Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!

Экономика

Ванкор: эффект бабочки

2012

Ванкорское месторождение в Красноярском крае — один из крупнейших инвестиционных проектов «Роснефти» — могло стать базой для коренной диверсификации региональной экономики. Но она оказалась не готова к такому щедрому подарку. Другим регионам стоит сделать выводы и не допускать аналогичных ошибок при реализации больших сырьевых начинаний

Реализация проекта освоения Ванкорского нефтегазового месторождения в Красноярском крае обеспечивает федеральный бюджет налоговыми поступлениями и позволяет государству выполнять экспортные обязательства по поставке нефти перед Китаем. Красноярский край в свою очередь получает весомую прибавку в региональную казну, а также обеспечивает уровень занятости — в пределах потребностей ванкорского вахтового поселка. Однако выгоды недропользователей, иностранных сервисных компаний и поставщиков зарубежного оборудования, необходимого Ванкору, во многом превосходят выгоды краевой экономики. Получается, что эффект от Ванкора, как эффект бабочки, ощутим скорее за пределами края, Сибири и даже России, чем для местной экономикой.

Ванкорское досье

Лицензию на разработку Ванкорского месторождения НК «Роснефть» получила в 2003 году; за десять лет, по состоянию на начало 2012 года, суммарный объем вложенных в реализацию проекта средств превысил 350 млрд рублей. На данный момент освоение Ванкора — самый масштабный и капиталоемкий из проектов, реализуемых «Роснефтью». За весь прошлый год на Ванкорском месторождении было добыто свыше 15 млн тонн нефти — это 12,6% всего объема добычи нефтяной госкомпании и 91,7% ее добычи на восточносибирских месторождениях, в так называемых районах нового освоения. На данный момент для «Роснефти» Ванкор является основным источником увеличения добычи.

По итогам 2011 года нефть Ванкора обеспечила 21% экспорта «Роснефти» (и 6% всего российского экспорта). Нефть Ванкора практически полностью законтрактована на экспорт: из 15 млн тонн, добытых на месторождении в 2011 году, 14,7 млн тонн было экспортировано по трубопроводу Восточная Сибирь – Тихий Океан (ВСТО), в том числе в рамках выполнения контрактных обязательств «Роснефти» и «Транснефти» перед КНР. В то же время проекты, направленные на организацию переработки нефти в Красноярском крае, ограничиваются нехваткой сырья, о чем красноречиво говорит ситуация с проектируемым в регионе Балайским НПЗ (см. «Издержки независимости» в «Эксперте-Сибирь» № 17–18 за 2012 год). Новый завод в будущем мог бы обеспечивать сырьем нефтегазохимический комплекс края, но пока «голубая мечта» о развитии в Сибири многопрофильной экономики на основе ее ресурсов остается мечтой.

В 2010 году налоговые поступления «Ванкорнефти» в консолидированный бюджет Красноярского края составили 19,6 млрд рублей, или 14% от общего объема налоговых доходов краевой казны. Несмотря на положительную динамику производственных показателей, демонстрируемую ЗАО «Ванкорнефть», по итогам прошлого года произошло значительное сокращение налоговых поступлений от нефтегазовой промышленности в бюджет края. Это связано с изменениями в федеральном законодательстве. Так, отмена льгот по таможенным пошлинам на нефть, добываемую на месторождениях Восточной Сибири, а также прекращение действия нулевой ставки НДПИ после достижения 25 млн тонн накопленной добычи нефти на Ванкорском месторождении привели к снижению финансовых результатов деятельности компании и, как следствие, снижению сборов налога на прибыль, который обеспечивает до 90% налогов. В результате в 2011 году налоговые поступления «Ванкорнефти» составили 14,4 млрд рублей (9,7%). Таким образом, отмена налоговых льгот привела к сокращению поступлений от нефтегазовой промышленности на четверть. Тем не менее «Ванкорнефть» сегодня является вторым по величине налогоплательщиком края — после традиционного лидера, ГМК «Норильский никель», обеспечивающего ежегодно до 30% налоговых поступлений (43,5 млрд рублей в 2011 году).

