ПУБЛИКУЙТЕ НОВОСТИ О ГЛАВНЫХ СОБЫТИЯХ
СВОЕЙ КОМПАНИИ НА EXPERT.RU

Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!

Интервью

Шестеро против одного

2014

Глава Новосибирской ассоциации независимых нефтетрейдеров Юлия Золотовская — о справедливой цене на бензин, борьбе с монополией и бесперспективности независимых НПЗ

Каждый год есть несколько вечных тем, появление которых легко можно спрогнозировать. Весной где-то обязательно случится непредвиденный паводок, летом — лесные пожары, а зимой — внезапные метели. Точно так же пару раз в год на розничном рынке бензина происходит повышение цен, что вызывает бум возмущения автомобилистов и независимых нефтетрейдеров. Тогда же в Новосибирске в публичное пространство летят комментарии главы объединения независимых продавцов нефтепродуктов Юлии Золотовской — о засилье монополиста, бездействии УФАС и кризисе в рознице. Мы решили встретиться с ней в период затишья, чтобы трезво разобраться в складывающейся ситуации.

«Они крайне осторожны»

— Юлия, о вашей ассоциации обычно слышно только тогда, когда наступает очередной «бензиновый кризис». Чем вы занимаетесь в перерывах между ними?

— Цель ассоциации — защита интересов независимых участников рынка. Они могут быть нарушены как государством, которое привлекает предпринимателей к необоснованной административной ответственности, так и монополистами. В Новосибирской области в плане поставок нефтепродуктов монополист, де-факто, один — это «Газпром­нефть–Регио­нальные продажи». Но иногда государство с монополистом объединяются. Так было в сентябре–октябре 2011 года, когда резко снизились поставки топлива в Новосибирск с Омского НПЗ (принадлежит «Газпромнефти». — Ред.), случился дефицит, и собственники независимых АЗС были вынуждены повышать цены. Тогда УФАС вынесло против них решение о ценовом сговоре, о чем отчиталось перед всеми СМИ. Но решение не вступило в законную силу — мы обжаловали его в суде, и суд встал на нашу сторону. Это было в 2012 году, и об этом сильно никто не распространялся. А суд установил, что повышение цен было связано с повышением цен «Газпром нефтью».

Нужно просто понимать, что «Газпром­нефть–Регио­нальные продажи» — как ни крути, доминирующий поставщик в Новосибирской области. Были попытки включить розничную сеть компании в реестр доминирующих субъектов де-юре, но они ни к чему не привели.

— Что бы это значило на деле?

— УФАС было бы проще контролировать деятельность компании. Доминирующего субъекта всегда можно привлечь быстро к ответственности. Кроме того, они сдают большее количество отчетности. И тогда УФАС знает обо всем еще до момента введения и установления новых цен, еще до ограничения поставок знает, что решение будет претворено в жизнь. То есть, возникает больше возможностей регулировать деятельность монополиста.

 И «Газпром нефть» даже включили в реестр, но это решение было оспорено в Арбитражном суде, и суд встал на их сторону. Наши антимонопольные органы вообще крайне осторожны. Они опасаются прямого конфликта с руководством нефтяной компании, а на наши запросы отправляют отписки о том, что вопросы регулирования рынка оптовых поставок нефтепродуктов относятся к компетенции федерального антимонопольного органа, а не регионов. И, следовательно, Новосибирское управление вообще не имеет права контролировать деятельность субъектов в оптовом сегменте.

Но мы-то понимаем, что все проблемы происходят именно из-за опта. Если в оптовом звене все хорошо, то и розница работает. Если в опте начинаются проблемы с ценами или объемами поставок, то они моментально переходят в розницу.

«Рады бы продаться»

— В вашей ассоциации много участников?

