Город большого ума

Наука и технологии
Москва, 16.05.2016
«Эксперт Сибирь» №20-21 (475)
Власти Новосибирска больше не хотят управлять городом по-старому, заявив о необходимости внедрения «умных» технологий в муниципальное хозяйство. Правда, сначала нужно выстроить понятные и взаимовыгодные отношения с бизнесом

Михаил Кичанов

Для того чтобы понять, какие именно инновации нужны Новосибирску, в этом году мэрия впервые провела специализированный форум «Городские технологии», собрав в одном месте «умные» предложения как местных разработчиков — резидентов «Технопарка новосибирского Академгородка», ученых СО РАН, инновационных компаний из соседних сибирских регионов, так и федеральных и мировых игроков — «Яндекс», Microsoft, IBM. Свои разработки на форуме представили порядка 120 компаний.

«Форум «Городские технологии» — это мозговая атака на проблемы, с которыми мы ежедневно сталкиваемся в быту, на улице, во дворе, в транспорте, — объяснил мэр Новосибирска Анатолий Локоть задачи нового для города мероприятия, которому предстоит стать ежегодным. Что это за проблемы, мэр тоже пояснил: «Когда мы выходим во двор — с кем мы сталкиваемся? Мы видим дворника, который представляет одну из нацио­нальностей дружеских соседних респуб­лик. Для борьбы с мусором, грязью, снегом он прибегает к помощи примитивных орудий ручного труда. Конечно, это не XXI век, конечно, это не лицо «умного» города Новосибирска. А ведь сегодняшние технологии позволяют эффективно решать эти проблемы». Для достижения своей цели новосибирская мэрия, кажется, не прочь идти собственным, уникальным путем. На форуме интерес для чиновников представляли не только хорошо зарекомендовавшие себя технологии, но и разработки стартапов, внедрение которых — дело некоего будущего. Локоть готов дать зеленый свет и тем, и другим.

Сбор и анализ

Как показал форум «Городские технологии», мир уже далеко ушел вперед по пути внедрения «умных» информационных систем в городское хозяйство. Так или иначе, в эту работу включены крупнейшие транснацио­нальные разработчики программного обеспечения, поставляющие свои технологии богатым и «продвинутым» муниципалитетам по всему миру.

«Сегодня мы видим шесть основных технологических трендов — облака, мобильность, «Интернет вещей», большие данные и аналитика, социальные коммуникации и кибербезопасность, — перечисляет директор по работе с регио­нальными органами государственной власти РФ компании «Майкрософт Рус» Александр Чернышев. — Эти тренды открывают новые возможности для использования информационных систем. Облачные технологии позволяют каждому из нас уйти из офиса, понимая, что весь объем необходимой информации теперь доступен в любой точке земного шара. Мы стоим на пороге огромного использования Интернета уже не только как пользователи, наряду с нами пользователями глобальной сети становятся устройства, которые взаимодействуют друг с другом, людьми, информационными системами. Это «Интернет вещей». Дата-центры, которые аккумулируют данные по всему миру, позволяют строить модели обработки информации по принципу предсказания, аналитики и элементов искусственного интеллекта».

Основные сферы приложения информационных технологий «умного города» — образование (управление школами, образовательная аналитика), безо­пасность (системы наблюдения, управление в чрезвычайных ситуациях), здравоохранение (дистанционная диагностика, управление социальными льготами), государственное администрирование (управление финансами, документами, пособиями), системы устойчивого развития (управление транспортом, энерго- и водоснабжение, городская инфраструктура).

«Меня часто спрашивают: сколько стоит город будущего? С точки зрения парадигмы, которую выстраивает наша компания на уровне программно-технических решений, город будущего — это конструктор LEGO, — рассказывает Александр Чернышев. — Мы предлагаем городу использовать наш инструмент таким образом, чтобы реализуемые муниципалитетом концепции и конкретные решения были экономически эффективными, чтобы городское пространство было комфортным для проживания граж­дан». По его словам, облачные технологии Microsoft позволили библиотеке им. Маяковского в Санкт-Петербурге в сто раз снизить расходы на создание инфраструктуры, а технологии анализа данных и «Интернета вещей» — на пять процентов уменьшить расход горючего и на семь процентов повысить удовлетворенность пассажиров автобусной компании Хельсинки.

