Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!

Легпром завтра

2015
Фото: Михаил Кичанов

Федерация призвала бизнес заняться импортозамещением синтетических тканей, пообещав всестороннюю поддержку. Для одежников же куда актуальнее, чтобы власть не закрыла доступ на российский рынок турецким тканям

Высокий процент износа оборудования, труднодоступность банковских кредитов, сложности входа в торговые сети и доминирование импорта на прилавках магазинов, — таковы реалии, в которых годами существует отечественная легкая промышленность. Санкционная война, девальвация руб­ля и снижение покупательской способности населения проблемы эти только усугубили.

«Обеспечение доступности финансовых ресурсов для предприятий легкой промышленности сдерживают многие факторы. Это и повышенный коэффициент дисконтирования залогового обеспечения, повышенные резервы в среднем на уровне 20% от выдаваемой банками суммы, высокие требования к залогам и короткие сроки кредитов — всего два–три года, что неприемлемо для инвестиционных проектов. В итоге легкая промышленность имеет самые высокие процентные ставки по кредитам среди других отраслей», — констатирует заместитель министра промышленности и торговли РФ Виктор Евтухов.

Впрочем, есть надежда, что в ближайшие месяцы экономика российских предприятий легкой промышленной изменится в лучшую сторону. Во всяком случае, на это нацелилось федеральное правительство. В начале декабря в конгресс-парке московской высотки «Украина» под эгидой Министерством промышленности и торговли РФ прошел II Российский форум «Легкая промышленность», который собрал 700 предпринимателей и экспертов со всей страны. Принял участие в форуме и «Эксперт-Сибирь».

Статусность мероприятию придало участие в его работе главы Минпромторга РФ Дениса Мантурова. На круглых столах бизнес получил возможность обсудить с властью параметры новой стратегии развития легпрома до 2025 года и услышал из уст федеральных чиновников о первоочередных мерах государственной поддержки отрасли. И хотя большинство участников форума представляли крупный бизнес европейской части страны с объемами производства в миллионы единиц продукции, озвученные в Москве проблемы, уверяют эксперты, актуальны для всего отечественного рынка легпрома.

Тотальная зависимость

Для того чтобы понять, куда двигаться дальше, нужно определиться с тем, где находишься сейчас. По данным заместителя генерального директора «Росагролизинг» Натальи Зудиной, с 2009 по 2013 годы российская легкая промышленность демонстрировала исключительно положительную динамику. Если в 2008 году предприятия отрасли произвели 2,61 млрд кв. метров ткани и сшили изделий на 51 млрд руб­лей, то в 2013 году — 4,16 млрд кв. метров и 93,6 млрд руб­лей соответственно (см. график 1). Но в прошлом году рынок легпрома впервые с кризисного 2008-го сократился: производство тканей снизилось на 6,2%, швейных изделий — на 3,1%. Виной тому стал двукратный обвал руб­ля по отношению к ведущим мировым валютам, который тут же ударил по платежеспособности россиян. В отличие от продуктов питания рынок одежды чрезвычайно чувствителен к экономическим кризисам. Мировой опыт показывает, что при падении доходов люди готовы отложить покупку одежды и на полгода, и на год.

В своем выступлении директор Департамента развития внутренней торговли, легкой промышленности и потребительского рынка Минпромторга России Денис Пак отнес Россию к странам с сырьевой экономикой, для которых характерен импорт до 70–90% текстильной продукции. «Легкая промышленность в России занимает 0,9% от ВВП, что составляет 2,4% от объема промышленного производства или 3,6% от общего объема обрабатывающих производств. Из-за высокой доли импорта товаров легпрома страна ежегодно теряет около 1,1% от своего ВВП. При этом Россия практически не экспортирует продукцию легкой промышленности», — подчеркнул Денис Пак. Добавленную стоимость в рознице на товары легпрома Минпромторг РФ оценивается в 1,6% от ВВП.

Наталья Зудина приводит следующие цифры зависимости отрасли от иностранных производителей одежды. Доля импорта хлопчатобумажных тканей в ресурсах рынка составляет около 15%, шерстяных тканей — близка к 60%, шелковых тканей — к 95%. Импорт швейных изделий на отечественном рынке устойчиво держится на уровне 82–84%, а обуви — достигает 85–88% (при этом 3/4 зарубежных изделий поставляются из Китая).