В 2011 году нефтегазовая промышленность обеспечивала занятость более чем 6 тыс. человек, что составляет 0,42% от общей численности занятых в экономике Красноярского края. Штат «Ванкорнефти» насчитывает более 2,2 тыс. сотрудников, кроме того, на самом месторождении работают сотрудники подрядных организаций. Но доля жителей края в численности занятых составляет, по разным оценкам, от 45 до 55%, остальная часть — специалисты, привлеченные из других нефтегазовых регионов страны. Объяснение этому факту очевидное: край не имеет традиций подготовки кадров для нефтяной и газовой промышленности. А результаты мер, предпринимаемых сейчас для изменения ситуации (создание Института нефти и газа в составе СФУ или программа «Роснефть-классы» в школах), можно будет увидеть только по прошествии определенного времени. К тому же вахтовый метод освоения, который не предполагает строительства городов со всей необходимой инфраструктурой, как это было в Западной Сибири, также накладывает свой отпечаток на структуру ванкорской занятости. Количество работающих непосредственно в нефтегазовой промышленности края всегда будет меньше, чем в других нефтедобывающих регионах: выработка на одного занятого в этой отрасли в два-три раза превышает аналогичный показатель в других нефтедобывающих регионах страны.

К прямым эффектам от деятельности компании «Роснефть» в крае можно отнести реконструкцию аэропорта в Игарке (расположен в 150 км от Ванкорского месторождения), строительство дорог и благоустройство различных объектов города. Значительную поддержку компания оказывает сфере образования. Но такого рода участие в региональных социально-экономических процессах отнюдь не позволяет говорить о системном воздействии Ванкорского проекта на экономику Красноярского края.

Надежда на мультипликаторы

В ситуации, при которой получаемые Красноярским краем выгоды от освоения расположенных на его территории недр, оказываются гораздо скромнее потенциально возможных, региону ничего не остается кроме как рассчитывать на косвенные эффекты. Вовлечение местной промышленности в реализацию нефтегазовых проектов может дать значимые мультипликативные эффекты на территории. Инвестиции в нефтегазовую промышленность могут обеспечивать заказами такие отрасли, как строительство, металлургия, трубная промышленность, машиностроение, транспорт, электроэнергетика и сервисный сектор.

Ежегодный объем инвестиций в Ванкор составляет весомую долю всего объема вложений в основной капитал в Красноярском крае (33,8% в 2010 году, 24,7% — по итогам прошлого года). Однако он не приводит к значительному росту инвестиций или выпуска продукции в смежных отраслях. Так, на один рубль инвестиций в добыче топливно-энергетических полезных ископаемых в 2011 году пришлось всего четыре копейки инвестиций в производство машин, оборудования и транспортных средств (см. график 1). Можно констатировать: рост показателей выпуска продукции топливной промышленности не повлиял и на выпуск продукции в смежных отраслях. Так, объем выпуска продукции машиностроения в крае сохранился примерно на том же уровне, каким был до начала освоения Ванкора (см. график 2). Основная причина в том, что региональные предприятия не имеют опыта участия в нефтегазовых проектах — ни по ассортименту, ни по компетенции они на данный момент не отвечают требованиям «Роснефти».

