Приобрести месячную подписку всего за 350 рублей
Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!

Извлечь пользу

2015

Реальная база для строительства в городах Сибири комплексной системы сбора, сортировки, переработки и утилизации мусора — твердых коммунальных отходов (ТКО) — появится не раньше, чем через два–три года

Анонсированное в конце 2014 года строительство под Новосибирском двух мусороперерабатывающих предприятий откладывается на неопределенный срок. Двукратное удорожание проекта из-за колебания курса валют охладило пыл инвестора — ООО «Экология-Новосибирск», «дочки» московской «Компании «Экология». Как рассказывал в декабре прошлого года на инвестсовете при губернаторе Новосибирской области генеральный директор компании «Экология-Новосибирск» Иван Морозов, общий объем инвестиций в строительство заводов суммарной мощностью 600 тыс. тонн в год с полигонами для хранения не подлежащих сортировке и вторичному использованию отходов должен был составить 3,5 млрд руб­лей. Из этой суммы 1 млрд руб­лей — собственные средства, 870 млн руб­лей — заемные, 1,8 млрд руб­лей — лизинговые. Под мусороперерабатывающие комплексы выделены участки в селах Верх-Тула и Раздольное, всего в нескольких километрах от мегаполиса. По уверению Ивана Морозова, проекты заводов разработаны на основе морфологического анализа отходов, характерных именно для Новосибирска, и предполагают максимальный процент извлечения полезных фракций из различных потоков отходов. Со своей стороны региональная власть пообещала инвестору обязать операторов ТКО «пропускать мусор только через два этих перерабатывающих завода». Ввод в эксплуатацию полигона «Раздольное» (80 гектаров) был запланирован на III квартал 2016 года, полигона «Верх-Тула» (40 гектаров) — на II квартал 2017 года.

Ситуация с реализацией проекта компанией «Экология-Новосибирск» типична для рынка мусоропереработки страны. Несмотря на вполне удачный мировой опыт промышленной сортировки и переработки ТКО, в России, и в Сибири в частности, такие проекты единичны. И экономически успешными их не назовешь. Все просто: низкие тарифы на услуги ЖКХ не побуждают бизнес вкладывать сотни миллионов руб­лей в создание мусоросортировочных мощностей, тем более в условиях отсутствия в стране «длинных» денег.

Впрочем, позитивные перемены не за горами. И связаны они с масштабными изменениями федерального законодательства, которые вступают в силу с января 2016 года.

Простая арифметика

«Ничего удивительного в том, что «Экология-Новосибирск» отказалась от строительства мусороперерабатывающих заводов на рынке для этого нет экономических условий. Но федеральное законодательство меняется, и есть надежда, что в среднесрочной перспективе на ТКО реально можно будет заработать. Пока же предпринимательскую активность сдерживают тарифы на переработку (сортировку) отходов. Все думают, что мусор — это большие деньги, черный рынок. Но это вовсе не так, рентабельность там ниже, чем средняя по экономике», — объясняет генеральный директор группы компаний «Квант» Тимофей Федоров. Тариф на переработку мусора в Новосибирске сегодня составляет 94 руб­ля за кубометр, стоимость приема отходов на полигоне — 38 руб­лей. По оценке бизнеса, тарифы на переработку должны быть минимум вдвое выше. Только в этом случае можно рассчитывать на миллиардных вложений в промышленную сортировку ТКО.

Рентабельность на рынке ТКО ниже средней в регионе, уверяет Тимофей Федоров 011_expert-sibir_47-49.jpg
Рентабельность на рынке ТКО ниже средней в регионе, уверяет Тимофей Федоров

«Арифметика очень проста. По итогам 2014 года общий объем ТКО и допущенных к совместному складированию с ними иных отходов производства и потребления в Новосибирске составил 700–750 тысяч тонн или 3,5 миллиона кубометров. Тариф на вывоз бытовых отходов составляет 200 руб­лей (включая тариф на захоронение). Умножаем количество отходов на тариф и получаем цифру общего объема рынка ТКО в Новосибирске — порядка 700 миллионов руб­лей в год. И как при таких условиях окупить инвестиции в 3,5 миллиарда руб­лей? При существующих тарифах — это нереально», — заключает Тимофей Федоров.