«Сегодня наша страна, которая когда-то была основным поставщиком меха за рубеж, не менее 80% сырья покупает за границей. Поголовье норок у нас всего два миллиона, в то время как в Китае — 15 миллионов, а в Дании — восемь миллионов. Эту ситуацию нужно исправлять», — убежден президент Российского союза предпринимателей текстильной и легкой промышленности Андрей Разбродин. По его словам, сейчас в легкой промышленности наблюдаются все признаки мирового кризиса перепроизводства, когда потребление отстает от производственных мощностей предприятий. А это значит, ужесточается конкуренция за рынки сбыта.

Андрей Разбродин: «На нашем рынке — постельные принадлежности — падение импорта составило 40%, при этом покупатель- ский спрос сократился лишь на 25%. Отлично! У таких компаний, как моя, появилась возможность перераспределять спрос и занять освободившуюся рыночную нишу» 021_expert-sibir_01-03.jpg
Андрей Разбродин: «На нашем рынке — постельные принадлежности — падение импорта составило 40%, при этом покупатель- ский спрос сократился лишь на 25%. Отлично! У таких компаний, как моя, появилась возможность перераспределять спрос и занять освободившуюся рыночную нишу»

Негативная ситуация усугубляется высокой степенью износа оборудования на отечественных предприятиях легпрома при отсутствии в стране технической базы для собственного производства станков и агрегатов. Доля оборудования со сроком эксплуатации до 10 лет в отрасли составляет 37%; от 11 до 20 лет — 24%; более 20 лет — 39%.

«В настоящее время большинство предприятий российского машиностроения, поставляющих легпрому оборудование, комплектующие и запасные части, прекратили свою производственную деятельность. Мы смогли найти на рынке лишь несколько небольших предприятий (ИПФ «ТексИнж», ТК «ЮТЭКС», «Ивтекмаш», «УралСервис»), которые производят отдельные узлы и агрегаты. Мы видим, что объемы выпуска продукции неуклонно сокращаются, а уровень качества отечественных изделий не соответствует импортным аналогам ни по производительности, ни по надежности, ни по энергоемкости. Как результат, российские швейные предприятия вынуждены покупать современное оборудование за границей», — сетует Наталья Зудина. Долю импортного оборудования на отечественном рынке легпрома «Росагролизинг» оценивает в 95%.

Что делать?

Самой животрепещущей проблемой российского легпрома участники рынка называют нехватку оборотных средств. «На нашем рынке — постельные принадлежности — падение импорта составило 40%, при этом покупательский спрос сократился лишь на 25%. Отлично! У таких компаний, как моя, появилась возможность перераспределять спрос и занять освободившуюся рыночную нишу, — рассказывает Андрей Разбродин. — Но в реальности мы не смогли воспользоваться благоприятной рыночной конъюнктурой. По большому счету, мы выиграли лишь в том, что частично реструктурировали ассортимент, получив возможность продавать в сетях более дорогую продукцию, чего раньше не было. Но вот из-за того, что не смогли договориться с банками о снижении кредитного портфеля, наша компания недо­считались в заказах 200 миллионов руб­лей». Андрей Разбродин порекомендовал Минпромторгу обратить внимание на возможность снижения кредитных портфелей предприятий за счет субсидирования процентных ставок. Также, по его мнению, чиновники должны сократить размер страховых взносов, что остановит практику выплат «серых» зарплат.

Не скупились на предложения Минпромторгу по облегчению участи предприятий легпрома и другие участники форума. Генеральный директор холдинга «Группа Мегаполис» Константин Кузин посетовал на сложившуюся в стране прак­тику отсрочки платежей за поставленный товар, которая в торговых сетях нередко достигает 180 дней (притом, что средняя отсрочка на рынке одежды и текстиля — 100 дней). Без решения этой проблемы экономика предприятий не имеет перспектив устойчивого роста, считает предприниматель, да и в условиях постоянной нехватки средств трудно ожидать конкурентной цены на товар.

Также Константин Кузин выступил за обнуление таможенных пошлин как при пересечении российской границы, так и пограничных застав стран ЕЭС. «Мы не боимся конкуренции с европейскими производителями: с точки зрения цены и качества мы вполне конкурентоспособны. Но предлагаемая мною мера откроет для наших предприятий экспортный канал в Европу. Из-за 10-процентной ограничительной пошлины только в этом году мы потеряли контракты с европейскими заказчиками на сумму в 15 миллионов евро. А все потому, что у Индии и Пакистана нулевая пошлина», — с грустью заметил глава «Группы Мегаполис».

