Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!

Научить ученого

2018

Современная система акселерации ученых и интеграция защит диссертаций с ведущими мировыми университетами позволяет СФУ готовить научные кадры новой формации

СФУ

стал третьим российским университетом (после РУДН и СПбГУ), который начал присваивать собственную степень PhD — практика, являющаяся обычной в университетах Европейского союза и США. Фактически речь идет о глубокой интеграции научной деятельности СФУ и ведущих мировых университетов, что в совокупности с уникальной российской практикой организации работы научных коллективов позволяет говорить о современной системе акселерации ученых в регионе.

Степень европейского образца

Степень PhD (Doctor of Philosophy — «доктор философии») появилась в странах Европы еще в начале XII века, однако в настоящий момент собственно к философии она имеет мало отношения, являясь универсальным показателем научных достижений ученого. Считается, что PhD аналогична российской степени кандидата наук, однако речь идет о совершенно иной системе координат. В частности, степень PhD присваивает университет самостоятельно, тогда как в России до последнего времени решающее слово в присвоении ученых степеней играла Высшая аттестационная комиссия (ВАК) — государственный орган, утверж­дающий решения диссертационных советов.

В 2008 году первую в России собственную степень PhD учредил РУДН, в 2013 — СпбГУ, а в 2015 году первую защиту в новом формате провел Сибирский федеральный университет. В начале июня 2018 года аспиранту СФУ Нине Игнатовой была присвоена юбилейная, 10-я степень PhD SibFU. Уникальность этой защиты к тому же состояла и в том, что впервые она состоялась на территории другого государства и имела «двойной статус»: помимо PhD SibFU Нине Игнатовой была присуждена степень PhD Королевского технологического института (КТИ). «Со­искатель PhD отчитывался сразу перед двумя университетами. Это первая совместная программа в аспирантуре по модели двойных дипломов, а образовательная и научно-исследовательские компоненты проводились на базе двух университетов», — рассказал руководитель Департамента теоретической химии и биологии КТИ Патрик Норман. Диссертация была написана на английском языке, на нем же проходила и защита — фактически, речь идет о требованиях, которые выше применяемых для присуж­дения степени «кандидат наук».

КТИ — один из нескольких партнеров СФУ, с которыми отрабатываются модели совместных защит и совместных научных исследований. Накануне подписанное соглашение о сотрудничестве в СФУ пришло из Барселонского университета, еще двое соискателей будут защищать свои работы совместно с Гранадским университетом (Испания). «Совместные защиты — это, по сути, расширение границ нашего сотрудничества, интеграция с ведущими европейскими университетами. После защит это сотрудничество выливается в совместные научные исследования, публикации и создание новых научных лабораторий, — комментирует руководитель департамента подготовки кадров высшей квалификации СФУ Ольга Григорьева. — Мы четко видим, что для наших соискателей степень PhD понятна и привычна, это шанс на интеграцию исследователей в мировое научное пространство. Наши соискатели хотят говорить со своими коллегами из-за рубежа на одном языке, и степень PhD — первый шаг к такому взаимодействию. Дополнительный эффект от повышенных требований к защите — это интернационализация аспирантуры. Если в 2014 году в СФУ обучались 10 иностранных аспирантов, то сегодня — 25. С другой стороны, наши молодые ученые активно изучают английский язык, публикуют научные работы в высокорейтинговых англоязычных изданиях».

Больше самостоятельности

Модели развития отечественной системы подготовки кадров высшей квалификации (фактически — будущих ученых) — один из самых дискутируемых вопросов текущего года в научно-образовательной сфере. «Целью аспирантуры является подготовка кадров для высшей школы и академического сектора науки. О каком решении этих задач можно говорить, если сегодня лишь 14 процентов аспирантов выходят на защиту своевременно? А что делают все это время остальные? Каких результатов они достигают?» — задавал вопросы на съезде Российского союза ректоров в апреле 2018 года президент РФ Владимир Путин.

Сфера подготовки научных кадров действительно обширна: в России в аспирантуре сейчас обучается порядка 70 тысяч человек, при этом, по данным главного ученого секретаря президиума РАН Николая Долгушина, каждый третий исследователь в России достиг пенсионного возраста, а доля защит среди аспирантов с 1990 года снизилась с 21 до 14%, уже упомянутых президентом.

В то же время можно говорить, что система в целом оздоровляется. Если в 1990-х и начале 2000-х степень кандидата наук была признаком хорошего тона для деловой и политической элиты, то защита кандидатской или докторской после 2013–2015 годов — действительно серьезный вызов для соискателя. ВАК «зачистил» диссертационные советы, уменьшив их количество с 2012 года на треть (с 3 400 до 2 200), а количество защищенных диссертаций снизилось за тот же период с 28 до 17 тысяч.

«На мой взгляд, кризис системы подготовки научных кадров мы прошли, и сейчас молодые люди принимают решение о поступлении в аспирантуру и выбирают научную карьеру более осознанно, — отмечает и.о. ректора Сибирского федерального университета Владимир Колмаков. — Мы видим, что в мотивации обучающихся аспирантов доминирует научный интерес, работа в насыщенной интеллектуальной среде, выбор научно-образовательной карьеры. К тому же, наука — это одна из немногих сфер профессио­нальной деятельности, где есть настоящая свобода творчества, и молодые люди это прекрасно понимают».

