Возрождение кредитного рынка Сибири

Спецвыпуск
Москва, 22.04.2013
«Эксперт Сибирь» №16 (372)
Итоги 2012 года в банковском секторе Сибири — дальнейшая консолидация региональных активов на балансе финансовых центров, а также продолженное восстановление кредитования, которое началось еще в 2011-м, но в прошлом году вдохнуло жизнь в экономику Сибири и позитивно сказалось на состоянии платежей

По итогам 2012 года, кредитный портфель национального банковского сектора достиг почти 34 трлн (33 трлн 936 млрд) рублей. С географической точки зрения он, как и прежде, был распределен крайне неравномерно. На 56% он был сформирован банковским сектором Москвы и лишь на 44% — банковским сектором всей остальной «региональной России». При этом наибольший вклад в формирование кредитного портфеля «региональной России» внесли банковские системы Приволжского (10,4% национального портфеля), Центрального (без Москвы) и Северо-Западного федеральных округов (7,1% и 6,9%). Впрочем, по своим размерам портфели банковского сектора и Сибирского, и Уральского федеральных округов от них не очень отличались и составили 6,4% и 6,2% национального портфеля. Явными же аутсайдерами по-прежнему выглядели банковские системы Южного, Дальневосточного и Северо-Кавказского округов (3,9%, 2,3% и 1,2% национального портфеля соответственно). Таким образом, по размерам кредитного портфеля своей банковской системы Сибирский федеральный округ входит в пятерку ведущих в стране, заметно уступая лишь Москве и Приволжскому федеральному округу, почти не уступая ни Центральному (без Москвы), ни Северо-Западному федеральным округам и немного опережая Уральский.

Решающий вклад в формирование кредитного портфеля округа внесли банковские системы окружных финансовых центров — Новосибирской области (41%) и Красноярского края (18%). В результате грандиозной консолидации алтайских (а также кемеровских и томских) корпоративных активов Сибирского банка Сбербанка России на балансе его центрального аппарата, расположенного в Новосибирске, доля кредитного портфеля банковского сектора Алтайского края за 2012 год сжалась с 9,1% до 5,5% кредитного портфеля федерального округа, Кемеровской области — с 10,5% до 7,5%, а Томской области — с 4,5% до 3,2%. Что же касается финансовых центров, то доля кредитного портфеля банковского сектора Новосибирской области выросла с 32% сразу до 41%, а Красноярского края — с 15% до 18%. Что касается кредитных портфелей «национальных окраин» (республик Бурятия, Алтай, Хакасия, Тыва) и Забайкальского края, то вклад их в окружной портфель был не слишком заметен, а доля в кредитном портфеле округа лишь сокращалась.

Получается, что главной тенденцией развития регионального банковского сектора сегодня следует признать консолидацию региональных активов на балансе финансовых центров (то есть на балансе «кустовых» филиалов, расположенных в округе, либо головных офисов самих инорегиональных банков), что решающим образом меняет роль банковского сектора отдельных регионов в формировании окружного кредитного портфеля. Подобным же образом этот процесс сказывается и на динамике портфеля банковского сектора как финансовых центров, так и «прочих» регионов. Но если первые в результате консолидации активов получают ускоренное развитие и становятся «доминантными», то вторые — выраженно «рецессивными», теряя активы на своем балансе.

Риски кредитования и динамика кредитного портфеля

Если с начала острой фазы финансового кризиса (с октября 2008 года) за счет «накачки» головных офисов ведущих российских банков средствами Банка России кредитный портфель банковского сектора Москвы демонстрировал экстраординарный рост, то в регионах ситуация была прямо противоположной (см. график 1). Докризисных значений портфель банковского сектора «региональной России» в номинале достиг лишь к середине 2010 года, а худшую динамику кредитного портфеля демонстрировал банковский сектор СФО. В начале 2010 года его кредитный портфель составлял лишь 88% от докризисного уровня, который он в номинале достиг лишь в I квартале 2011 года. Впрочем, через два с половиной года с начала кризиса можно было наблюдать его восстановление и уверенный рост (см. график 1).

