Активные депрессивные

Тема недели
Москва, 12.11.2018
«Эксперт Сибирь» №46-47 (524)
В поисках инвестиционной привлекательности Забайкальский край и Бурятия совершили ход конем и присоединились не столько к ДФО, сколько к инвестиционным программам Министерства развития Дальнего Востока

PIXABAY.COM

Сибирский федеральный округ лишился двух регионов. Указом от 3 ноября Владимир Путин включил Республику Бурятия и Забайкальский край в состав Дальневосточного федерального округа. Главы Забайкалья и Бурятии тут же заверили, что переход под юрисдикцию ДФО имеет свои преимущества. Политологи считают, что все произошло благодаря инициативе врио губернатора Забайкальского края Александра Осипова, активно ищущего инструменты улучшения экономической ситуации в депрессивном регионе. Экономисты уверены, что смена округов на экономике территорий в итоге никак не отразится.

Отряд не заметит потери бойца

В рейтинге крупнейших компаний Сибири ежегодно участвуют 20-25 компаний из Республики Бурятия и Забайкальского края. Общая доля выручки предприятий Бурятии и Забайкальского края невелика — около 2,6% (109 млрд рублей и 78 млрд рублей, соответственно). Однако сложно представить себе Забайкалье и Бурятию без мощного минерально-сырьевого потенциала СФО, вовлекать который в эксплуатацию станет проблематично в условиях «равенства» федерального законодательства о недропользовании, без учета инфраструктурных ограничений отдельных территорий.

Вряд ли выведение Забайкалья и Бурятии из состава Сибири как-то серьезно повлияет на ситуацию и в СФО, и в ДВО, считает ведущий политолог Дальнего Востока, кандидат политических наук, доцент, завкафедрой политологии ДВФУ Наталья Коломейцева. «Выделенные когда-то искусственно федеральные округа должны были способствовать интеграции субъектов РФ в экономические макрорегионы и подтолкнуть к более гармоничному развитию отдаленных от центра субъектов, в том числе и Сибири. Но несмотря на то, что с введением федеральных округов многие политические задачи были решены, большая часть экономических — осталась лишь идеями», — напоминает она.

Политический аналитик Максим Глазунов отмечает, что из всех сибирских регионов Забайкальский край и Бурятия считаются наиболее депрессивными по уровню экономики, жизни населения. По его словам, в Иркутской области проживает много бурят, и если в республике будут давать землю или другие преференции, может произойти отток бурятской диаспоры из Иркутска. «Но с точки зрения экономики мне кажется, СФО не заметит «потерю бойца». Серьезного вклада в экономику со стороны этих двух регионов не было», — полагает Максим Глазунов.

Политолог Евгений Минченко обращает внимание, что федеральные округа в нашей стране создавались «внахлест» — так, чтобы регионы, которые исторически тяготеют к одной макротерритории, относились к соседнему федеральному округу. Например, Якутия, которая входит в ДФО, или Пермский край — в Приволжский федеральный округ, который было бы логичнее включить в Уральский федеральный округ.

«Здесь речь идет о совершенно понятной истории. Произошло назначение нового врио губернатора в депрессивный Забайкальский край. Идет поиск инструментов для бюджетной поддержки региона. Я думаю, что происходящее является следствием после назначения Осипова в регион. Что такое СФО? У него есть разве единая экономическая стратегия? Мне об этом неизвестно. О каких экономических потерях в данном ключе может идти речь?» — говорит Евгений Минченко.

Вдохновение и отвага

Главы «перетасованных» регионов настроены оптимистично и видят в переходе в ДВО больше преимуществ, чем недостатков. «В рамках действующего законодательства предусмотрены дополнительные преференции субъектам федерации, входящим в ДФО в социальной и экономической сфере. На Дальнем Востоке действует ряд институтов развития — Фонд развития Дальнего Востока, корпорация по развитию Дальнего Востока, по привлечению инвестиций, по льготному кредитованию, по развитию человеческого капитала. Плюс есть преимущества в развитии туризма, в частности, электронные визы, используемые только в ДФО, есть налоговые льготы и упрощенная система формирования территории опережающего социально-экономического развития. В рамках этих территорий работает другой налоговый режим», — заявил глава Бурятии Алексей Цыденов журналистам. Он также заметил, что подобное решение президента в итоге никак не отразится на федеральных целевых программах по развитию и сохранению озера Байкал. А социальное благополучие жителей региона улучшится — для Бурятии набор льгот после вступления в ДФО пополнится выплатами за третьего ребенка.

