ПУБЛИКУЙТЕ НОВОСТИ О ГЛАВНЫХ СОБЫТИЯХ
СВОЕЙ КОМПАНИИ НА EXPERT.RU

Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!

Я иду к врачу — плачу

2008

Сегодня рынок медицинских услуг в Сибири развивается качественно и прирастает количественно. Но зачастую государственная медицина явно или неявно противопоставляется частной

Организовывая круглый стол на тему «Проблемы рынка медицинских услуг», мы не рассчитывали на такое внимание со стороны медицинской общественности — представителям журнала «Эксперт-Сибирь» в Красноярске пришлось срочно арендовать другой, больший по вместимости зал, а в ходе самих прений устанавливать жесткий регламент выступлений и стараться не доводить дискуссию между давними оппонентами до острых форм. Что подтверждает факт того, что проблемы рынка медицинских услуг требуют внимания общественности, властей и медиасообщества.

Рынок с перекосом

На начало 2008 года в Красноярском крае, согласно данным Росздравнадзора, было зарегистрировано 650 частных медицинских учреждений. Однако этот сегмент сложился негармонично. Дело в том, что хотя частная медицина в крае существует больше 15 лет, ее деятельность заметна лишь в некоторых отраслях здравоохранения — стоматологии, диагностике, косметологии, офтальмологии.

В таких социально значимых областях, как лечение туберкулеза или психиатрии, частных клиник нет вовсе, но их и не должно быть по закону. В то же время нет негосударственных родильных домов, полноценных хирургических стационаров (есть клиники по отдельным видам лечения, но их всего три). По сути, не существует ни одного частного медучреждения с хорошим дневным стационаром и комплексным лечением и диагностикой, не получили широкого развития экспертные, диагностические работы и услуги. Минимальную долю составляет стационарная помощь — всего 2% от всех частных медицинских предприятий. На всей территории Красноярского края ее оказывают только шесть частных клиник, причем все они расположены в краевом центре.

Запутана ситуация с законодательством в сфере здравоохранения, поэтому сложно говорить о честной борьбе между игроками. Вопрос конкуренции (применительно к данной сфере бизнеса — проблема борьбы за платежеспособного пациента) сейчас решен в нерыночной области отношений. Более того, встречаются утверждения, что цивилизованного рынка медицинских услуг в регионе вообще нет, ведь на нем присутствуют как государственные медучреждения, так и частные клиники и кабинеты, находящиеся в заведомо разных конкурентных условиях. В отдельных случаях потребитель вынужден обращаться либо в частные медицинские организации, либо выбор его незавиден, и он должен сидеть в очередях, получать лечение кое-как или вообще быть отрезанным от современных медицинских технологий. В то же время в других областях здравоохранения ни за какие деньги качественной услуги не получить.

Чей пациент?

Сейчас понятно, что частники по определению должны быть клиентоориентированными, однако они находятся в разных условиях с государственными медицинскими учреждениями — например, платные услуги в государственных поликлиниках осуществляются в тех же помещениях и теми же сотрудниками, что и не подлежащие оплате.

Вопрос неравнозначной конкуренции на медицинском рынке давно изучает председатель комитета по здравоохранению, спорту и туризму краевого Законодательного Собрания Сергей Натаров. По его мнению, сегодня практически отсутствует взаимодействие частной медицины и государственной системы здравоохранения. Более того, он сравнил государственные медучреждения с «хохлом из анекдота, который и сам не может, и другим не дает» — существующая система не в состоянии оказать весь спектр доступных и качественных медицинских услуг и не дает развиваться другим. Полгода назад в стенах Законодательного Собрания края в острой форме был поднят вопрос об оказании платных услуг в государственных и муниципальных лечебных учреждениях. Так уж совпало, что параллельно эту же тему стал изучать Росздравнадзор — в ходе проверок в медучреждениях выявлены многочисленные нарушения. И сегодня позиция депутатов краевого парламента (с которой, по словам Сергея Натарова, согласен Совет администрации Красноярского края) такова: в механизме оказания платных услуг необходимо наводить порядок. Там, где можно, государственным муниципальным учреждениям вообще надо отказаться от платы за услуги. Программа государственных гарантий, подписанная губернатором, в полном виде не выполняется. При этом население не знает, и никто его в полной мере не информирует о том, какая услуга должна оказываться бесплатно, а какая — за деньги, что порождает возможности для взимания с пациентов поборов. В 2009 году запланированы серьезные шаги в области законодательства для регулирования работы государственных учреждений — к этой деятельности привлечены специалисты из Красноярской медицинской академии. «Тем не менее, — заявил депутат, — для того чтобы улучшить качество медицинского обслуживания людей, мы должны развивать в крае частную медицину».

