Последний заслон

Тема недели
Москва, 27.03.2006
«Эксперт Сибирь» №12 (109)
Процедуру демаркации российско-казахстанской границы сегодня нельзя отнести к пустой формальности, в ней нуждаются силовые структуры и экономика обоих государств

В разное время по разным причинам мне несколько раз приходилось бывать на границе с Казахстаном. В середине 1990-х, когда на нее не было и намека и местные жители спокойно ездили за дешевыми дубленками на базар в соседнее государство. В конце 1990-х, когда там появились первые пограничные заставы и хоть какое-то подобие контроля на автомобильных дорогах. Это не нравилось местному населению, свободное передвижение которого по территории соседней страны оказалось вдруг ограниченным. У пограничников вызывала ответное недовольство несознательность граждан, которые почему-то никак не хотели понять, что теперь они живут не просто рядом с Республикой Казахстан, а рядом с другим государством.

Вновь мне пришлось навестить приграничную зону прошлым летом. Под Славгородом, небольшим городом в Алтайском крае, мне показали пограничный пункт пропуска. Он впечатлил меня по одной простой причине — создал ощущение, что государственная граница здесь. Теперь демаркационные работы, которые в ближайшее время должны провести между Казахстаном и Россией (в частности, сибирскими регионами — Омской и Новосибирской областями, Алтайским краем и Республикой Алтай), сделают границу не иллюзорной, а реальной.

От делимитации к демаркации

Появлению государственной границы непосредственно на земле, согласно существующим правилам, предшествуют две трудоемкие работы — делимитация и демаркация. Делимитация (определение места прохождения границы на карте и описание этого прохождения в договоре о государственной границе) российско-
казахстанской границы началась в 1999 году и продолжалась почти 6 лет — до 18 января 2005 года. В этот день президентами двух стран Нурсултаном Назарбаевым и Владимиром Путиным был подписан договор «О государственной границе между Россией и Казахстаном». Спустя год, 12 января 2006 года он вступил в силу после обмена ратификационными грамотами в Астане между президентами России и Казахстана. Далее стороны взяли обязательства сформировать на паритетных началах совместную демаркационную комиссию. «Сейчас у меня есть поручение руководства Министерства иностранных дел РФ подготовить в правительство пакет документов. В них будут предложения об участниках российской делегации, которые войдут в состав совместной демаркационной комиссии, — рассказал о дальнейшей работе по демаркации посол по особым поручениям МИДа России Владимир Волков. — Этот документ должен пройти внутригосударственное согласование в соответствующих министерствах и ведомствах. А также должен быть согласован с главами 11 приграничных с Казахстаном субъектов Федерации. Аналогичную работу проводят сейчас в Казахстане».

После того, как будет сформирована совместная комиссия, начнется процесс демаркации (установление границы на местности и обозначение ее специальными знаками). При демаркации, поскольку уже подготовлены карты и описание границы, работа проводится совместно. Создается единая российско-казахстанская комиссия, состоящая из представителей двух делегаций. Она работает как единая команда, поскольку демаркировать границу — устанавливать столбы — можно только сообща. После стороны, опять же согласно одной из статей договора, определяют режим государственной границы.

Территориальные вопросы

Российско-казахстанская граница — самая длинная в России (около 7,5 тыс. км). С Казахстаном, несмотря на столь протяженную границу, удалось решить все формальности по делимитации в течение неполных 6 лет — быстрее, чем с Китаем, Украиной или Прибалтикой. Это вовсе не значит, что у двух стран не возникало территориальных вопросов. Во времена СССР железные, автомобильные дороги и, кроме того, поселки и промышленные предприятия строились порой без учета административных границ. В результате государственной границей оказались разделены производственные площадки, деревни. Граница многократно пересекается дорогами.

