Приобрести месячную подписку всего за 350 рублей
Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!

Печной Детройт

2014

Производственный феномен Новосибирска — возникновение и развитие печного бизнеса. Местные печники держат треть российского рынка банных и отопительных печей

Новосибирск знаменит не только сибирской наукой, крупнейшим в России оперным театром и самым протяженным метромостом в мире. Прославлен он на всю страну и своими банными и отопительными печами. Этот производственный бизнес возник здесь почти случайно, по воле нескольких энтузиастов. Но сегодня примерно 30 процентов всех печек в России производится в Новосибирске. За 15 лет в городе сформировался уникальный для страны производственный кластер, главными игроками которого являются четыре компании. В порядке убывания производственных и экономических показателей — это «Термофор», «Теплодар», ТД «Технотрейд» (бренд GREIVARI) и «Конвектика». Коммерческий интерес этих игроков уже давно не ограничивается территорией Сибири, а простирается далеко за ее пределы, охватывая всю страну и ближнее зарубежье.

Секрет успеха — наличие в Новосибирске огромного числа ставших свободными производственных площадок (структура промышленности в городе всегда имела машиностроительный профиль), креативный инженерный ум, а также удобство логистики (городской рынок занимает всего два процента в общих продажах местных производителей). «Технологически изготовление печей довольно-таки простое производство. Организовать его несложно, и сделать это можно довольно быстро. Банные и отопительные печи — легко тиражируемый продукт. Останавливает только емкость рынка: если пионерам бизнеса наращивать объемы никто не мешал, то раскрутить новое производство с нуля уже будет проблематично. Нужны продажи и грамотно организованная логистика», — комментирует директор «Конвектики» Александр Журавлев.

Начало

До конца девяностых годов на печном рынке Новосибирска работали десятки кустарных производств, выпускающих однотипные незамысловатые изделия, часто — под нужды конкретного заказчика. Ни о каких промышленных масштабах и узнаваемых брендах речи тогда не шло. Не было никакого смысла возить печки из города в город, поскольку все они были одинаково примитивны. В этом смысле Новосибирск ничем не отличался от любого города страны. Одним из таких производителей был и Юрий Левчук. Будучи руководителем подразделения заготовительно-штамповочного производства на Чкаловском заводе, Левчук в советские годы с удовольствием мастерил печи для родных и знакомых — это было его хобби. Благо, в распоряжении инженера были все необходимые комплектующие, прежде всего, листовой прокат. Но перед тем как в 43 года открыть свой бизнес, Юрий Левчук много где успел поработать, освоив не менее полутора десятка самых разных профессий. После окончания НЭТИ (ныне НГТУ) на авиационном Чкаловском заводе он был инженером-испытателем и штамповщиком, технологом и конструктором, резчиком и сварщиком. Как один из создателей в Новосибирске Молодежного жилого комплекса (МЖК), над возведением которого в восьмидесятые годы трудились 2,5 тыс. человек, Левчук приобрел бесценный управленческий опыт, а также навыки строителя и проектировщика. А в девяностых успел проявить себя топ-менеджером в сфере управления персоналом крупной обувной компании. В копилке умений и навыков Юрия Левчука и звание мастера спорта по лыжам.

«Оказавшись в 1997 году без работы, я понял, что должен попробовать организовать свое дело. Как известно, лучше всего у человека получается делать то, что он любит. Мне нравится париться в бане и мастерить печки, и я решил делать это профессио­нально и в промышленных объемах. Причем с самого начала поставил перед собой цель — стать лучшим печником России. Наверное, это был кризис среднего возраста, но мне захотелось коренным образом изменить свою жизнь», — вспоминает Юрий Левчук. Левчук работал один, выпуская в своем гараже по пять–восемь печек в месяц. Как и сейчас, в конце девяностых основными покупателями отопительных и банных печей были собственники малоэтажной недвижимости, главным образом — дачники. Стабильно высокий спрос на изделия и предпринимательские амбиции начинающего бизнесмена требовали наращивания объемов. Но для этого нужны были производственные площади и наемные работники. Финансовых ресурсов для такого «скачка» у Левчука на тот момент не было.

