ПУБЛИКУЙТЕ НОВОСТИ О ГЛАВНЫХ СОБЫТИЯХ
СВОЕЙ КОМПАНИИ НА EXPERT.RU

Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!

Интервью

Дело на полмиллиарда

2010

Группа НИТОЛ, в прошлом году запустившая производство «полуфабриката» для солнечных батарей — поликремния, рассчитывает на бурный рост этой отрасли в будущем, а пока рав-няется на Китай

По данным проектного института «Гипросинтез», потребность Китая в поликремнии значительно превышает возможности собственного производства. Скажем, в 2006 году неутомимые китайцы выпустили всего 230 тонн, но нашли применение 3,7 тыс. тонн поликремния. А сегодня, доведя производство до 7 тыс. тонн, потребляют уже 24 тыс. тонн. Участники рынка прогнозируют сохранение такой пропорции (с ежегодным ростом обеих цифр) еще как минимум до 2015 года. Временной лаг может оказаться решающим для российских производителей поликремния. А через пять лет, по их мнению, и в России «разогреется» собственный рынок солнечной энергетики, в полную силу заработают производства микроэлектронных компонентов, для которых также необходим поликремний.

По данным Европейской ассоциации фотоэнергетики и Гринписа, к концу 2007 года мощность фотоэлектрических систем в мире достигла 9 200 МВт, за два следующих года эта цифра как минимум удвоилась, а к 2030 году показатель может вырасти еще в 20–30 раз.

Производственники вот уже десять лет поддерживают чаяния теоретиков — с 1997-го по 2005 год темпы роста производства солнечных элементов в мире превышали 30% в год, а потом «зашкалили» за 70% в год. Важно сделать оговорку, что около 90% всех солнечных элементов изготовляется из кристаллического кремния. Структура мирового потребления поликремния следующая: 62% — полупроводниковый кремний, 38% — поликремний для солнечных батарей. При этом спрос на полупроводниковый кремний превышает предложение на 15%, а на поликристаллический кремний (ПКК) солнечного качества — на 46%.

Вслед за спросом взлетели и цены на ПКК солнечного качества — с 30–35 долл./кг до 75–80 долл./кг, а спотовая цена в 2008 году достигла 450 долл./кг. К сожалению, кризис внес свои коррективы в развитие и этого рынка. Однако производители поликремния по-прежнему остаются в «зеленой» зоне.

В зависимости от области применения различают кремний солнечной (менее высокой) и полупроводниковой (более высокой) чистоты. Исходным материалом для выращивания монокристаллов кремния служит ПКК. Подавляющие объемы поликристаллического кремния в мире производятся из трихлорсилана. Именно такова новая производственная цепочка: «хлор — трихлорсилан — поликристаллический кремний». Изначальная «химическая» линейка, по которой осуществляется производство хлора, каустической соды, ряда хлорсодержащих органических и неорганических продуктов, также продолжает действовать. Дмитрий Котенко, председатель совета директоров компании НИТОЛ, рассказал о сложном переходе предприятия от традиционной химии к переделам более высокого уровня, о солнечной энергетике и о поддержке своего проекта РОСНАНО.

— Пять лет назад руководство группы НИТОЛ выбрало стратегическим направлением развития своего бизнеса  высокотехнологичное производство поликристаллического кремния и кристаллических кремниевых пластин для солнечной энергетики. Есть ли задержки в исполнении этого плана?

— Мы стараемся не отступать от нашей программы. В конце 2006 года компания запустила производство трихлорсилана (ТХС) солнечной чистоты — основного сырья для выпуска поликремния — мощностью 10 тысяч тонн в год. До начала собственного выпуска поликристаллического кремния весь производимый трихлорсилан компания НИТОЛ экспортировала в Европу и Китай. С прошлого года часть выпускаемого нами трихлорсилана перерабатывается в поликремний на первой очереди собственного производства общей мощностью 3 800 тонн. Общий объем инвестиций в этот проект составил более 600 миллионов долларов. Очень важно, что еще до начала производства собственного ПКК большая часть планируемых объемов была распределена между крупными европейскими, американскими, азиатскими потребителями, с которыми были подписаны долгосрочные контракты в 2007–2008 годах.