Хотя темпы прироста национального кредитного портфеля в 2012 году несколько отставали от результатов 2011-го «восстановительного» года (+18% против +30%), динамика активов банковского сектора и Москвы, и «региональной России» по его итогам выглядела вполне достойно (см. график 1). То же можно сказать и о СФО. Если 2011 год стал для его банковского сектора лишь «точкой возврата», то 2012-й — началом уверенного развития, и к настоящему времени в относительных единицах его кредитный портфель практически «дорос» до средних показателей по «региональной России». Более того, по итогам 2012 года банковский сектор СФО показал просто выдающуюся динамику. Вслед за достаточно скромным по своим масштабам банковским сектором Дальневосточного федерального округа, показавшего +31% годового прироста, лучшую динамику кредитного портфеля продемонстрировали банковские системы Уральского и Сибирского федеральных округов (по +27%) — на фоне явно более скромных результатов по банковскому сектору всей «региональной России» (+22%) и страны в целом (+18%).

Крупнейшие операторы банковского сектора СФО (работающие активы*)

Если говорить о национальном кредитном портфеле, то в 2012 году он все еще рос чуть лучше во втором полугодии (18% против 17% годовых в первом). Просто уже ничто не напоминало о бурном всплеске национального кредитного портфеля годом ранее, когда темпы его прироста во втором полугодии 2011 года более чем вдвое превысили итоги первого (39% против 17% годовых). Заметим, что незначительное ускорение в развитии национального кредитного портфеля во втором полугодии 2012 года произошло исключительно благодаря банковскому сектору «региональной России», темпы прироста портфеля которого выросли с 19% в первом полугодии до 24% годовых — во втором. И все-таки в ряде регионов все было с точностью до наоборот. Так, например, в банковском секторе Москвы темпы прироста кредитного портфеля во втором полугодии по сравнению с первым снизились с 15% до 14% годовых, а в Сибирском федеральном округе — с 26% до 24% годовых.

И хотя для национального банковского сектора «локомотивом» все еще оставался банковский сектор столицы, нарастивший свой портфель за 2012 год почти на 2,5 трлн рублей (+15%) и обеспечивший почти половину (48%) национального прироста, банковский сектор «региональной России» (+2,8 трлн, или +22%) наращивал свой кредитных портфель явно быстрее, а его абсолютный вклад в совокупный прирост впервые за продолжительный период оказался весомее столичного.

Такая динамика национального кредитного портфеля имеет как минимум два внятных объяснения. Во-первых, экстраординарные темпы его прироста в 2011 году во многом объяснялись «восстановительным» периодом и относительно низкой расчетной «базой» 2010 года. Во-вторых, в 2012 году развитие кредитования шло на фоне быстрого нарастания долгового кризиса в Европе, продолжительной рецессии в ее экономике, сокращения заказов, а следовательно, и российского производства, ориентированного на экспорт, требующего все меньше кредитных ресурсов для поддержания текущей деятельности. Возможно, во многом это и объясняет отсутствие традиционного «всплеска» в банковском секторе России во втором полугодии.

По нашему убеждению, динамика развития кредитования (прежде всего, корпоративного) является функцией и неплохим «термометром» состояния нефинансовой экономики. Нарастающие проблемы у главного внешнеторгового партнера — Европы, затяжная депрессия на фондовом рынке уже буквально, а не на уровне эмоций «способствуют» падению темпов развития производства и активных операций банковского сектора. Впрочем, пока это скорее «буревестник», который в большей степени влияет на настроения банкиров, не сулит ничего хорошего в будущем и уже наверняка убережет корпоративный рынок от «перегрева», чего, к сожалению пока нельзя сказать о рознице.

Самые динамично растущие операторы банковского сектора СФО (темпы прироста работающих активов за 2012 год)

Кредитный «провал» в банковском секторе как «региональной России», так и на первом этапе кризиса 2008 года был непосредственно связан с неприемлемой кредитоспособностью нефинансовой экономики и стремительно возросшим уровнем кредитных рисков, что почти отбило у банкиров желание вообще кредитовать нефинансовый сектор. В результате вскоре же после кризиса ликвидности в банковском секторе грянул закономерный кризис доходности. Достаточно сказать, что в IV квартале 2009 года число убыточных банков достигало 194 (из 1 066), в IV квартале 2010 года — 155 (из 1 023), в 2011 году их количество также превышало сотню, и лишь к началу 2013 года сократилось до 55.