Именно низкий тариф стал причиной финансовых проблем у единственного на сегодня сортировочного предприятия в городе — «Новосибирского мусороперерабатывающего завода № 2» (НМПЗ № 2), запущенного в Кировском районе в октябре 2006 года. Тогда инвестиции в предприятие, специализирующееся на отборе вторичного сырья (картона, стекла, полиэтилена, металлов, пластмассы), возврате его в хозяйственный оборот и глубоком прессовании (сокращает объем ТКО до семи раз), составили 300 млн руб­лей. Проектная мощность — 400 тыс. кубометров в год. Но к этим цифрам завод даже близко не подходил. Перевозчиков никто не обязал везти отходы на НМПЗ № 2, и они предпочитали экономить, выгружая мусор на полигонах. Как результат, предприятие неоднократно останавливало производство, а в 2012 году, накопив 13 млн руб­лей задолженности по налогам, начало процедуру банкротства. Позднее задолженность была погашена, но на проектную мощность НМПЗ № 2 так и не вышел.

«Я вспоминаю время, когда был открыт мусороперерабатывающий завод № 2, построенный на деньги строительной компании «Энергомонтаж». Помню, с какой помпой, по-хорошему эту говорю, он открылся, все этому были рады, думали: ну вот, наконец-то в городе появилась цивилизованная мусоропереработка. И мне на заводе тогда все очень понравилось. Но потом вступила в права экономика. К сожалению, проблема тарифа является сдерживающим фактором для развития рынка утилизации и переработки ТКО. Не добавляет привлекательности предприятию и то, что построено оно не на полигоне. Это дополнительные логистические затраты на утилизацию «хвостов» — отходов, которые подлежат захоронению», — отмечает председатель комиссии Совета депутатов Новосибирска по городскому хозяйству Игорь Кудин.

Вечная свалка

Однако ТКЭ — это не только экономика, это еще и экология. «Мусороперерабатывающие заводы в Новосибирске нужно было строить еще позавчера. Проблема промышленной сортировки отходов в не то что назрела, она перезрела», — убежден исполнительный директор новосибирской областной Ассоциации предприятий по обращению с отходами «Экология Сибири», директор компании «Утилитсервис» Сергей Зубков. Три из четырех новосибирских полигонов — в Пашино, Академгородке и в районе Хилокского рынка — переполнены. «Хилокский полигон, например, уже давно вышел за границы выделенного под него участка площадью десять гектаров. Сегодня это курган высотой 30 метров, нормативные границы участка полигона находятся на высоте 17 метров над уровнем земли», — подчеркивает Тимофей Федоров. Лишь мощности крупнейшего в городе Гусинобродского полигона (принимает львиную долю объема ТКО города) хватит еще на 20–30 лет.

Сергей Зубков: «На свалках Новосибирска даже мало- мальски не обеспечена экологическая безопасность» 012_expert-sibir_47-49_1.jpg
Сергей Зубков: «На свалках Новосибирска даже мало- мальски не обеспечена экологическая безопасность»

Впрочем, места санкционированного размещения ТКО в Новосибирске являются полигонами лишь по названию. Это не более чем свалки на окраинах города, где не обеспечена экологическая защита от загрязнения почвы, атмосферы, поверхностных и грунтовых вод, не проводятся мероприятия по нераспространению микроорганизмов и грызунов, не предусмотрена защита от возгорания мусора. «То, что на наших свалках с осадками проникает в почву и с грунтовыми водами расходится на большой территории — это реально страшно. Лично я бы не хотел иметь дачу в районе «Раздольного», — замечает Сергей Зубков.

«Классический полигон — котлован, выстланный специальным, не пропускающим жидкость материалом, что необходимо для защиты почвы. Все послойно укладываемые отходы изолируются инертными материалами, что препятствует поступлению кислорода и сводит к нулю риск возгорания мусора — самое страшное на полигоне, — рассказывает Тимофей Федоров. — Но строительство и эксплуатация полигона — это очень дорогое удовольствие. Вложения оцениваются в сотни миллионов руб­лей».