Идейным вдохновителем присоединения Забайкалья к Дальневосточному федеральному округу считается врио губернатора Забайкальского края Александр Осипов. Ранее, во время назначения на должность врио губернатора края, на встрече с президентом Владимиром Путиным он поднял вопрос о том, что было бы эффективно, если бы на Забайкалье распространялись инструменты развития экономики и социальной сферы, которые пока работают исключительно в дальневосточных регионах.

«Принятое решение дает региону ряд преференций: забайкальцы смогут воспользоваться правом бесплатного получения земли — «дальневосточным гектаром», край будет получать больше федеральных субсидий на авиаперелеты. Кроме того, регион получит возможность исключительного участия во всех государственных программах правительства России: в сфере образования, здравоохранения, культуры, дорожного хозяйства, энергетике и других», — распространила пресс-служба края сообщение правительства.

В межрегиональной ассоциации «Сибирское соглашение», в состав которого входят главы правительств респуб­лик, главы администраций краев, областей, автономных округов и председатели законодательных органов власти сибирских территорий, комментировать вопрос смены юрисдикций двух территорий не стали. Собеседник издания «Эксперт-Сибирь» в «Сибирском соглашении» отметил, что де-юре Бурятия и Забайкалье из соглашения не выходили и пока не собираются, так же, как Тюмень и Ханты-Мансийский автономный округ.

Игра в преференции

Опрошенные аналитики сходятся во мнении, что возможность такого изменения границ федеральных округов обсуждалось довольно давно, а Забайкалье и Бурятия уже были включены в одну госпрограмму с регионами ДФО — «Социально-экономическое развитие Дальнего Востока и Байкальского региона». Но решение наверняка принималось с учетом предстоящих в 2019 году губернаторских выборов в Забайкальском крае.

«Когда губернаторы меняются так часто, как в этом регионе, появление нового врио в глазах даже лояльных властям избирателей не создавало бы «эффекта перезагрузки» само по себе. Поэтому включение края в состав ДФО вскоре после соответствующей просьбы Александра Осипова дает последнему дополнительные шансы обратить на себя внимание жителей не в «фоновом» режиме», — рассуждает ведущий аналитик Агентства политических и экономических коммуникаций Михаил Нейжмаков.

«Байкальский регион уже не первый политический цикл входит в одну федеральную программу развития именно с дальневосточным регионом, — обращает внимание и Наталья Коломейцева. — Военное командование на Дальнем Востоке и в Байкальском регионе также единое (Восточный военный округ). В Байкальском регионе так же, как и в дальневосточных субъектах, происходит активная приграничная торговля с Китаем, а Китай — наш стратегический партнер, тем более, в условиях современной геополитической нестабильности. Не исключаю и то, что о переносе двух субъектов просили сами федеральные власти, таким образом они пытаются добиться дополнительного финансирования на проекты развития, правда, удастся ли им это сделать — большой вопрос».

Директор региональных программ Независимого института социальных исследований Наталья Зубаревич считает, что обещанные программы вряд ли смогут принципиально улучшить экономическую ситуацию в Забайкалье и Бурятии.

«Да, эти два региона получают определенные преференции. Например, на них будет распространяться «дальневосточный гектар». Но без инфраструктуры, дорог, электричества, поверить в то, что подобные предложения будут востребованы, мягко говоря, сложно. Второе — это субсидируемые авиаперевозки. Стоимость билета немного снизится, что хорошо. Но беда в том, что федералы выделяют ограниченную сумму денег. Она закончилась в августе. Третье — на них распространятся все те льготные условия, предусмотренные для территории опережающего развития (ТОР). Но КПД их будет стремиться к нулю по многим причинам. Во-первых, из-за мизерных размерчиков территорий. Во-вторых, из-за попытки властей регулировать участников ТОР. Например, обрабатывающие производства там не будут выгодны», — рассказала Наталья Зубаревич.

По ее словам, в сухом остатке на экономике этих регионов изменения никак не отразятся. «В рамках Фонда развития Дальнего востока выделяется очень скромное количество денег. Оно измеряется несколькими миллиардами рублей. Для сравнения: у нас километр дороги может стоить до миллиарда. Размажут на еще большее число регионов и — все. От перестановки мест, как учил нас баснописец Крылов, лучше играть музыканты не начинают. Как говорится, смотрим басню «Квартет», — резюмировала она.

У партнеров

    Реклама