Как бы ни заклинали неолибералы, идея о государстве развития отнюдь не мертва. И как раз для России она сегодня наиболее актуальна
Повторение пройденного

Девелопментализм — ускоренное индустриальное развитие, или практически то же, что государство развития, — одна из самых успешных идей ХХ века. Холодная война и абстрактное деление идей по политической оси вправо и влево заслонили очевидный факт, что политику индустриального развития с успехом проводили совершенно разные режимы и партии: и фашисты, и коммунисты, и националисты, и социал-демократы.

Это утверждение вовсе не противоречит здравому смыслу. Оно противоречит только идеологии свободных рынков, которая предлагает нам поверить, будто существует один и только один путь к достижению экономического роста, и это рынки, свободные от вмешательства государства.

Если рассуждать честно, приходится признать, что, при всех колоссальных отличиях, в ХХ веке серьезных успехов в организации производства добивались и Муссолини с Гитлером, и Сталин, и скандинавские социалисты. Совершенно разные режимы проводили государственную политику активного индустриального развития. Многие из них диктаторские, но в Европе под ударами Великой депрессии (что сегодня проходится вспоминать как серьезное предупреждение) оставалось немного жизнеспособных демократий. Скажу не без гордости, среди тех, кому удалось в те времена защитить принципы свободы и не допустить при этом обнищания собственных граждан, мы, скандинавы. Но добились мы этого не ослаблением, а умелым усилением роли государства на рынках и в производстве.

Сегодня, в эпоху господства неоклассической экономической теории и неолиберализма, государственный девелопментализм вымер почти по всей политической оси, за исключением Восточной Азии и отчасти Бразилии. Неолиберализм довлеет над миром уже три десятилетия. Результаты этого доминирования пора признать очевидными.

Хотя сами термины «девелопментализм» и «государство развития» появились совсем недавно, только в начале 1980-х, их практика и теория весьма четко прослеживаются в государствах Запада с самого начала современной эпохи, еще с XV века. Пик был достигнут после окончания Второй мировой войны. График 1 показывает потрясающий успех индустриального развития и последующий упадок, наступивший в 1970–е годы с массовым применением неолиберальных «структурных корректировок».

Нынешний финансовый кризис в Евросоюзе и США знаменует наличие «структурных корректировок» в центрах мировой экономики. Теперь им самим грозит пройти через то, что выпало на долю Латинской Америки в 1980-е и Восточной Европы в 1990-е годы — деиндустриализация и падение реальных доходов. Как говорится, за что боролись, на то и напоролись.

Теория развития

Основная идея, стоящая за программами индустриального развития, очень проста: структура национального производства может быть субоптимальной, но это исправимо активным и целенаправленным вмешательством. Явно или косвенно, концепция исходит из того, что одни виды хозяйственной деятельности более способствуют общему благосостоянию, нежели другие.

Как будто все очевидно. Однако сегодня неоклассическая теория в экономике (фактически идеология неолиб