Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!
Экономика

Град обреченный

2014

Моногород Северск в силу ограниченности финансовых ресурсов не может приступить к реализации своих крупнейших проектов развития. Ситуацию могло бы изменить открытие города, но оно может случиться не раньше 2018 года

От Томска до закрытого административно-территориального образования (ЗАТО) — города Северска — всего несколько километров. Именно поэтому города уже давно видят совместную жизнь в создаваемой сегодня усилиями обоих муниципалитетов томской агломерации. Однако если Томск может использовать весь набор инвестиционных возможностей для своего развития, то Северску это пока не под силу по причине его закрытости или попросту «заколюченности» — реальный забор становится преградой для потенциальных инвесторов в прямом смысле.

Совсем недавно из Москвы пришла благая весть: закрытые города системы «Рос­атома» — Северск, а также Заречный (Пензенская область) и Новоуральск (Свердловская область), — отнесены к группе ЗАТО, которые могут открыть. Планы по этим городам так называемой «третьей группы» вошли в президентскую программу развития закрытых городов России, что предполагает плотную агломерацию с соседними более крупными городами. В Северске контрольно-пропускные пункты и ограждающий периметр планируют ликвидировать в 2018 году. Но, как пояснял замгендиректора «Росатома» Иван Каменских, после открытия все атомные моногорода все равно останутся под крылом госкорпорации.

Бизнес за колючей проволокой

По большому счету проблемы у всех ЗАТО одинаковые. В частности, там существует много свободных площадей, куда не может зайти инвестор. Северск в этом смысле не исключение — здесь множество площадок, которые были освобождены в ходе реорганизации градообразующего предприятия — ОАО «Сибирский Химический комбинат» (СХК). Такую же проблему частично удалось решить в закрытом городе Новоуральске, где создается индустриальный парк «Новоуральский», резидентами которого станут иностранные инвесторы. Северск иностранных инвесторов привлекать не может, но идея промышленного парка здесь была принята на ура. О создании такого парка мэр Северска Григорий Шамин заявил три года назад. «Там порядка тысячи гектар будет, причем зона расположена в закрытой части и открытой, — говорил он. — После оформления участка начнется проработка проекта инфраструктуры этого промышленного парка с учетом тех пожеланий по необходимым площадям, которые будут высказываться инвесторами».

Предполагалось, что решение земельного вопроса упростит привлечение федеральных средств на обустройство инфраструктуры новой промышленной площадки. Однако за три года никаких средств привлечь не удалось. Казалось бы, ради компенсации главной «бизнес-помехи» — режима ЗАТО — власти закрытого города должны вывернуться наизнанку и создать беспрецедентные условия для развития новых производств. Но закрытость Северска по вполне понятным причинам не способствует привлечению инвестиций. И найти такие особенности города, которые помогли бы создать привлекательную бизнес-среду, несмотря на «колючую проволоку», тоже не очень получается. «Закрытый режим функционирования предполагает, что мы не можем привлекать инвесторов, особенно иностранных, — поясняет сегодня мэр Северска. — Поэтому существуют компенсации, которые идут из федерального бюджета, но они уменьшаются с каждым годом. Если в 2008 году мы получили около 1,5 миллиарда руб­лей при бюджете города в 2,8 миллиарда, то в этом году — 815 миллионов, а бюджет города 3,5 миллиарда».

При таком бюджете на стотысячный город администрация уже несколько лет лелеет два своих крупных проекта — создание промышленного парка и рекреационной зоны, куда по замыслу идеологов должен переехать северский зоопарк. Рекреационная зона — проект в большей степени агломерационный. Он предусматривает создание стоянок, строительство гостиниц, кафе, развлекательного парка и так далее. Сроки появления парка пока никто назвать не может. Нашелся один инвестор, изъявивший желание построить в зоне аквапарк. Но еще не разработана даже проектно-сметная документация площадки. А это 70–100 млн руб­лей, которые город пока не знает, где взять. Даже если деньги найдутся, Северску надо будет построить на территории будущей рекреационной зоны всю инженерную инфраструктуру. В общем, по самым скромным оценкам, на все это необходимо не менее пяти-семи лет.