Выход из патовой ситуации (риски плюс отрицательная доходность) все же был найден. Невзирая на существующие инструкции и сохранение анормальной просрочки, банки вернулись к кредитованию нефинансового сектора — как только наметились первые признаки возрождения деловой активности. При этом доля просроченной задолженности закономерно и синхронно пошла на спад. Исторически лучшее положение можно было наблюдать в банковском секторе столицы, где стабилизировать долю просрочки удалось уже во II квартале 2009 года, худшее — в Сибири, где своего пика она достигла к началу IV квартала 2010 года (см. график 2), что происходило почти синхронно с сокращением окружного кредитного портфеля (см. график 1).

Хотя в абсолютном выражении уровень просроченной задолженности в банковском секторе и Москвы, и «региональной России», и СФО неумолимо рос и продолжает, кстати, расти, банкиры так и не научились с ней эффективно бороться. Продают коллекторам и списывают они ее весьма неумело. Достаточно сказать, что просрочка по национальному банковскому сектору только за 2012 год выросла почти на 124 млрд и превысила один триллион 242 млрд рублей. Эта сумма была практически поровну поделена банковским сектором Москвы и «региональной России», а единственным выходом банкиры посчитали дальнейшее наращивание кредитования. Худшее же положение с динамикой просроченной задолженности в 2012 году наблюдалось в Москве (+15%) и Сибирском федеральном округе (+13%). Но если кредитный портфель банковского сектора СФО в 2012 году рос темпами в 27%, а просроченная задолженность — в 13%, то по банковскому сектору Москвы ситуация выглядит гораздо хуже — темпы прироста его кредитного портфеля ни на йоту не превосходили темпы прироста просроченной задолженности (15%), что вело не к сокращению, а стагнации ее доли даже на растущем рынке.

В результате успешного развития кредитования к началу 2013 года уже практически не наблюдалось превышения доли просроченной задолженности по банковскому сектору Сибири над ее долей по «региональной России». Внятное восстановление кредитования в СФО началось в 2011-м и продолжилось в 2012 году, что тут же вдохнуло жизнь в экономику округа и позитивно сказалось на состоянии платежей (см. график 2). В условиях растущего рынка это тут же привело к быстрому снижению доли просрочки (с 7,2% на 1 октября 2010 года до 4,4% к началу 2013 года) и заметно повысило аппетит к риску у сибирских банкиров. И все же не стоит забывать, что эта эйфория, скорее всего, призрачная. Вероятно, многие помнят, как правительство упорно талдычило о России как «тихой гавани» в первой половине 2008 года, когда в США разразился ипотечный кризис. Сегодня же не видно, чем для России «европейский» кризис лучше «американского». Достаточных резервов для его «пересидения» у нее уже нет, более того — вложенные в американские и европейские бумаги, они непрерывно обесцениваются. К сожалению, у страны нет ни внятной промышленной политики, ни антикризисной стратегии.

Крупнейшие кредиторы предприятий (задолженность нефинансовых организаций*)

Остается добавить, что за 2012 год наибольший вклад в прирост кредитного портфеля банковского сектора СФО внесли окружные финансовые центры — банковские системы Новосибирской области (+322 млрд, или +58%) и Красноярского края (+126 млрд, или +48%) областей. Некоторым приростом также отметились Иркутская (37 млрд, или +15%) и Омская (+26 млрд, или +20%) области. Вклад республик Бурятия, Хакасия и Тыва был почти незаметен, а абсолютным сокращением портфеля отличились сразу пять из 12 сибирских территорий — Республика Алтай (–1 млрд 89 млн), Забайкальский край (–2 млрд 918 млн), Томская область (–8 млрд 769 млн), Кемеровская область (–17 млрд 268 млн) и Алтайский край (–38 млрд рублей).

Впрочем, колоссальные потери кредитного портфеля банковского сектора Томской, Кемеровской областей и Алтайского края ни в коей мере не были связаны с провалами на кредитном рынке этих регионов, а объяснялась лишь «бумажной» консолидацией томских, кемеровских и алтайских корпоративных активов на балансе центрального аппарата Сибирского банка Сбербанка России, расположенного в Новосибирске. При этом и экономика, и кредитный рынок этих «рецессивных» регионов уверенно росли. Достаточно сказать, что несмотря на сокращение кредитного портфеля банковского сектора, задолженность томских клиентов перед (всеми) банками за 2012 год выросла почти на 22 млрд (+20%), алтайских — на 23 млрд (+12%), а кемеровских — на 93 млрд рублей (+25%).