— В качестве стартового вы выбрали крайне тяжелый год для экономики в целом и для химпрома в особенности. Чем пришлось пожертвовать, чтобы не потерять набранную высоту?

— Внутренний рынок хлорной химии упал на 45–50 процентов, можно сказать, до критических объемов. Я боюсь, что многие отечественные предприятия химической промышленности не переживут этого кризиса. Останутся только «монстры» — химические подразделения нефтяных холдингов, скажем.

— Получается, вам тоже придется перепрофилировать производство?

— Собственно, именно этим мы и занимаемся с 2005 года. Будущее за производством кремниевой продукции. Но и для традиционной химии мы нашли несколько вариантов развития — скажем, производство нанодисперсного диоксида титана. Это тоже химическое производство на базе хлора.

Производственная площадка «Усольехимпрома», можно сказать, избыточна только для производства трихлорсилана и поликремния. Здесь прекрасная инфраструктура и богатая сырьевая база (хлористый водород, водород, азот), рядом источник главного сырья — технологического кремния (ЗАО «Кремний» находится в городе Шелехове в 70 км от Усолья-Сибирского), наконец, наше производство расположено в энергоизбыточном регионе. Поэтому мы приняли решение создать на нашей производственной базе технопарк, пригласить в него сторонние компании, в первую очередь химической направленности.

У нас есть избыток пара, электричества, очистных сооружений, нам невыгодно единолично содержать большой штат ремонтников, но и отказаться от них в моногородке, каким является Усолье-Сибирское, мы не можем. Мы нашли уже единомышленников, готовых стать нашими партнерами, — их заинтересовала возможность снизить объем капитальных затрат на 30–40 процентов. В перспективе наш корпоративный центр подготовки персонала НИТОЛ сможет поставлять им профильных специалистов.

— Наверняка вы планируете получить для технопарка налоговые льготы?

— В 2009 году Иркутская область предоставила НИТОЛу льготу по налогу на имущество. А для технопарка хотелось бы получить и налоговые льготы на имущество, и налоговые льготы на прибыль. К тому же региональная и городская администрации готовы предоставить льготы на своем уровне.

Кремниевый проект достаточно затратный. Причем мы много инвестируем в основные фонды. Благодаря 50-процентной льготе по налогу на имущество в первый год после запуска и 25-процентной в следующие два года компания НИТОЛ сэкономит 250 млн рублей. Эти деньги мы намерены реинвестировать в создание новых производств. Любой бизнесмен считает каждую копейку, особенно когда его проект только выходит на самоокупаемость.

— Вы довольны сотрудничеством с РОСНАНО? Насколько рыночной вам показалась их оценка проектов?

— Я был искренне удивлен, встретив специалистов высочайшей квалификации, которые душой болели за наш проект. Но с нами им, можно сказать, повезло — проект поликремниевого производства был «отполирован» и хорошо «упакован» на старте. А ведь многие приходят в РОСНАНО буквально с «голой» идеей: «Есть время, есть технологии — мы хотим запустить производство». В этом случае специалисты РОСНАНО становятся поводырями, а новаторы проходят с ними все стадии обучения построению инновационных производств.

— Если бы Анатолий Чубайс не выбрал ваш проект и отказался стать соинвестором, что бы вы делали? Пришлось бы распрощаться с проектом или вы обошлись бы малой кровью — пересмотром сроков запуска?

— Мы, конечно, продолжили бы реализацию проекта, тем более что мы искали запасной вариант. Но сроки неминуемо сдвинулись бы как минимум на 1,5–2 года. Мы попали в самый разгар кризиса, в конце 2008-го – начале 2009 года никто ни во что не вкладывался. Нам были необходимы деньги на завершение проекта. Общий объем инвестиций к тому времени составил уже около 14 миллиардов рублей. Деньги от РОСНАНО (7,5 миллиардов рублей) — существенный вклад, но далеко не все.

— Вы планируете создавать на базе своего предприятия высокотехнологичный кластер? Какие шаги в этом направлении запланированы на ближайший год?

— Сейчас активно прорабатывается вопрос по нанодиоксиду титана с корпорацией РОСНАНО. Это большая красивая тема, западная технология. Экспортно ориентированный продукт для динамично растущего рынка. В России таких производств нет. А ведь диоксид титана — основной продукт для белил, он используется в производстве красок, тканей, керамики, фотоэлементов, косметики.