Между тем сегодня нефтегазовая промышленность является мощным генератором спроса на высокотехнологичное и наукоемкое оборудование и материалы. Сложность разрабатываемых месторождений диктует потребность в применении новых и более эффективных технологий поиска, разведки и разработки месторождений. На этом фоне нет ничего удивительного в том, что значительный объем потребностей края в машиностроительной продукции в последние годы удовлетворяется за счет импорта (см. график 3). По итогам прошлого года, объем закупок материально-технических ресурсов «Ванкорнефти» у краевых производителей составил 10 млрд рублей, годом ранее — около 9 млрд рублей (всего 6,2% от общего объема закупок). По тендерам, в которых принимали участие организации края, процент выигранных конкурсов составил 42%. В структуре заказов превалирует промышленный upstream — стройматериалы, металлоконструкции, опоры ЛЭП, лесопильная продукция, цемент, спецодежда и прочее. Наибольшая доля закупок МТР компании в 2010 году пришлась на ЗАО «КрасПТМ» (поставка металлоконструкций), ОАО «Восточно-Сибирский завод металлоконструкций» (металлоконструкции, опоры ЛЭП). Кроме того, «Роснефть» взаимодействует с ОАО «Красцветмет», ОКБ «Зенит» (скважинное оборудование), ОАО «Красмаш» (блоки насосов, сепараторы газа). То есть речь идет примерно о десяти крупных позициях технологического спроса нефтегазовой промышленности и примерно двух десятках предприятий края, которые могут полностью или частично «закрыть» эти позиции. Этот факт подтверждают и отчеты Енисейского речного пароходства, доставляющего из Лесо­сибирска на Ванкор в основном трубы, технику, различные стройматериалы, щебень и металлоконструкции.

Получается, что доля закупок «Ванкорнефти» в общем объеме продукции обрабатывающей промышленности, производимой в крае, составляет всего 1,9%. У Красноярского края в настоящее время нет возможностей для обеспечения комплектных поставок оборудования и материалов, инновационных технико-технологических решений для нефтегазовой промышленности — той продукции, на которую приходится основная часть закупок компании. В таких условиях говорить о серьезном влиянии нефтегазовой промышленности на экономику региона не приходится. Кстати, это в одном из своих посланий краевым депутатам признавал и губернатор Лев Кузнецов. По сути, краевая экономика оказалась не готова к «подарку» в виде нефтегазовой промышленности.

Сегодня Ванкор называют главной инновационной площадкой в нефтяном секторе России. По словам генерального директора ООО «РН-Бурение» (основного бурового подрядчика по проекту) Юрия Нарушевича, Ванкор ориентирован на самые эффективные технологии. Поэтому в данном проекте компанией «Роснефть» в основном используются оборудование, комплектующие и материалы зарубежного производства: приводы для буровых станков Canrig или Varco (США), долота Hughes Christensen (США), растворы для горизонтальных скважин компании MI-SWACO (США), технологии каротажа (MWD и LWD), аналоги которым в России отсутствуют. Горизонтальное бурение на месторождении осуществляет подразделение Anadril компании Schlumberger, которая еще в 2009 году открыла на Ванкоре собственную, постоянно действующую базу по ремонту, сопровождению и восстановлению всех систем бурения и полностью управляет буровым процессом (см. «Испытание Восточной Сибирью» в «Эксперте-Сибирь» № 34 за 2012 год). На настоящий момент на территории края нет сервисных компаний, способных обеспечить интегрированный сервис и выдерживать конкуренцию с зарубежными и российскими игроками. Значит, они не имеют и средств для создания новых технологий. Косвенно это подтверждается тем фактом, что в настоящее время доля инновационного сектора в ВРП края составляет всего 1,4% — один из самых низких показателей по СФО. В абсолютном выражении валовая добавленная стоимость инновационного сектора края сопоставима с показателями Омской или Томской областей — при ВРП, большем в 3–3,5 раза.

Еще одним объективным обстоятельством, препятствующим развитию связей с красноярскими предприятиями, является географическая удаленность разрабатываемого месторождения. Ванкор располагается на севере края, более чем 1 750 км от Красноярска, в непосредственной близости от инфраструктуры освоенных месторождений Ямало-Ненецкого АО, где также находятся месторождения «Роснефти». Большой объем МТР доставляется на Ванкор по железной дороге через Коротчаево, и далее по автозимникам, либо по Северному морскому пути через Дудинку и Игарку. В этом плане Ванкор скорее является продолжением Западной Сибири и интегрирован в широтные, а не меридиональные схемы поставок МТР. Согласно «Программе комплексного освоения месторождений ЯНАО и севера Красноярского края до 2020 года», Ванкорская группа месторождений будет иметь общую с ЯНАО транспортную сеть, общую систему энерго­снабжения, ключевым объектом которой является Уренгойская ГРЭС, а также социальную инфраструктуру.