«Группы влияния»

Решающее влияние на масштабы и тенденции развития работающих активов (читай — кредитного портфеля) банковского сектора СФО зачастую оказывают не отдельные операторы, а их типовые группы, схожие по происхождению капитала и содержанию бизнеса. К этим типовым группам мы отнесли Сбербанк (в составе территориальных банков и отделений, работающих на территории округа), «прочие» иногородние сетевые банки, МДМ Банк и «прочие» региональные кредитные организации, которые отличаются не только по происхождению капитала, но и своей кредитной и депозитной политике (см. график 3).

Львиная доля работающих активов «регионалов» (27%) к началу 2013 года все еще приходилась на долю МДМ Банка, который лишь волей случая (и Игоря Кима) остался в числе «региональных» в процессе объединения УРСА Банка и МДМ Банка. И все же сами «регионалы», как это хорошо видно из графика 3, на всем протяжении кризиса последовательно теряли свою долю в совокупном портфеле на фоне уверенного прогресса Сбербанка и группы «прочих» иногородних сетевых операторов. Так, если по итогам 2008 года на долю «регионалов» приходилась пятая часть (20%) совокупного портфеля, то к началу 2013 года — лишь 10%. Такое сокращение было связано как с ощутимым сжатием «сибирского» портфеля МДМ Банка, доля которого за время кризиса упала с 8,4% до 2,8%, так и заметным сжатием доли остальных «регионалов» (с 11,2% до 7,4%).

Крупнейшие кредиторы населения (задолженность физических лиц*)

Несмотря на новосибирскую прописку, по содержанию своих операций МДМ Банк, несомненно, относится к группе не региональных, а сетевых банков федерального масштаба. И с учетом его «сибирского» портфеля совокупный портфель группы иногородних сетевых банков к началу 2013 года составил бы порядка 93% кредитного портфеля банковского сектора федерального округа (см. график 3). Включая в себя Сбербанк, именно эта группа кредитных организаций сегодня в подавляющей мере определяет масштабы банковского сектора округа и тенденции его развития в основном за счет трансфертов головных офисов.

Сбербанк до недавнего времени был исключением из этого правила, так как формировал свою ресурсную базу, прежде всего, за счет местных источников. Другими исключениями являлись головной офис МДМ Банка, централизованно «поставляющий» ресурсы инорегиональным филиалам, ОТП Банк, более успешно привлекающий, чем размещающий ресурсы на сибирском рынке, банк «Кедр», еще недавно входивший в число «регионалов» и наработавший в Сибири мощную ресурсную базу, Межтопэнергобанк, Промсвязьбанк и Углеметбанк, а также головные офисы региональных банков, имеющих инорегиональные филиалы за пределами округа (Плюс-банка, банка «Акцепт», Эксперт-банка, Мираф-Банка и ФорБанка). Важно отметить, что в 2012 году Сбербанк поменял свою «трансфертную» стратегию и превратился в одного из ведущих «доноров» для банковского сектора СФО.

В отдельных сибирских регионах Сбербанк испытывает довольно плотную конкуренцию со стороны других операторов. Так, в составе банковского сектора финансового центра — Новосибирской области — его «местные» работающие активы и кредитный портфель вполне сопоставимы с работающими активами и портфелем «кустового» филиала банка ВТБ24, на сегменте корпоративного кредитования серьезную конкуренцию ему составляет «кустовой» филиал Альфа-Банка, а на розничном сегменте, по итогам 2012 года, его портфель оказался в 2,5 раза меньше розничного портфеля «кустового» филиала банка ВТБ24. Практически во всех сибирских (скорее всего, не только сибирских) регионах все более уверенным конкурентом Сбербанка постепенно становится Газпромбанк, за год нарастивший работающие в Сибири активы почти на 50 млрд рублей, очевидно, исподволь наметивший для себя в регионах второе место, на которое еще пятилетку назад претендовал банк ВТБ. Тем не менее, в масштабах всего федерального округа Сбербанк просто вне конкуренции (40% работающих активов, 43% корпоративного и 42% розничного портфелей, 57% вкладов и 37% всех привлеченных средств юридических лиц).