Заработать на отходах

Несмотря на низкие тарифы на сортировку ТКО и еле дышащий НМПЗ № 2, рынок мусоропереработки Новосибирска не просто существует, он еще и вполне конкурентный. Раздельным сбором для последующей переработки ТКО на предприятиях в Новосибирске занимаются сразу несколько специализированных предприятий — «Полимер-Рецикл», «Полимер Рецикл Н», «ПластИндустрия»… Еще в сентябре 2013 года ООО «Тайгер-Сибирь» объявило о внедрении системы раздельного сбора стеклотары, пластика, алюминиевой банки непосредственно у населения. На сегодня во дворах Новосибирска организация установила порядка 600 контейнеров для сбора пригодной для переработки тары. Пусть это еще не как в Европе, когда мусор самими жителями сортируется на пищевые отходы, бумагу, пластик, металл, но все же шаг к формированию экологической ответственности горожан. Ежемесячно фирма собирает около трех тысяч тонн отходов. «Пока, к сожалению, количество людей, сортирующих отходы, значительно меньше, чем в цивилизованных странах, но те, кто все же сортируют, делают это качественно», — делится наблюдениями генеральный директор компании «Тайгер-Сибирь» Кирилл Ритерман. По его словам, 95% собираемых через спецконтейнеры отходов подлежит повторной переработке.

Сибиряки психологически готовы к самостоятельной сортировке мусора, считает Кирилл Ритерман 012_expert-sibir_47-49_2.jpg
Сибиряки психологически готовы к самостоятельной сортировке мусора, считает Кирилл Ритерман

По экспертной оценке участников рынка ТКО, из общего количества собираемого в городе бытового мусора в переработку поступает не более 15%. В период межсезонья этот показатель может упасть до считанных процентов: смерзшийся мусор никто не отогревает. В странах Европейского союза из ТКО извлекают порядка 35% пригодных к переработке материалов, что объясняется практикой самостоятельной сортировки жителями бытовых отходов. По данным Сергея Зубкова, к 2020 году европейцы планируют увеличить число вовлекаемых в переработку отходов до 45%.

Из всего многообразия ТКО техническая возможность по переработке в Новосибирске есть только у стеклотары. В городе работает один из крупнейших за Уралом производителей стеклянной бутылки — завод «Экран». В апреле 2014 года «Экран» открыл на своей территории пункт приема бутылок и банок от населения. Помимо экономической задачи инициатор проекта занимается решением экологической проблемы. «В отличие от бумаги или железа стекло не разлагается в природе. Тысячи тонн бутылок на мусорных полигонах — это экологическая проблема огромной значимости», — объясняет генеральный директор завода «Экран» Павел Бобошик.

По словам Павла Бобошика, ежегодно на новосибирские свалки свозят 300–360 млн штук стеклобутылок или 120 тыс. тонн стекла. Из них на переплавку поступают не более 20%. Это притом, что доля стеклобоя при изготовлении стекломассы, в зависимости от технологии, может достигать 60%, остальные 40% — шихта (смесь исходных материалов — песка, соды, доломита...). Такое соотношение, поскольку температура плавления стеклобоя ниже, продляет срок службы стекловаренной печи, стоимость которой — сотни миллионов руб­лей. А ведь еще 20 лет назад в производство возвращалось 70–75% стеклянных бутылок, во времена же СССР этот показатель был 87%. В странах Евросоюза доля стеклобоя в производстве цветной бутылки сегодня в среднем составляет 66%, а белой — 80%.

«Собирать стеклобой своими силами — не профильное для «Экрана» занятие, но мы хотим участвовать в формировании экологической культуры в Новосибирске и области, а также государственной системы управления отходами производства и потребления, — комментирует журналу «Эксперт-Сибирь» директор по логистике и закупкам завода «Экран» Алексей Погодин. — Но, к сожалению, в настоящее время практика утилизации стеклотары и стеклобоя через приемные пункты у населения пока еще не слишком популярна. Это связано с низкой ценой использованной бутылки и, как следствие, слабой заинтересованностью горожан в возврате тарного стекла». Если в советские годы стоимость пустой стеклобутылки составляла до 50% от стоимости продукта в целом, то сегодня цена стеклянной упаковки не превышает 5–7% в структуре себестоимости продукта, или рубль–полтора. Впрочем, по убеждению Алексея Погодина, «людьми должны двигать не только материальные стимулы».

Ежемесячно пункт приема стеклотары на заводе «Экран» собирает до 300 тонн бутылок и банок из цветного и бесцветного стекла, при потребности завода в пять тысяч тонн стеклобоя.

Относительно высокая степень вовлеченности во вторичную переработку в Новосибирске и у пластика. «Наше оборудование позволяет обработать отходы до необходимой фракции, после чего пригодное для вторичного использования сырье мы поставляем предприятиям-производителям», — рассказывает Кирилл Ритерман. По оценке участников рынка, суммарные мощности новосибирских предприятий занимающихся переработкой отходов с содержанием полиэтилена составляют около 580 тонн в месяц.

