Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!

Общество

Автаркия или интеграция

2006

Исследуя современную экономическую и политическую ситуацию в России, можно говорить о двух возможных путях ее развития — стремлении сделать страну самодостаточной системой или интегрировать в мировую политику и экономику

Ни автаркия (экономическая политика, направленная на создание замкнутого хозяйства), ни глобализация не должна рассматриваться как перспективная модель развития ни России в целом, ни Сибири как ее важнейшего макрорегиона. Приходится слышать и то, что в процессе глобализации Россия потеряет гораздо больше, чем приобретет: участие в этом процессе имеет все шансы превратить государство в сырьевой придаток и даже зону вредного производства и экстремального туризма. Такой точки зрения придерживаются представители первого идеологического лагеря, назовем их патриотами. Другой подход базируется на преодолении географических границ и максимально продуктивном участии страны и ее регионов в мировых экономических процессах. Эту группу можно условно назвать глобалистами-космополитами (те, кто смотрят в будущее исключительно через призму сегодняшнего дня).

Говорить о будущем, анализируя прошлое, — метод сухой академической системы. Исходить из насущной выгоды, преследуя только экономические цели, представляется не более целесообразным. Что такое глобализация и выгодна ли она России? Сибирские ученые Института философии и права СО РАН и представители философского факультета Новосибирского государственного университета на состоявшемся в Новосибирске семинаре сделали попытку найти точки соприкосновения двух вышеописанных устоявшихся систем мышления.

Владимир Диев, декан философского факультета НГУ, доктор философских наук, профессор

— В последнее время многие ученые используют термин «глобализация» для определения очень широкого круга явлений и не опираются на единую экономическую, политологическую или социологическую теорию. Глобализация — это движение товара, капитала, людей и информации. Ослабление суверенитета государств, развитие и становление транснациональных корпораций, движение информации, капиталов, идей — все это обозначается одним и тем же термином. Порой трактовки не только взаимодополняют друг друга, но и взаимоисключают. Отчасти это происходит из-за того, что проблематика глобализации очень сильно идеологизирована и политизирована.

Следует отметить, что для России начало этого исторического процесса имеет определенную датировку — 1990-е годы, годы после развала СССР. В развитии мирового сообщества феномен глобализации проявился несколько раньше, когда в 1989 году объемы мировой торговли превысили размеры производства, а размер финансирования развития информационных технологий в США перепрыгнул планку вложений в основные фонды. Впервые термин «глобализация» ввел американский социолог Роланд Робертсон, используя его в значении объединения рынка монополий (single point). По его теории, это объективный процесс объединения и усиления взаимовлияния всех культурных, экологических, экономических и политических движений в мире.

Миру не избежать глобализации, как Сибири снега. По мере увеличения числа контактов жители всех стран получают больше возможностей и одновременно препятствий, преодолеть которые им придется самостоятельно. На этой гигантской ярмарке Россия, вероятно, займет скромный уголок.

Восприятие глобализации как вестернизации не вполне справедливо, хотя и весьма распространено. Именно по этой причине антиглобалисты в качестве мишени всегда выбирают «Макдональдсы» как символ западной цивилизации, а китайские рестораны не трогают, хотя они тоже являются одним из результатов глобализации. Если мы непременно ищем себе противника, то у России есть «голодный» сосед — более одного миллиарда жителей Китая, которые потребляют 26% мировой стали и 32% риса. России не грозит тотальная американская экспансия, о чем можно легко судить, основываясь на популярном методе бургономики. По уровню стоимости биг-мака мы занимаем восьмое место — в эквиваленте 1,6 доллара. Исходя из этих данных, доллар должен стоить всего 14 рублей. Китай конкурирует с существующими мировыми державами за ограниченные ресурсы, необходимые для подпитки растущей экономики. Как богатое ресурсами государство мы представляем для Китая огромный интерес. Если мы не можем находиться на гребне глобализации рядом с США, может быть, имеет смысл обратить свой взор на восток? Не хочешь подчиняться — возглавь процесс и получи удовольствие.

Со времен холодной войны Америка оставила в сознании многих россиян четкий отпечаток. Для этой группы людей несколько десятков лет мирных отношений России и США прошли под знаком «враг душит нас, дружески пожимая руку». Среди представителей ярых противников американской экспансии сегодня оказались многие ученые поколения 1960-х.

Юрий Ершов, директор Института математики СО РАН, академик

— Мало кто сегодня понимает глобализацию как холодную войну гегемона США за ограниченные ресурсы земли, объявленную всем странам. Мне такой подход кажется наиболее аргументированным и логичным. Полицентризм — необходимое условие выживания человечества, и тот, кто посягает на него, объявляет миру войну. Нападение на Югославию с принудительным привлечением европейских союзников означало, что США не потерпит никакого суверенитета Европы. После событий 11 сентября никто в мире не удивился, что для борьбы с каким-то Бен Ладеном требуется не дополнительная мобилизация спецслужб, а тотальная мобилизация всей военной машины.

Глобализация международных отношений — не новое явление, она происходила во все времена. Но ее современный характер приобретает совершенно определенный оттенок американизации. Экономическую и политическую элиту цивилизованных стран отрывают от национальных корней. Если стремительно происходящая экспансия однажды вызовет ответную реакцию, это не может не повлиять на дальнейшее развитие конфликта. Не нужно думать, что происходящее всегда носит объективный характер и на все воля божья. Если все политические, экономические и другие действия — результат человеческой деятельности, мы не можем говорить об объективности и естественном развитии происходящего. Времени на спокойное обсуждение этого вопроса у нас нет, и академическая позиция здесь совершенно неуместна.