Справиться с трудностями роста помогла дружба. «В то время один из моих друзей был акционером небольшого предприятия по производству систем отопления и вентиляции. Я пришел к нему и говорю: «Хочу организовать производство печей, но денег у меня нет». В ответ услышал: «Мы же друзья». И вот я два года работал на производственных площадях своего друга, используя его оборудование, не платя за это ни копейки. Это дало отличный старт бизнесу и позволило накопить хорошие оборотные средства. И к моменту дефолта 1998 года у меня была отработанная технология и сбытовая сеть на уровне Новосибирской области. Скачок стоимости доллара сделал мои печи чрезвычайно конкурентными», — рассказывает Левчук. По его словам, во время дефолта упали продажи самых популярных на рынке финских печек Harvia. Эта была хорошая новость для Левчука. Ведь, начиная свой бизнес, он «творчески переработал» именно печку Harvia. Но предприниматель тогда использовал нержавеющую сталь, что делало его печь вдвое легче финского аналога, а значит, удешевляло логистику.

В конце 2000 года Юрий Левчук принимает судьбоносное и для своего, и для российского печного бизнеса решение — приглашает стать партнером в бизнесе молодого креативного инженера Константина Бессонова, также выпускника НЭТИ. Этому человеку вскоре предстоит вывести производство российских печей на принципиально новый уровень, создав, как отмечают эксперты, самую амбициозную и инновационную компанию на российском рынке. Но это будет позже. Пока же Бессонов — способный инженер, успевший обрести производственный и управленческий опыт: был главным технологом Новосибирского станкостроительного объединения, работал на руководящих должностях в крупных торговых структурах. Будущие партнеры познакомились в начале восьмидесятых, когда Константин Бессонов под руководством Юрия Левчука проходил студенческую практику на Чкаловском заводе. Второй раз судьба их свела ненадолго в 1996 году в обувной компании «Пальмира НСК», где Бессонов был заместителем генерального директора, а Левчук — директором по персоналу.

Партнеры создают совместную печную компанию «Нарва». Бизнес поделили так: Юрий Левчук — 80%, Константин Бессонов — 20%. «У Бессонова были способности к инженерным разработкам. Он человек амбициозный. И вот, чтобы ему было интересно, я предложил ему долю в своем бизнесе», — объясняет свой поступок Левчук. «Помню, я спросил тогда Левчука — почему у меня такая маленькая доля? Он сказал: если обороты с твоим участием поднимутся процентов на 50, тогда и твои проценты пересмотрим. Я легкомысленно махнул рукой, мол, ввяжемся — посмотрим. За время моей работы в компании обороты увеличились в 25 раз», — улыбается Бессонов.

Константин Бессонов проработал с Левчуком всего два с половиной года. За это время он успел разработать и запустить в производство несколько печей, в том числе популярную «Тунгуску», производящуюся до сих пор, с успехом проявив себя и в инженерном деле, и в маркетинге. Но, главное, в это время Бессонов впервые в России предпринял успешные усилия по приданию традиционному мелкому печному ремеслу всех признаков большого серьезного бизнеса. С его именем оказалось связано появление первого в городе (и одного из первых в стране) печного бренда — «Термофор». В переводе с греческого — несущий тепло. На дворе был январь 2001 года. Уже весной 2002 года печи «Термофор» вошли на рынок Москвы и быстро стали набирать общероссийскую известность. Как вспоминает Бессонов, на тот момент у него было две стратегии продвижения печей. В Москве он создавал «вирусный» имидж мощного новосибирского оборонного авиационного предприятия, производящего в том числе и печи, а в остальной России (и даже в Новосибирске) печки расходились как «модная московская штучка», заполонившая столичные магазины, выставки и глянцевые журналы.

