Приобрести месячную подписку всего за 290 рублей
Культура

Прогулка с Дамой Пик

2017
Команда+1

Театралам Александр Легчаков знаком прежде всего как исполнитель роли копа Козульски и автор хип-хоперы «Копы в огне», принесшей популярность независимой московской театральной команде авангардистов Le Cirque de Charles La Tannes («Цирк Шарля ля Танна). 1 октября в усадьбе Гончаровых-Филлиповых, известной как Troyka Multispace, состоялась премьера первой в мире променад-оперы «Пиковая дама», где Легчаков выступил режиссером. Корреспондент «РР» поговорила с Александром Легчаковым о Петре Наличе в роли Германа и о том, почему оперу сложно финансово просчитывать

Театральный зритель вас знает прежде всего по «Копам в огне», а тут — «Пиковая дама» Пушкина. Довольно неожиданный ход.

Но, с другой стороны, ожидаемый. Пушкин — это же наше все! Я не просто люблю Пушкина как автора, мне интересно работать с его текстами. «Руслан и Людмила», по-моему, — одно из базовых произведений, где Александр Сергеевич заложил метафизику на много лет вперед.

Я слышала, что «Пиковая дама» была чуть ли не какой-то закрытой вечеринкой пару лет назад.

Нет. Просто когда мы ставили эту оперу, у нас было пять закрытых показов, после которых два года мы дорабатывали ее, чтобы запустить продажу билетов. Предстояло адаптировать оперу к жанру променада, прогулки — ничего подобного в мире еще не наблюдалось. Очень приятно, что Москва — оперная столица, которая сможет посмотреть на что-то новое. Тем более что ни в Нью-Йорке, ни в Лондоне аналогов не было. Кстати, «Копы в огне» ведь тоже были первой хип-хоперой, новым для того времени жанром, очень авангардистским проектом. А хулиганство, которое присутствовало в «Копах», мы постарались сохранить и в «Пиковой даме»: мы «пушкинизировали» ее, постарались заняться осмыслением именно пушкинского текста, подчеркнуть первенство драматургии в содержании оперы.

Раньше вы преподавали институциональную экономику в РГГУ. Как эксперт-экономист можете оценить променад-спектакли, бум которых сейчас наблюдается в Москве?

Я уже около двух лет не преподаю, все больше занимаюсь театральной деятельностью, но с любовью вспоминаю то время… Могу ли я тут быть экспертом — не знаю. По своему опыту могу сказать, что делать оперу — всегда большое приключение. Опера — жанр, сочетающий в себе огромное количество поджанров. И это приключение всегда получается очень дорогим. Сможем ли мы выйти на ту окупаемость, которой ожидаем, покажет время. Все-таки мы занимаемся театром, а театр сложно превратить в выверенный коммерческий продукт. Какой отклик постановка получит у зрителя, заранее просчитать нельзя. Мы можем предложить только всю нашу любовь, предложить вместе с нами влюбиться в музыку Чайковского, в текст Пушкина.

В одном из составов партию Германна исполняет Петр Налич — пожалуй, самая известная фигура в актерском составе «Пиковой дамы». Такое решение — способ повысить интерес к вашему проекту?

Петр Налич закончил Академию музыки имени Гнесиных и много лет посвятил тому, чтобы расти именно в оперном вокале. Однажды я услышал, как Налич пел Германна (в 2014 году, будучи студентом и артистом Театра-студии Гнесинки, Налич исполнял партию Германна в опере «Пиковая дама», которую поставил профессор Юрий Сперанский. — «РР»). У него потрясающий лирический тенор, он поет в романтичной манере, он драматургически подкован и может «держать» зрителя. Вообще у нас четыре состава равноценных Германнов и Лиз. Москва все-таки оперная столица мира!.. Я согласен, что Петю знают, к нему повышенный интерес, и любопытно наблюдать, как он привносит что-то свое в прочтение Германна. Но просчитать такое кастинг-решение было невозможно: разве что небеса позаботились о том, чтобы я случайно увидел, как Петя поет Германна. Мне кажется, судьба сводит людей, чтобы они могли проявлять свои таланты.

«Пиковая дама» станет проектом на определенный, довольно короткий промежуток времени, или вы думаете о возможности продолжения?

Мировая премьера была 1 октября. Ближайшие три месяца мы будем играть, а дальше — как сложится. Мы с удовольствием рассмотрим возможность путешествия нашего спектакля за границу. Мне кажется, Пушкин и Чайковский — хорошее предложение для Запада. Но пока билеты продаются, смотрите нас в Москве.

Билеты на «Пиковую даму» откровенно недешевые. Вы ориентировались на определенного, довольно обеспеченного зрителя?

Каждый спектакль может увидеть не больше 54 зрителей: только так можно оказаться вовлеченным и почувствовать те эмоции, которые нам хотелось бы донести. Мы просто не можем запускать больше людей. И эта камерность предполагает некую элитарность, продукт для узкого круга. Но на самом деле мы делали спектакль для всех, кто захочет и сможет попасть. Просто форма действия в особняке — такая: вот графиня, вот Германн, они от вас на расстоянии вытянутой руки. Эту камерность и магию необходимо сохранять.

Александр Легчаков широкому зрителю известен как актер и автор хип-хоперы «Копы в огне» 057_rusrep_18-1.jpg Команда+1
Александр Легчаков широкому зрителю известен как актер и автор хип-хоперы «Копы в огне»
Команда+1

Вы видели детскую оперу-квест «Путешествие в страну Джамблей» в Пермском оперном, которую отметили на «Золотой маске — 2016»? Там музыканты ходят прямо за зрителем. А у вас звук оркестра в ряде сцен транслируется через усилители.

