Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!

Общество

Идеология чистого города

2011
Фото: Виталий Волобуев

Города Сибири могут избавиться от обреченности быть самыми грязными поселениями в стране. Но для этого нужны не только миллиардные вложения национальных корпораций, но и закрепление в обществе «идеологии чистого города»

Федеральная служба государственной статистики (Росстат) опубликовала очередной сборник «Россия в цифрах», в котором подводятся итоги развития страны в 2010 году. На фоне множества социально-экономических показателей особенно выделяется для регионов Сибири один — экологическая обстановка. Росстат, в частности, посчитал, сколько тонн загрязнений ежегодно выбрасывается в атмосферу стационарными источниками (заводами, предприятиями энергетики и ЖКХ и т.д.). В первой пятерке самых грязных городов страны по этому показателю ожидаемо оказались три сибирских — Норильск (Красноярский край), Новокузнецк (Кемеровская область) и Ангарск (Иркутская область), а в целом из 56 городов, попавших в этот список, 18 находятся в Сибирском федеральном округе (СФО). Интересен и другой показатель — за последние 20 лет выбросы по городам Сибири уменьшились в 1,5–2 раза. Однако радоваться нечему: падение вряд ли можно связывать с экологическими программами предприятий, скорее, оно объясняется сворачиванием отдельных отраслей промышленности.

Нельзя не заметить также, что в последние несколько лет крупные отечественные компании типа «Газпрома», «Русала», «Роснефти», а также энергетики и другие промышленники (именно им принадлежат основные городские загрязнители) начинают обращать внимание на экологический фактор. Это связано с многими обстоятельствами — не только с государственным давлением, но и с возрастающей престижностью экологичного производства. Последнее может стать основой для формирования новой стратегии улучшения экологической ситуации в городах Сибири и послужить базой для формирования общественного запроса на проживание в чистых поселениях.

Обратная сторона индустриализации

Таким сосредоточением сильно загрязненных городов, какое есть в СФО, вряд ли может похвастаться любая другая территория страны. Так, промышленный комплекс одного только Норильска поставляет в атмосферу почти 2 млн тонн загрязняющих веществ в год — 10% от выбросов предприятий всей страны. Кроме того, на фоне других городов России особенно выделяются Новокузнецк, Ангарск, Омск, Красноярск, Братск и Новосибирск. Все они выбрасывают в атмосферу больше отходов, чем 10-миллионная Москва, и больше, чем широко известный своей «грязной» промышленностью Челябинск.

Эта ситуация, конечно, сложилась не сегодня. Основа нынешнего «лидерства» городов Сибири по промышленным выбросам в атмосферу была заложена в середине прошлого века, когда здесь начали строить гигантские предприятия, которые, по печальной закономерности, относились к «грязным» производствам — целлюлозная промышленность, цветная и черная металлургия, теплоэнергетика. Пик строительства подобных предприятий в Сибири приходится на 1950–1960-е годы, а к концу 1970-х такая политика ускоренной индустриализации дала первые результаты — эти территории производили порядка 15–20% общесоюзного валового внутреннего продукта (ВВП). При этом, по данным некоторых исследований, более 70% объектов, загрязняющих атмосферу, вводились в строй вообще без очистных сооружений, тогда как в среднем по РСФСР этот показатель составлял не более 59%. Такое отношение к окружающей среде вызывало в городах Сибири серьезные заболевания населения. Так, в Красноярске в 1961–1963 годах из-за критической ситуации с качеством воды и воздуха было зарегистрировано 188 пациентов с брюшным тифом, притом что в СССР это заболевание было ликвидировано еще в начале 1950-х.

Подобная ситуация сложилась и со сточными водами. Согласно данным экологических организаций, в начале 1960-х годов концентрация фенолов в Томи (которая проходит рядом с крупнейшими промышленными центрами Кузбасса — Новокузнецком, Междуреченком и Кемеровом) в районе Томска в 90 раз превышала норму. Мало что изменилось и сегодня — гости Томска удивляются тому, что в жаркую погоду в Томи нет купающихся. Кроме того, не последними среди загрязнителей были и «секретные» источники — в первую очередь Семипалатинский ядерный полигон, в результате взрывов на котором в ряде районов Новосибирской области уровень концентрации цезия-137 и стронция-90 в атмосферных осадках был в 6–7 раз выше средних показателей по СССР.