Но чем заметнее были успехи партнеров на рынке, тем хуже становились их отношения. «В июне 2003 года я оказался за бортом бизнеса. Все нажитое мной за два с половиной года работы с Левчуком имущество помещалось у меня между ушами. С одной стороны грустно, с другой стороны ничего не обременяло меня начать новый стартап в бизнесе, без которого я уже не мыслил своего существования», — улыбается Константин Бессонов. Вместе с Бессоновым ушла и коман­да специалистов, сплотившаяся вокруг него за эти два года. А уже через два месяца Бессонов нашел новых бизнес-партнеров, с которыми и организовал новое производство, через несколько лет ставшее ЗАО «Термофор».

«Труд» в помощь

Новыми партнерами Константина Бессонова стали акционеры машиностроительного завода «Труд» — Юнус Ислямов и Равиль Валетов. С последним Бессонова связывали хорошие личные отношения. Незадолго до этого акционеры «Труда» купили производственные площади обанкротившегося завода «Сибтекстильмаш» и думали, как их использовать. Предложение Бессонова об организации производства печей на территории «Сибтекстильмаш» пришлось кстати. «В то время у Ислямова был дефицит идей, а тут пришел человек с готовым бизнесом. Конечно, он ухватился», — объясняет Юрий Левчук. Между тем, по словам Юнуса Ислямова, запуск печного производства позволял «Труду» решить проблему равномерной загруженности мощностей: «Основной объем заказов мы получаем в декабре–январе и выполняем их к началу промывочного сезона, то есть к маю–июню. А в печном бизнесе, наоборот, спрос начинается в начале лета».

Для того чтобы уйти от сезонности рынка банных печей, где пик спроса приходится на лето, а осенью наступает резкий спад, Константин Бессонов решил на новом месте запустить производство отопительных печей, наибольший спрос на которые осенью. Летом 2003 года он совершенно случайно увидел в одном из магазинов Новосибирска печь кустарного производства, конструкторские решения которой ему очень понравились. Разыскав автора — инженера Евгения Зубкевича — и найдя с ним общие интересы, осенью 2003 года (через два месяца после знакомства с Зубкевичем) Бессонов запустил в производство отопительную печь «Профессор Бутаков», названную в честь двоюродного деда Зубкевича — теплотехника, профессора Сергея Бутакова. По своим характеристикам печь оказалась не хуже лидера рынка — канадской Bullerian, а по некоторым параметрам и превосходила его. Например, площадь поверхности нагрева печи Зубкевича была больше, притом что общая площадь меньше. Все полученные на развитие бизнеса от партнеров деньги Бессонов направил на внедрение в производство и продвижение именно этих печей. За время работы с Бессоновым по лицензионному соглашению Евгений Зубкевич стал самым высоко­оплачиваемым изобретателем Новосибирска. Постепенно модельный ряд отопительных печей расширялся. Появились «Студент» (9 кВт), «Инженер» (15 кВт), «Доцент» (25 кВт), «Профессор» (40 кВт), «Академик» (55 кВт).

Благодаря идеям Бессонова продукция под торговой маркой «Термофор» стремительно набирала вес на российском рынке. Росли мощности производства и ассортимент, расширялась дилерская сеть, множились оптовые покупатели. К 2004 у компании появились партнеры в европейской части страны, в том числе в Москве, Санкт-Петербурге и Краснодаре. Свои новые печи Константин Бессонов позиционировал в сегменте выше среднего, убежденный, что качественный продукт не может стоить дешево и что всегда найдутся покупатели, готовые заплатить за эстетику и надежность на 10–15 процентов больше. Этой же стратегии он придерживается и сегодня.