В силу существующих правил бухгалтерского учета, который использует Банк России, в консолидированном балансе любого регионального банковского сектора бизнес Сбербанка учитывается лишь в своей «региональной» части, тогда как операции «кустовых» филиалов сетевых банков — с учетом инорегиональных оборотов, что делает такое сопоставление некорректным. При этом, когда от рассмотрения любого регионального банковского сектора мы переходим к банковскому сектору всего федерального округа, все становится на свои места, и показатели «кустовых» филиалов, на балансе которых консолидированы их «всесибирские» активы, вполне корректно сопоставимы с консолидированными показателями всех сибирских отделений Сбербанка, действующих на территории округа.

Самые «народные» операторы банковского сектора СФО (привлеченные средства населения*)

Что касается «регионалов», то, несмотря на скромный «вес» в совокупных активах, их роль трудно переоценить. Пассивы этой группы базируются в основном на независимых (местных) источниках ресурсов, и именно они, наряду со Сбербанком, являются «островком» стабильности в периоды проблем на банковском рынке. Главное же в том, что именно они создают здоровую конкурентную среду и доступ всех категорий клиентов (прежде всего малого и среднего бизнеса) к банковскому сервису.

Главной причиной, предопределяющей подавляющее превосходство группы инорегиональных сетевых банков, является хронический дефицит местных ресурсов, к которым в решающей степени «привязаны» банки региональные. В общем же случае кредитный потенциал филиалов иногородних сетевых банков местными ресурсами не ограничен. Более того, ограниченность собственного капитала не дает «регионалам» возможности кредитовать крупных заемщиков. Поэтому в благополучные для банковского бизнеса периоды именно инорегиональные банки предопределяют масштабы и темпы развития кредитования в сибирских регионах, в том числе — благодаря межрегиональным трансфертам. В неблагоприятные же периоды, например, в период кризиса ликвидности, кредитная активность филиалов в регионах всецело зависит от положения на всем национальном банковском рынке и региональной политики головных офисов. В таких условиях, резко сократив объем трансфертов своим филиалам (см. график 4), сетевые банки вполне способны обрушить региональный кредитный рынок, как это и произошло в СФО в 2009–2010 годах (см. график 1). Однако в наиболее тяжелый период кризиса (в IV квартале 2008-го и первой половине 2009 годов) неоценимую поддержку региональному кредитному рынку за счет средств головных офисов оказывали «главные» госбанки — Сбербанк России и банк ВТБ, которые предотвратили еще более глубокий провал кредитного портфеля банковского сектора СФО.

Таким образом, не слишком влияя на динамику развития регионального рынка в благоприятные периоды, в периоды нестабильности ведущие госбанки выступили в качестве мощного его стабилизатора в период кризиса. Заметим, что эта «стабилизация» привела к заметному переделу всего кредитного портфеля банковского сектора округа. К примеру, в наиболее тяжелый период кризиса произошло скачкообразное увеличение доли Сбербанка в кредитном портфеле (с 34%, по итогам 2008 года, до 40% — по итогам 2009 года), которая впоследствии уже не снижалась (см. график 3).

Самые «корпоративные» операторы банковского сектора СФО (привлеченные средства юридических лиц*)

Кроме названной группы госбанков к группам влияния следует отнести и плеяду специализированных розничных операторов (ХКФ-Банк, КБ «Восточный», Совкомбанк, ОТП Банк, Банк «Русский Стандарт» и др.), а также группу региональных банков, просто по своему статусу обреченных на работу с региональным МСБ, обеспечивающую поддержание конкурентной среды и доступ к банковскому сервису всех категорий клиентов, даже не слишком интересных для ведущих сетевых банков.