Не менее впечатляющие результаты города мира достигли, используя технологии другой американской компании — IBM. Благодаря «умным» технологиям время реагирования оперативных служб в Мадриде сократилось на 25%, в Рио-де-Жанейро — на 30%; затраты на содержание зданий системы образования в Портленде снизились на 15% с возвратом инвестиций в 300%, применения предиктивной аналитики позволило сократить преступность в Нью-Йорке на 35%, в Ричмонде — на 40%, отметила на форуме руководитель группы продаж IBM в Сибири и на Дальнем Востоке Анастасия Близнюк. «Внедряя «умные» технологии, города становятся безопаснее, экологичнее, быстрее с точки зрения передвижения людей», — заключила эксперт.

В Новосибирской области самым «умным» сегодня может считаться пригород мегаполиса — наукоград Кольцово. По словам мэра Кольцово Николая Красникова, в 2015 году по заказу ГАУ НСО «АРИС» был разработан проект «Интегрированная сервисная информационно-коммуникационная технологическая система «Умный город» на базе Кольцово». Его цель — комплекс технических решений, основанных на подключении к единой технологической платформе основных элементов инфраструктуры города: датчиков, видеокамер и системы электронных услуг. «Это позволит решить ряд вопросов развития городского хозяйства, безопасности горожан, ведения бизнеса и другие», — убежден мэр.

Проект «умный Кольцово» мэрия наукограда намерена развивать постепенно, создавая его отдельные элементы. Первый элемент — «единое окно жителя» — единая точка обращения за услугами различных служб. «Тут и служба ЖКХ, государственные и муниципальные услуги. Сюда можно подключать и коммерческие организации», — пояснил Николай Красников. Еще один элемент — это «интеллектуальный перекресток» — «умный светофор», который позволит менять режим работы светофора в зависимости от загруженности дороги. «Это для нас очень важно, поскольку со сдачей новых участков дороги и открытием путепровода мы получили серьезную нагрузку на наши дороги. Тем более, и Восточный объезд не за горами. Мы готовы на нашей территории это апробировать и затем предоставить систему Новосибирску», — заявил на форуме Красников.

Также в Кольцово планируют внедрять контроль экологической обстановки и элементы «безопасного города», основанные на системах видеонаблюдения. На улицах города установлены 182 камеры, которые контролируют 29 объектов, создана локальная система оповещения, рассказала директор ГАУ НСО «АРИС» Анна Трубачева.

«Почему в качестве пилотного проекта выбрано Кольцово? Все просто, Кольцово можно рассматривать как модельный район большого города, здесь администрация заинтересована во внедрении передовых технологий, ведется централизованное жилищное строительство, понятная структура ЖКХ. К тому же Кольцово — база объединенного кластера информационных и биофармацевтических технологий, есть возможность привлечения федеральной программы развития наукоградов», — подчеркнула Трубачева.

Внедрение умных технологий в Кольцово в течение пяти лет снизит затраты на содержание систем жизнедеятельности города на 20%, уверены в ГАУ НСО «АРИС».

Наряду с мировыми гигантами в борьбу за помощь Новосибирску и его пригородам стать «умными» готовы вступить местные вузы и ИТ-компании («A + S Россия», «Прог­матик», «AT Consulting Восток», «ДатаИст», «НИКСИТ»). На форуме о таких амбициях заявили ректор Сибирский государственный университет геосистем и технологий (СГУГиТ) Александр Карпик и директор центра компетенций НГУ Руслан Пермяков. Первый поделился расчетами вуза, показывающими, что внедрение современных технологий оптимизации дорожного трафика в условиях большого города позволяют каждому водителю экономить порядка пяти часов в неделю, которые он проводит в «пробках». «Мы провели аналитику, составили модель, выяснив, что дает экономия пяти часов в неделю для экономики Новосибирской области. Получилось, что в год экономия составит 35,8 миллиардов руб­лей или 4,4% от ВРП. За эти потерянные часы могло бы быть произведено дополнительного продукта на 1,9 миллиардов руб­лей в месяц», — заключил ректор СГУГиТ.