В середине двухтысячных годов главным конкурентом команды Бессонова был «Теплодар» Левчука. «Завод «Труд» с Бессоновым устроили мне жесткую ценовую конкуренцию. Насколько мне было известно, у них была хорошая производственная база, многомиллионные кредитные линии. А у меня ничего этого не было. И вот они начали понижать цены, выдавливая меня с рынка. Но ничего, выстояли, помог случай, — вспоминает Левчук. — Ко мне пришел товарищ и рассказал, что где-то на складе в горах в Горной Шории лежит тысяча тонн классной нержавеющей стали, которую никто не может распилить и вывести. Это был 2004 год. Каждый сляб имел параметры два на шесть метров и вес — восемь тонн. Но главное, толщина металла была 200 миллиметров. Я забрал этот металл. Привез резак из Киева и разрезал сляб. А потом раскатал его на новосибирском заводе имени Кузьмина». По словам Левчука, эта нержавейка обошлась ему в 10 раз дешевле, чем если бы он покупал ее на рынке. Этой тысячи тонн хватило, чтобы загрузить «Теплодар» на два года и произвести около 20 тыс. печей. «Маржинальность тогда достигала двух тысяч процентов», — с гордой улыбкой заявляет Левчук.

«Денег было в обрез, а заводское оборудование абсолютно не подходило для печей», — в свою очередь вспоминает о начале работы на площадях «Сибтекстильмаша» Константин Бессонов.

Юрий Левчук: «С самого начала поставил перед собой цель — стать лучшим печником России» 019_expert-sibir_16.jpg
Юрий Левчук: «С самого начала поставил перед собой цель — стать лучшим печником России»

Время перемен

Но когда кончилась нержавейка, первенство «Теплодара» оказалось потеряно. По словам Константина Бессонова, с 2007 года и до сих пор «Термофор» — абсолютный лидер российского рынка банных и отопительных печей как по объемам продаж, так и по ассортименту, конструкторским и дизайнерским решениям. С этим мнением согласен и производитель новосибирских банных печей «КУТКИН» Михаил Куткин. «Если в 2004 году компания Бессонова выпускала столько же печей, сколько производил и Левчук, то есть около четырех–шести тысяч в месяц, то ближе к экономическому кризису 2008 года ситуация изменилась. Все-таки Бессонов изначально был амбициознее. Левчук хотел оставаться на федеральном уровне, а Бессонов — захватывать весь мир», — считает Куткин, выпускающий сегодня около одной тысячи печек в месяц. К тому же на объемах продаж «Термофора» кризис 2008 года никак не сказался.

Как юридическое лицо ЗАО «Термофор» было учреждено в 2006 году. Основными собственниками компании стали Бессонов и Ислямов, часть пакета акций получили топ-менеджеры. Но спокойная жизнь динамично растущей компании продолжалась недолго, до 2009 года. По словам Константина Бессонова, Юнус Ислямов, владеющий контрольным пакетом акций «Термофора» и являвшийся основным собственником производственных площадей, предпринял ряд юридических мер с целью поставить под личный контроль все производство печей «Термофор». Результатом акционерного конфликта стало банкротство ЗАО «Термофор» и появление на рынке новой компании — ООО «Термофор», в которое вслед за Бессоновым ушли и ведущие специалисты. Компания разместилась на площадях Новосибирского завода дорожных машин.

В это же время на российский рынок металлических банных и отопительных печей вышла еще одна новосибирская производственная компания — ООО «ТД Технотрейд» с брендом GREIVARI. Компания долгое время была производственным субподрядчиком у «Термофора». Они заинтересовались большими объемами производства и пригласили в качестве идеолога Андрея Цевелева, который с 2002 года был замом Бессонова и поверенным во все его «интимные конструкторско-маркетинговые тайны». А после ухода «Термофора» с «Сибтекстильмаша» собственное печное производство запустил и Юнус Ислямов. Компания получила название «Конвектика». Новый бизнес потребовал серьезных вложений в покупку высокотехнологичного оборудования — станков для резки металла лазером, пресса с программным управлением — для придания листовому металлу нужной формы.