— Немного, и с каждым днем становится все меньше. Мы считаем, что это происходит из-за попустительства государственных органов. По большому счету никаких мер, направленных на развитие или даже поддержание конкуренции, не осуществляется. По идее, развитием конкурентного рынка должны заниматься все те же антимонопольные органы, но Управление не хочет исследовать рынок, определять положение субъектов этого рынка. Кроме того, при правительстве Новосибирской области есть специальный орган, который призван контролировать ситуацию — Совет по топливу. Туда входят общественники, антимонопольная служба, регио­нальные министерства, представители «Газпром нефти», «Роснефти» и мы. На двух собраниях кряду мы говорили о проведении добровольной сертификации качества. Потому что есть некое общественное мнение, что на «Газпром нефти» — «гостовский» бензин, а на независимых АЗС — бодяга. Это далеко не так, но такое мнение наносит существенный ущерб деятельности наших участников. Чтобы развеять сомнения, можно провести экспертизу качества нефтепродуктов в независимой лаборатории и установить соответствие реализуемого бензина установленным стандартам. Пока вопрос о проведении сертификации находится в стадии проработки.

— Как в итоге распределен рынок АЗС в Новосибирске?

— Если говорить о количестве заправок, то у «Газпром нефти» их 150 по всей Новосибирской области, а у независимых участников — около 50. Шесть сетей входят в нашу ассоциацию — это примерно две трети независимых АЗС.

— «Транссервис», в офисе которого мы находимся, немало поспособствовал такому перекосу, когда продал свои АЗС «Газпром нефти».

— Да, однозначно это так. Но это был вопрос выживания. Невозможно выживать при такой марже и рентабельности. Не открою большую тайну, если скажу, что все остальные также были бы счастливы продаться.

— Но их не покупают?

— Да.

— Почему бы тогда не объединиться, став более или менее крупным единым участником рынка?

— Речь об этом идет давно, и все вроде бы понимают, что вместе выживать легче. Но каждый из независимых нефтетрейдеров действует в своих предпринимательских интересах. И каждый опасается, что его интересы будут ущемлены после объединения.

— То есть, крупных слияний и поглощений на рынке нам не ждать?

— Реально сейчас купить сеть АЗС или построить новую может только крупный игрок, такой как вертикально интегрированная нефтяная компания. Кому это интересно на практике? «Газпром нефти» больше не нужно, как я думаю, им достаточно того, что есть. «Роснефти»? Может быть. Почему она так долго собирается в Новосибирскую область с масштабной экспансией — вопросы к ним. У нас какое-то время были нормальные оптовые поставки с Ачинского НПЗ (принадлежит «Роснефти». — Ред.). И мы были бы рады, если бы они зашли в Новосибирск со своей сетью. Потому что любая олигополия все же лучше, чем монополия.

«Прожить на два руб­ля»

— Как происходит работа независимых АЗС? Они подписывают договор с Омским НПЗ или как-то иначе?

— С Омским НПЗ заключить договор напрямую невозможно. Компания «Газпром нефть», в чью структуру входит Омский НПЗ, продает нефтепродукты через специально созданное дочернее предприятие — «Газпромнефть — регио­нальные продажи». Вот вам и интересная ситуация. Мы поставлены в такое положение, когда покупаем нефтепродукты у своего прямого конкурента. То есть, мы конкурируем с «Газпромнефтью» в рознице, а в опте, получается, напрямую зависим от их поставок. Мировая практика показывает, что не может одной нефтяной компании принадлежать и добыча, и переработка, и розница. Как правило, в мире не используют такие схемы. Но у нас получается все иначе, что позволяет нефтяной компании устанавливать свои правила игры во всех сегментах нефтепродуктооборота от скважины до АЗС. В результате, например, собственник АЗС не знает, где ему в следующий раз нужно будет покупать нефтепродукты. Да, есть нефтебаза «Газпром нефти» в Сокуре, но ведь и у их сети есть собственные потребности. И пусть Сокур — самое удачное место, но нам могут сказать: приезжайте на другую нефтебазу, например, в 300 километрах от города. И мы вынуждены будем это сделать.

