ПУБЛИКУЙТЕ НОВОСТИ О ГЛАВНЫХ СОБЫТИЯХ
СВОЕЙ КОМПАНИИ НА EXPERT.RU

Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!

Большая труба на восток

, 2005

Строительство нефтепровода "Восточная Сибирь - Тихий океан" усилит позиции государства в восточных регионах России

Нефтепровод на Дальний Восток стал излюбленной темой для споров последних трех лет среди экономистов, политиков, экологов и производственников. Первоначально рассматривалась схема трубопровода от Ангарска до китайского Дацина, предложенная ЮКОСом. Согласно ей значительная часть трубы с годовым объемом перекачки нефти в 30 млн тонн пролегала бы по территории Китая. Экономическая эффективность проекта не вызывала сомнений, но запротестовали экологи: по плану труба проходила слишком близко к Байкалу. А при обходе озера чуть западнее нефтепровод пересекал бы территорию Тункинского заповедника в Бурятии. Предлагались различные компромиссные варианты, вплоть до изменения границ заповедника (см. "Эксперт-Сибирь" 7 от 8 сентября 2003 года - "Нефть и Байкал"), но не один из них не устраивал противоборствующие стороны - бизнесменов и экологов.

Затем появились другие, более масштабные проекты - уже не от ЮКОСа, а от государственного ОАО "Акционерная компания по транспорту нефти " Транснефть". Но разговоров об их экономической целесообразности и экологической безопасности меньше не стало. Не прекратились пересуды даже после распоряжения о проектировании и строительстве нефтепровода "Восточная Сибирь - Тихий океан" (ВСТО, проект "Транснефти"), подписанного председателем правительства РФ Михаилом Фрадковым в конце декабря 2004 года. Не поставил точку и апрельский приказ "Об определении этапов строительства трубопроводной системы "Восточная Сибирь - Тихий океан"" министра промышленности и энергетики Виктора Христенко. Дело в том, что окончательной ясности, по какому маршруту пойдет нефтепровод, до сих пор нет. Но совершенно точно одно: труба не минует Иркутскую и Читинскую области и Бурятию. Поэтому чиновники, ученые, общественные организации этих регионов не теряют надежды, что их мнения услышат и учтут. Мнения разные, порой противоположные.

Минусы и плюсы

Нефтепровод ВСТО имеет геополитическое, федеральное и региональное значение. Мировая экономика близка к новому кризису, связанному с дефицитом энергетических ресурсов. Косвенное свидетельство этого - высокие мировые цены на нефть в течение двух последних лет. Учитывая, что сейчас рост цен связан с нестабильной политической обстановкой (в частности, ожидается сокращение поставок из Нигерии из-за роста экстремистских настроений в стране), он не будет бесконечным. Грядущий кризис неминуемо скажется на экономике всех регионов России.

"Нефтяные деньги используются крайне нерационально, основные фонды нефтеперерабатывающей и нефтехимической промышленности изношены на 80%, - считает руководитель экологической организации "Бурятское региональное отделение по Байкалу" Сергей Шапхаев. - Северные и дальневосточные регионы заинтересованы в том, чтобы по их территории проходил как можно более протяженный участок, максимально использовались месторождения нефти и газа. Поэтому Иркутскую область и Республику Саха (Якутию) вполне устраивает вариант в обход Байкала и Бурятии. Тогда трасса максимально приблизится к месторождениям Восточной Сибири и Якутии. Главный интерес правительства Бурятии - взимание арендной платы за отчуждение земель, налоги и платежи - это примерно 0,3% от доходной части бюджета республики. На поверку может оказаться, что и этих доходов мы не получим, так как "Транснефть" усиленно лоббирует в правительстве РФ получение налоговых льгот за транзит нефти, а это приведет к снижению платежей в региональный бюджет". Есть минусы и на местном уровне. Нет гарантий предоставления новых рабочих мест населению. В проекте указано, что рабочие места в основном предоставляются приезжим специалистам, а местные будут работать в обслуживающей сфере, да и то только в период строительства.