Промышленный парк — немного другая история. Он обозначен в документах по развитию агломерации как вторая очередь томского индустриального парка. Северская площадка примыкает к томской, но если последняя уже строится, то у северчан пока — чистое поле. «Сейчас в рамках комплексной программы развития ЗАТО планируем получить средства на строительство инфраструктуры, — говорит Георгий Шамин. — Вот на таком этапе мы находимся. Процессы идут. Потенциальных инвесторов было полторы сотни, по разным причинам осталось три-четыре. Я считаю, это очень хороший результат».

Единственное, что мало-мальски удалось — это привлечь в город на освобожденные площади СХК несколько компаний. Осенью прошлого года на территории бывшего ремонтного завода СХК разместилось производство томского завода «Сибэлектромотор», который занял здесь 5 тыс. кв. м. Ранее «Сибэлектромотор» располагался на огромной территории в Томске с большим имущественным и налоговым обременением, и уход в Северск с оптимизацией производства представлялся для него лучшим вариантом. Вторым серьезным производством стало ООО «ПКФ «ЛесТех» с проектом «Организация глубокой переработки древесины в ЗАТО Северск». Предприятие не новое, успешно работающее за пределами ЗАТО, заняло пустующий деревообрабатывающий цех, оставшийся с тех пор, когда СХК стремился стать абсолютно самодостаточным. И еще один заметный проект, прописавшийся в Северске, — торгово-производственная компания «Сибирские контакты электрические» («СибКонтЭл»), выпускающая кабельно-проводниковую продукцию. Вот и все.

Где деньги, Зин?

Показательно, что совсем недавно Северск простился с перспективным проектом строительства крупного НПЗ мощностью около 3 млн тонн по сырью. Завод планировало построить северское ООО «Сибирские пластмассы» в районе поселка Орловка, входящего в ЗАТО, но находящегося на незакрытой территории (69 км от Томска). «Серьезные намерения были, мы выделили земельный участок, отдали в аренду фирме. Теперь с трудом получаем арендную плату за 14 гектар, — сетует мэр. — Мы приняли последние корректировки плана социально-экономического развития, в которых исключили НПЗ из перечня проектов, потому что три года достаточно, чтобы понять, что это за инвестор, хотя на бумаге все было красиво».

О потерянных инвесторах в мэрии Северска здесь не плачут. Нет смысла. Градообразующее предприятие — СХК — по сути, является основным городским налогоплательщиком, формируя 25 процентов доходной части бюджета. Мэр Северска надеется, что проекты, которые реализуются корпорацией «Росатом» в городе (особенно на этапе строительства), еще надолго обеспечат ЗАТО хорошую налогооблагаемую базу. Какие еще могут быть перспективы? Как у всякого типичного ЗАТО, один сценарий связан с сохранением статуса закрытости, второй — наоборот. Процесс открытия города может растянуться на семь-десять лет, в течение которых федеральное финансирование по годам будет уменьшаться. «Но при этом за счет повышения инвестиционной привлекательности мы будем наращивать собственную налогооблагаемую базу», — утверждает мэр. Хотя вслед за этим и добавляет, что «многие инвесторы хотели бы работать в ЗАТО, где им нравится все, за исключением пропускного режима». Поэтому с налогооблагаемой базой тоже могут быть проблемы.