Нам нужна программа действий, а не определение роли и места нашего государства в процессе глобализации. Рыночная стоимость продукта на Западе превосходит его себестоимость в разы, чего нельзя сказать о российской экономике, внутренний рынок которой находится в зачаточном состоянии. Экономику России, на мой взгляд, могут спасти активные меры по увеличению количества перерабатывающих и производственных предприятий, а никак не экспорт нефти и круглого леса.

Необратимая, по мнению второй группы идеологов, глобализация вынуждает нас пересмотреть положение России и трезво оценить все плюсы и минусы участия в процессе.

Николай Розов, руководитель центра макросоциологии НГУ, доктор философских наук, профессор

— Мир постепенно становится одним планетарным городом, глобальным Вавилоном со своим VIP-кварталом («золотой миллиард») и множеством гетто (африканские страны и государства Южной Америки). Разрыв между VIP-зоной и нижним слоем бедной и перенаселенной периферии существенно увеличился. Вопреки популярному невротическому мнению о том, что Россия представляет собой мировое дно или, напротив, является великой державой и спасителем вселенной, в этом большом городе она занимает среднюю зону вместе с Бразилией, Китаем, Индией и Мексикой.

Глобализация как уплотнение всех связей приводит к огромному росту возможностей для сильных игроков. Это и экономические возможности — для тех, кто может предложить лучшие товары и услуги, и силовые — для тех, кто может представить высокий уровень военной организации и техники. Политические — для предлагающих социальные идеи и организационные формы, и культурные — интеллектуальная и художественная продукция. Одно из неизбежных следствий развития глобализации — резкий рост относительного неравенства, который повышает социальную напряженность. Ужесточение конкуренции на рынке ведет к появлению массы мировых люмпенов и объективному усилению социал-дарвинистских процессов — рыночный аналог естественного отбора. Наиболее сильные державы в условиях глобализации приобретают еще большую силу.

Безусловно, в сложившейся ситуации Америка как мировой гегемон стремится закрепить свое политическое и военное превосходство и навязать свою идеологию — это естественный процесс. Важно то, как мы к этому относимся. Существует так называемое клиентское отношение, которого придерживаются Израиль, Великобритания, Италия, Испания, Япония, а сегодня — уже Грузия и Украина. Такую же позицию занимала Россия при Ельцине. Позиция противостояния американской экспансии для России пагубна и абсолютно не перспективна. Принимать происходящее вовсе не значит подстраиваться или идти на поводу. В случае активного противостояния гегемону государство рискует оказаться в проигрыше и изоляции, войдя в компанию Ливии, Северной Кореи и Ирака. Уверен, что пополнять этот список России ни в коем случае не следует.

Третий путь — это взвешенное партнерство, сохранение государственных интересов и создание собственных разумных альянсов. Так поступает единая Европа, Индия и Китай. Хочется верить, что Россия выберет именно этот вариант, воздержавшись от державного пафоса. Ведь если не рассматривать торговлю сырьевыми ресурсами страны, доля российского продукта на мировом рынке очень скромная.

Принцип создания геополитического союза нескольких государств большинством присутствующих был принят как «умный» способ интеграции. Но даже в дискуссиях иногда приходится признать несоответствие терминов и подмену некоторых понятий.

Валентин Карпович, доктор философских наук, профессор

— Термин Робертсона, «single point», который господствует в современных умах, не стоит переводить на русский как «единое место», поскольку такой перевод неудачен. Это целостность, которую следует концептуально осмыслить. Если глобализация — это культурный процесс, то просвещение — это тоже глобализация. Надеюсь, никто не станет возражать, что она необходима и полезна. Несмотря на глобализацию, современный мир не представляет собой единое нечто даже на экономическом уровне, поэтому кричать о смешении культур, ценностей и потере государства нет смысла.

Теория геополитического союза и образования коалиций разумна, но если мы понимаем глобализацию экономически, то это одни коалиции, политически — другие, культурные — третьи. Духовная составляющая во многом интернациональна, и не нужно связывать мультикультурность в современных умах с единым культурным пространством. Единая зона — это не противостояние государств, а связи между ними. Прежде чем говорить о глобализации, необходимо создать концептуальную систему, где все эти связи будут обозначены.

«Эксперт Сибирь» №8 (105)
Подписаться на «Эксперт» в Telegram



    Реклама



    Инстаграм как бизнес-инструмент

    Как увеличивать доходы , используя новые технологии

    Армения для малых и средних экспортеров

    С 22 по 24 октября Ассоциация малых и средних экспортеров организует масштабную бизнес-миссию экспортеров из 7 российских регионов в Армению. В программе – прямые В2В переговоры и участие в «Евразийской неделе».

    Российский IT - рынок подошел к триллиону

    И сохраняет огромный потенциал роста. Как его задействовать — решали на самом крупном в России международном IT-форуме MERLION IT Solutions Summit

    Химия - 2018

    Развитие химической промышленности снова в приоритете. Как это отражается на отрасли можно узнать на специализированной выставке с 29.10 - 1.11.18

    Эффективное управление – ключ к рынку для любого предприятия

    Повышение производительности труда может привести к кардинальному снижению себестоимости продукции и позволит российским компаниям успешно осваивать любые рынки


    Реклама