Основная часть таких моментов разрешилась в ходе работы двух правительственных национальных делегаций по делимитации границы. «В частности, мы просили, чтобы российской стороне передали населенные пункты, расположенные в 1,5–2-километровой глубине на территории Казахстана. В Челябинской области, например, это поселок Огнеупорный. Аналогичная просьба у нас была по поселку в Оренбургской области, он оказался разделен государственной границей, — рассказывает Владимир Волков, который возглавлял российскую делегацию. — Казахстанская сторона попросила в свою пользу железнодорожную станцию Союзная в Оренбургской области, разрезаемую линией границы. Естественно, уступка того или иного объекта компенсировалась другой стороной равноценным участком территории». В общей сложности было рассмотрено около 20 подобных моментов, которые были разрешены правительственными делегациями.

Белое

Между Россией и Казахстаном не будет контрольно-следовой полосы и сигнализационно-заградительных комплексов, как это есть, например, на границе с Китаем или Прибалтикой. В этом нет нужды, решили президенты двух стран, обмениваясь в январе ратификационными грамотами. Государственная граница будет просто обозначена пограничными знаками — столбами и копцами. На территории между Сибирью и Казахстаном уже действуют 69 пунктов пропуска — железнодорожные, автомобильные и один речной: двусторонние (в этих местах могут пересекать границу только граждане Казахстана и России) и многосторонние (для граждан любой страны).

Кроме того, на границе в скором времени начнут работать места упрощенного пересечения государственной границы — для местного населения. «Сейчас как раз ведется работа с администрациями приграничных субъектов Федерации, руководителями приграничных районов об открытии пунктов упрощенного пересечения государственной границы. Думаю, что к концу марта документ будет готов, — говорит начальник регионального пограничного управления ФСБ России по СФО Игорь Курилов. — Культурные, родственные, экономические связи территорий, что расположены у границы, очень тесны, ведь долгое время люди жили в едином государстве. К примеру, в Алтайском крае в городе Горняк после распада СССР оказался разделен горно-обогатительный комбинат. Случилось так, что российская часть предприятия сегодня не работает. А вот та, что осталась на стороне Казахстана, продолжает свою деятельность. Потому из Горняка каждое утро выезжают в Казахстан на работу 150–200 человек. Вечером они возвращаются домой, в Россию. Им-то как раз и нужен упрощенный порядок пересечения границы». Но, отмечают пограничники, это вовсе не значит, что через эти пункты пропуска местного населения можно будет беспрепятственно провозить разного рода товары.

Среди стран СНГ для нашего округа Казахстан наряду с Украиной остается основным торговым партнером: его доля в общем объеме экспорта составляет 7,1%, на Украину приходится 5,3%. Позиции последней в СФО ослабевают, за прошлый год объем экспортных операций с Украиной снизился на 22,9%. С Казахстаном, напротив, вырос на 10,3%. По объему импортных операций в нашем округе Казахстан занимает лидирующие позиции — объем импорта за минувший год достиг 800 млн долларов. В товарообмене между округом и Казахстаном присутствуют практически все наименования — от продуктов питания до топлива, медикаментов, разного рода сырья. При этом Казахстан выступает еще и в роли транзитной территории. Через него везут товары из Китая, из стран Средней Азии, едут на работу гастарбайтеры.

Казахстан выступает еще и в роли транзитной территории. Через него везут товары из Китая, из стран Средней Азии, едут на работу гастарбайтеры

«Казахстан интересен России в целом и сибирскому региону в частности по двум причинам, — говорит начальник Сибирского таможенного управления Олег Бегинин. — С одной стороны, это наиболее динамично развивающаяся в СНГ страна. С другой — приграничная с Китаем территория. А Китай тоже относится к числу экономически активных стран». По словам таможенников, подавляющее большинство товаров, которые идут через границу, китайского происхождения. Именно китайские предприниматели активнее всех используют прозрачность российско-казахстанской границы.

Черное

«Вы не представляете, что я, профессиональный пограничник, отлично знающий все методы и способы борьбы с контрабандистами, испытывал в 1999 году на границе с Казахстаном, когда стоял в чистом поле без техники и людей и видел, как через государственную границу целыми колоннами шли машины с контрабандой, — вспоминает Игорь Курилов. — Тогда мне из кабин нагло улыбались. Сейчас чаще улыбаемся мы».