В свою очередь выбросы вредных веществ в атмосферу (тот показатель, по которому сегодня сравнивает города Росстат) к концу 1970-х годов составляли 34,2% от всесоюзного уровня, при этом города Сибири в среднем выбрасывали по 3,7 тонны отходов в сутки, тогда как поселения в европейской части России — только 0,7 тонны. Кстати, лидерство в то время удерживали все те же города — Норильск, Новокузнецк и Ангарск. «Экологический фактор размещения промышленных производств в то время никого не интересовал. Ресурсами управляли как потребители и мало думали о влиянии промышленности на окружающую среду. В результате были накоплены подобные экологические проблемы, которые не решить ни за год, ни за десятилетие», — констатирует заведующий кафедрой территориальной организации производства и экологии природопользования Новосибирского государственного университета экономики и управления, член общественного совета при Минприроды РФ по СФО Валерий Черданцев.

Еще в советское время проблема стала решаться, но постфактум. Государственный комитет по охране природы СССР был создан только в 1988 году, хотя примерно с середины 1960-х государство стало мало-помалу выделять средства на улучшение экологической ситуации. В отдельные годы рост вложений в экологию достигал 30%, а в Красноярском крае — до 300% ежегодно, в Иркутской области — до 200%. Основные средства тратились на установку фильтров и модернизацию оборудования — в итоге к 1991 году, к примеру, на предприятиях Министерства металлургии до 98,5% выбросов проходили фильтрацию. Но и этих существенных вложений оказалось недостаточно — за три-четыре десятилетия на территории Сибири был накоплен критический уровень экологических проблем, а экологическая эффективность вложений была в пять раз ниже, чем в развитых странах.

Опасные города

За последние десятилетия мало что изменилось, ситуация с экологией почти такая же, как в советский период. Так, на заседании президиума Государственного совета России в июне 2003 года были озвучены следующие цифры: экологическая ситуация в 15% регионов России (преимущественно — сибирских) критическая или околокритическая, самые загрязненные — Красноярский край и Кемеровская область.

Сегодня структура загрязнения в городах Сибири примерно одинакова. Лидирующие позиции в объеме промышленных выбросов занимают ТЭЦ (по объективным причинам станции работают гораздо интенсивнее, чем в европейской части России): на их долю приходится 80–85% атмосферных отходов от стационарных источников загрязнения. Что вполне объяснимо, поскольку сибирские ТЭЦ в основном работают на угле (причем, скажем, омские ТЭЦ — на «грязном» угле из казахстанского Экибазтузского угольного бассейна). За ними следуют предприятия различных отраслей. Наконец, добавился и еще один существенный фактор — личный автотранспорт, который пока никто не учитывает. «Кроме стационарных источников загрязнения, в атмосферу поступают загрязняющие вещества от автотранспорта и частного сектора. Однако Новосибирскстат не располагает количественными показателями по этим выбросам в атмосферный воздух», — говорит заместитель руководителя Территориального органа Росстата по Новосибирской области Ольга Симонова. В Омске, по словам начальника управления государственного контроля регионального Министерства сельского хозяйства Анатолия Погорелова, на автомобильный транспорт приходится 58% атмосферных загрязнений.

Кроме того, современные экологи говорят о том, что вред окружающей среде наносят не только промышленные предприятия, но и сельское хозяйство и добывающие отрасли — словом, все, что нарушает экологический баланс той или иной территории (в частности, ряд исследований включают в анализ данные о популяции животных, заболеваниях людей). Если подходить к анализу современных экологических проблем регионов Сибири с этой точки зрения, то в список экологически неблагоприятных регионов попадет даже аграрный Алтайский край, в котором масштабная сельскохозяйственная деятельность нарушила территориальные экосистемы. А вот вполне индустриализированная Иркутская область за счет наличия большой территории заповедников и Байкала, наоборот, окажется в числе регионов с устойчивой экологической ситуацией.