Кредитный рынок и кредитный портфель

В общем случае кредитный рынок Сибирского федерального округа, как и любого другого региона России, формируют: окружной банковский сектор (головные офисы местных банков и филиалы иногородних банков, зарегистрированные в регионе); «удаленные» офисы (операционные, кредитно-кассовые) кредитных организаций, не представленных своими филиалами; инорегиональные и иностранные банки, вообще не располагающие структурными подразделениями в округе и «дистанционно» кредитующие сибирских заемщиков. Теоретически, к субъектам кредитного рынка также относятся и нефинансовые организации, имеющие свободные денежные средства и экономически заинтересованные в их размещении в форме кредитов другим предприятиям, прежде всего, собственным контрагентам — поставщикам сырья, комплектующих либо услуг. Впрочем, ссуды последних Росстат характеризует как «прочие займы», и их мы пока опустим из рассмотрения.

По экономическим соображениям, доминирующей тенденцией развития бизнеса сетевых банков в большинстве регионов за последнюю пятилетку стало открытие не филиалов, а «удаленных офисов», а также «переформатирование» существующих филиалов в дополнительные (операционные, кредитно-кассовые) офисы головных банков либо «кустовых» филиалов, расположенных в окружных финансовых центрах. В результате количество филиалов иногородних банков, зарегистрированных в СФО (включая филиалы Сбербанка России), с начала кризиса изрядно сократилось — с 384 (на начало 2009 года) до 248 (на начало 2013 года).

Трансферты нетто (сальдо средств, направленных сибирским филиалам инорегиональных банков/головным офисам региональных банков по межфилиальным расчетам*)

Как ни странно, столь решительное количественное сжатие состава банковского сектора СФО в период восстановления (с начала 2011 года) шло на фоне роста его кредитного портфеля, который с 1 января 2011 по 1 января 2013 годов увеличился с одного триллиона 344 млрд до двух триллионов 164 млрд рублей. Во многом это объясняется тем, что в условиях сжатия портфелей банковского сектора отдельных сибирских регионов стремительно росли портфели банковского сектора окружных финансовых центров, где расположены главные «концентраторы» региональных активов — кустовые филиалы целого ряда ведущих сетевых банков.

Главное противоречие заключается в том, что окружной банковский сектор сам является лишь одним из субъектов окружного кредитного рынка. За счет кредитных организаций, не представленных в округе своими филиалами, последний гораздо шире банковского сектора. Достаточно сказать, что если суммарная задолженность сибирских предприятий на 1 января 2013 года составляла один триллион 462 млрд, то корпоративный портфель банковского сектора — лишь один триллион 53 млрд рублей, то есть лишь 72% реального рынка. Аналогичная ситуация наблюдалась и на розничном сегменте. Если суммарная задолженность населения Сибири к началу года составляла более одного триллиона 62 млрд, то розничный портфель окружного банковского сектора — лишь 990 млрд рублей, или 93% реального рынка (см. график 5).

Таким образом, окружной банковский сектор едва ли можно считать «адекватным» спросу на заемные ресурсы со стороны заемщиков. Неудовлетворенный спрос на кредитные ресурсы со стороны сибирских клиентов на начало 2013 года уже составлял порядка полутриллиона рублей (см. график 6). Если от рассмотрения банковского сектора перейти к рассмотрению реального кредитного рынка, то выяснится, что главными его сегментами являются крупный бизнес и население. При этом, несмотря на все, благие намерения правительства развивать МСБ разбиваются о его же двойную мораль. С одной стороны, субъекты малого бизнеса во многих случаях могут рассчитывать на государственную поддержку своих начинаний хотя бы в смысле компенсации части процентных ставок по кредитам. С другой — неподъемные ставки страховых взносов делают целый ряд предприятий экономически просто бессмысленными. Более того, в России практически нет банкиров, готовых кредитовать не действующий, а новый бизнес. В результате в последнее время идет интенсивное сокращение предпринимателей (по данным Минэкономразвития, за последние три месяца — на 300 тыс.). А по мнению директора аналитического центра МСП-Банка Натальи Летянской, потери рынка кредитования малого бизнеса из-за сокращения числа индивидуальных предпринимателей могут превысить 30 млрд рублей в год.

Прибыль до налогообложения, прирост резервов и рентабельность работающих активов

В целом сегмент кредитования малого и среднего бизнеса в СФО в 2012 году выглядел совсем неважно. Портфель кредитов, выданных его субъектам по итогам года, составил лишь 428 млрд, а годовые темпы его прироста не превышали 11% против 23% прироста кредитов субъектам крупного бизнеса и 28% прироста кредитов населению. В целом с начала 2011 года доля МСБ на кредитном рынке Сибирского федерального округа сократилась с 21% до 17% (см. график 6).