Президент Российского союза производителей одежды Светлана Беляева в числе слабых мест российских производителей одежды называет неэффективную логистику и слабую сырьевую базу. «В стране нет оптового сырьевого звена. Анализ показывает, что с учетом налоговой нагрузки затраты наших предприятий от 40 до 80% превышают средние затраты в Китае. Без формирования в стране сырьевой базы мы не сможем вырваться вперед».

Светлана Беляева: «В стране нет оптового сырьевого звена. Анализ показывает, что с учетом налоговой нагрузки затраты наших предприятий от 40 до 80% превышают средние затраты в Китае. Без формирования в стране сырьевой базы мы не сможем вырваться вперед» 023_expert-sibir_01-03.jpg
Светлана Беляева: «В стране нет оптового сырьевого звена. Анализ показывает, что с учетом налоговой нагрузки затраты наших предприятий от 40 до 80% превышают средние затраты в Китае. Без формирования в стране сырьевой базы мы не сможем вырваться вперед»

По статистике Россия производит около 90 процентов потребляемых тканей из натуральных волокон, но лишь 20 процентов — синтетических материалов. Чрезвычайно остра сырьевая проблема и для российских обувщиков. В стране категорически не хватает качественного кожаного сырья, особенно для производства дорогой женской обуви.

Прозвучали на форуме предложения и по снижению НДС до 10% на всю продукцию текстильной, швейной и обувной промышленности; о запрете компаниям с госучастиям закупать импортные изделия легпрома при условии наличия отечественных аналогов; борьбе с контрафактом. Только за девять месяцев 2015 года таможенники выявили 14,2 млн единиц контрафактной продукции — почти на 50% больше, чем в 2013 и 2014 годах. В основном контрафактные товары легкой промышленности поступают в страну из Китая, Польши, Республики Бангладеш, Турции.

Напомнили промышленники и о подзабытом призыве экс-президента страны Дмитрия Медведева «не кошмарить бизнес». «По моему глубокому убеждению, проблему штрафов и поборов со стороны проверяющих органов можно решить только эволюционным путем. Уже сейчас происходят кардинальные изменения с точки зрения привлечения чиновников самого разного ранга к уголовной ответственности, чего в таких масштабах в стране уже давно не было», — постарался успокоить предпринимателей Виктор Евтухов.

Но, пожалуй, самое радикальное предложение поступило от директора «Брянского камвольного комбината» Евгения Томака. «За последние 25 лет в стране созданы совершенно новые каналы продаж, построены современные торговые центры. Но в основном там представлены зарубежные бренды. Теоретически мы тоже туда можем войти, а практически — никаких шансов. Мы же считаем, что 30 процентов товаров в магазинах на территории страны должны быть отечественного производства, — заявил промышленник. — Считаю, что на локализацию производств нужно отвести три года, как это сделано в автопроме. И тогда, ZARA, кто угодно, строй в России фабрику и шей или договаривайся с российскими производителями. Потому что нам здесь нужны рабочие места, здесь нужны технологии. Без этого перспектив особых у отрасли не будет».

Но если в Минпромторге к предложению Томака отнеслись в целом сочувственно («хорошее предложение, можно пообсуждать»), то в отрасли далеко не все согласны с такого рода протекционизмом. «Подобные запреты могут лишь породить «серый импорт». Должна быть честная конкуренция. Пусть покупатель голосует рублем», — считает заместитель генерального директора по маркетингу новосибирской компании «Синар» Людмила Овсянникова. «Категорически против любых ограничений, — в свою очередь комментирует инициативу коллеги директор другой новосибирской швейной компании BIZZARRO Валерий Зеленов. — Да и что считать отечественным товаром? Большинство «отечественных» марок отшиваются в азиатских странах. И даже, как в нашем случае, если изделия шьются в России, то все равно все материалы и даже лекала из Европы. То есть, минимум на 80% мы импортные».

Бюджетная мера

Но у Минпромторга свое видение решения проблем отрасли. Предложения властей носят как стратегический (на 10 лет вперед), так и тактический (на 2016 год) характер.

Сначала о первоочередных мерах.

«На следующий год мы подготовили определенный пакет мер поддержки легкой промышленности, направили это в правительство и рассчитываем на то, что, по крайней мере, какие-то из направлений будут поддержаны. В первую очередь, это наделение функциями специального кредитного учреждения по кредитованию сектора легкой промышленности Россельхозбанка с докапитализацией на сумму пять миллиардов руб­лей», — заявил федеральный министр Денис Мантуров. Ожидается, что только эта мера позволит выдать предприятиям легпрома кредиты на 15 млрд руб­лей.