Показатель бюджетной обеспеченности Северска по-прежнему остается самым низким среди других ЗАТО «Рос­атома», несмотря на пятидесятипроцентный районный коэффициент, которому позавидовали бы все остальные «атомные территории». Но дело даже не в этом. Главная проблема — высокая зависимость экономики города от СХК и довольно высокий износ коммунальной инфраструктуры, на поддержание которой в рабочем состоянии уходят немалые средства. Поиск инвесторов и создание новых производств — процесс для ЗАТО более чем трудоемкий. Денег на крупные проекты в бюджете нет. Поэтому город предпочитает сегодня расширять налогооблагаемую базу более простым способом — повышением эффективности бюджетных средств и избавлением от ненужного муниципального имущества, на содержание которого тратится около 30 млн руб­лей в год. Например, в Северске провели слияние четырех школ в две, в результате чего освободилось два здания (в одном теперь бизнес-центр). Ненужное имущество выставляется на аукционы, что позволяет бюджету заработать в год около 100 млн руб­лей. Показатель хороший, но муниципальное имущество как ресурс, очевидно, не бесконечно.

За последний год в городе обнаружился позитивный тренд — товарооборот вырос на 40%. «Жители Северска получают на руки в год около 10 миллиардов руб­лей, а товарооборот был чуть больше четырех миллиардов, — говорит Георгий Шамин. — Эти деньги не работали в Северске, они уходили в Томск. Мы стали предлагать недвижимое имущество торговым сетям, чтобы открывались магазины. Рынок экономкласса у нас практически полностью заняла сеть «Мария-Ра». За год товарооборот увеличился до семи миллиардов руб­лей. А один миллиард, потраченный на территории города, — это 90–120 миллионов руб­лей собственных доходов. Поэтому наша доходная база выросла в прошлом году на 170 миллионов».

Утешение в общем-то слабое, хотя понятно, что Северск имеет немалые свободные площади, необходимую инфраструктуру и достаточно обеспеченное население, что в совокупности для ритейла — просто рай. И наконец, расположен город-спутник от Томска, в отличие от своих «собратьев по ЗАТО» Озерска или Железногорска со Снежинском, совсем рядом. Возможно, это и влияет на бурное развитие здесь торговли. Однако, когда речь заходит о создании новых производств, частных заведений общественного питания или культурного досуга, все упирается опять-таки в закрытость города. Даже самим жителям, среди которых доля противников открытия Северска еще несколько лет назад была очень велика, сегодня это кажется очевидным — город надо открывать. «Если в 2011 году категорически против открытия были 37 процентов, категорически за открытие — около 20 процентов. Через два года категорически против — около 23 процентов, категорически за — 35. Остальным все равно, то есть они не противники открытия», — говорит мэр.

К сожалению, мнение жителей в данном случае — дело последнее. Пока «Росатом» не даст отмашку на снятие колючей проволоки, Северск и подобные ему города будут чувствовать себя обреченными на серьезную экономическую изоляцию.    

«Эксперт Сибирь» №23 (420)
Подписаться на «Эксперт» в Telegram



    Реклама




    Время фиксировать ставку

    Ставки по депозитам продолжают стремиться вниз. На них давит и низкая инфляция, и снижающаяся маржа банков. В этой ситуации Альфа-банк предлагает 7% по накопительному счету

    КАРТА ПУТЕШЕСТВИЙ

    Банк начал продажи кобрендинговой карты AlfaTravel, которая позволяет не только копить мили, но и получать целый комплекс услуг в путешествии. С помощью этой карты Альфа-банк рассчитывает дополнительно привлечь обеспеченных клиентов

    Хорошая крыша не роскошь

    Из тысячи обследованных крыш в построенных зданиях - лишь два процента не нуждаются в ремонте крыши

    Как компании повышают престиж рабочих профессий

    Дефицит рабочих специальностей в регионах – давняя проблема российской промышленности. Сегодня компании сами задают новый тренд в развитии экономики – повышают привлекательность рабочих профессий

    Современная программа лояльности: трансформация

    Неценовые активности помогают ритейлерам "встряхнуть" рынок. Сеть продуктовых магазинов "Магнит" - запустила новую программу лояльности "С любовью от Роналдиньо"


    Реклама