Приобрести месячную подписку всего за 290 рублей
Общество

Революция внутри

2017
galiamina.ru

В день, когда революции исполнилось сто лет, герои маленькой муниципальной революции — оппозиционеры, победившие кандидатов партии власти на местных выборах в Москве, — уже месяц проработали в новом качестве. «РР» попросил их рассказать, что они поняли о депутатской работе за это время, с какими проблемами столкнулись, не испугала ли их рутина и ждут ли они благодарности

Юлия Галямина, депутат Тимирязевского района: «Непросто, но я научусь»

Работа началась с неприятного момента: у нас украли 28 голосов избирателей и приписали их кандидату от «Единой России». Сейчас депутаты этой партии занимают не свое место, и из-за этого мы не можем предпринять радикальные шаги, связанные, например, с помещениями. Мне бы хотелось заседать не в здании управы, а в каком-то другом месте, потому что законодательная власть не должна находиться в подчиненном положении у исполнительной.

У меня как оппозиционного депутата есть некоторое недоверие, но по многим вопросам, особенно практического характера, мы находим общий язык с депутатами от партии «Единая Россия». В решении практических задач нам удается объединяться.

Первое обращение жителей было несколько странным. Ко мне пришли люди, сказали, что у них проблемы с соседом. Я решила: пойду к участковому, поговорю, как-то посодействую, — дала им свой номер, но они не пришли и не перезвонили. Теперь мне каждый день кто-нибудь что-нибудь пишет, спрашивает с меня, что я делаю, что уже сделано. Больше всего обращений — по поводу ЖКХ. За месяц я успела решить кучу мелких вопросов. Например, когда давали отопление, в одном доме произошла авария, и я звонила, разбиралась, успокаивала жителей. В итоге все починили, отопление включили.

Самая серьезная проблема для меня сейчас — незаконная застройка на территории старинного парка «Дубки», которая уничтожает природный ландшафт, при этом проект реконструкции парка не учитывает мнения жителей. Другая большая проблема — капремонты, которые идут напряженно. Сейчас я изучаю всю документацию, вопросы, связанные с бюрократическим оформлением; для меня это необычно. Зато я стала понимать, как с этим ремонтом разбираться, а раньше не знала.

Меня возмущает, что местное самоуправление в Москве почти лишено финансирования и полномочий. Решения по вопросам местного значения почему-то принимаются через региональные департаменты, что противоречит хартии местного самоуправления. У нас был конгресс независимых депутатов в начале октября.

«Мы создали рабочую группу по разработке законодательной инициативы, которая сможет расширить полномочия депутатов и увеличить финансирование, чтобы мы могли у себя решать вопросы от «А» до «Я».

 Абсолютно уверена, что вопросы по благоустройству, развитию района, по застройке лежат в области местного самоуправления. Почему же все это отдано выше, на уровень города?

Я живу в этом районе, и мне не все равно, что происходит вокруг. Вот почему я решила стать депутатом. Мне нравится общественная нагрузка, хоть свободного времени стало намного меньше. Основную работу никто не отменял, и я, как и прежде, работаю научным сотрудником в Институте лингвистики МГУ. Мне нравится помогать людям, узнавать, как все устроено, нравится, что можно развивать местное самоуправление, потому что это единственная вещь, которая может вытащить страну из болота. Практически для меня это пока непросто, но я научусь.

Татьяна Касимова, депутат района Хамовники: «Смысл этой работы в том, что она не заканчивается»

Я решила стать депутатом, потому что давно интересуюсь городской политикой, мне нравятся ее перипетии. Раньше я уже немножко представляла, чем депутаты должны заниматься, потому что много с ними общалась, защищала диссертацию на эту тему. Не сказать, что я очень заметный активист, но несколько общественных кампаний в своем районе провела. Например, против закрытия 61-й городской больницы. Параллельно продолжаю работать как социолог в Высшей школе урбанистики.

Когда я сказала моим друзьям и коллегам, что иду в депутаты, мало кто верил, что будет победа, некоторые отговаривали. Сейчас они меня поддерживают, а некоторые даже шутят: мол, ты депутат, помоги. Помню, когда мы обходили квартиры перед выборами, было ощущение, что на улице меня узнают в лицо, помнят, а я этих людей — нет. Это жутковато. Уже после победы на выборах думала, что выйду на улицу, а мне скажут: «Вот, депутат, давай делай!» — но пока этого фактора узнаваемости еще нет, и я чуть расслабилась.

Здесь нет такого понятия, что ты выходишь на работу. Вот совет собирается и начинает рассматривать обращения жителей, другие вопросы, при этом за раз они не решаются. Работа депутата — такого свойства, что теоретически вы можете вообще бездействовать.