 022_expert-sibir_01-03.jpg Фото: Михаил Кичанов
Фото: Михаил Кичанов

Также Минпромторг России проработал вопрос о включении предприятий легпрома, не подпадающих под критерии отнесения к субъектам малого и среднего бизнеса, в число получателей гарантийной поддержки корпорации МСП, дочернего предприятия «Внешэкономбанка» по отдельным решениям правительства. «Соответствующий законопроект Минпромторгом согласован уже и внесен в правительство», — подчеркнул министр.

Третья инициатива министерства — организация в 2016 году системы федерального лизинга оборудования для производителей легпрома на базе ОАО «Росагролизинг» по аналогии с действующей программой для сельхозпроизводителей. Для этого необходимо докапитализировать ОАО «Росагролизинг» на 2 млрд руб­лей. «Мы полагаем, что наша совместная работа позволит обновить производственные фонды предприятий легкой промышленности за счет поставки современного высокотехнологичного оборудования на льготных условиях, — говорит Наталья Зудина. — Но нам необходимо думать и о трансферте зарубежных технологий в отечественное производство оборудования для легкой промышленности. А в перспективе и вовсе отказываться от покупки оборудования за рубежом и производить его самостоятельно на территории страны». По ее словам, инвестиции в предприятия легкой промышленности «имеют относительно долгие сроки окупаемости»: «Но они значительно меньше, чем в аграрном секторе. Инвест­проекты на полтора–два миллиона руб­лей окупаются за два–три года, более крупные проекты — за пять–семь лет. При этом сроки полезного использования большинства оборудования в легкой промышленности составляют 10–15 лет».

Кроме того, власти пообещали пролонгирировать на 2016 год программу субсидирования кредитов, выданных на пополнение оборотного капитала, принятую в текущем году. Этой программой в 2015 году воспользовались 34 предприятия, объем субсидий превысил 420 млн руб­лей. «Эта новая мера, и она оказалась крайне востребованной и своевременной в текущих экономических условиях, — говорит Виктор Евтухов. — Для того чтобы переломить ситуацию в легкой промышленности, необходима всесторонняя поддержка отрасли: это и монетарные меры, и государственное таможенное регулирование, и регулирование в сфере государственных закупок, и многое другое. Значительная часть этих мер уже успешно реализуется. Тем не менее, Минпромторг оперативно реагирует на потребности отрасли с целью сохранить и укрепить действующую инфраструктуру взаимодействия между всеми участниками товаропроводящей цепи — производителями, оптовиками и розницей».

Искусственный хлопок

Теперь о планах долгосрочных.

Стратегия развития легкой промышленности до 2025 предполагает создание устойчиво растущей отрасли, интегрированной в мировую систему разделения труда и использующей естественные конкурентные преимущества страны. Приоритет в Стратегии Минпромторг отдает развитию отечественного рынка высокотехнологичных синтетических материалов. В этом сегменте легкой промышленности Россия сильно отстает от ведущих стран мира.

Как отметил на форуме Денис Пак, самыми быстрорастущими видами материалов для легкой промышленности в мире в последние годы являются поли­эфир и вискоза, потребление которых ежегодно увеличивается на 5–7%. В то же время спрос на натуральные материалы, такие как лен и шерсть, снижается. Стагнирует последние десять лет и мировое потребление хлопка. Причина — в росте цен на сырье и замещении хлопка синтетическими волокнами. «Исторически российская легкая промышленность сфокусирована на натуральном сырье — хлопке, шерсти и льне, а значительная доля синтетических материалов — импортируется. Но если потенциал для развития в технологических цепочках натуральных материалов ограничен и почти исчерпан, то развитие цепочки синтетических материалов даст наибольший эффект для отрасли в России», — убежден Пак.

По ожиданиям Минпромторга РФ, если оценка потенциального вклада в ВВП хлопка за ближайшие 10 лет составит 0,06% (до 0,15%), льна — 0,01% (до 0,02%) и столько же шерсти, то синтетические и искусственные ткани покажут рост 0,18% (до 0,21%). «Всего же мы рассчитываем по итогам реализации стратегии увеличить вклад отрасли в ВВП с одного до полутора процентов», — заявил Денис Пак

На расширение доли синтетики на отечественном рынке легпрома Минпромторг РФ вдохновляют примеры других нефтедобывающих стран с развитой нефтехимией и богатой сырьевой базой, которые сделали ставку на искусственные волокна и нити еще в конце девяностых. Объем экспорта этих текстильных материалов из ОАЭ сегодня превышает 1,3 млрд долларов.