«Переработки вторсырья у нас достаточно много. Если дать объявление: «Продам пластик для вторичной переработки», к вам выстроится очередь из маленьких фирм. Они делают из вторсырья ведра, швабры, трубы, пакеты и многое другое. И этот мелкий бизнес сегодня очень хорошо себя чувствует», — отмечает Тимофей Федоров.

Есть в Новосибирске и мощности по переработке алюминиевой банки. Имеющиеся в городе производства позволяют прессовать банки в брикеты, измельчать их, а также делать слитки для последующего проката. Подавляющая часть металла из лома алюминиевых банок возвращается к производителям новых банок.

Ценная макулатура

Отдельного разговора заслуживает рынок сортировки и переработки макулатуры — очень перспективное направление. Только за последний год цена на бумажные отходы выросла в два раза. «Новосибирский рынок макулатуры развит примерно на 25% и имеет приличные перспективы для развития, — говорит директор компании «ЭКОГРАД» Дмитрий Бабенко. — В настоящий момент взяты лишь ресурсы, которые лежат на поверхности: обслуживаются предприятия с большим объемом бумажных отходов (крупные сети, большие ТЦ, рынки и типографии)». По его словам, политика действующих организаций по сбору макулатуры такова, что за маленькими объемами никто не едет, интерес появляется лишь когда вес бумажных изделий превышает 300–500 килограммов. «Только представьте, сколько желающих сдать бумажные отходы получают отказ (население, маленькие магазины, офисы). Остаются варианты: либо везти свои 20–50 килограммов на окраину города в пункт приема макулатуры (затратив больше денег на бензин, чем получив взамен), либо выбросить вместе с обычным мусором. Потом это все свозится на полигоны, где успешно захоранивается. А ведь это огромный потенциальный рынок вторсырья», — восклицает Дмитрий Бабенко.

Стоимость килограмма макулатуры в Новосибирске — от 3 до 7,5 руб­лей.

На свалках сибирских городов хоронится до 80% бытовых отходов, подлежащих переработке, — стекло, пластик, бумага, металл 010_expert-sibir_47-49.jpg
На свалках сибирских городов хоронится до 80% бытовых отходов, подлежащих переработке, — стекло, пластик, бумага, металл

Рост цен на макулатуру уже вызвал большой приток новых предприятий по сбору бумаги. «Не владея опытом и не зная рынок, посчитав на пальцах стопроцентные прибыли, новые предприниматели сталкиваются с тем, что основные поставщики бумаги уже работают с кем-то. Чтобы перетянуть одеяло на себя, новички начинают предлагать продавцам бумажных отходов цену выше, тем самым ломают рынок и стабильную работу устоявшихся предприятий. При правильном же подходе места на рынке хватит всем, главное — правильно развивать рынок и охватывать те места, где макулатура еще не сдается, а выбрасывается», — считает Дмитрий Бабенко. Сейчас на этом рынке в Новосибирске работают около 15 компаний, рентабельность бизнеса — от 15 до 30%.

Но «ЭКОГРАД» и большинство других новосибирских операторов занимаются лишь сбором и обработкой бумажных отходов. Ближайший крупный переработчик макулатуры находится под Барнаулом — компания «Алтайкровля» (мощность — порядка 25 тонн в сутки). Из макулатуры производят картон, рубероид, эковату, туалетную бумагу, одноразовые горшки для рассады, автомобильные коврики и ряд других изделий. Макулатура наиболее высокого класса используется в производстве писчей бумаги, полиграфической и санитарно-гигиенической продукции. Старые книги идут на производство новой книгоиздательской продукции.

Ртуть и батарейки

И, наконец, в Новосибирске есть компании, специализирующиеся на опасных для окружающей среды и человека отходах. Сбором и обезвреживанием ртутьсодержащих отходов занимаются ООО «Сибртуть» и ООО «Экорт». В прошлом году они утилизировали более миллиона ртутьсодержащих ламп и приборов. Кроме этого, отработанные ртутьсодержащие лампы, градусники, элементы питания собирают передвижные пункты сбора отходов «Экомобили». По итогам 2014 года «Экомобили» собрали от населения 3 193 единицы ртутьсодержащих отходов и 5 627 батареек. Всего в 2014 году за счет средств городского бюджета утилизировано около 105 тысяч едениц ртутьсодержащих отходов.