Одна из доминирующих моделей по совершенствованию подготовки научных кадров — диверсификация ответственности за образование и аттестацию молодых ученых. В 2017 году в России ВАК была лишена монополии на утверж­дение ученых степеней: помимо МГУ и СПбГУ, самостоятельно присваивать ученые степени получили 19 вузов и 4 научные организации, в том числе в Сибири — НГУ, ТПУ и Институт химической биологии и фундаментальной медицины СО РАН. Фактически, право на самостоятельность было присвоено сильнейшим вузам страны, следующим ряду критериев научной деятельности (количество публикаций, заработок на науке и т.д.). С одной стороны, это расширение возможностей университетов, с другой — закрепление их диверсификации. «Российская система образования идет по пути стратификации вузов по уровню образования. Кому-то будет дано право вести только бакалавриат. Скажем, такой-то педагогический институт сможет готовить только учителей для школы. И для этого будет достаточно четырехлетнего обучения. Каким-то вузам будет разрешено иметь и бакалавриат, и магистратуру. Кому-то будет разрешено ввести уровень PhD», — говорил в одном из интервью в 2017 году председатель ВАК, ректор РУДН Владимир Филиппов.

«Мы говорили о необходимости самостоятельного присвоения вузами ученых степеней, в том числе и PhD, с 2014 года. Пока в России не создана система взаимного признания этих степеней, однако десятки лучших вузов страны уже пользуются этой схемой, в том числе один из первых — СФУ. Мы уверены, что через несколько лет ученые степени отдельных университетов будут взаимно признаваться всеми научно-образовательными учреждениями страны», — комментирует Ольга Григорьева.

Больше науки

По мнению и.о. ректора СФУ Владимира Колмакова, другая необходимая новация в системе подготовки научных кадров — внедрение конкурентных механизмов. «Одно из ключевых достижений Федерального агентства научных организаций — внедрение механизмов оценки эффективности научной деятельности и адресная поддержка сильнейших лабораторий на конкурсной основе. Теперь, очевидно, эта конкурсность должна прийти в университеты. И нам уже дали понять, что никаких преференций вузам с «особым» статусом не будет, — констатирует Владимир Колмаков. — Мы видим, что необходимо внедрять конкуренцию за ресурсы среди аспирантов, ведь современная наука очень конкурентна. Необходима конкуренция научных руководителей. И я бы сказал, конкуренция за научных руководителей, поскольку 60 процентов успешной защиты — это заслуга научного руководителя, который смог, в частности, правильно поставить задачи, помог в выборе темы. Наконец, необходим конкурс аспирантских программ университетов, по итогам которого учредителем должны распределяться бюджетные места».

Наконец, необходимо гармонизировать образовательную и исследовательскую составляющую в процессе подготовки научных кадров. В 2012 году после принятия нового закона «Об образовании» аспирантура в России стала третьим уровнем высшего образования (вслед за бакалавриатом и магистратурой), а защита кандидатской диссертации по итогам обучения в аспирантуре де-факто стала необязательной. Это прямая калька с Болонской системы образования, однако именно образовательная компонента аспирантуры наиболее часто подвергается критике научного сообщества.

Одну из инициатив реформирования аспирантуры анонсировал в мае президент РАН Александр Сергеев. По его словам, уже в ближайшее время будет создана «научная аспирантура», не ограниченная рамками нынешних трех–четырех лет, а также с уменьшенным количеством образовательных часов.

Эксперты СФУ полагают, что любые реформы аспирантуры необходимо проводить осторожно, используя уже имеющийся потенциал российской научно-образовательной системы. «Например, хороший кейс СФУ — это аспирантские школы, существующие в единицах российских университетов. Это институция на базе диссертационного совета, где в оценке работы аспирантов принимают участие не только представители кафедры, но и ведущие университетские ученые. Кроме того, в работе аспирантских школ практикуется проведение научных семинаров, стажировок и решение социально значимых вопросов для аспирантов», — отмечает Ольга Григорьева.

Наконец, необходимо учитывать отличие российской системы организации научной деятельности от европейской и закладывать эти традиции в основу будущих преобразований. «Научить ученого можно только на примере и в рамках определенной научной школы. И такая форма организации работы — уникальное российское достижение. Ведь в той же Германии научный руководитель, профессор — это заказчик научной работы, который имеет административную власть над молодыми учеными, жестко контролирует их деятельность и может уволить в любой момент, — констатирует Владимир Колмаков. — У нас же ученые объединены одной идеей и постепенно ее разворачивают. Научная школа — это наша хорошая традиция».

«Эксперт Сибирь» №34 (518)
Подписаться на «Эксперт» в Telegram



    Реклама




    Лидеры ИТ-отрасли вновь собрались в России

    MERLION IT Solutions Summit собрал около 1500 участников (топ-менеджеров глобальных ИТ-корпораций и российских системных интеграторов)

    Химия - 2018

    Развитие химической промышленности снова в приоритете. Как это отражается на отрасли можно узнать на специализированной выставке с 29.10 - 1.11.18

    Опасные игры с ценами

    К чему приводят закупки, ориентированные на максимально низкие цены

    В октябре АЦ Эксперт представит сразу два рейтинга российских вузов

    Аналитический центр «Эксперт» в октябре представит сразу два рейтинга российских вузов — изобретательской и предпринимательской активности.

    Эффективное управление – ключ к рынку для любого предприятия

    Повышение производительности труда может привести к кардинальному снижению себестоимости продукции и позволит российским компаниям успешно осваивать любые рынки


    Реклама