Непризнанный потенциал региона

Спецвыпуск
Москва, 24.10.2011
«Эксперт Сибирь» №42 (307)
Скромные сырьевые богатства региона могут стать основой для появления новых малых и средних компаний, заинтересованных при незначительных затратах осваивать небольшие участки недр. Власти стоит воспользоваться этим потенциалом

Статус Новосибирской области как в целом не сырьевой территории формально оправдан: в самом деле, доля добычного сектора в общем обороте предприятий области составляет только 1,7%. Прежде всего речь идет о добыче нефти на севере области — здесь относительно интенсивно продолжается освоение запасов нефти, но существенный прирост в ближайшие годы невозможен: месторождения Верх-Тарское (основное), Восточно-Тарское и Малоичское вышли на стабильный уровень, хотя и неосвоенными здесь остаются еще ряд лицензированных компанией-оператором «Новосибирск­нефтегаз» (ТНК-ВР) перспективных нефтегазовых участков. Уровень добычи нефти — в пределах 2 млн тонн в год — должен позволить в течение 10–15 лет обеспечить полную загрузку нефтепровода Верх-Тарское месторождение – Барабинск с выходом к магистральному нефтепроводу Омск–Ангарск для поставок сырой нефти на Ачинский и Омский нефтеперерабатывающие заводы (НПЗ).

Интенсивно идет и добыча антрацитового угля на юге области — здесь размещена и эксплуатируется единственная сырьевая база для электродной промышленности восточных регионов России. Это высоко­технологичные антрациты необычайно высокой плотности и теплоты сгорания считаются лучшими в стране и входят в тройку лучших в мире. Новосибирские антрациты также применяются и в черной металлургии как замена металлургического кокса при выплавке стали. За последние два-три года компания «Сибирский антрацит» значительно прирастила запасы и ресурсы: так, запасы антрацита Горловского угленосного бассейна составляют около 1 млрд тонн (по категориям ВС1С2). Дополнительно к тому прогнозные ресурсы угля до глубины 900 метров оцениваются в 5,53 млрд тонн. Здесь также размещены пока еще нераспределенные запасы антрацитового угля в объеме около 0,55 млрд тонн. И это только официальные данные о запасах, поставленных на учет (то есть речь идет о нераскрываемых оценках, проведенных по заказу лицензиата внешними горными аудитами).

Совсем незначительно в сектор добычи полезных ископаемых «добавляет» разработка объектов строительного сырья — выемка песка и глины, а также строительного известняка, функционирование щебеночных карьеров со своим ассортиментом по выпуску различных строительных и дорожных материалов на их основе. Вместе с тем здесь, например, в текущем году отмечен рост производства — по информации департамента природных ресурсов области, объем добычи общераспространенных полезных ископаемых (камня, строительного известняка, песка и песчано-гравийных смесей) уже к ноябрю составил 100% объема 2010 года (более 7 тыс. куб. м). Вместе с тем индекс производства по добыче полезных ископаемых в целом отстает на 3–4%.

Можно ли считать, что на этом вопрос о потенциале и перспективах добычи полезных ископаемых — кроме собственно нефти, антрацитового угля и строительного сырья — в регионе закрыт? Скорее нет, чем да. Но как тогда хотя бы качественно (все же количественная и тем более экономическая оценка — гораздо более сложная и затратная по времени и ресурсам задача) можно оценить сырьевой потенциал Новосибирской области?

Немного, но достаточно

Начнем с того, что на территории области выделяются восемь горнопромышленных районов (ГПР). Три главных из них — это Верх-Тарский ГПР в Северном районе области (нефть и газ; а также торф, промышленная добыча которого не ведется), Новосибирский (строительные материалы: добыча песков, камней, кирпичных глин, производство песчано-гравийных смесей) и Горловский (антрацит). Основная специализация Тогучинского ГПР — строительные камни и каменный уголь; Егорьевского и Маслянинского — россыпное золото (с перспективой добычи рудного золота) и глины; Искитимского — нерудное сырье (строительное сырье и цементное сырье для завода «Искитимцемент»); Чановского — минеральные подземные воды и, наконец, Ордынского — размещение объектов, содержащих стекольное сырье (пески, циркон-ильменитовые россыпи). Всего же в регионе известно (разведано) около 520 месторождений различных полезных ископаемых, распределенных по этим горнопромышленным районам.