Можно легко представить себе депутата, который не ходит на заседания, не делает ничего, и, скорее всего, он продержится пять лет до конца созыва, и его не снимут.

А есть депутаты, которые тратят на эту работу не восемь часов, а пятнадцать, не досыпают и действительно что-то делают. И смысл этой работы в том, что она никогда не заканчивается. Сколько бы времени ты на нее ни тратил.

Татьяна Касимова работает с сообществами городских жителей как социолог, а теперь еще  и как муниципальный депутат 023_rusrep_20-1.jpg  Полина Кочеткова
Татьяна Касимова работает с сообществами городских жителей как социолог, а теперь еще и как муниципальный депутат
Полина Кочеткова

Теперь люди звонят, пишут, обращаются ко мне и ко всем депутатам нового созыва. Лично я уже получила больше 30 обращений. Причем самое интересное, что примерно 60–70 процентов от всех заявок напрямую не относятся к нашим полномочиям. Это, скорее, какие-то жалобы на городскую политику: состояние дорог, зданий. И, по сути, мы принимаем решения не в рамках наших полномочий, а под видом того, что нам нужно контролировать работу других ведомств и учреждений. Мы должны погружаться в работу, изучать много законов. Встречаешься с жителями — они не в курсе многих деталей, то есть пока какая-нибудь труба не разорвалась, всех все устраивает! А когда труба рвется, люди понимают, что у них капитальный ремонт сделан неправильно, с кучей нарушений. Много сложностей с межеванием, со статусом земельных участков. Конфликтуют и жители, и целые ведомства.

Прошел месяц с момента вручения корочек, и есть уже решенные вопросы. Переносят на улице остановку общественного транспорта — жители возмущены, просят ее вернуть. Мы уже несколько остановок вернули, даже благодарный отзыв получили. Пишу запросы, жалобы по капитальному ремонту, если что-то не соответствует нужным параметрам. Капитальный ремонт в этом смысле чисто депутатская работа. Что-то решаем автоматом — например, вопросы согласования веранд летних кафе, установки шлагбаумов. Выехали на место, поняли, что можно установить, и разрешили.

Сейчас у меня осталось намного меньше свободного времени, но это даже здорово, потому что интересно. Я чувствую себя погруженной в важный процесс принятия решений, понимаю, как что решается в нашем районе, как все устроено, не со стороны, а изнутри. Знать, что есть такой-то закон, — это одно, а разбираться, как он в реальности функционирует, — совсем другое!

Основная трудность, из-за которой происходят все задержки и возникает куча проблем, — это несогласованность. У нас за один и тот же вопрос может отвечать пять-шесть ведомств, которые плохо связаны друг с другом. Например, между жителями двух домов на Остоженке возник конфликт в связи с установкой забора. И у одного ведомства — одно мнение, у другого — другое.

До этих выборов в муниципальном совете района Хамовники все решала партия власти, а сейчас, когда весь Совет состоит из депутатов от «Яблока» и одного коммуниста, оппозиционный депутат должен не просто высказывать свое отрицательное мнение, а налаживать работу. Но есть и некоторые проблемы. Часто бывает так, что очередным заседаниям уделяется повышенное внимание, например когда надо избрать главу совета. Это вопрос политический, важный — туда приходит много людей. И для меня очевидно, что часть этих людей — не просто жители с проблемами, а сотрудники различных городских ведомств, молодежных подразделений, защищающих политику «Единой России», ангажированные. Они делают много провокационных заявлений: мол, мы, оппозиция, плохие, ничего не делаем, нас надо распустить.

С управой я проблем не вижу, мне кажется, они хотят с нами подружиться и строить нормальные отношения. Но раздражает, что из администрации приходят письма на электронку, где в заголовках не отражена тема вопроса — потом найти эти письма невозможно.

В целом я довольна тем, что стала депутатом, это огромный вызов самой себе. Возможно, мы пока с чем-то не справляемся, ведь жители уже спрашивают с меня. Спустя четыре дня после избрания одна активистка писала в Фейсбуке: «И где видно, чтобы что-то сделали?» По ее мнению, мы должны были что-то совершить уже на четвертый день! Хотя нам еще даже удостоверения не выдали. Я считаю, что о результатах можно будет говорить через полгода-год. Нужно много всего изучить и контролировать. Только потом можно будет сказать, что у жителей нет жалоб и все прекрасно.

№20 (437)



    Реклама

    как Enterprise Content Management управляет всем

    Более четверти века российские организации стремятся перевести свои рабочие процессы в цифровой формат и оперировать данными и электронными документами.

    Интервью Губернатора ЯНАО Дмитрия Кобылкина

    Впервые за последние несколько лет бюджет ЯНАО на 2018-2020 года сверстан бездефицитным.


    Реклама