Нельзя не признать, что существенное препятствие в определении реальных масштабов экологических выбросов — закрытость экологической информации предприятий. Так, в ТГК-11, ТГК-12, ТГК-13 и «Новосибирскэнерго» (в структуру которых входят основные загрязнители атмосферы — ТЭЦ) на запросы «Эксперта-Сибирь» не ответили. Не отреагировала и «Роснефть», и ряд крупных региональных предприятий, в частности, «Омскшина» — один из наиболее активных загрязнителей атмосферы этого города. В целом этот печальный факт подтверждает и федеральные исследования. Так, по данным «Интерфакса», среди отраслевых лидеров экологической прозрачности всего несколько сибирских компаний — это ОАО «Кузбасс­энерго», ОАО «Ангарская нефтехимическая компания» (входит в структуру «Роснефти») и ОАО «Водоканал города Горно-Алтайска».

В свою очередь падение объема промышленных выбросов за последние два десятилетия (скажем, в Омске этот показатель снизился в два раза, а в Новосибирске — в полтора, хотя даже с такими цифрами они остаются в десятке самых грязных городов страны) следует объяснять не столько экологическими программами предприятий, сколько общим падением промышленного производства. «Например, предприятия, расположенные на улице Станционной в Новосибирске, некогда ковали оборонную, научно-техническую и экономическую мощь страны. Здесь работало раньше более 100 тыс. квалифицированных инженеров и рабочих, что вполне сопоставимо с числом занятых в промышленности Финляндии. Производят ли что-нибудь эти гиганты сейчас? К сожалению, картина печальная», — объяснял ситуацию руководитель Новосибирскстата Александр Кисельников (см. «Что здесь происходит?» в «Эксперте-Сибирь» № 35 за 2010 год).

Пять лет на прогресс

Конечно, экологические проблемы того же Новосибирска или Омска при всей их значимости — это далеко не те же, что у Норильска или Новокузнецка. Первый вообще является своеобразной «визитной карточкой» индустриального освоения Сибири безотносительно к экологии. Сегодня город с населением в 134 тыс. человек выбрасывает в атмосферу в 35 раз больше промышленных отходов, чем 10-миллионная Москва. Экологическая проблема становится здесь критической для жизни людей. Это отмечают не только российские эксперты, но и экологи по всему миру. Так, в 2007 году руководству компании «Норильский никель» (владеет градообразующим комбинатом и сопутствующей инфраструктурой) пришло письмо от представителей США и Канады — они жаловались, что ядовитые выбросы комбината достигали их территории и оказывали существенное влияние на экологическую ситуацию. А позже эксперты Блэксмитского института (Нью-Йорк) поставили город на четвертое место в рейтинге самых опасных в мире. Для сравнения — украинский Чернобыль находится на шестом месте, то есть его считают более безопасным для жизни, чем Норильск.

Проблема эта, как уже говорилось, не нова — горнодобывающая и металлургическая промышленности города были основаны еще в 1930-х годах. Но сегодня загрязнение атмосферы и почв достигло, по видимому, критической отметки. И в первую очередь это сказывается на населении. Так, согласно официальной статистике, из-за деятельности одного из ведущих мировых производителей цветных металлов, коим сегодня является «Норильский никель», продолжительность жизни в городе на 10 лет ниже, чем в среднем по России. Кроме того, некоторые цифры дает и муниципальная целевая программа «Содействие выезду жителей Норильска в благоприятные для проживания районы РФ» (само название программы для Сибири симптоматично). Согласно этому документу сегодня в городе проживают свыше 2,1 тыс. инвалидов первой и второй групп, «которые прибыли в большинстве своем до 1992 года в трудоспособном возрасте в Норильск».

Разрубить экологический узел в городе пытались давно. Так, с середины 2000-х различные инстанции предъявляли к собственникам комбината требования возместить экологических ущерб (крупнейшее было направлено Росприроднадзором в начале 2008 года — объем требований составлял 4,35 млрд рублей). Наконец, в конце 2010 года по поводу экологической ситуации в городе в жесткой форме высказался председатель правительства России Владимир Путин: «Решение экологических проблем Норильского промышленного района сегодня является основной задачей руководства «Норильского никеля». Ряд металлургических компаний вкладывали очень приличные деньги последние лет семь в решение этой проблемы и на порядок снизили нагрузку на окружающую среду. В Норильске нет этого. Либо комбинат будет модернизирован, либо на каком-то этапе придется принимать решения о существенном повышении экологических штрафов».