Начнем с каменного угля. В районе поселков на границе с Кемеровской об­ластью Доронино и Курундус известны два некрупных месторождения угля — Завьяловское (запасы 46,6 млн тонн, марки К–КС) и Чертандинское (8,8 млн тонн — Южный участок и 126 млн тонн — Северный, марки Д), а также Доронинская площадь (58,6 млн тонн, марки Д), которые являются продолжением угленосных районов Кузбасского бассейна. Завьяловское месторождение разрабатывает компания «Шахта «Завьяловская», оба участка Чертандинского месторождения лицензированы компанией «Регион Ойл» (утверждены запасы и ведется подготовка проектной документации). Из-за корпоративных разногласий, которые долго мешали работать, но к настоящему времени устранены, компании «Доронинское-1» и «Доронинское-2» вскоре будут способны начать подготовку к освоению Доронинской площади. В любом случае очевидно, что поставки новосибирского каменного угля (длиннопламенные угли) будут зависеть в основном от спроса на топливо относительно недалеко расположенных районных котельных, а также местного населения. Учитывая небольшое количество угля, определяющее и незначительные добычные мощности, серьезного влияния на расширение добычной деятельности региона эти угольные проекты, конечно, не окажут.

В целом по роли в приросте добычи полезных ископаемых в регионе схожая ситуация и с добычей золота. Сырьевая база россыпного золота (ручьевое в основном мелкое самородное золото и золото­содержащие пески в пластах, коры выветривания) на юго-востоке области практически полностью исчерпана: почти все известные россыпи уже отработаны или находятся в разработке. Коры выветривания — из них сейчас ведется основная добыча — характеризуются низким и очень низким содержанием металла, и только пока еще высокая цена на золото «компенсирует» влияние этого неизбежного природного фактора. Вместе с тем в этом же районе (северо-западная часть Салаирского кряжа, Егорьевский золотоносный район) известны, и уже давно, объекты рудного золота, имеющие прогнозные ресурсы в объеме от 10 до 100 тонн (по категории Р2, то есть на самом деле промышленных запасов гораздо меньше), но относящиеся к технологически несложно перерабатываемому золотокварцевому типу. А это уже дает положительные ожидания в интересе к рудному золоту со стороны инвесторов…

Структура запасов полезных ископаемых в Новосибирской области

Шанс на получение государственного финансирования геологоразведочных работ в объемах, позволяющих открыть новые россыпи или рудные участки, мал. Причина, собственно, в невысоких шансах обнаружения новых мест значимой золотоносности. Вместе с тем на юго-востоке региона располагаются перспективные на проведение геологоразведочных работ и последующую организацию рудной золотодобычи Егорьевский рудный район (103,8 тонн по P3), Легостаевское рудное поле (40 тонн по P3), Верх-Тайлинское рудное поле (100 тонн по P3), Матвеевско-Матренкинское рудное поле (10 тонн по Р1P2 5 тонн по P3), Еловское рудное поле (50 тонн по P3). Совокупные прогнозные ресурсы оцениваются в 300–310 тонн золота (в промышленных запасах — это около 10–15 тонн, более того, все-таки требующих подтверждения и более точных подсчетов).

Реальное развитие золотодобычи в этих районах золотоносности связано не столько с государственным финансированием работ (область не входит в приоритетные для ГРР регионы), сколько с приходом новых компаний-инвесторов, способных рискнуть и вложить средства как в саму разработку известных участков, так и в их поиски, оценку и детальную разведку новых. Кстати, такие компании могут и не обладать самостоятельным опытом добычи благородных металлов в других регионах страны, и уж точно не входить в структуру крупных холдингов. Другими словами, поддержание социально-экономи­ческой стабильности на этой территории — на сопределе Маслянинского и Тогучинского районов — зависит от компаний, способных вложить не очень-то и большие средства в разведку рудных участков и впоследствии в зависимости от результатов — в разработку уже месторождений.

Хотя в любом случае, более-менее заметных объемов добычи россыпного золота отдельным предприятием, действующим даже одновременно на нескольких участках (скажем, от 500 и более килограммов в год, а в стоимости сейчас это примерно 800 млн рублей), здесь добиться практически нереально. Однако увеличить и затем стабилизировать общую районную добычу в пределах 300–400 кг (для сравнения — в 2010 году всего здесь добыто около 200 кг) вполне под силу. В тоже время разработка запасов коренного золота с использованием малых мощностей, например, рудных модульных обогатительных комплексов или комплексов кучного выщелачивания, способна прирастить выпуск золота еще минимум на 300–500 кг в год в течение 5–10 лет. И это более-менее реальное развитие ситуации для рудной золотодобычи Новосибирской области. Пока же действующие недропользователи ведут «пристреливание» к компенсации выбытия своих россыпных запасов, принимая участие в аукционах на оставшиеся в балансе объекты, примеряя возможности экономически эффективной добычи золота на них. К коренным месторождениям «россыпники» подступаются традиционно редко.