В сфере синтетических и искусственных волокон (с ориентацией на экспорт) стратегия Минпромторга РФ предполагает господдержку создания в стране двух–трех крупных производителей полиэфирных волокон непрерывным способом интегрированных с химическими компаниями и столько же фабрик по изготовлению вискозы. В сфере текстильных материалов усилия власти будут направлены на создание условий для переориентации массового производства на синтетические материалы. Власти готовы поддержать «создание эко-системы предприятий технического текстиля в рамках одного-двух кластеров или индустриальных парков», а также экспорт синтетических и искусственных текстильных материалов. В сфере готовой продукции чиновники намерены создать благоприятные условия для локализации производства одежды, обуви и текстиля. Ожидается и появление в стране обувного кластера с полной технологической цепочкой. И, наконец, Минпромторг РФ поддержит создание и развитие российских брендов одежды и обуви.

Ожидается, что до 2025 года отрасль сможет привлечь порядка 625 млрд руб­лей инвестиций и создаст 250 тыс. новых рабочих мест. Основные средства планируется потратить на текстильное производство (см. график 2).

Для реализации стратегии у страны есть отличная база, уверены в Минпромторге РФ. Во-первых, как один из крупнейших игроков на мировом нефтяном рынке Россия обладает развитой нефтехимией и собственным сырьем. Во-вторых, под боком находится огромный европейский рынок сбыта. В-третьих, низкая стоимость руб­ля (а значит, дешевая рабочая сила) открывает перспективы для укрепления позиций российских компаний на мировом рынке. В то же время Минпромторг РФ отдает себе отчет в том, что в долгосрочной перспективе России сложно будет конкурировать по стоимости труда со странами Азии.

Поддерживая предложения власти, эксперты видят немалые сложности в их реализации, ведь конкуренция в производстве тканей и одежды — одна из самых высоких. Только один Китай занимает 46 процентов мирового рынка производства волокон. «На мировом рынке синтетических материалов наблюдается постепенный перенос мощностей в развивающиеся страны с дешевой рабочей силой, — говорит директор практики «Нефть, газ, химия» Strategy Partners Group Владимир Батхин. — А динамика этого такова. За последние 10 лет производство поли­эфирных волокон сократилось на 22%, в Европе — на 34%, в Японии — на 33%, в то же время в Китае оно выросло на 200%. Теперь по производству полиамида. В США — минус 50%, в Европе — минус 41%, в Японии — минус 2%, в Китае — плюс 170%».

Владимир Батхин: «Никаких суперусловий по стоимости сырья производители российских синтетических нитей сегодня не имеют» 025_expert-sibir_01-03.jpg
Владимир Батхин: «Никаких суперусловий по стоимости сырья производители российских синтетических нитей сегодня не имеют»

Соглашаясь с Минпромторгом в оценке потенциального роста в России производства искусственных волокон и нитей, Владимир Батхин замечает, что «одной лишь скидки на ФОТ из-за девальвации руб­ля и наличия мощного топливно-энергетического ресурса недостаточно для устойчивого развития производства синтетических тканей в тех условиях стоимости капитала и при том рынке спроса на конечную продукцию, которые мы сегодня видим».

«Никаких суперусловий по стоимости сырья производители российских синтетических нитей сегодня не имеют. Есть только один успешный пример — это «КуйбышевАзот», который делает техническую нить на основе собственного производства капролактама. Но ведь бензол они покупают на открытом рынке, — замечает Владимир Батхин. — Есть на­дежда, что ограничение рынка на использование ПЭТ-бутылки может привести к переориентации отдельных предприятий на изготовление полиэфирных волокон. Это открыло бы перед российскими предприятиями, имеющими собственную сырьевую базу, возможность работать на крайне конкурентном рынке синтетических волокон».

Однако для успешной конкуренции за рынок одного лишь запуска производств по изготовлению синтетических волокон и тканей недостаточно, отмечает Владимир Батхин. «При существующей в стране стоимости капитала, даже с учетом всех льгот, производственные проекты должны иметь высокую норму рентабельности, и обладать очень высокой загрузкой с первого дня, иначе вложений не окупить. К тому же 90% полиэфирного волокна и штапеля приходит в Россию в виде готовых тканей. А значит, одновременно с производством нитей у нас должны появиться текстильные мощности, продукция которых будет ориентирована в том числе на экспорт», — подчеркивает эксперт.