Итого

2012 год ознаменовал уверенное развитие и банковского сектора, и всего кредитного рынка СФО, который уже гораздо шире банковского сектора (см. графики 5 и 6). При этом главной «группой влияния» и драйвером возрождения кредитного рынка Сибири стали государственные, квазигосударственные и специализированные розничные банки, даже не представленные в большинстве сибирских регионов своими филиалами. С одной стороны, они удовлетворили спрос на кредиты, не удовлетворенный банками и филиалами, в регионах зарегистрированными, а с другой — окончательно «закрыли вопрос» о конкуренции за лучших региональных заемщиков.

Однако эйфория, связанная с быстрым восстановлением производства и кредитования в России, является обманчивой. Колоссальные проблемы с долговым кризисом и затяжная рецессия в Европе, которая является главным внешнеторговым партнером России, не могут не отразиться на ее экономике и финансах. На наш взгляд, «европейский» кризис для нас может оказаться ничуть не лучше «американского» 2008 года. Если же на внешние факторы наложить внутренние (отсутствие собственной промышленной и инвестиционной политики, настойчивые попытки «курковать» сверхдоходы от экспорта энергоносителей в резервных фондах, размещенных в европейских и американских ценных бумагах, бездумное наращивание внешнего долга), то неудивительно, что в I квартале 2013 года ВВП России увеличился лишь на процент. А согласно «оптимистичному» прогнозу МЭР, промышленное производство в 2013 году вырастет едва ли на два процента.

Сегодня среди кредитных организаций Сибирского федерального округа насчитывается 50 региональных банков, филиалов федеральных — примерно в пять раз больше

Главная болезнь и российской экономики, и банковского сектора — в отсутствии автономности. Без собственной «реиндустриализации» у страны нет шансов сохранить свое место в клубе «великих» держав. Экономика не живет по законам арифметики. Львиную долю кредитного портфеля банковского сектора регионов формируют филиалы и удаленные офисы столичных банков, которые при первых признаках проблем с ликвидностью способны резко сократить трансферты филиалам ресурсодефицитных регионов и обрушить региональный кредитный рынок, а вместе с ним — и региональную экономику. Особенно это касается Сибири, как это уже показал кризис 2008–2010 годов. Не следует забывать, что чистый отток капитала из России в 2012 году (около 57 млрд долларов) оказался существенно ниже прогноза Банка России (65–67 млрд долларов) не в последнюю очередь благодаря «чистому ввозу» капитала российскими банками (23,6 млрд долларов). Однако кто в перспективе пойдет на дальнейшее фондирование российских банков в условиях собственного долгового кризиса и что позволит избежать очередного кризиса ликвидности в российской банковской системе? Стоило ли годами третировать местные банки?

За I квартал 2013 года внешний долг России увеличился с 632 до 684 млрд долларов, то есть уже далеко превысил размер ЗВР, о чем 3 апреля сообщалось на сайте Центробанка РФ. При этом рост долга был обеспечен в основном нефинансовым сектором: его задолженность выросла с 366 до 412 млрд долларов. Мало того: если внешний долг собственно государства сегодня невелик — около 35 млрд долларов, то общий размер внутреннего госдолга равен половине доходной части бюджета. Кто же и за счет чего будет спасать крупнейшие национальные компании от дефолта в случае мирового кризиса, и какие средства в этом случае достанутся российским банкам?

При подготовке материала использованы данные Банка России (www.cbr.ru) и бюллетени его территориальных управлений, Росстата (www.gks.ru) и территориальных органов государственной статистики, а также первичная отчетность (оборотные ведомости по форме 0409101), любезно предоставленная участниками обзора.

Динамика кредитного портфеля с начала кризиса
Динамика просрочки с начала кризиса
Структура портфеля банковского сектора СФО по группам кредиторов
Структура обязательств в группе сетевых банков
Портфель банковского сектора и задолженность сибирских заемщиков
Струкрура и динамика кредитного рынка СФО
Активы кредитных организаций по «прописке», на 01.01.2013

У партнеров

    Реклама