И пограничники, и таможенная служба называют российско-казахстанскую границу напряженной. Через нее официально в прошлом году только гастарбайтеров прошло почти 50 тыс. человек. Граждане Узбекистана, Таджикистана, Киргизии были пропущены пограничниками в Россию на заработки. В прошлом году задержаны 800 транспортных средств, выявлены более 13 тыс. лиц с недействительными документами. Изъято 174 кг наркотиков (и казахстанскими коллегами около 500 кг). Задержаны на границе и не пропущены около 11 тыс. человек, причем пересекли границу через погранзаставы почти 6 млн человек.

Представители таможенной службы говорят о значительном ущербе, который наносит российской экономике налаженный через границу поток контрабанды. Попавшие нелегально, без уплаты пошлины и потому дешевые китайские товары, считают таможенники, разрушили не одну отрасль отечественной экономики, вытеснив с рынка товары наших предприятий. Впрочем, оценить в рублях, долларах или иной валюте тот ущерб, который наносит контрабанда, довольно сложно.

В Сибирском таможенном управлении в качестве иллюстрации привели пример «кэмэльства» (от англ. сamel — верблюд), распространенного на российских границах. «У нас система контроля выстроена таким образом, — рассказывает Олег Бегинин, — что мы получаем данные о товарах, которые проходят через российско-китайскую границу в нашу сторону. И в тех случаях, а чаще всего так и бывает, когда к нам приходит в 3 раза меньше товара, чем указано в информации, мы понимаем, что остальное прошло нелегально. Один из способов — когда люди каждый день полосатыми сумками якобы для себя переносят через границу партии товара. Обычно речь идет в общей сложности о ежедневном проникновении на нашу территорию 100 тонн нелегального груза через один пропускной пункт в Забайкальске».

В 1999 году российско-казахстанский участок границы, который проходил по территории Сибирского федерального округа (около 2 тыс. км), охраняли 50 пограничников. Таможенная служба на тот момент тоже только вставала на ноги — и потому неудивительно, что этот участок так быстро осваивался желающими провезти контрабанду. Ситуация изменилась. Идет активное развитие как российских, так и казахстанских таможенных и пограничных служб. Говоря о своих коллегах, российские таможенники обращают внимание на их более высокую техническую оснащенность. Они имеют все необходимое для работы, считают в Сибирском таможенном управлении. Что касается российской стороны, то сегодня в правительстве завершается обсуждение концепции развития таможенной службы. Этот документ предполагает выделение более 100 млрд рублей на ее развитие. «Если концепция будет принята, то уже в этом году мы получим почти 100 досмотровых комплексов. Они будут установлены на всех крупных пунктах пропуска, что значительно упростит нашу работу и увеличит скорость прохождения таможенного контроля», — говорит Олег Бегинин.

У пограничников ситуация иная. Они в равной «весовой» категории с казахстанскими коллегами. А в этом году, как и запланировано в Федеральной целевой программе «Государственная граница РФ (2003–2010)», на российско-казахстанской границе СФО начинается строительство военных городков. В округе их построят всего около 60.

Неидеальный вариант

Но вряд ли демаркация границы и усиление службы полностью решат проблему нелегального ввоза и пересечения границы. Причина, по которой местное население идет на нарушение закона, проста. В приграничных районах очень высокий уровень безработицы. Она носит, главным образом, латентный характер. Все примыкающие к границе территории относятся к сельской местности, где большинство хозяйств в отдалении от больших городов испытывают серьезные трудности и с рынками сбыта продукции, и с деньгами. В результате большинство людей либо ведут натуральное хозяйство, либо зарабатывают незаконной перевозкой. Чтобы действительно укрепить свои границы, сделать по-настоящему надежными, России предстоит всерьез решать проблемы занятости населения приграничных районов, развития производственных программ в этой местности. В противном случае все расходы на демаркацию и усиление служб окажутся пустой тратой денег.

У партнеров

    «Эксперт Сибирь»
    №12 (109) 27 марта 2006
    Граница
    Содержание:
    Последний заслон

    Процедуру демаркации российско-казахстанской границы сегодня нельзя отнести к пустой формальности, в ней нуждаются силовые структуры и экономика обоих государств

    Реклама