«Норильску дано пять лет на существенные положительные изменения в окружающей среде. Этот город должен стать своего рода экспериментальной площадкой по взаимодействию экологических факторов, экономики и менеджмента. Задача стоит вполне определенная — либо здесь будет создан прецедент специфической региональной политики в сфере экологии, либо город ждут плохие времена», — объясняет Валерий Черданцев.

Не менее остро стоит проблема и в Кемеровской области. Регион, в котором на душу населения производится больше всего промышленной продукции в Сибири, выбрасывает в атмосферу 425 кг отходов на одного жителя (в Новосибирской области этот показатель составляет 72 кг), а нагрузка вредных веществ на воздух в среднем в 8–16 раз больше, чем в Санкт-Петербурге и Нижнем Новгороде. В регионе образуется 1,3 из 2 млрд тонн российских твердых отходов. «Но у многих специалистов есть и другая, более впечатляющая статистика, которая не попадает в официальные отчеты. На городской территории заскладированы чрезвычайно опасные отходы предприятий черной и цветной металлургии, в которых содержание бензапирена в сотни и тысячи раз превышает предельно допустимые концентрации. Проживание в таких условиях приводит к следующим изменениям показателей здоровья населения: увеличению общей заболеваемости, числа часто болеющих детей, детей с хроническими заболеваниями; нарушению функционального состояния сердечно-сосудистой системы, репродуктивной функции у женщин. Колоссальное загрязнение окружающей среды, продолжающееся на протяжении уже более 70 лет, является основной причиной проблем со здоровьем у населения. За последние 10 лет показатели онкозаболеваемости в Новокузнецке выросли на 87%, а уровень смертности от злокачественных опухолей — на 80%. Общая смертность населения в Новокузнецке в течение последних пяти лет возросла на 23%», — отмечает в своих работах заместитель заведующего кафедрой теплофизики и промышленной экологии Сибирского государственного индустриального университета (Новокузнецк) Екатерина Волынкина.

Стратегии крупного бизнеса

Собственники основных загрязнителей атмосферы городов Сибири, к счастью, не самоустраняются от решения экологических проблем «подведомственных территорий». Так, в «Норильском никеле» обещают до 2015 года вложить в решение экологических задач более 1 млрд евро, изменить технологии производства и модернизировать систему менеджмента. Экологические мероприятия уже дают свои плоды, правда, на общем фоне несущественные — например, удалось снизить объемы диоксида серы на 25%.

Сообщили пункты своей экологической программы и в ОК «РУСАЛ» (на территории Сибири компании в том числе принадлежат Иркутский, Красноярский, Новокузнецкий, Саяногорский, Хакасский и Братский металлургические заводы, Ангарский глиноземный комбинат, предприятие «Шелехов – Порошковая металлургия», а также на паритетных началах с «РусГидро» — Богучанское энерго-металлургичес­кое объединение). Согласно данным компании, практически на всех предприятиях наблюдается снижение объема промышленных выбросов. Так, на экологическую модернизацию Красноярского алюминиевого завода потрачено 305 млн рублей, за счет чего предприятие снизило нагрузку на атмосферу на 24 тыс. тонн (около 28%). Новокузнецкий завод снизил выбросы из-за сокращения производства (в 2009 году остановилась часть предприятия), Братский — за счет установки нового оборудования. На этом фоне выделяется только ИркАЗ — здесь количество выбросов увеличилось из-за введения в строй пятой серии электролиза. В целом до 2015 года компания планирует потратить на модернизацию производства на этих предприятиях порядка 14 млрд рублей.

Путем модернизации производства идут и в «Газпром нефти». Так, согласно данным Омского нефтеперерабатывающего завода (дочерняя структура «Газпром нефти»), объемы выбросов в атмосферу с 2000 по 2010 год сократились с 51,3 тыс. тонн до 45,9 тыс. тонн, при этом объем переработки возрос с 12,5 млн тонн (в 2000 году) до порядка 19 млн (в 2010 году). «На Омском НПЗ реализуется среднесрочная инвестиционная программа. В 2011 году объем ее финансирования составит 19 млрд рублей. Программа направлена на модернизацию производственных мощностей ОНПЗ и повышение уровня экологической и промышленной безопасности предприятия. Основные цели реализации среднесрочной инвестиционной программы — улучшение экологических характеристик моторных топлив, увеличение глубины переработки нефти, расширение ассортимента высокооктановых бензинов, дизельных топлив, кокса, современных битумных материалов, продуктов нефтехимии», — пояснили «Эксперту-Сибирь» в компании.