Правительство Бурятии в целом поддерживает проект "Транснефти". Например, заместитель министра строительства, архитектуры и ЖКХ республики Владимир Баранников заявил: "Этот проект сопоставим со строительством БАМа и станет еще одним этапом освоения северных территорий". Заместитель министра промышленности, инфраструктуры и технологий Бурятии Юрий Добровенский выразил сомнение в реальности сроков, отведенных на изыскательские работы, но одобрил включенное в проект строительство нефтеперерабатывающего завода в районе поселка Муя. С позицией экологов не согласен министр природных ресурсов и охраны окружающей среды Республики Бурятия Петр Носков: "Почему Шапхаев по любому вопросу говорит "нет"? Неразумно не воспользоваться выгодами географического положения. Вся Европа изрезана трубопроводами, и люди там прекрасно живут".

Бурятские чиновники заинтересованы в проекте для наполнения доходной части регионального бюджета. "Мы за проект, но с соблюдением экономических интересов республики, - говорит заместитель начальника отдела экономики природопользования Министерства экономики и внешних связей Бурятии Игорь Оленников. - Проект может существенно увеличить доходы республики. Это не только налоги, но и новые рабочие места, создание инфраструктуры - дорог, линий электропередачи. Впрочем, в случае аварий могут быть и непредвиденные расходы. Заказчик не предоставил полную информацию по расчету эффективности проекта".

Таким образом, пока экономическая эффективность трубопровода "Транснефти" для самой республики неочевидна. Тем временем Управление Федеральной службы по надзору в сфере природопользования по Республике Бурятия наложило запрет на продолжение изыскательских работ для разработки технико-экономического обоснования строительства нефтепроводной системы "Восточная Сибирь - Тихий океан".

"Решение об отмене принято в результате расследования, проведенного по фактам нарушения природоохранного законодательства, - заявил заместитель руководителя Федеральной службы по надзору в сфере природопользования по Республике Бурятия Александр Лбов. - Заказчик - компания "Транснефть" - решил начать изыскательские работы в Северо-Байкальском районе республики вдоль трассы БАМа, не имея на это положительного заключения государственной экологической экспертизы. Как известно, такое заключение вынесено для трассы, запланированной на 70-100 километров севернее озера Байкал".

Запланированная "Транснефтью" просека новой трассы проходит прямо по территории Байкальского участка Всемирного природного наследия, в непосредственной близости от побережья Байкала по трассе БАМа и ключевого компонента экосистемы Северного Байкала - дельт рек Верхняя Ангара и Кичера. Напомним, что в 2003 году Министерство природных ресурсов РФ утвердило приказ, согласно которому за аналогичное нарушение проект "Транснефти" получил отрицательное заключение Государственной экологической экспертизы. После этого трассу нефтепровода отодвинули севернее, за пределы участка Всемирного наследия. Эта трасса проходила бы по труднодоступной, горной местности, вдали от инфраструктуры БАМа и увеличивала как расходы компании, так и сроки строительства трубопровода. По утверждению Александра Лбова, "Транснефть" решила "тихой сапой" вернуться к прежнему варианту.

Впрочем, как заявил в ходе своего майского визита в Бурятию вице-президент компании Вячеслав Пушкарев, решение природоохранных госорганов и протесты экологов преждевременны. По его словам, работа над выбором варианта трассы продолжается и еще окончательно не решено, каким он будет - северным, южным или промежуточным. Кроме того, вице-президент "Транснефти" пообещал учесть результаты общественных слушаний, которые компания планирует провести в регионах в конце июля.