«Все элементы ртутьсодержащих люминесцентных ламп полностью подлежат переработке — стекло, алюминиевый цоколь, люминофор. Например, заводы по переработке люминофора находятся на Кубани, — рассказывает Сергей Зубков. — А вот с батарейками все не так однозначно. В России существует только одно дно предприятие по переработке отслуживших свой срок элементов питания — челябинский «Мегаполисресурс». Но перерабатывать он может далеко не все виды батареек. Например, литий-ионные аккумуляторы. Сегодня они просто собирают в надежде, что технологии челябинского предприятия шагнут дальше».

Законодательный цейтнот

Но описанная система сбора и переработки ТКО в самое ближайшее время претерпит существенную модификацию. Еще 29 декабря 2014 года вступили в силу изменения в федеральный закон «Об отходах производства и потребления». Этим законодательным актом № 458 вводится система экономического стимулирования деятельности по обращению с отходами, ответственность производителя, импортера за утилизацию товаров, потерявших потребительские свойства. В частности, с 2016 года планируется ввести утилизационный сбор (принцип расширенной ответственности производителя за упаковку), что по мысли участников рынка станет хорошей экономической базой для появления новых перерабатывающих мощностей.

Новый закон значительно меняет распределение полномочий органов власти. «Если сегодня все, что происходит, так скажем, «на земле» — организация сбора, вывоза, утилизации и переработки бытовых и промышленных отходов — находится на местном уровне власти, то с 1 января 2016 года у муниципалитета останется лишь участие в организации этой деятельности. А полномочия регио­нальных органов власти значительно расширятся», — комментирует исполнительный директор Кузбасской Ассоциации переработчиков отходов Варвара Михеева.

Также законом предусмотрено создание Регио­нальных операторов по обращению с ТКО для более качественного исполнения процесса переработки образующихся отходов. Выбираемый по конкурсу Регио­нальный оператор должен заключить договоры со всеми участниками рынка ТКО, взяв на себя организацию сбора, транспортировки, обработки, утилизации, обезвреживания и захоронения ТКО на территории субъекта федерации. По сути, на счету этой организации будут аккумулироваться деньги отрасли.

Правда, эксперты сомневаются в том, что описанная федеральным законом № 458 система заработает в срок. Для реализации положений закона в соответствии с утвержденным планом федеральное правительство должно выпустить 30 подзаконных актов, основную часть их — до конца года. Однако большинство из подготовленных ранее проектов нормативно-правовых актов не прошли процедуру оценки регулирующего воздействия. Утверждены только три документа: постановление правительства РФ о лицензировании деятельности по сбору, транспортированию, обработке, утилизации, обезвреживанию и размещению отходов I–IV классов опасности; постановление правительства РФ о порядке взимания экологического сбора; и распоряжение правительства РФ об утверждении перечня товаров, подлежащих утилизации после утраты ими потребительских свойств. Велика вероятность, что власть установит мораторий на экологический сбор до 2019 года.

Да и регио­нальные власти отстают в разработке необходимой документации. В первую очередь, чиновники должны к 1 января 2016 года принять регио­нальную программу в области обращения с отходами. Этот документ должен содержать целевые показатели по обезвреживанию и захоронению отходов, а также мероприятия, стимулирующие строительство объектов для обработки и утилизации ТКО, включая софинансирование строительства этих объектов. Также к Новому году должна быть утверждена территориальная схема обращения с отходами — совокупность текстового, табличного и графического (карты, схемы, чертежи, планы) описания системы организации и осуществления деятельности на территории региона по переработке и утилизации отходов.

«Осталось чуть больше месяца, но никаких нормативных документов нет. Закон предполагает перелицензирование всех участников рынка — это около 400 компаний, но по факту мы этого не видим. А ведь чтобы успеть в срок, Росприроднадзор сейчас должен выдавать по 20 лицензий в день, для этого инспектор должен выехать на каждое предприятие», — говорит Тимофей Федоров.

По мнению экспертов, с наибольшей вероятностью Регио­нальным оператором по обращению с ТКО в Новосибирской области станет АО «Экооператор», созданная в августе 2015 года компания со стопроцентной долей правительства региона. «Как заявил участникам рынка на совещании Евгений Ким (министр ЖКХ и энергетики Новосибирской области. — Ред.), нельзя отдавать всю систему сбора, переработки и утилизации отходов в частные руки. Этим должно заниматься госпредприятие», — делится услышанным Тимофей Федоров.