Впрочем, участники форума обратили внимание властей и на развитие натуральных тканей. Более того, некоторые эксперты считают, что их место на рынке будет увеличиваться. «Мы знаем, что американцы в 10 раз увеличили посевы льна. Конечно, это неспроста, наступает новая эпоха в легкой промышленности. Если сейчас из килограмма льна производится 40 километров нити, то в Древнем Египте делали 240 километров. Тогда изо льна делали одежду для знати. Вот где инновации! Просто мы до этого еще не доросли. Лен — эта культура будущего», — убеждена Светлана Беляева.

Удобство и комфорт

То, что федеральные власти озаботились решением сырьевой проблемы на рынке легпрома — очень хорошо, считает Валерий Зеленов, но то, как это происходит сейчас, вызывает вопросы: «Одна из главных проблем на нынешний день — это то, что правительство ставит в один ряд производство тканей с производством одежды. Если отечественная одежда имеет хоть какую-то долю на рынке, то доля отечественных тканей близка к нулю. Их просто нет. И на поднятие этой отрасли понадобятся годы и миллиарды долларов. Преградительные же барьеры для тканей наносят огромный вред для легкой промышленности. Отечественные ткани не появятся в одночасье, а импортное сырье, которое и так подорожало из-за курса руб­ля, дорожает еще и из-за необходимости обходить «защитные» барьеры». По словам главы BIZZARRO, снижение конкуренции из-за падения руб­ля никак не помогло рынку легкой промышленности. «Растут объемы только у предприятий, имеющих государственные заказы. Там произошла переориентация на отечественных производителей», — замечает Валерий Зеленов.

Не видят сибирские производители и альтернативы турецким тканям, которые из-за новых геополитических обстоятельств могут уйти с российского рынка. «Турки производят отличные хлопкосодержащие ткани, они комфортны, имеют хорошие потребительские свойства. Турецкие плащевые ткани, которые мы используем в своем производстве, имеют оптимальное соотношение цена–качество. У тканей для женских платьев, костюмов, брюк очень выигрышный дизайн, — говорит Людмила Овсянникова. — Китай в качестве альтернативы рассматривать сложно, так как китайские производители запрашивают очень большие объемы заказов относительно турецких и европейских производителей. Тканей же российского производства, которые бы подходили под наши нужды, просто не существует».

Представленное на форуме исследование московского холдинга «Ромир» вселяет надежду на то, что у российского легпрома есть будущее. Во всяком случае, россияне подсознательно готовы к отечественным изделиям.

 «Ромир» оценил значимость для россиян при покупке одежды тех или иных характеристик качества. Оказалось, что наиболее важными критериями являются хорошая посадка по фигуре, удобство и комфорт в носке, а также качество пошива. В средние критерии вошли: прак­тичность и функцио­нальность одежды, ее прочность и износостойкость. В списке неимение значимых требований: качество ткани, фасон и дизайн одежды, высокое качество фурнитуры.

«Мы видим, что по ряду базовых характеристик, которые находятся в группу средней степени важности, российская одежда существенно превышает импортную. По практичности — превалирование российской одежды; по функцио­нальности — российская одежда также превосходит импортную. Аналогичная ситуация с прочностью и износостойкостью. Да, по фасону и дизайну — более чем вдвое импорт предпочтительнее российского, но эти параметры стоят в хвосте», — заключила руководитель департамента по работе с клиентами холдинга «Ромир» Ольга Горелова.

«Эксперт Сибирь» №1-3 (468)
Подписаться на «Эксперт» в Telegram



    Реклама




    Лидеры ИТ-отрасли вновь собрались в России

    MERLION IT Solutions Summit собрал около 1500 участников (топ-менеджеров глобальных ИТ-корпораций и российских системных интеграторов)

    Химия - 2018

    Развитие химической промышленности снова в приоритете. Как это отражается на отрасли можно узнать на специализированной выставке с 29.10 - 1.11.18

    Опасные игры с ценами

    К чему приводят закупки, ориентированные на максимально низкие цены

    В октябре АЦ Эксперт представит сразу два рейтинга российских вузов

    Аналитический центр «Эксперт» в октябре представит сразу два рейтинга российских вузов — изобретательской и предпринимательской активности.

    Эффективное управление – ключ к рынку для любого предприятия

    Повышение производительности труда может привести к кардинальному снижению себестоимости продукции и позволит российским компаниям успешно осваивать любые рынки


    Реклама