Пресс — всему голова

Лучшие репортажи 2014 года
Москва, 26.01.2015
«Эксперт Сибирь» №5 (439)
Кемеровский опытный ремонтно-механический завод (КОРМЗ), единственный в Сибири производящий дорожную и коммунальную технику для круглогодичного содержания дорог, готовится совершить революцию на рынке отечественного машиностроения

Фото: Сергей Спицын

Это может показаться удивительным, но факт остается фактом: за Уральскими горами мало кто занимается выпуском дорожной техники. Кемеровский опытный ремонтно-механический завод (КОРМЗ) — одно из таких предприятий. В середине девяностых КОРМЗ, как и большинство представителей отечественного машиностроения, переживал нелегкие времена. Да в принципе, отголоски первой пятилетки капиталистического строя и свободного рынка ощущаются до сих пор в виде отсутствия стабильного портфеля заказов и неполной загруженности заводского пространства. Но тогда завод был на грани полной остановки: выпускаемые по лицензии германской компании Stetter автобетононасосы неожиданно стали никому не нужны. И в 1995 году предприятие было переориентировано на выпуск машин и агрегатов, необходимых для ремонта и содержания дорог.

В той непростой ситуации заводу и его молодому генеральному директору Александру Слядневу помогло создание западно-сибирского фонда развития дорожного машиностроения. «Тогда собрались основные руководители дорожных служб Кемеровской, Новосибирской, Томской областей и Алтайского края. Они договорились о том, что для содержания дорог на должном уровне должна быть создана отечественная техника, аналогичная западной. Дорожники стали вывозить наших инженеров на зарубежные дорожные предприятия и выставки и показывать, что бы им хотелось иметь. После этого начался период заключения договоров на осваивание лицензий. Было организовано производство и спроектировано более 40 видов техники и оборудования для круглогодичного поддержания дорог в надлежащем состоянии», — вспоминает Сляднев.

Генеральный директор КОРМЗ Александр Сляднев 024_expert-sibir_05.jpg Фото: Сергей Спицын
Генеральный директор КОРМЗ Александр Сляднев
Фото: Сергей Спицын

Постепенно КОРМЗ вышел на свой уровень производства, который держится последние годы — с ежегодным небольшим приростом. Так, в 2013 году заводом было выпущено продукции на 694 млн руб­лей, в том числе около 150 единиц дорожной техники. На фоне миллиардных оборотов гигантов кузбасского машиностроения, таких как Юрмаш, это не слишком впечатляющий показатель. Однако КОРМЗ, как уже было сказано, занимает уникальную нишу, которая, кроме него, мало кем освоена.

Даешь молодежь!

Территория и здание завода, где находятся администрация и производственные цеха, располагается в Заводском районе Кемерова, индустриальном сердце города. Совсем недалеко стоит гордость регио­нальной химической промышленности — предприятие «Азот». Улица Грузовая, что привела к зданию завода, почти не изменилась с девяностых годов, — она по-прежнему пребывает в аварийном состоянии с множеством выбоин, луж и полным отсутствием какой-либо обочины.

Сам завод внутри выглядит неплохо, учитывая, что в следующем году предприятию исполнится 50 лет. Производственный цех поделен на три пролета. «С левой стороны идет механическое производство, обрабатывают и режут металл. В центральном пролете идет сборка и сварка оборудования для нашей дорожно-уборочной техники. В правой части — монтажный участок. Здесь монтируются готовые машины», — объясняет главный инженер КОРМЗ Борис Масалитин. Снаружи, на свежем воздухе, готовая техника ожидает своей отправки к заказчикам.

Внимание привлекает бело-синяя, в отличие от стандартной оранжевой расцветки КОРМЗ, дорожная машина с логотипом «Сургутнефтегаз». «Они наши постоянные покупатели. Приобретают машины для своей дорожной инфраструктуры вдоль газопровода. Одно из требований — окраска техники в корпоративные цвета», — говорит Масалитин. Вообще КОРМЗ, как и любое современное предприятие, представляет собой торжество глобальной экономики. Плазменная резка осуществляется российско-итальянским агрегатом, лентопильный станок родом из Тайваня, листогиб и вовсе турецкий. Что до металла, так он может быть и финский, и китайский. «Для нас важно, чтобы было хорошее соотношение качества с ценой», — замечает главный инженер.