Вписаться в рынок

Как новый закон скажется на бизнесе, у сибирских участников рынка ТКО нет единого мнения. Кирилл Ритерман из «Тайгер-Сибирь» надеется, что он сыграет на руку действующим игрокам рынка раздельного сбора ТКО: «Ведь в случае создания эффективной системы раздельного сбора отходов потребности в строительстве крупного мусороперерабатывающего завода не будет. Большую часть отходов станут сортировать по местам их образований. Достаточно будет построить мусороперерабатывающий завод среднего объема. Да и экономически для региона реализация сбора и переработки отходов через контейнеры для раздельного сбора значительно выгоднее, чем колоссальные инвестиции в крупный мусороперерабатывающий завод». Впрочем, замечает предприниматель, «если регио­нальный оператор не возьмет нас в систему с возможностью частичной компенсации затрат из бюджета субъекта, то мы будем вынуждены закрыть проект по раздельному сбору отходов. Экономики в нашем проекте пока никакой нет».

В то же время крупный бизнес считает, что новый закон открывает перспективы для появления в городах больших перерабатывающих мощностей. В последние годы в Сибири реализовано несколько таких проектов, но еще больше заявлено к строительству. Самым успешным признан опыт Кузбасса, а точнее — Новокузнецка. Еще в 2008 году здесь заработал мусороперерабатывающий завод «ЭкоЛэнд», на котором внедрены технологии автоматической сортировки отходов, глубокого прессования отходов; на полигоне при заводе реализуются природоохранные мероприятия, включая комплекс очистных сооружений фильтрата. Мощность предприятия 200 тыс. тонн в год, сегодня оно загружено на 70%. «Тариф на переработку ТКО в Новокузнецке вдвое выше, чем в Новосибирске. Но достигнуто это за счет субсидирования затрат бизнеса со стороны властей города и области», — подчеркивает Тимофей Федоров. Впрочем, по мнению участников рынка, новокузнецкий проект далек от окупаемости. Экономика предприятия оставляет желать лучшего.

Открылся в прошлом году мусороперерабатывающий завод и в Красноярске. Инвестор — компания «Экоресурс». Сортировочная мощность предприятия — 800 тыс. кубометров отходов в год. Обсуж­дается возможность строительства подобных мощностей по сортировке и утилизации отходов в Иркутске, Томске, Омске. В ноябре стало известно, что губернатор Томской области предложил японской корпорации JGC разработать для региона проект утилизации ТКО.

Но очевидно одно: в ближайшие годы бизнесу не стоит рассчитывать на существенное изменение тарифа на ТКО. Не время. «Ни одна власть — ни городская, ни областная — никогда не пойдет на радикальное повышение тарифа, какие бы золотые горы ни обещали предприниматели. Даже рост тарифа в полтора–два раза сегодня немыслим, — убежден новосибирский депутат Игорь Кудин. — говорит Игорь Кудин. - В этом году на два рубля увеличен тариф городского пассажирского транспорта на перевозку пассажиров, и мы столкнулись с целым шквалом жалоб от населения. Бизнес может рассчитывать только на «длинные» деньги, которых, впрочем, сегодня на рынке нет и не предвидится».

«Эксперт Сибирь» №47-49 (466)
Подписаться на «Эксперт» в Telegram



    Реклама




    Аквапарк на Сахалине: уникальный, всесезонный, олимпийский

    Уникальный водно-оздоровительный комплекс на Сахалине ждет гостей и управляющую компанию

    Инстаграм как бизнес-инструмент

    Как увеличивать доходы , используя новые технологии

    Армения для малых и средних экспортеров

    С 22 по 24 октября Ассоциация малых и средних экспортеров организует масштабную бизнес-миссию экспортеров из 7 российских регионов в Армению. В программе – прямые В2В переговоры и участие в «Евразийской неделе».

    Российский IT - рынок подошел к триллиону

    И сохраняет огромный потенциал роста. Как его задействовать — решали на самом крупном в России международном IT-форуме MERLION IT Solutions Summit

    Химия - 2018

    Развитие химической промышленности снова в приоритете. Как это отражается на отрасли можно узнать на специализированной выставке с 29.10 - 1.11.18

    Эффективное управление – ключ к рынку для любого предприятия

    Повышение производительности труда может привести к кардинальному снижению себестоимости продукции и позволит российским компаниям успешно осваивать любые рынки


    Реклама