— Насколько велика в структуре сбыта доля Китая? Как участвует в бизнесе китайский акционер?

— Крупнейшая китайская компания в области фотовальтаики SunTech — один из наших основных акционеров и долгосрочных потребителей поликремния. Китай ведет грамотную последовательную политику. Они начали переходить на инновационные рельсы 20 лет назад и уже добились впечатляющих результатов. Неудивительно, что именно в этой стране так быстро растет рынок солнечной энергетики, а SunTech уже вышла на второе место в мире.

— Китайцы не планируют расширять свою долю в вашей компании?

— Пока нет. Они не идут глубоко в производство поликремния — это больше химия, чем новые технологии. Вернее, «химия в новой редакции». Они вошли в число акционеров НИТОЛа, чтобы иметь задел для будущего роста.

— Вы рассчитываете на рост внутреннего спроса на поликремний? Не планируете ли развернуть производство микроэлектроники или солнечных батарей на своей технологической площадке в Усолье-Сибирском?

— Я оптимист. Наш проект — первый в этом сегменте для РОСНАНО. Они загорелись этой темой и начали ее развивать в масштабах всей страны. Не так давно завершились переговоры с группой компаний «Ренова» по тонким пленкам — в Чебоксарах будет запущено крупнейшее в России производство солнечных батарей по альтернативной технологии на базе моносилана. Кроме того, наблюдательный совет РОСНАНО одобрил финансирование проекта создания производства солнечных модулей на основе монокремния с двусторонней светочувствительностью компании «КОНТИ». На Железногорском горно-химическом комбинате рассматривают возможности развития кремниевого проекта. Это все следующие переделы. Я думаю, вскоре заявятся и предприятия, «заточенные» на микроэлектронику.

— Без протекционизма, без административного давления реально ли в России внедрить что-нибудь новое? Вот вы развиваете производство, а внутреннего рынка для этого продукта пока нет. И если не будет давления с самого верха — он и не появится. Не страшно зависеть от внешних рынков?

— Если все названные проекты будут развиваться с заявленной скоростью, через 5–7 лет мы всю свою продукцию будем сбывать в России. К тому времени мы планируем выйти на 5 тысяч тонн (или задел для батарей на 500 МВт) в год.

«Эксперт Сибирь» №1-3 (263)
Подписаться на «Эксперт» в Telegram



    Реклама



    Самозанятым помогут заявить о себе

    Альфа-Банк первым представил мобильное приложение для самозанятых

    «Экспоцентр»: место, где бизнес развивается


    В клинике 3Z стали оперировать возрастную дальнозоркость

    Офтальмохирурги клиники 3Z («Три-З») впервые в стране начали проводить операции пациентам с возрастной дальнозоркостью

    Инновации и цифровые решения в здравоохранении. Новая реальность

    О перспективах российского рынка, инновациях и цифровизации медицины рассказывает глава GE Healthcare в России/СНГ Нина Канделаки.

    ИТС: сферы приложения и условия эффективности

    Камеры, метеостанции, весогабаритный контроль – в Белгородской области уже несколько лет ведутся работы по развитию интеллектуальных транспортных систем.

    Курс на цифровые технологии: 75 лет ЮУрГУ

    15 декабря Южно-Уральский государственный университет отметит юбилей. Позади богатая достижениями история, впереди – цифровые трансформации

    Когда безопасность важнее цены

    Экономия на закупках кабельно-проводниковой продукции и «русский авось» может сделать промобъекты опасными. Проблему необходимо решать уже сейчас, пока модернизация по «списку Белоусова» не набрала обороты.

    Новый взгляд на инвестиции в ИТ: как сэкономить на обслуживании SAP HANA

    Экономика заставляет пристальнее взглянуть на инвестиции в ИТ и причесать раздутые расходы. Начнем с SAP HANA? Рассказываем о возможностях сэкономить.

    Армения для малых и средних экспортеров

    С 22 по 24 октября Ассоциация малых и средних экспортеров организует масштабную бизнес-миссию экспортеров из 7 российских регионов в Армению. В программе – прямые В2В переговоры и участие в «Евразийской неделе».


    Реклама