Рынок подражателей

Сегодняшнее место новосибирских производителей металлических банных и отопительных печей на российском рынке Константин Бессонов определяет так: «Термофор» — 15 процентов, «Теплодар» — 10 процентов, остальные производители — около пяти процентов. «Термофор» производит около 100 тыс. печей в год, оборот компании — около одного миллиарда руб­лей. По словам Юрия Левчука, в 2013 году его компания выпустила около 90 тыс. печей: примерно 60 тыс. — банных и 30 тыс. — отопительных. Мощности «ТД Технотрейд» конкуренты оценивают в 30 тыс. печей в год. Производственные показатели «Конвертики», по собственным данным компании, — две тысячи банных печей в месяц. Но компания нацелена на дальнейший рост, учитывая, что производственный цех рассчитан на пять тыс. печей.

Ассортиментная линейка каждого из производств исчисляется одним–двумя десятками моделей (у «Термофора — 32) и сотнями модификаций. Средняя розничная цена банных печей составляет около 16 тыс. руб­лей, отопительных — 14 тыс. руб­лей. Однако с каждым годом добиваться роста продаж становится все сложнее. Если в конце девяностых годов успешного сбыта достаточно было, чтобы печка была аккуратно сварена, то сегодня она должна иметь сложный дизайн, интересный оригинальный функционал и при этом быть доступной по цене. И ведущие компании тратят серьезные деньги на дизайн, инновации и продвижение. Это единственный способ защититься от плагиата, хотя бы на время. «Я немножко параноик. Боюсь, что кто-то придумает печку лучше и красивее, что кто-то меня опередит, — рассказывает Константин Бессонов. — Мне интересно сделать такой дизайн, чтобы все ахнули, хочется создавать удивительные по своим характеристикам печи и задействовать такое оборудование, на котором еще никто не научился работать. Отсюда и идеология «Термофора»: если конструкторы, то самые, если менеджеры — то самые, если дизайн — то самый. Эта идеология очень рискованная и затратная. Но если я буду думать: тут надо, а тут не надо вкладываться, то придет конкурент, который сделает все по максимуму и выкинет меня с рынка».

Над новыми разработками «Термофора» трудится целое бюро конструкторов и дизайнеров, в котором дирижер и первая скрипка, естественно, Константин Бессонов. За последние годы под маркой «Термофор» выведены на рынок несколько совершенно уникальных продуктов, и не только для российского, но и мирового рынков. Это, например, печь «Индигирка», вырабатывающая не только тепло, но и электрический ток. «Закинув в печку дрова или сгораемый мусор, уже через 10–15 минут можно получить электричество, которого достаточно для запитывания всех бытовых электронных устройств. Идеальный источник экстремального энергоснабжения, когда под руками нет ничего, кроме сгораемого мусора. Неудивительно, что в первые же дни после аварии на Фукусиме мы получили заказ из Японии на партию этих печей. В мире просто не верят, что это сделали сибиряки! — восклицает Бессонов. — Мы показывали это изделие в США, Канаде, Италии, Турции, и везде оно вызывало искреннее удивление как обывателей, так и специалистов». Известный интернет-портал 4PDA по итогам голосования своих подписчиков поставил «Индигирку» на первое место в списке инновационных российских технологий за 2011 год.

Другое ноу-хау «Термофора» мирового уровня — банная печь-кондиционер, которая готовит русскую паровую баню не конвекционным нагревом воздуха парной и не тепловым излучением, а управляемой струей водяного пара, перегретого до 500 градусов Цельсия при атмосферном давлении. Всего за 20–30 минут. Печь-кондиционер Бессонова получила название «Скоропарка» и в этом году будет выведена на массовый рынок.

Известен изобретениями и «Теплодар». Компания имеет более 20 патентов на изобретения. Последняя разработка — банная печь-камин. По одну сторону стены, в комнате отдыха, это камин, по другую, в парилке, — печь.