Главный врач МУЗ «Городская стоматологическая поликлиника № 7» Алексей Нагорнов считает, что конкуренции между частниками и государственной системой здравоохранения в принципе нет: «Мы работаем с разными категориями пациентов. Частники — с теми, кто может платить, государственные поликлиники — с основной массой клиентов. Сравните — в муниципальных поликлиниках огромные очереди, госзаказ исполняется на 110–115 процентов, очереди за талонами с полпятого утра». Алексей Нагорнов напомнил, что с 1992 года не финансируется развитие материальной базы медучреждений. Все новое оборудование покупается за счет заработанных поликлиниками средств, платные услуги оказываются всего лишь 7–8% людей, обращающихся за помощью. «Только за счет этого наша поликлиника выглядит не хуже, чем заведения частников, — заметил главврач. — Запретить платные услуги означает лишить клинику последней возможности развивать собственную базу, а также риск потерять штат квалифицированных врачей». Алексей Нагорнов пояснил, что из денег, заработанных платными услугами, половина идет на доплаты персоналу, а половина — на развитие клиники.

Руководитель агентства здравоохранения и лекарственного обеспечения администрации Красноярского края Егор Корчагин рассказал, что не только государственные, но и частные стоматологические клиники задействованы в программе государственных медицинских гарантий: «Дело в том, что в госззаказе прописана так называемая базовая потребность населения в стоматологической помощи. Она определяется исходя из статистических показателей — числа жителей в районе, их поло-возрастной структуры, уровня заболеваемости, а обеспечивают ее муниципальные стоматологические поликлиники. По установленным нормативам рассчитывается, сколько специалистов необходимо задействовать, чтобы обеспечить помощь людям. Если в муниципальном образовании недостаточно мощности государственных стоматологических клиник, не хватает кабинетов, врачей, то они вправе привлекать для выполнения муниципального заказа частные организации».

Незалеченный вопрос

Постепенно дискуссия приняла весьма ожесточенный характер. То, что ее участники представляли в основном стоматологию, совершенно объяснимо — в этом сегменте работает почти половина частных медицинских учреждений, и стоматология может служить своего рода полигоном для отработки государственно-частного партнерства. Но пока до него далеко. Директор компании «Аллигатор», главный врач клиники «Эстео» Инесса Долгих заметила, что многие из ее коллег-частников не вкладывают силы и средства в повышение квалификации задействованного персонала. В результате наша стоматология отстает от мирового уровня. Поэтому государственным надзорным структурам необходимо принять общие стандарты практики, призванные поддерживать квалификацию медиков на должной высоте. Главврач городской детской клинической больницы № 5 Владимир Бауэр (он же — председатель комиссии по здравоохранению красноярского городского Совета депутатов) тотчас предложил коллегам из частной медицины попробовать не уклоняться от лечения сложных случаев у детей. «Как только ситуация серьезная, ребенка везут к нам, в государственную больницу», — заметил главрач-депутат. Он также высказался против отмены платных услуг в государственных медицинских учреждениях, заметив, что сейчас российский бюджет тратит на медицину 2% расходов, то есть в разы меньше, чем в странах ЕС или США. Однако другой депутат, Сергей Натаров, жестко возразил: «По итогам проверок нарушения выявлены в 70 процентах государственных и муниципальных клиник. Да на половину главврачей можно надевать наручники! В 114 медучреждений края направлены предписания — ответов почти нет!» Но при этом Натаров отметил, что если бы у всех в больницах был бы такой порядок, как в «пятой у Бауэра», то вопросов бы не возникало и никто не возражал бы против оказания платных услуг государственными клиниками.