— Так ли уж все слишком плохо, как вы описываете?

— Это бизнес с постоянно снижающейся рентабельностью — это факт. Бывают периоды, когда местные компании работают и с отрицательной рентабельностью. Мы каждый раз сообщаем об этом в УФАС, но действенных мер реагирования не наблюдаем.

— А какой обычный уровень маржи?

— Говорить об этом в цифрах сложно, это всегда зависит от вида топлива, от сезона, и других факторов. Но можно говорить с уверенностью о том, что издержки на АЗС не могут быть меньше двух руб­лей за литр. Это только издержки, сверх этого — норма прибыли, необходимая для развития станций, чтобы поддерживать и ремонтировать АЗС, асфальтировать дороги, заменять оборудование и так далее.

Динамика оптовых цен на нынешний день демонстрирует незначительные колебания в обе стороны. В конце прошлого года было некоторое снижение оптовых цен, что повлек­ло уменьшение и в рознице. Затем, в январе, напротив, оптовые цены повысились, что отразилось и на рознице. Сейчас в неделю цена может увеличиться на 500 руб­лей за тонну, или снизиться на столько же. Если анализировать ситуацию с биржей, то можно говорить о том, что на рынке  — тенденция незначительного роста оптовых цен.

— Некоторые аналитики говорят, что в связи с присоединением Крыма, латанием дыр в регио­нальных бюджетах и прочим цена на бензин для потребителей будет расти. Это так?

— Могу сказать, что цена на бензин не формируется исходя из экономических показателей. На нее влияют политические факторы, выборы, активность госрегулятора, ФАС. То есть, все, что угодно. И как повлияет на цену политическая ситуация — невозможно предсказать, а опускаться до слухов мне не хочется. Но есть уже утвержденная редакция Налогового кодекса, согласно которому до 2016 года нас ждет планомерное повышение ставок акцизов. С 1 января следующего года — на 10 процентов, и еще на столько же — через год.

«Только дизель»

— Строительство независимых НПЗ, и вообще заход других поставщиков в Новосибирскую область смогут изменить ситуацию?

— Сейчас идет речь о том, что на территорию Новосибирской области пытается зайти новый игрок — компания «Башнефть». Они ведут переговоры с несколькими компаниями, с кем в итоге будет заключен договор — неизвестно. Предположительно первая партия дизтоплива с Уфимского НПЗ будет поставлена в Новосибирск уже в апреле. Причем получателем может быть кто угодно, ведь из Новосибирска топливо можно развезти по всей Западной Сибири. Думаю, что компания сделает первую поставку, чтобы понять, какая в итоге будет цена и предполагаемый объем поставок. Но в общем понятно, что транспортное плечо из Уфы больше, чем из Омска.

— А возобновление значительных поставок с Ачинского НПЗ?

— «Роснефть» поставляла сюда нефтепродукты до 2011 года, когда у нас случился бензиновый кризис. Кстати, мы из него и не вышли до сих пор, если по-хорошему. Кроме «Роснефти», до 2011 года в Новосибирск поставлялось топливо также с Сургутского завода стабилизации газового конденсата. Это не «Газпром нефть», а сам «Газпром» — все же, другой поставщик. Но с 2011года поставки с этих НПЗ были прекращены. Та же «Роснефть» перераспределила свои потоки на другие регионы. На прошлом Совете по топливу представители «Роснефти» заявили, что объемы поставок из Ачинска в Новосибирск будут возвращаться. Точно могу сказать, что уже сейчас идут отгрузки дизтоплива. Про бензин у меня информации нет.

— Если в Новосибирск будет поставляться топливо из Омска и Ачинска, это уменьшит цены?