НГУ же по заказу мэрии Новосибирска работает над разработкой модели эффективного управления уборкой снега с улиц города. «Мы пытаемся на основе данных трех каналов — состояния дорог, прогноза погоды и фактического передвижения техники по участкам города — создать систему, которая позволит убирать снег с городских территорий с минимальными финансовыми и временными затратами. Я надеюсь, что уже через несколько лет горожане начнут возмущаться тем, что вот 15 минут назад снег выпал, а дороги до сих пор не убраны», — улыбается Руслан Пермяков. Стоимость работы трех программистов и двух аналитиков, занятых в этом проекте, он оценил в 700 тыс. руб­лей. «Но данное программное обеспечение не может функционировать без операционной среды, принадлежащей НГУ, в которую в прошлом году были вложены многомиллионные инвестиции», — подчеркнул Пермяков.

Не как у других

Немало поводов для раздумий власть получила и от специалистов в области дорожно-транспортной инфраструктуры. Директор Института химии твердого тела и механохимии СО РАН (ИХТТМ) Николай Ляхов назвал ямы на дорогах «системной болезнью» российских городов в общем и Новосибирска — в частности. И для выздоровления пациент должен принимать уникальные, специально разработанные для него препараты. Притом что в Сибири, как и в других странах мира, порядка 70% дорог с асфальтобетонным покрытием, для этой территории характерны крайне суровые природно-климатические условия. Годовые колебания температур здесь от минус 50 градусов до плюс 40 градусов по Цельсию. Эффективно использовать в Сибири, например, американские технологии, с учетом того, что север США находится на широте Сочи, не получается, хотя дорожники и не оставляют попыток это делать.

«При строительстве дорог встает проб­лема долговечности. Есть ГОСТ, но нельзя одну и ту же технологию одинаково использовать в Москве и в Новосибирске. Мы в разных климатических зонах, у нас совершенно разные условия эксплуатации, мы используем местный материал, который имеет свои особенности. Но самое главное — это разные условия формирования дорожного полотна», — говорит Николай Ляхов.

«Почему так широко применяется асфальт, — продолжает ученый. — Да потому, что здесь мы имеем возможность быстро запускать трассу в эксплуатацию после строительства. Прокатали и поехали! Все остальные технологии автодорожного строительства — бетон, композиционные (двухслойные) и на эмульсионном связующем — требуют не менее двух–трех суток, а то и неделю. Это неудобство. В погоне за простотой и дешевизной зачастую игнорируется срок службы дорожного полотна. Построили, отчитались, а дальше — хоть трава не расти. А в таком деле простота хуже воровства. Как результат, в жару на дороге образуются колеи, а в холод, когда асфальт становится хрупким, — ямы», — сетует ученый. Существующие же на рынке добавки лишь незначительно улучшают характеристики дорожного полотна, но приводят к серьезному удорожанию асфальта.

По-хорошему, по словам Николая Ляхова, автомобильная дорога должна служить 30–40 лет. В европейской полосе страны этот показатель составляет 7–10 лет, в Сибири — всего 3–4 года. «Только не надо думать, что над этой проб­лемой никто не работает. В 2014 году в Москве построен НПЗ, выпускающий специальные полимер-модифицированные битумы. Но объемы производства предприятия крайне невелики для всей страны», — заметил академик.

