сайт jw.org запрещен Верховным судом Российской Федерации

30 НОЯБРЯ 2015 ГОДА. В Таганроге после повторного рассмотрения дела все 16 Свидетелей Иеговы признаны виновными за исповедание своей веры. Четверо из них приговорены к условным срокам лишения свободы

20 АПРЕЛЯ 2017 ГОДА. Судья Верховного суда Юрий Иваненко удовлетворил иск Министерства юстиции с требованием ликвидировать Управленческий центр Свидетелей Иеговы в России и входящие в его структуру местные религиозные организации и обратить все имущество ликвидированной религиозной организации в собственность Российской Федерации.

17 ИЮЛЯ 2017 ГОДА. Апелляционная коллегия Верховного суда Российской Федерации оставила в силе решение от 20 апреля.

Где запрещена деятельность свидетелей Иеговы:

  1. Афганистан
  2. Алжир
  3. Бахрейн
  4. Бутан
  5. Бирма
  6. Вьетнам
  7. Джибути
  8. Египет
  9. Иордан
  10. Ирак
  11. Иран
  12. Йемен
  13. Катар
  14. Китай
  15. Кувейт
  16. Лаос
  17. Ливия
  18. Мавритания
  19. Марокко
  20. Объединенные Арабские Эмираты
  21. Оман
  22. Россия
  23. Сомали
  24. Сирия
  25. Северная Корея
  26. Саудовская Аравия
  27. Сингапур
  28. Тунис
  29. Таджикистан
  30. Туркменистан
  31. Узбекистан
  32. Эритрея

Известные иеговисты

Принс, певец

Тереза Грейвс, актриса и певица

Серена Уильямс, теннисистка

Винус Уильямс, теннисистка

Федор Чистяков, музыкант

Коко Роша, супермодель

Мэтью Каунда, музыкант

Валери Кэмпбелл, балерина в прошлом, мать Наоми Кэмпбелл

Что исповедуют Свидетели Иеговы

Свидетели Иеговы отвергают многие религиозные догматы, принятые в христианстве. Так, они отрицают догмат о Троице, считая, что есть лишь один Бог — Иегова, а Иисус — первое творение Господа на небесах, до Адама, пророк Иеговы. Поэтому в 1914 году, по мнению Свидетелей Иеговы, произошло второе пришествие и Иисус Христос стал править на небесах. Также иеговисты считают, что в Царствии Иеговы Иисус — Архангел Михаил и ангел бездны Аваддон. Смерть Христова в иеговизме не считается искуплением всех грехов человечества, а только первородного греха. Святой дух в понимании иеговистов не является личностью, но только действующей силой Иеговы. Кроме того, Свидетели Иеговы отрицают бессмертие души; в их представлении вечные мучения Ада не существуют — есть уничтожение души как таковой без права на воскрешение. Некоторые души, «помазанные» (считается, что их всего 144 тысячи), могут получить новые душевные тела и вознестись в царство Иисуса Христа. Остальные же души будут жить в «раю на земле» до наступления Дня суда.

Всемирная деятельность*

Страны и территории, где проповедуют Свидетели Иеговы: 240

Свидетели Иеговы: 8 340 982 человек

Собрания: 119 485

* По данным официального сайта Свидетелей Иеговы.

№14 (431)



    Реклама

    «Мы научились быть конкурентными…»

    Андрей Рязанов, Генеральный директор Завода электротехнической арматуры


    Реклама