Зато коллектив почти сплошь родом из Советского Союза. Всего в КОРМЗе работают почти 280 человек — и по большей части те, кому едва «за тридцать». «Когда я пришел в конце восьмидесятых, то средний возраст специалистов был под 50 лет. Сейчас могу сказать, что молодой коллектив — одна из причин успеха. Другая же — мы воспитываем себе кадры. Замечаем студентов еще в процессе учебы и практики. Объясняем, что головой и руками можно заработать приличные деньги. Когда в коллективе есть замотивированные работники, то это положительно влияет на слаженность действий, что формирует соответствующую среду на производстве», — объясняет генеральный директор Александр Сляднев.

Снег рождает спрос

Слова «опытный ремонтно-механический» в названии завода стоят не случайно: часть из объема выпускаемой продукции, около 30 процентов, приходится на индивидуальные заказы и сторонние проекты. Одним из таких заказов было изготовление подвесного мостика для осмотра и ремонта строившегося в Кемерове моста через реку Томь, который вошел в эксплуатацию осенью 2007 года. Остальные 70 процентов — это дорожная техника. Причем, если опять же обращаться к последним годовым отчетам, можно отметить, что количество произведенных машин зависит от имеющихся заказов. Так, например, «универсальная» модель «ДМК-40» (машина для зимнего и летнего содержания автомобильных дорог на базе КамАЗ-65115 с плоским кузовом повышенной грузоподъемности, передним и боковым отвалами, навесной щеткой и пескораспределителем и поливомоечным оборудованием) до 2013 года держалась в границах «60 проданных машин в год» и лишь в прошлом декабре ее востребованность упала вдвое. Зато увеличилось количество заказов на более дешевую «ДМК-70» и битумозаливщик «БЗ», используемый для устранения трещин на дороге.

Вообще выпускаемые машины от КОРМЗ напоминают детскую игрушку «робот-трансформер». В зависимости от пожелания заказчика, для каких дорог он планирует использовать технику, на машины навешиваются дополнительные элементы. Так, на модели ДМК для очистки от снега дорожного полотна можно поставить поворотные скоростные отвалы для трасс или городские, а также боковые отвалы разного размера для уборки снега с обочин. Оборудование машин можно дополнить уборочными щетками, гидропистолетами, распределителями химических реагентов, брандспойтами и даже поливомоечными агрегатами.

Спрос на дорожную технику от КОРМЗ устойчив. Среди покупателей как кузбасские компании, занимающиеся эксплуатацией дорог, так и федеральные структуры. Были даже заказы из ближнего зарубежья и европейской части России, хотя когда-то выпускаемая продукция шла только на Сибирь. Ведь теперь снегопады идут не только в Новосибирске и Кемерове, но еще и в Москве. «Этому нечего удивляться — принимайте во внимание разнообразие климатических условий. Мы всегда стараемся учитывать особенности региона, в котором будет использоваться техника, особенно хорошо наши машины показали себя в суровых погодных условиях», — констатирует начальник службы продаж Павел Цегельников.

Но не только дорожники, муниципальные предприятия и компании вроде «Сургутнефтегаз» значатся в списках покупателей продукции КОРМЗ. Снегоуборочная техника оказалась востребована и российскими аэропортами. В красноярском Емельяново и международном кемеровском аэропорту служат специальные модели. «Эти машины необходимы, чтобы не повреждать взлетно-посадочную полосу. Мы используем щетки с высокими оборотами, а на отвалах устанавливаются ножи из полиуретана — все опять же для сохранности инфраструктуры аэропорта», — объясняет начальник службы сервиса завода Сергей Маляр.

Гарантийное обслуживание произведенной техники предоставляется год, в некоторых случаях — 18 месяцев. Также завод готов произвести как текущий, так и капитальный ремонт выпущенной им техники. В службе сервиса работают четыре специалиста. Вместе с водителем каждый из них готов выехать по первому требованию заказчика в любое место России и ближнего зарубежья. Сергею Маляру приходилось бывать и в Минске. Наличие территориальных границ не влияет на различие в неполадках: причины практически везде одинаковы. «Мы в основном боремся с не совсем качественными комплектующими. Несмотря на то, что у нас полный цикл производства, некоторые элементы приходится закупать со стороны», — сетует начальник службы сервиса.