Виталий Максимов: «Все многолетние программы развития, которые принимает власть, не гарантия того, что они будут выполнены. То, что сегодня приняли, завтра можно передвинуть»

В качестве альтернативы существующим технологиям Николай Ляхов предлагает использовать при строительстве асфальтобетонного покрытия отходы топливно-энергетического комплекса, в первую очередь — золо-шлаковые отходы ТЭЦ. «У зол имеется одно интересное свойство: они содержат пустотелые сферы, благодаря чему компенсируется давление воды, если она там присутствует. Морозостойкость бетонов на такой основе существенно выше морозостойкости обычного бетона», — объясняет ученый. Кроме этого, ИХТТМ отработал технологию получения особого вяжущего состава, пригодного для изготовления качественных строительных материалов для ямочного ремонта. При условии бюджетного финансирования работ Николай Ляхов выразил готовность испытать новую технологию на одной из «убитых» дорог Академгородка.

Другой инновационный способ ямочного ремонта мэрии Новосибирска предложил доцент кафедры автомобильных дорог Иркутского государственного технического университета (ИГТУ) Виктор Алексеенко. «Низкое качество и неправильное использование органических вяжущих материалов — главная беда наших дорог, — говорит ученый. — Решение проблемы мы видим в использовании холодного асфальтобетона на битумно-резиновом вяжущем. Этот метод приводит к улучшению качества дороги и уменьшению ее стоимости в несколько раз». Технология предполагает использование резиновой крошки — изношенные автомобильные шины и камеры, коих в сибирских городах скопилось великое множество. По словам Алексеенко, ноу-хау уже апробировано, более того, в Братске работает промышленная установка, производительностью 15 тонн резинобитумного композита в смену.

Еще одну инновационную технологию ИГТУ предлагает использовать для строительства дорог. «Мы предлагаем использовать модифицирующие добавки не в битуме, а для модификации минерального порошка при его производстве. Это приводит к улучшению теплостойкости асфальтобетона, а это значит, увеличивает стойкость к образованию колеи», — объясняет Виктор Алексеенко.

ИГТУ получил патент на модифицированный полимерами минеральный порошок, разработал технические условия на комплексную добавку для активированного минерального порошка и, наконец, запустил в эксплуатацию технологическую линию по производству активированного порошка производительностью пять тонн в час и модифицированного полимерами порошка — тонна в час. С 2014 года в Иркутской области эксплуатируется участок протяженностью семь километров на федеральной автодороге «Байкал», где верхний слой асфальтобетона изготовлен на модифицированном полимерами порошке.

А проректор по научной и инновационной деятельности СГУГиТ Владимир Середович предложил мэрии при оценке качества дорог использовать технологии лазерного сканирования, научными исследованиями которых университет занимается уже более 10 лет. «Еще в 2003 году мы создали у себя Центр лазерного сканирования. За это время специалисты вуза получили патенты в дорожной отрасли, реализовали сотни проектов. Лазерное сканирование позволяет выполнять любые измерения на объекте с точностью до сантиметра. Можем фиксировать любые отклонения на поверхности дороги, определять, соответствует дорога нормам или нет, — рассказывает Середович. — Проблема в том, что этот метод позволяет измерять все параметры дороги с высокой точностью, и не всем это нравится. К полной прозрачности строительства дорог сегодня не готовы ни строители, ни заказчики». Пока лазерное сканирование широко используется при оценке качества дорог лишь в нескольких российских городах — Казани, Санкт-Петербурге, Москве... Новосибирска в числе «продвинутых» территорий — нет.

Особые отношения

Также с подачи мэрии в рамках форума «Городские технологии» был инициирован круглый стол на тему государственно-частного партнерства при реализации проектов в сфере муниципального хозяйства. Однако ни один чиновник мэрии на эту дискуссию не пришел, впрочем, как и несколько заявленных спикеров от бизнеса. Участникам круглого стола ничего другого не оставалось, как просто «сверить часы» на проблему ГЧП.

По данным Министерства экономического развития Новосибирской области сейчас в регионе реализуется 57 проектов ГЧП (из них 22 проекта — в Новосибирске) общей стоимостью 30,4 млрд руб­лей. Большая часть проектов реализуется в ЖКХ. Однако эксперты ставят под сомнение цифры официальной статистики. Нормативная база ГЧП только формируется. Регламентирующий ГЧП федеральный закон (224-ФЗ) принят Госдумой менее года назад и еще не вступил в полную силу. А значит, чиновники записывают в ГЧП любые проекты с участием бюджетных средств или имущества. Как правило, речь идет о концессиях, когда город на определенных условиях передает бизнесу в управление коммунальные сети или объекты социальной инфраструктуры.