Экология и деньги

Проблему исследуют и ученые. Ознакомившись с проектом строительства нефтепровода "Восточная Сибирь - Тихий океан", директор иркутского Лимнологического института СО РАН (занимается исследованиями экосистемы озера Байкал), академик РАН Михаил Грачев пришел к выводу, что этот вариант менее опасен для экологии Байкала, чем уже почивший в бозе проект ЮКОСа "Ангарск-Дацин". Согласно проекту "Транснефти", трубопровод пересекает только одну реку из водосборного бассейна Байкала - Верхнюю Ангару. "Это далеко от Байкала, 150 километров, - говорит Михаил Грачев. - Тем не менее, если в случае аварии нефть попадет в Ангару в этой точке, она довольно быстро дойдет до озера. Уменьшить риск утечки нефти в Ангару можно, например, так. Обычно задвижки на трубе стоят на расстоянии 30 километров друг от друга. Ее диаметр - 1 метр 22 сантиметра. В одном метре, грубо говоря, кубометр нефти. В километре - тысяча кубов. Таким образом, если труба лопнет, и задвижки будут вовремя перекрыты, на землю или в воду может вылиться до 30 тысяч кубометров нефти. В отношении Верхней Ангары проектировщики обещают, что задвижки будут стоять по обеим сторонам реки, ширина которой - около двух километров. Объем утечки будет уже не 30 тысяч кубометров, а всего две тысячи. Кроме того, "Транснефть" собирается проложить трубу под дном реки. Если даже там труба лопнет, будет возможность откачать нефть".

В то время как "зеленые" в Иркутске и Улан-Удэ бурно дискутируют, другие участники конфликта - читинские экологи - уже не так активны. Последние общественные слушанья по нефтепроводу прошли год назад. Даже местный экоцентр " Даурия", который сначала воспылал борьбой за окружающую среду, теперь воздерживается от комментариев журналистам. В Читинской области проблемами прокладки трубопровода больше озабочены чиновники. Вот какие аргументы против северного варианта привел начальник Управления топливно-экономического комплекса и природных ресурсов областной администрации Леонид Войта: "Зона, где будет проложен северный вариант, имеет повышенную сейсмичность. Кроме того, там мерзлота, сопки и хребты. Есть опасность, что при забайкальском резко континентальном климате с его значительным изменением годовых температур нефтепровод не сможет безопасно функционировать. Проект предусматривает строительство нефтеперерабатывающего завода в Бурятии в районе поселка Муя. Читинской же области не обещают ничего. Мы ставим свои условия. Во-первых, в технолого-экономическом обосновании строительства должна быть учтена безопасность для жизни людей. Во-вторых, мы требуем, чтобы в строительстве трубопровода были задействованы проектные и подрядные организации Читинской области". Но согласится ли бизнес на выполнение таких требований?

Кто куда поставит нефть

Первый этап строительства нефтепровода ВСТО должен завершиться в 2008 году. На недавнем совещании у Президента РФ Виктор Христенко отметил, что договоренность на поставку нефти в трубу уже есть с " Сургутнефтегазом" и ЮКОСом. Направления, куда будет поставляться нефть, понятны: это страны Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР), на долю которых приходится 28% общемирового потребления. Потребность Китая в нефти составляет 150 млн тонн в год. Прогнозируется, что к 2010 году потребление нефти там увеличится до 390-410 млн тонн. Япония также заинтересована в сибирской нефти, поставляемой через порт Находка. К 2010 году спрос японцев на нефть увеличится до 260-280 млн тонн. Кроме того, как считает Леонид Войта, если Россия увеличит экспорт нефти в Китай, нефтедобывающие предприятия Ближнего Востока рискуют утратить монополию на рынках сбыта Азиатско-Тихоокеанского региона. Понятно, что в таком случае проект обретает геополитическое значение.

Вместе с тем бюджетная эффективность строительства нефтепровода для сибирских регионов сегодня не ясна. Например, в администрацию Читинской области до настоящего времени не представлено сколько-нибудь достоверных расчетов доходов местных бюджетов при реализации этого проекта. Хотя нефтепровод пройдет по территории области в любом случае: по северному варианту - вдоль трассы БАМа, по южному - вдоль трассы бывшей Китайской Восточной железной дороги. Тем временем, пока обстановка вокруг темы строительства нефтепроводов и поставок нефти в Китай накаляется, у России появился конкурент в лице Казахстана. 4 апреля этого года на заседании казахстанско-китайского подкомитета по сотрудничеству в области энергетики стороны пришли к соглашению о поставках нефти и газа. Начато строительство нефтепровода Атасу (Казахстан) - Алашанькоу (Западный Китай). В конце 2005 года планируется завершить прокладку нефтепровода в Китай протяженностью 1 тыс. километров, а в 2006-м - наполнить трубу первой нефтью.