Шанс упущен?

В такой ситуации красноярская промышленность оказывается в ловушке. С одной стороны, местные предприятия не могут предложить конкурентоспособную продукцию, чтобы на равных с иностранными компаниями участвовать в тендерах на выполнение заказов нефтяников. С другой — до тех пор пока они не получат крупные заказы, они не будут иметь возможностей для модернизации собственных производств. Задача органов власти и управления заключается в том, чтобы максимально «повернуть» потенциальный спрос нефтегазовой промышленности на товары и услуги в сторону предприятий и организаций края, занятых в различных отраслях экономики (включая высокотехнологичный сектор), а не только строительных или подрядных компаний.

Нужно понимать, что в новом добывающем районе освоение территории требует значительных абсолютных инвестиций на первоначальное обустройство месторождений и формирование общехозяйственной и специализированной инфраструктуры. Именно в это время должны закладываться основы будущего роста доходов и активизироваться общее хозяйственное развитие территории, поскольку нефтегазовый сектор может выступать в роли «мультипликатора» экономического роста. В 2014 году «Роснефть» планирует завершить капитальное строительство основных объектов инфраструктуры и обустройство Ванкорского месторождения и выйти на проектную «полку» добычи. Это означает только одно — большие объемы инвестиций сменятся гораздо более скромными расходами на эксплуатацию месторождения, а закупки у краевых предприятий сведутся к минимуму.

Перспективы дальнейшего освоения нефтегазовой провинции края — девять лицензионных участков, расположенных на севере Красноярского края в непосредственной близости от Ванкора, месторождения на континентальном шельфе морей Лаптевых и Карского, а также Юрубчено-Тохомское месторождение, расположенное на юго-западе Эвенкии с планируемым началом добычи в 2016 году. Кроме Красноярского края планируется освоение месторождений в Иркутской области и Якутии. Красноярский же край мог бы стать опорной базой для подготовки специалистов и производства оборудования для всех восточносибирских месторождений. Таким образом, региональной и федеральной власти необходимо сделать правильные выводы из первого, отчасти негативного опыта реализации крупного нефтегазового проекта, чтобы не допускать аналогичных ошибок в других регионах. Процесс освоения ресурсов должен быть подчинен наряду с интересами компаний, осуществляющих производственную деятельность в нефтегазовом секторе, еще и социально-эконо­мическим интересам самого региона, где ведется разработка месторождений и собственно добыча углеводородов.    

«Эксперт Сибирь» №45 (353)

Подписаться на «Эксперт» в Telegram



    Реклама



    Аквапарк на Сахалине: уникальный, всесезонный, олимпийский

    Уникальный водно-оздоровительный комплекс на Сахалине ждет гостей и управляющую компанию

    Инстаграм как бизнес-инструмент

    Как увеличивать доходы , используя новые технологии

    Армения для малых и средних экспортеров

    С 22 по 24 октября Ассоциация малых и средних экспортеров организует масштабную бизнес-миссию экспортеров из 7 российских регионов в Армению. В программе – прямые В2В переговоры и участие в «Евразийской неделе».

    Российский IT - рынок подошел к триллиону

    И сохраняет огромный потенциал роста. Как его задействовать — решали на самом крупном в России международном IT-форуме MERLION IT Solutions Summit

    Химия - 2018

    Развитие химической промышленности снова в приоритете. Как это отражается на отрасли можно узнать на специализированной выставке с 29.10 - 1.11.18

    Эффективное управление – ключ к рынку для любого предприятия

    Повышение производительности труда может привести к кардинальному снижению себестоимости продукции и позволит российским компаниям успешно осваивать любые рынки


    Реклама