Прессовое ноу-хау

А вот ремонтировать первые мусоровозы серии «ЭКО-МБ18к55» еще не приходилось — собранный опытный экземпляр только прошел первое «боевое» крещение на улицах Кемерова и был представлен на новосибирской выставке «Транспорт Сибири-2014». На проектирование, доведение идеи до ума и последующее воплощение мусоровоза в заводском цеху ушло почти полгода, но затраченные усилия стоили того. По словам Анатолия Сомикова, директора кемеровского муниципального предприятия «Спецавтохозяйство», чьи специалисты проводили испытание машины, мусоровоз показал себя с достойной стороны, ловко маневрируя в узких городских дворах и имея производительность в полтора раза выше, чем у стандартных моделей, закупаемых в европейской части России. «Выпуск мусоровоза — это шаг вперед, еще один этап развития нашего завода. Нужно постоянно оставаться на плаву и поддерживать имеющийся бренд КОРМЗа. Мы еще пару лет назад заметили, что нашим коммунальщикам нужен хороший отечественный мусоровоз, соответствующий нашим условиям. Зарубежные машины при всех своих достоинствах сильно бьют по карману. Вот мы и разработали мусоровоз, способный работать не хуже европейских аналогов, но при этом более привлекательный по цене», — рассказывает Цегельников.

Проектом и эскизами будущего мусоровоза занималась московская компания ГК «Экомтех». Как и в случае с дорожными и снегоуборочными машинами, весь цикл производства мусоровоза проходил на КОРМЗе. Из иностранных элементов на агрегате — американский двигатель Cummins и итальянская гидравлика. Отличительные черты кемеровского мусоровоза — это увеличенный объем кузова, усовершенствованный механизм прессования и поворотный манипулятор уникальной конструкции. После того как мусорный контейнер опрокидывается в кузов, отходы попадают в пресс-камеру, откуда они уплотняющей плитой перемещаются в бункер, где спрессовываются с коэффициентом 1 к 6. Получается, что мусор в бункере занимает один объем вместо шести в момент попадания в пресс-камеру. Благодаря этой технологии «ЭКО-МБ18к55» способен вместить в себя около 90 полных контейнеров мусора, в отличие от обычных мусоровозов, которые за один выезд «съедают» 60–65 контейнеров. Единственное, что не по зубам мусоровозу, — это строительный мусор, пресс плохо его уплотняет.

Другая особенность новой машины — это двухосная автомобильная основа, делающая мусоровоз более маневренным. Управление манипулятором для загрузки контейнеров осуществляется через пульт, который располагается на правом боку машины. Мнения об удобстве и безопасности такого расположения пульта расходятся. Главный инженер завода считает, что удобнее управлять загрузкой мусора, находясь на улице рядом с контейнерами. Директор «Спецавтохозяйства» Анатолий Сомиков полагает, что это не совсем безопасно. Да и водитель мусоровоза должен быть обучен управлять пультом, находясь в кабине и контролируя свои действия через боковое зеркало. В одном специалисты сходятся: время для компьютерного оснащения мусоровозов еще не пришло. И дело даже не в дороговизне такой начинки, которая поднимет и без того высокую цену мусоровоза (почти 3,5 млн руб­лей). В дорожных и управляющих компаниях попросту нет работников, готовых обслуживать столь «умную» технику. Тем не менее, КОРМЗ отозвался на новые экологические веяния времени и выпустил первый образец мусоровоза, который работает на метане, а не на привычном дизельном топливе.

Ориентировочные мощности по выпуску мусоровоза — примерно 40 машин в месяц, но конечное число всегда зависит от имеющихся заказов. Борис Масалитин не сомневается в заинтересованности муниципалитетов в усовершенствованных мусоровозах.

Интересно, что пищу для своих идей генеральный директор КОРМЗ черпает в трудах Петра Столыпина, дореволюционного премьер-министра, чья деятельность привела к подъему промышленности и росту российской экономики накануне Первой мировой войны. «Знаете, я люблю его перечитывать. Петр Аркадьевич первым понял, что нельзя, образно говоря, английский сюртук надевать, нам нужна своя одежда. К сожалению, многое, что он хотел сделать, не получилось, но мы должны проанализировать и понять, почему так произошло. И избежать повторения ошибок. Вот тогда запустится то развитие, которое всем нам необходимо», — уверен Александр Сляднев.

У партнеров

    Реклама