Железнодорожная альтернатива

В конце 2004 года Президент России Владимир Путин и Председатель Китайской Народной Республики Ху Цзиньтао подписали договор о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве между странами. В нем, в частности, говорится об увеличении поставок в Китай сырой нефти по железной дороге: в 2005 году - не менее 10 млн тонн, а с 2006-го - не менее 15 млн. Железнодорожная ветка на ближайшие годы станет альтернативой южному нефтепроводу, проект которого правительство России отклонило, и северному, который еще не построен.

На выездном заседании правления ОАО "Российские железные дороги", которое прошло в Чите весной этого года, было решено провести полную реконструкцию участка Карымская-Забайкальск. На нем отмечалось, что в странах АТР наблюдается устойчивый спрос на российские энергоресурсы. "Сегодня не использовать этот рынок нельзя. Это тот потребитель, которого Россия не имеет в Европе", - высказал свое мнение Леонид Войта.

На всем протяжении участка предполагается строительство дополнительных железнодорожных путей-вставок, развитие станций, а также полная электрификация. Все это, по оценкам ОАО "Российские железные дороги"позволит увеличить общую пропускную способность станции Забайкальск на 40%, а в направлении на Китай - в 2-2,5 раза. Ожидается, что к 2010 году на железнодорожном пограничном переходе станции Забайкальск интенсивность движения приблизится к уровню 30 пар грузовых поездов в сутки. Для сравнения: в сентябре прошлого года этот показатель составлял 14 пар.

Конечно, для полномасштабного освоения железнодорожного маршрута в Китай требуются немалые инвестиции. Но это все же совсем другие расходы, чем при строительстве нефтепровода. К тому же, в отличие от трубы, по железной дороге можно транспортировать не только нефть, и расходы в любом случае должны окупиться.

«Эксперт Сибирь» №25 (77)
«Эксперт» в Telegram
Поставить «Нравится» журналу «Эксперт»
Рекомендуют 94 тыс. человек



    Реклама



    «Экспоцентр»: место, где бизнес развивается


    В клинике 3Z стали оперировать возрастную дальнозоркость

    Офтальмохирурги клиники 3Z («Три-З») впервые в стране начали проводить операции пациентам с возрастной дальнозоркостью

    Инновации и цифровые решения в здравоохранении. Новая реальность

    О перспективах российского рынка, инновациях и цифровизации медицины рассказывает глава GE Healthcare в России/СНГ Нина Канделаки.

    ИТС: сферы приложения и условия эффективности

    Камеры, метеостанции, весогабаритный контроль – в Белгородской области уже несколько лет ведутся работы по развитию интеллектуальных транспортных систем.

    Курс на цифровые технологии: 75 лет ЮУрГУ

    15 декабря Южно-Уральский государственный университет отметит юбилей. Позади богатая достижениями история, впереди – цифровые трансформации

    Когда безопасность важнее цены

    Экономия на закупках кабельно-проводниковой продукции и «русский авось» может сделать промобъекты опасными. Проблему необходимо решать уже сейчас, пока модернизация по «списку Белоусова» не набрала обороты.

    Новый взгляд на инвестиции в ИТ: как сэкономить на обслуживании SAP HANA

    Экономика заставляет пристальнее взглянуть на инвестиции в ИТ и причесать раздутые расходы. Начнем с SAP HANA? Рассказываем о возможностях сэкономить.

    Армения для малых и средних экспортеров

    С 22 по 24 октября Ассоциация малых и средних экспортеров организует масштабную бизнес-миссию экспортеров из 7 российских регионов в Армению. В программе – прямые В2В переговоры и участие в «Евразийской неделе».


    Реклама