Месторождения черных, цветных, редких и редкоземельных металлов разведаны в основном как прогнозные ресурсы. Известны такие объекты, как Корюшкинская, Матюжихинская и Егорьевская перспективные площади (марганец), Томь-Колыванская зона (олово), район Лево­бережья Новосибирского Приобья (медь, никель, кобальт). Мягко говоря, добыча металлических полезных ископаемых еще очень долго не будет в приоритете. Данные поисково-оценочных геологических работ вполне достаточны для оценивания потенциала известных геологических структур земной коры именно нашего региона. И оснований не доверять результатам работы геологов в принципе нет. Как итог — инвестиционная привлекательность этих металлов на фоне гораздо более конкуренто­способной сырьевой базы других регионов Сибири крайне низкая, то есть ее просто нет.

На территории региона имеются месторождения лития (Подгорное, Северный выступ), бериллия (Северный выступ), никеля и кобальта (Седова заимка). Их судьба пока неясна. И хотя эти объекты внесены в федеральный список стратегических полезных ископаемых, на которые ограничиваются права пользования зарубежными инвесторами, даже с привлечением российских инвестиций для их разработки будет еще долго не все понятно. Достаточно хорошо разведаны месторождения торфа и сапропеля (донные отложения пресных водоемов), но в основном эти месторождения относятся к резервным, их освоение почти не ведется (кроме самостоятельного мелкого использования местными жителями). И торф, и сапропель нуждаются прежде всего в определении конкретных мест и потребителей их многотоннажного использования; в понимании технологий использования торфа в качестве топлива (конечно, прежде всего для местного населения, у которого нет и не предвидится газификации), а сапропеля в сельском хозяйстве или медицине.

Определенные перспективы имеются у циркон-ильменитовых россыпей, расположенных в Ордынском районе (например, Филипповский участок Ордынской циркон-ильменитовой россыпи), на базе которых возможно производство кварцевых концентратов. Компания «Сибирский промышленный холдинг» ведет проработку проекта до стадии строительства горно-обогатительного комбината в месте выемки сырья. Кварцевые концентраты используются для выпуска пеностекла, стекловолокна для строительных целей, консервной тары, бутылок из полубелого стекла, изоляторов, труб и аккумуляторных банок. Кроме того, хвосты обогащения песков таких россыпей удовлетворяют требованиям промышленности как наполнителя для бетонов различных марок и как компонент сухих строительных смесей (включая декоративные штукатурки).

Уровень интенсивности освоения минеральных подземных вод — около 30% от разведанных запасов. Но в регионе сложилась олигополия местных торговых марок, что вынуждает в случае появления альтернативного инвестора-производителя ориентироваться на другие и без того насыщенные продукцией области. Но поскольку эффективное транспортное плечо для бутилированной минеральной воды небольшое, а предпочтения на новосибирском рынке определяются потреблением в основном местных вод, то вывозить и успешно конкурировать по стоимости даже в соседних регионах практически нереально.

Местные главнее

Тем не менее в принципе возможности более активного и более качественного использования сырьевого комплекса Новосибирской области в обозримой перспективе имеются. Но заметный прирост объемов добычи полезных ископаемых региона (кроме ликвидных нефти, антрацита и каменного угля) возможен только в следующих случаях.

Первый — смещение инвестиционных потоков компаний, ищущих размещения свободных капиталов, в сторону добычи наименее рисковых и «высокодоходных» полезных ископаемых (объект внимания прежде всего рудное золото). Второй — расширение строительного и дорожного комплекса в Новосибирской области (все строительное и нерудное сырье, включая добычу мрамора), что либо заставит действующие добычные предприятия интенсивно разрабатывать старые и новые участки недр, либо привлечет новые компании в добычу сырья для производства строительных материалов на новых участках недр. Третий — апробирование и реализация проектов по добыче стекольного сырья (известно, что подготавливается техническая документация по строительству стекольного завода на базе ордынского сырья), а также торфа и сапропеля, с ориентацией на отечественные и зарубежные действующие технологии-аналоги, на заказ научных разработок по технологиям добычи и направлениям использования этого сырья.

Поскольку в любом случае из-за незначительных размеров объектов сырьевой базы эти направления не требуют серьезных капитальных затрат, то рассчитывать на привлечение крупных инорегиональных компаний не стоит. Поэтому полезные ископаемые Новосибирской области — это область инвестиционных интересов местных предприятий в основном средних (как профильных в добыче полезных ископаемых, так и непрофильных) и даже малых. Им запасов и инвестиционно-экономи­ческого потенциала низколиквидных ресурсов региона хватит точно. Дело за малым — за поддержкой областной власти, которая, на наш взгляд, должна более заинтересованно отнестись к богатствам региональных недр.   

Размещение минерально-сырьевой базы полезных ископаемых на территории Новосибирской области

У партнеров

    «Эксперт Сибирь»
    №42 (307) 24 октября 2011
    Инновационное градостроительство
    Содержание:
    ИНОй Томск

    Правительство РФ утвердило концепцию создания в Томской области Центра образования, исследований и разработок. Обещано и федеральное финансирование

    Реклама