— В любом случае это конкуренция, в том числе конкуренция по ценам. У «Роснефти» цена может быть сопоставима с ценами «Газпром нефти» или ниже. Другое дело, что тогда появляется конкуренция по поставкам. Почему мы в Новосибирске каждую осень имеем проблемы с нефтепродуктами? Потому что Омский НПЗ осуществляет сезонные профилактические работы, и это означает существенное ограничение объемов выпускаемой продукции. Поставки с Ачинского НПЗ могли бы компенсировать этот дефицит.

— Последние годы вокруг Новосибирска виден новый тренд — строительство независимых НПЗ. Они смогут существенно повлиять на рынок?

— Вопрос о мини-НПЗ вообще не хочется комментировать. Государство способствует тому, чтобы мини-НПЗ не было вообще. Во-первых, к их строительству предъявляются повышенные требования — как к мощности самого завода, так и к другим техническим характеристикам (глубина переработки нефти, обеспечение вторичной переработки). Во-вторых, их деятельность контролировать сложно, но совершенно необходимо, ведь именно производители топлива платят акцизы. Государству гораздо проще договориться с пятью–шестью нефтяными компаниями о том, как они будут взаимодействовать.

— Но тот же Яйский НПЗ в Кузбассе заработал и вроде что-то производит.

— Что он поставляет? Дизельное топливо — и все. Да, они заявляли о перспективах производства бензина. Но я думаю, что светлые высокооктановые виды топлива мини-НПЗ вряд ли будет выпускать.

— Еще один завод открылся недалеко от Новосибирска, в Коченево.

— Да, его построила новосибирская сеть АЗС, которая работает под маркой «Стандарт». И они действительно идут к тому, чтобы начать выпуск бензина. Но это пока не осуществлено, потому что есть много нюансов. Прежде всего — получение лимитов на нефть. Для строительства высокоемкого производства необходимы значительные инвестиции. Конечно, появление независимого оптового поставщика во многом бы облегчило ситуацию на рынке. И мы очень надеемся, что этот проект в ближайшем времени воплотится в жизнь. Завод планирует запуск производства высокооктановых видов топлива к концу этого года. Очень надеемся, что это произойдет.           

«Эксперт Сибирь» №18-20 (417)
Подписаться на «Эксперт» в Telegram



    Реклама



    Самозанятым помогут заявить о себе

    Альфа-Банк первым представил мобильное приложение для самозанятых

    «Экспоцентр»: место, где бизнес развивается


    В клинике 3Z стали оперировать возрастную дальнозоркость

    Офтальмохирурги клиники 3Z («Три-З») впервые в стране начали проводить операции пациентам с возрастной дальнозоркостью

    Инновации и цифровые решения в здравоохранении. Новая реальность

    О перспективах российского рынка, инновациях и цифровизации медицины рассказывает глава GE Healthcare в России/СНГ Нина Канделаки.

    ИТС: сферы приложения и условия эффективности

    Камеры, метеостанции, весогабаритный контроль – в Белгородской области уже несколько лет ведутся работы по развитию интеллектуальных транспортных систем.

    Курс на цифровые технологии: 75 лет ЮУрГУ

    15 декабря Южно-Уральский государственный университет отметит юбилей. Позади богатая достижениями история, впереди – цифровые трансформации

    Когда безопасность важнее цены

    Экономия на закупках кабельно-проводниковой продукции и «русский авось» может сделать промобъекты опасными. Проблему необходимо решать уже сейчас, пока модернизация по «списку Белоусова» не набрала обороты.

    Новый взгляд на инвестиции в ИТ: как сэкономить на обслуживании SAP HANA

    Экономика заставляет пристальнее взглянуть на инвестиции в ИТ и причесать раздутые расходы. Начнем с SAP HANA? Рассказываем о возможностях сэкономить.

    Армения для малых и средних экспортеров

    С 22 по 24 октября Ассоциация малых и средних экспортеров организует масштабную бизнес-миссию экспортеров из 7 российских регионов в Армению. В программе – прямые В2В переговоры и участие в «Евразийской неделе».


    Реклама