«Актуальность ГЧП возросла из-за того, что в бюджете стало меньше денег. ГЧП нужно ровно для того, чтобы не остановить развитие города в условиях экономического кризиса», — убежден генеральный директор «Новосибирского агентства инвестиционного развития» Сергей Скулкин. По его словам, согласно 224-ФЗ до 1 июля 2016 года власти Новосибирска должны сформировать уполномоченный орган, который займется проблематикой ГЧП. «Речь идет о неком едином окне, которое, в конечном итоге, будет предлагать инвестору нормативную базу для работы в рамках ГЧП. Будет ли это поручено какому-то департаменту или будет создана некая новая структура — покажет время», — говорит Скулкин.

Эксперты форума видят два крупных риска при реализации проектов ГЧП. Во-первых, банки крайне неохотно идут на проектное финансирование, ограничиваясь предоставлением инвестору банковской гарантии. Во-вторых, закон о бюджете территорий принимается на год, а значит, государство берет на себя обязательства только в рамках этого периода. «Все многолетние программы развития, которые принимает власть, не гарантия того, что они будут выполнены. То, что сегодня приняли, завтра можно передвинуть, — отмечает председатель совета директоров «ТРАНСПРОЕКТ Групп» (Москва) Виталий Максимов. — Три года назад мы были консультантами по развитию Новосибирского метрополитена. Но сменился губернатор и вопрос подвис. А ведь тогда были потенциальные инвесторы, ожидания на успешную реализацию проекта. Сегодня о той инициативе уже никто и не вспоминает». То есть, мэрия не может гарантировать бизнесу возврат инвестиций. Сменилась в мэрии коман­да — поменялись правила игры.

«Российская экономика строится на отношениях между людьми, а не на законах рынка. У нас человек машину продал, так ему через два года с претензией, мол, вот ты машину продал, а с ней оказалось что-то не то. И ты думаешь: елки-палки, ну как же так… Несешь ответственность! Такая у нас культурно-экономическая среда, — делится оценкой депутат Государственной думы РФ, основатель группы компаний F1 Александр Абалаков. — Мы в F1 многократно пытались войти в ГЧП, но безуспешно. Власть осторожничает. Но это не значит, что не нужно пытаться. Тем более что есть успешные проекты. Там, где прошел один солдат — пройдет рота».

По мнению руководителя Сибирского регио­нального центра KPMG Юлии Красновой, развитие ГЧП в России вообще и в Новосибирске в частности можно ожидать не раньше выхода страны из кризиса. «Пока не уменьшится не­определенность в экономике, ждать притока инвестиций в городское хозяйство не приходится. Если три года назад мы рассчитывали колебание курса доллара в пять процентов, то сегодня — 20–30%. Колоссальное колебания, если учитывать, например, стоимость оборудования».

Глобальным итогом форума можно считать заверение мэра Новосибирска, что все предложенные разработки чиновники муниципалитета внимательно проанализируют и лучшие внедрят в повсе­дневную жизнь города. «Я ставлю задачу перед департаментом промышленности, инноваций и предпринимательства, который занимался организацией этой выставки, чтобы была создана рабочая группа, которая проанализирует итоги выставки и даст рекомендации для внедрения в Новосибирске», — заявил Анатолий Локоть. Самого же градоначальника заинтересовали противообледенитель, технология, позволяющая сбивать сосульки радиоимпульсом, и инвалидная коляска-трансформер, способная преодолевать лестницы. А чиновников из Министерства транспорта Новосибирской области впечатлили мигающие маячки, повышающие заметность пешеходов на дорогах. Минтранс даже заказал партию таких изделий.

У партнеров

    Реклама