 Свою точку зрения высказал профессор Красноярской государственной медицинской академии, главный врач медицинского центра «Русал» Константин Виноградов. Он предложил в первую очередь разобраться, что же это такое — платная медицинская услуга? Казалось бы, ясно, что речь идет о том, что оплачивает сам пациент. Но ведь есть еще добровольное медицинское страхование (ДМС), которое финансируется работодателями. Действует программа государственных медицинских гарантий. «Если мы рассмотрим структуру доходов медицинских организаций в России, то доля прямых платежей граждан там не составляет и пяти процентов от всех затрат на здраво­охранение, то есть ничтожно малую долю», — подчеркнул профессор Виноградов. По его мнению, сначала необходимо разобраться, кто отвечает за финансирование оказания медицинской помощи в стране, поскольку нормативная база системы здравоохранения не дает четкого представления, за что несет ответственность государство и что именно оно финансирует, а также кто оказывает медицинскую помощь по программе государственных медицинских гарантий. «На словах заявляется о равенстве предприятий всех форм собственности, а на деле частные клиники в эти программы пробиваются с трудом, а если попадают туда, то сталкиваются с неполной оплатой тарифа, поскольку средства идут и из страхового, и частично из бюджетного финансирования. В результате частникам работать невыгодно», — заявил Константин Виноградов. Также необходимо упорядочить способ оплаты базовых медицинских услуг. Он напомнил, что страны с самыми совершенными системами здравоохранения — Куба, Германия и Великобритания — имеют медицинские учреждения совершенно разных форм собственности, но вся нормативная база там предельно жестко регулируется государством.

Главный врач Красноярского краевого Центра по профилактике и борьбе со СПИДом Людмила Рузаева отметила, что работа в госсекторе по четко установленному госзаказу имеет свои особенности — в частности, не дает возможность оперативно реагировать на требования рынка. В то же время Людмила Рузаева посетовала на качество диагностических услуг частных предприятий и отсутствие системы контроля над ними:  «Иногда нам приносят из разных мест анализы одного и того же человека, сделанные примерно в одно время, но с совершенно разными результатами». Людмила Рузаева признала, что государственные и муниципальные клиники могут позволить себе не закладывать в цену платных услуг многие статьи расходов (коммунальные платежи или амортизацию оборудования). С другой стороны, иногда у частных фирм вообще нет возможности оказывать подобные услуги, и запрети делать это на платной основе госпредприятиям — куда идти больным? Правда, почему нельзя делать те же самые анализы бесплатно в рамках программы медицинских госгарантий, выступающая не объяснила. 

Впрочем, выражая общее мнение всех собравшихся врачей, генеральный директор Центра коррекции зрения «Окулюс» Олег Гетто призвал не обманывать себя и понять, что бесплатных медицинских услуг вообще не существует. Любой получающий медицинскую помощь человек платит за это — либо из своего кармана, либо за счет средств работодателя, производящего отчисления в специальный фонд. Поэтому, по мнению Олега Гетто, надо четко объяснить людям, что именно из медицинских услуг они должны получать гарантированно, а что — только за счет оплаты из собственного кармана. И ни в коем случае не допускать того, чтобы за услуги, оплаченные госбюджетом или Фондом обязательного медицинского образования (ОМС), в клиниках брали деньги во второй раз. То есть, резюмировал Олег Гетто, «неважно, кто окажет услугу — частная клиника или государственная. Важно, чтобы она была оплачена, и оплачена один раз!»