Новые конструкторские разработки в печном бизнесе тесно соединены с новыми инженерными технологиями. Лидеры рынка ежегодно инвестирует десятки миллионов руб­лей в техническое переоснащение. «Многие производители печей, причем не только мелкие, взяли такую манеру — копирование изделий «Термофора». Но нас копировать сложно. Мы стараемся запроектировать производство деталей печей и их сборку максимально высокотехнологичными, по возможности исключая человеческий фактор. То, что делают пятикоординатные обрабатывающие центры, прессы и сварочные роботы, повторить можно только на аналогичном оборудовании, которое стоит десятки миллионов руб­лей и требует не один год для освоения. А покупать такое оборудование имеет смысл только при определенных объемах производства. Да и копия всегда хуже оригинала», — констатирует Бессонов. «Ежегодно в развитие нужно вкладывать не менее 100 млн руб­лей. Это покупка оборудования, новых площадей, в развитие сбыта, в новое разработки», — уверен Юрий Левчук. В частности, «Теплодар» в прошлом году вложил 150 млн в приобретение производственного корпуса площадью 10 тыс. кв. метров, в открытие цеха по производству котлов, и покупку немецких станков.

Траты «Термофора» и «Теплодара» в маркетинг — около пяти процентов от себестоимости печей. «Термофор» первым среди российских печников вышел с рекламой на центральное телевидение России, спонсирует огромные массовые развлекательные мероприятия в Москве и телевизионную трансляцию спортивных матчей. Над новым сайтом «Термофора» (сейчас сайт проходит стадию бета-тестирования) работали специалисты одной из самых востребованных и дорогих в стране дизайн-компаний — студии Артемия Лебедева. Сайт обошелся новосибирской компании более чем в пять миллионов руб­лей.

Вкладывается «Термофор» и в развитие фирменной сбытовой сети. В 2011 году компания начала открывать фирменные магазины совершенно нового для российского печного бизнеса формата — просторные, светлые и в больших торговых центрах. «Мы задали новые высокие стандарты монобрендовой розничной печной торговли. И сделали это прежде всего в Москве, заставив поволноваться и здорово раскошелиться московских печных торговцев и конкурентов вслед за нами», — хитро улыбается Константин Бессонов. Сейчас фирменная сеть «Термофора» насчитывает более 20 магазинов в крупных городах России. «Теплодар» придерживается другой тактики: монобрендовые магазины отданы на откуп дилерам.

Константин Бессонов: «Я немножко параноик. Боюсь, что кто-то придумает печку лучше и красивее, что кто-то меня опередит» 020_expert-sibir_16.jpg
Константин Бессонов: «Я немножко параноик. Боюсь, что кто-то придумает печку лучше и красивее, что кто-то меня опередит»

Безграничное движение

По мере ужесточения конкуренции рентабельность печного бизнеса неуклонно сокращается. Если в начале двухтысячных годов она достигала ста процентов, то сегодня — около 15–18%. Этого вполне хватает на развитие бизнеса с учетом модернизации производства. Но компаниям удается расти только благодаря внедрению новых инновационных продуктов и за счет расширения географии продаж. Для новосибирских печников это Россия и страны ближнего зарубежья, такие как Беларусь, Украина, Казахстан и Кыргызстан. Во многом этому способствует месторасположение компании — в центре России, и законы логистики — в европейскую часть отправлять товары автотранспортом в разы дешевле, чем везти их оттуда в Сибирь. Поэтому доля логистики в себестоимости новосибирских печей невелика и составляет считанные проценты.

Впрочем, «Термофор» нацелен идти дальше. «Мы всю Россию и СНГ с брендом прошли, нас везде знают, у нас здесь тысячи партнеров. Здесь нам стало тесно, и мы начали делать попытки по выходу на зарубежный рынок», — рассказывает Бессонов. Уже несколько лет компания активно участвует в международных выставках, позиционируя себя сибирским производителем, который как никто другой знает, как согреться в лютую зиму. «Наши печи встречают колоссальный интерес со стороны европейцев. Только на последней выставке в Италии мы нашли 250 коммерческих партнеров. Сейчас с ними работает наш отдел маркетинга», — рассказывает Бессонов.