Я не видел этой оперы, но однажды видел, как Курентзис дирижировал в Консерватории и во время антракта вывел музыкантов в фойе. Это было здорово! Конечно, сейчас все ищут новую, более свободную форму по отношению к музыке, стараются добиться того, чтобы музыка коснулась сердец. Весь наш формат подчинен только этому — найти ключи к сердцу зрителя. Однако сделать так, чтобы оркестр постоянно путешествовал, очень сложно. Поэтому у нас оркестр находится в одной локации, звук транслируется, но большинство сцен играется в локации с оркестром — мне кажется, этого достаточно.

Просто за сумму, эквивалентную стоимости билета на «Пиковую даму», можно слетать в Пермь и послушать того же Курентзиса.

В этом смысле мы ни на что не претендуем. Кто-то наверняка так и сделает, полетит в Пермь. Но именно иммерсивность дает ключи, которые позволяют сопереживать герою, почувствовать высокий катарсис. А опасность иммерсивного театра в том, что он довольно деструктивен для сюжета, здесь легко стать заложником формы, аттракциона. Мы старались этого избежать, но при этом дать возможность почувствовать оперу по-новому.

Я скорее к тому, что все-таки вы не в безвоздушном пространстве поставили свою «Пиковую даму».

Пространство как раз в определенном смысле «безвоздушное»: променад-опер нет ни одной — ни в мире, ни в Москве. Мы претендуем на новаторство. Будет ли такой формат актуален, можно ли его развивать, интересно ли зрителю в этом пространстве находиться? В определенном смысле мы открываем дискуссию: возможно ли сделать променад по опере. Пока получаем позитивные отзывы: люди, для которых опера — это слишком сложно, получают код доступа к ней и, возможно, захотят снова вернуться к этому жанру. «Пиковая дама» — это своего рода инициация, как обряд у масонов, с которого, кстати, начинается наш спектакль. Этот момент инициации для меня очень важен: сделать так, чтобы люди эмпатично смогли почувствовать искусство оперы, подняться с его помощью выше. Ведь искусство поющее превосходит искусство чистой драматургии именно по силе воздействия на чувства. Кстати, я слышал, что в 2018 году в Бельгии тоже появится променад-опера.

Три спектакля, захвативших большое пространство

«Норманск» (реж. Юрий Квятковский, Центр им. Мейерхольда, Москва. Премьера — июль 2014 года, последний раз спектакль показали в конкурсной программе «Золотой Маски» весной 2015 года)

Спектакль, предвосхитивший бум иммерсивного театра в Москве и одновременно продемонстрировавший, каким может быть театр вовлечения. Шестиэтажный ЦИМ превращался в город Норманск, где обитали герои «Гадких лебедей» братьев Стругацких.

Над «Норманском» работала команда Le Cirque de Charles La Tannes, психологи, архитекторы, современные художники, студенты прошлого набора Мастерской Дмитрия Брусникина в Школе-студии МХАТ, участники детских театральных студий и актеры различных театров. Жизнь в Норманске текла сама по себе, а зрители в антимоскитных масках просто путешествовали по городу с картой в руках. Кстати, в отличие от более поздних «Черного русского» и «Вернувшихся» маску тут объясняли сюжетно — в Норманске дождь Стругацких был заменен на нашествие насекомых. Зритель мог выбрать одного героя и следовать за ним или перемещаться по Норманску самостоятельно.

«Черный русский» (реж. Максим Диденко, Театральная компания Estatic. Премьера — сентябрь 2016 года, последний показ — апрель 2017 года)

Особняк Дом Спиридонова в Малом Гнездниковском был превращен в Дом Троекурова, по которому, разбившись на три группы, зрители путешествовали по одной из трех линий — Маши, Дубровского или Троекурова, чтобы собраться на общий финал. Каждая сюжетная линия оказывалась историей про что-то свое (например, линия Троекурова — исследование природы власти). Черно-белый спектакль-бродилка по безжалостному русскому миру — с медведями, поминками, водкой, самодурством, оказался коммерчески успешным и может считаться победой театра на поле массовых развлечений. Не последнюю роль в этом сыграли и приглашенные звезды — так, одной из Маш была Равшана Куркова.

«Вернувшиеся» (реж. Виктор Карина и Мия Занетти (США). Производство — Jorney Lab (США) совместно с продюсерской компанией YesBWork (Россия). Премьера — 1 декабря 2016 года. Шоу играется второй сезон подряд)

Иммерсивное шоу по пьесе Ибсена «Привидения» из российских иммерсивных спектаклей ближе всего подобралось к знаменитому спектаклю «Sleep no more» пионеров и создателей жанра компании Punchdrunk. Главный герой — дом семьи Альвингов, в который превращен особняк в Дашковом переулке. Свободные перемещения по всем четырем этажам дома конца XIX века, возможность трогать и изучать все вещи (главное, вернуть их потом на место), открывать двери и заглядывать в комнаты... Актеры в «Вернувшихся» играют так, как будто никаких зрителей нет, но иногда могут схватить кого-нибудь за руку, или начать, например, душить, или что-то говорить на ухо — так зритель получает персональный опыт. Понятно, что увидеть даже треть спектакля за одно посещение невозможно.

№18 (435)



    Реклама



    Реклама