Страховой вопрос

Многим участникам круглого стола взаимо­отношения частных клиник с системой ОМС показались запутанными. С одной стороны, есть примеры бесплатного и качественного для клиентов лечения в частных клиниках. С другой стороны, большинству нуждающихся подобное лечение вне рамок государственных медицинских учреждений недоступно. Массовому потребителю не очень ясно, как можно получить качественную медицинскую услугу за счет государственного финансирования (в идеале о том, где ее получать: в государственной или частной клинике — пациент вообще думать не должен). Увы, в реальности, даже если у клиента есть полис авторитетной страховой компании и он регулярно платит налоги, а его работодатель — социальные отчисления, это вовсе не означает, что человек гарантированно получит качественные и бесплатные медицинские услуги. Председатель красноярской ассоциации страховых медицинских организаций, генеральный директор компании «Медика-Восток» Галина Фролова рассказала, что сейчас каждому застрахованному вместе с полисом выдается клиентская памятка, где указано, какие услуги он может получить. Врачам выдаются программы госгарантий, детально расписывающие, сколько времени он должен тратить на процедуры. Страховщики предлагают упорядочить деятельность участковых врачей — в частности, проводить диспансеризацию работающих граждан по месту жительства, а не по прикреплениям с места работы. Это позволит избежать двойных обследований и усилит ответственность врачей за своих подопечных. В то же время Галина Фролова отметила, что в последнее время видны последствия повышенного внимания властей к нарушениям в сфере платных медицинских услуг. Так, стали фиксироваться случаи, когда медучреждения сообщают страховщикам о том, что тот или иной клиент сам оплатил лечение — соответственно, страховым фондам оплату производить не надо.

Подводя итог возникшим на круглом столе прениям, Егор Корчагин заметил, что ни в одном государстве мира нет, что называется, всей палитры медицинских услуг, которые были бы абсолютно гарантированы жителям. «В частности, у нас в стране не гарантируются определенные виды той же стоматологической помощи и использование определенных материалов в зубопротезировании — они ведь могут быть очень дорогими. Привлекать или не привлекать частные клиники для исполнения государственного заказа — сегодня это право муниципальных образований. Но частная организация должна доказать, что ее услуги качественны, а их стоимость не завышена. Надо учитывать, что государство компенсирует медицинским учреждениям, работающим по системе ОМС, всего около половины затрат на коммунальные нужды, капитальный ремонт здания, остальные расходы несет собственник. Поэтому немногие частные компании готовы сотрудничать с муниципальными образованиями. Проблему можно решить, если здравоохранение перейдет на одно­канальное финансирование, то есть деньги будут поступать из одного источника», — резюмировал Егор Корчагин.

Несмотря на бурный ход обсуждений, все участники круглого стола согласны — платные услуги стали данностью, отменять их сегодня нельзя. Но порядок наводить в этой сфере необходимо.

Круглый стол организован при поддержке агентства здравоохранения и лекарственного обеспечения администрации Красноярского края

Фото: Мария Ананова

«Эксперт Сибирь» №30-31 (218)
«Эксперт» в Telegram
Поставить «Нравится» журналу «Эксперт»
Рекомендуют 94 тыс. человек



    Реклама



    «Экспоцентр»: место, где бизнес развивается


    В клинике 3Z стали оперировать возрастную дальнозоркость

    Офтальмохирурги клиники 3Z («Три-З») впервые в стране начали проводить операции пациентам с возрастной дальнозоркостью

    Инновации и цифровые решения в здравоохранении. Новая реальность

    О перспективах российского рынка, инновациях и цифровизации медицины рассказывает глава GE Healthcare в России/СНГ Нина Канделаки.

    ИТС: сферы приложения и условия эффективности

    Камеры, метеостанции, весогабаритный контроль – в Белгородской области уже несколько лет ведутся работы по развитию интеллектуальных транспортных систем.

    Курс на цифровые технологии: 75 лет ЮУрГУ

    15 декабря Южно-Уральский государственный университет отметит юбилей. Позади богатая достижениями история, впереди – цифровые трансформации

    Когда безопасность важнее цены

    Экономия на закупках кабельно-проводниковой продукции и «русский авось» может сделать промобъекты опасными. Проблему необходимо решать уже сейчас, пока модернизация по «списку Белоусова» не набрала обороты.

    Новый взгляд на инвестиции в ИТ: как сэкономить на обслуживании SAP HANA

    Экономика заставляет пристальнее взглянуть на инвестиции в ИТ и причесать раздутые расходы. Начнем с SAP HANA? Рассказываем о возможностях сэкономить.

    Армения для малых и средних экспортеров

    С 22 по 24 октября Ассоциация малых и средних экспортеров организует масштабную бизнес-миссию экспортеров из 7 российских регионов в Армению. В программе – прямые В2В переговоры и участие в «Евразийской неделе».


    Реклама