Сейчас экспорт в Европу составляет около пяти процентов от общего сбыта «Термофора». Но перспективы роста большие, уверены в компании. Чтобы шире присутствовать на зарубежном рынке, новосибирский производитель первым в стране начал сертифицировать свою продукцию по международным стандартам. «Это дорого, есть свои риски. Сертификация только одной печи в Европе стоит несколько тысяч евро. А мы несколько модельных рядов должны сертифицировать. Это немалые деньги. Будет ли коммерческий результат от этого — покажет время. Но лучше сделать и пожалеть, чем не сделать и пожалеть», — заключает идеолог «Термофора». Выход в страны Европы, а в перспективе и Америки — это способ загрузить мощности в период спада спроса на печи в России, то есть зимой. В перспективе «Термофор» планирует продавать на экспорт до 30% своих печей.

А вот Юрий Левчук считает, что отличные перспективы для развития все еще остаются и в России: «Я думаю, что все больше людей будут использовать баню как средство оздоровления и отдыха. Мы видим, какими темпами идет строительство малоэтажного жилья в регионах Сибири. А дача или загородный дом всегда начинается со строительства бани. Во всяком случае, падения спроса мы не ожидаем». Левчук ожидает лишь удорожания импортного технологического оборудования и материалов из-за международного кризиса, связанного с Крымом и Украиной.

По основным производственно-экономическим показателям — таким, как товарооборот, количество занятых сотрудников, объем налоговых выплат и количество потребляемого металла — новосибирские печные производители как-то тихо и незаметно стали в один ряд с крупнейшими промышленными предприятиями города. Только в «Термофоре» трудятся 500 специалистов, ежегодно превращающих в ходовой товар более девяти тысяч тонн стали. И это удивительно для сегодняшнего Новосибирска, где самым успешным бизнесом многие годы считается торговля и сопутствующая ей логистика, а большинство старых промышленных предприятий развиваются лишь за счет гособоронзаказа.      

Коммерческий директор компании «ТД Форнакс» Александр Крашевский

Александр Крашевский 021_expert-sibir_16.jpg
Александр Крашевский

— Как оцениваете уровень конкуренции на российском печном рынке?

— Конкуренция достаточно высока. Об этом говорит и выпуск большого количества новинок при сдерживании цен лидерами рынка в течение двух лет, и отсутствие заметного роста (на уровне 10–15%) выпуска продукции, и минимальное увеличение количества производителей печей на российском рынке. Видимо, экстенсивный рост путем «захвата» новых территорий прекратился, и теперь производителям необходимо конкурировать лучшим продуктом, его рекламой, сопровождением и продвижением. А также бороться за дилерскую сеть конкурентов. За последние три года крупные новосибирские производители пытались переходить от дилерской модели дистрибуции к прямым продажам, к развитию собственной розничной сети. Четыре магазина у «Термофора», три — у «Теплодара», два — у ТД «Технотрейд» (бренд GREIVARI) — это только в Новосибирске. Впрочем, «Теплодар» отказался от развития фирменной розничной сети и пытается делать ставку только на дилеров. У ТД «Технотрейд» и «Конвектики» нет внятной дилерской политики. Важно понимать, что основным конкурентом промышленных печей являются печи кустарного производства. И до сих пор их долю можно оценивать чуть ли не в 50% всего рынка.

— Каковы составляющие конкурентной борьбы?