Нужен общественный заказ

Очевидно, что даже такие существенные финансовые вливания не смогут кардинально переломить экологическую ситуацию в городах Сибири. Необходим системный подход, основанный на взаимной заинтересованности бизнеса, государства и общества. «Экологические требования — и здесь нам еще предстоит поменять мышление — не должны рассматриваться бизнесом как экзотика или некая «общественная повинность», которую делают только для того, чтобы угодить начальству или не возбуждать экологов. Это один из беспро­игрышных способов повысить конкурентоспособность отечественных товаров на мировых рынках. Именно этим сейчас большинство стран и занимаются», — отметил президент России Дмитрий Медведев на заседании комиссии по модернизации 27 июня этого года.

В этом русле ученые и предлагают решать сложный узел экологических противоречий. «Если раньше говорили о том, сколько денег необходимо вложить в то или иное экологическое мероприятие, то сегодня стоит вопрос — как необходимо изменить систему производства, характеристики менеджмента. В Норильске, кстати, стоят именно на таких позициях. Сегодня бизнес должен не столько выделять деньги, сколько формировать соответствующие задачам экологии социально-экономические отношения», — говорит Валерий Черданцев. Он предлагает следующую модель экологически ответственного бизнеса. Первое — формирование системы экологического менеджмента на предприятии (кстати, государственный стандарт экологического менеджмента, своего рода «экологический ГОСТ», должен был быть введен в 2009 году, однако этого не произошло). Второе — модернизация управления предприятием в целом, в том числе технологий производства; интеграция задач экономики и экологии. То есть сформировать такую систему, при которой заниматься экологическими мероприятиями станет реально выгодно. Наконец, третье — формирование в обществе «идеологии чистого города». «Общество должно дать импульс к развитию экологических программ бизнеса, это должно стать модным. В Европе и Америке уже формируется идеология экоцентризма — когда в центре интересы природы и экосистем. Мы только начинаем этот путь. Так, с конца июня введен в оборот эколого-энергетический рейтинг, который теперь в обязательном порядке будут предоставлять губернаторы и руководители предприятий. Причем не государству, а независимым общественным институтам. В свою очередь модель инновационного образования должны предложить и вузы. Нужно готовить специалистов, которые могут мыслить одновременно категориями экологии и экономики, интегрировать эти знания», — заключает ученый.

Очевидно, что другого пути во многих поселениях попросту нет. Если Красноярск, Новосибирск, Омск, Иркутск и еще несколько городов могут предложить жителям альтернативу «грязным» предприятиям в виде малого и среднего бизнеса, то у населения Ангарска, Шелехова, Братска, Норильска, Уссолье-Сибирского она отсутствует. Основные загрязнители там — градообразующие предприятия. Поэтому проблема изменения общественной идеологии в конечном счете это вопрос успешного существования этих поселений.

«Эксперт Сибирь» №26-27 (298)

Подписаться на «Эксперт» в Telegram



    Реклама




    Альфа-банк меняет карты

    Альфа-банк приступил к полному обновлению своей линейки дебетовых карт — новая линейка вступила в силу 25 сентября. Флагманским продуктом в ней станет Альфа-карта

    Российский IT - рынок подошел к триллиону

    И сохраняет огромный потенциал роста. Как его задействовать — решали на самом крупном в России международном IT-форуме MERLION IT Solutions Summit

    Химия - 2018

    Развитие химической промышленности снова в приоритете. Как это отражается на отрасли можно узнать на специализированной выставке с 29.10 - 1.11.18

    Опасные игры с ценами

    К чему приводят закупки, ориентированные на максимально низкие цены

    В октябре АЦ Эксперт представит сразу два рейтинга российских вузов

    Аналитический центр «Эксперт» в октябре представит сразу два рейтинга российских вузов — изобретательской и предпринимательской активности.

    Эффективное управление – ключ к рынку для любого предприятия

    Повышение производительности труда может привести к кардинальному снижению себестоимости продукции и позволит российским компаниям успешно осваивать любые рынки


    Реклама