— «Термофор» особый упор делает на широкую линейку банных и воздухогрейных отопительных печей, «Теплодар» уступает в линейке банных печей, но удачно вывел на рынок четыре года назад линейку твердотопливных отопительных котлов «Куппер», которую постепенно расширяет как по мощности, так и по позиционированию. ТД «Технотрейд» держит на рынке лидерство в производстве толстостенных (три–восемь миллиметров) банных печей из конструкционной (черной) стали, тогда как «Термофор» и «Теплодар» производят банные печи из высоколегированной стали два–четыре миллиметра. Важным аспектом является и наличие у лидеров рынка лояльной дилерской сети, которая несет свою часть расходов по рекламе и продвижению в регионах, получая за это преференции. Постепенно усиливается конкуренция и в Интернете. В частности, идеолог «Термофора» Константин Бессонов активно популяризирует свои изделия на профессио­нальных форумах, отвечая на самые неудобные вопросы потребителей.

— Как растет новосибирский рынок печей в объемах продаж за последние два–три года?

— Рост рынка можно оценить в 20–30%, но рост отдельных производителей федерального уровня не одинаков: кто-то растет «быстрее» рынка, кто-то медленнее.

— Каков сегодня потребительский спрос на печи?

— Еще три–пять лет назад люди покупали не то, что нравилось, а то, что могли себе позволить, то есть недорогие печи. Сейчас больший выбор печей с высоким уровнем инноваций и дизайна, которые они действительно хотят купить. Все большую роль в выборе продукта начинают играть женщины, которые часто покупают по принципу «нравится». Предпочтения сдвигаются в сторону более дорогих печей.

— Какие тенденции сегодня характерны для печного рынка? Как будет этот рынок развиваться в ближайшие три–пять лет?

— Рынок будет все более сегментироваться и предлагать еще больший выбор печей всех ценовых категорий. Думаю, в ближайшие три–пять лет развитие рынка будет тесно связано с «бумом» пригородного домостроения.

— Какую долю на рынке печей занимает импорт?

— Если по банным печам промышленного производства доля импорта за последние 15 лет снизилась со 100 процентов до трех–семи, так как российские заводы научились массово производить качественные недорогие банные печи, то в интерьерных отопительных печах и печах-каминах ситуация другая. Сегменты «эконом» и «средний» уверенно занимают российские печи, а «выше среднего» и «премиум», особенно если это чугунные печи, — доля импорта велика и нет тенденции к ее снижению. Наоборот, качество импортных печей привлекает все больше покупателей. Заплатив большие деньги, покупатель точно уверен в качестве и гарантии долгой службы изделия.         

«Эксперт Сибирь» №16 (415)
Подписаться на «Эксперт» в Telegram



    Реклама




    Курс на цифровые технологии: 75 лет ЮУрГУ

    15 декабря Южно-Уральский государственный университет отметит юбилей. Позади богатая достижениями история, впереди – цифровые трансформации

    Дать рынку камамбера

    Рынок сыра в России остается дефицитным. Хотя у нас в стране уже есть всё — сырье, поставщики оборудования и технологии

    Струйная печать возвращается в офис

    Обсуждаем с менеджером компании-лидера в индустрии струйной печати

    Когда безопасность важнее цены

    Экономия на закупках кабельно-проводниковой продукции и «русский авось» может сделать промобъекты опасными. Проблему необходимо решать уже сейчас, пока модернизация по «списку Белоусова» не набрала обороты.

    Новый взгляд на инвестиции в ИТ: как сэкономить на обслуживании SAP HANA

    Экономика заставляет пристальнее взглянуть на инвестиции в ИТ и причесать раздутые расходы. Начнем с SAP HANA? Рассказываем о возможностях сэкономить.

    Аквапарк на Сахалине: уникальный, всесезонный, олимпийский

    Уникальный водно-оздоровительный комплекс на Сахалине ждет гостей и управляющую компанию

    Армения для малых и средних экспортеров

    С 22 по 24 октября Ассоциация малых и средних экспортеров организует масштабную бизнес-миссию экспортеров из 7 российских регионов в Армению. В программе – прямые В2В переговоры и участие в «Евразийской неделе».


    Реклама