Не до сортировки

Экономика и финансы
Москва, 15.04.2019
«Эксперт Сибирь» №16 (531)
Региональные власти пока и со сбором мусора по новым правилам до конца разобраться не могут

NERUD-EXPERT.RU

Из 85 субъектов страны только 59 территорий внедрили новые правила обращения с твердыми коммунальными отходами. Остальным регионам еще только предстоит выбрать региональных операторов. По мнению федеральных властей, ситуация не критичная. «Реформа отрасли стартовала 1 января 2019 года, — отмечает первый заместитель министра природных ресурсов и экологии страны Денис Храмов. — На данный момент миновал первый квартал, анализ ситуации ведется непрерывно. Нам понятны направления дальнейшей работы и пути совершенствования действующего законодательства».

С поправкой на климат

Между тем чиновники на местах менее оптимистичны, нежели их федеральные коллеги. Даже в тех регионах, где новый механизм обращения с отходами вроде как начал действовать, о повсеместном охвате говорить не приходится.

По словам заместителя председателя правительства Красноярского края Сергея Верещагина, из 19 территориальных зон, на которые поделен регион, регоператоры работают пока только в 15-ти.

«Очевидно, что северные, арктические территории требуют особого подхода, — говорит он. — Мы понимаем, что в силу климатических условий в некоторых местах нужно строить мусоросжигательные заводы. Решение этого вопроса без участия федеральных властей невозможно. Так как без стимулирующей помощи региональным операторам в одиночку с решением этой задачи не справиться».

Даже если финансирование на строительство мусоросжигательных заводов будет найдено — это не означает, что объекты оперативно появятся в северных территориях. Как отмечает генеральный директор ГК «Большая тройка» Артем Седов, Арктика — это зона лесов, и какое-либо промышленное строительство там запрещено. А ответа на вопрос, как перевести территорию из одной зоны в другую в условиях Севера, действующее законодательство ответа не дает. «Возить мусор на вертолете — не вариант, это очень дорого», — резюмирует он.

С этой проблемой столкнулись не только в Красноярском крае, но и в Республике Якутия.

«На территории нашего региона нет промышленных земель для строительства мусороперерабатывающих заводов и организации свалок, — констатирует председатель государственного комитета по ценовой политике РЭК Якутии Антонина Винокурова. — То есть нам нужно в тариф закладывать расходы на перевозку мусора до далеких свалок, а это повлияет на расценки. Нам и так трудно объяснить жителям, почему они сейчас должны собирать мусор в контейнеры и платить за его вывоз, ведь раньше они отходы просто сжигали».

Северные территории — вообще источник многих проблем для мусороперерабатывающих инициатив. Так, в малонаселенных и удаленных пунктах практически невозможно соблюсти требования СЭС к периодичности вывоза мусора. И дело не только в том, что экономически невыгодно убирать полупустые баки. Как отмечает директор группы компаний «Кашалот» (компании, которые входят в ГК «Кашалот», занимаются сбором, перевозкой, сортировкой и переработкой мусора на нескольких территориях Красноярского края) Илья Ильин, когда случается разлив рек и нет возможности для работы переправ, нет возможности и оказывать услугу. Это влияет на работу регоператора. «Как в такой ситуации соблюдать нормы СЭС?» — задается вопросом он.

В ходе круглого стола «Станет ли мусорный бизнес эффективным и цивилизованным?», прошедшего в рамках XVI Красноярского экономического форума, заместитель руководителя ФАС России Виталий Королев заявил, что проблемы, связанные с внедрением новой системы обращения с отходами на арктических территориях, однозначно должны найти отражение в законодательстве.

«Что касается изменения СанПиНов, то есть соответствующее поручение Роспотребнадзору, — отметил он. — Так что диалог в этом вопросе есть, но нельзя сказать, что мы договорились».

Платить ли по факту?

Несмотря на то, что реформа по обращению с ТКО еще как следует не успела стартовать во всех регионах страны, федеральные власти уже изменили вектор развития и идеологию задумки. В конце января 2019 года вице-премьер России Алексей Гордеев заявил, что до конца текущего года первоочередной является задача по переходу на раздельный сбор отходов.

По мнению вице-губернатора Тюменской области Вячеслава Вахрина, раздельный сбор нельзя внедрять повсеместно. «Я допускаю это как дополнительную опцию в тех регионах, где это возможно», — говорит он.

Однако больше, нежели перехода на раздельный сбор, Вячеслав Вахрин опасается внедрения принципов оплаты за мусор по факту. «Если применять действующие санитарно-эпидемиологические нормы, то вывоз мусора по факту станет платой за подход к снаряду, — считает вице-губернатор. — Оператор будет вывозить полупустые баки и выставлять за это счет. Жители же в борьбе за экономию будут носить мусор не в свои баки, а в соседние».

В эффективности введения раздельного сбора сомневается и Илья Ильин. «Есть заблуждение, что такой подход позволит снизить тариф, но это не так, — отмечает он. — Если две машины пойдут в рейс в одно и то же место, это приведет к дополнительным затратам и издержкам».

«Везде в мире раздельный сбор обходится дороже, — дополняет Вячеслав Вахрин. — Да, можно пойти по пути субсидирования затрат региональных операторов из бюджета, чтобы не допустить роста нагрузки на жителей, но это вряд ли хорошо скажется на реформе, которая только началась».

Денис Храмов убежден, что разделение мусора — не самоцель, а средство эффективной переработки и достижения показателей утилизации. «Правительство считает, что в отходах есть много ценных фракций, которые можно использовать вторично, — говорит он. — Надо это предположение проверить».

При этом замминистра природных ресурсов акцентирует внимание на том, что раздельный сбор должен быть частью рециклинга и должен быть учтен в территориальной схеме обращения с отходами.

За раздельный сбор и сортировку выступает член генерального совета «Деловой России», владелец группы компаний «БС ЭНЕРГО» Михаил Замарин. По его мнению, для нашей страны сортировка отходов — перспективное направление. «На данный момент сортируется всего пять процентов входящего потока, — констатирует он. — Все остальные отходы отправляются на полигон. У нас есть возможности для изменения этой статистики в лучшую сторону. На государственном уровне необходимо поставить задачу и сделать «зеленые проекты» стимулом для инвесторов. В арсенале государства достаточно механизмов поддержки: налоговые льготы, субсидирование процентных ставок по кредиту, софинансирование проектов. Есть такое понятие, как «социальное предпринимательство», по аналогии можно отразить в законодательстве и «зеленое предпринимательство».

Непонятный норматив

Непонятное тарифообразование — пожалуй, главный непонятный момент во всей мусорной реформе. О том, что в вопросе установления платы за вывоз и утилизацию ТКО больше мистики нежели рационального, говорят все. Взять, к примеру, Красноярск. Краевые власти долго рассчитывали, сколько должна стоить новая коммунальная услуга для горожан. В итоге были озвучены следующие расценки: на левом берегу — 79,74 рубля с человека для многоквартирных домов и 125,31 рубля для домов частного сектора, на правом — 87,51 рубля с человека для многоквартирных домов и 137,51 рубля для домов частного сектора. Как пояснял в то время теперь уже экс-министр экологии и рационального природопользования края Владимир Часовитин, причиной такого решения стала конкуренция: дело в том, что на право вывоза мусора с левого берега претендовали две компании, в итоге ради победы ООО «Красноярская Рециклинговая Компания» снизила валовую выручку и предложила меньшую цену своих услуг. На правом берегу конкурса не случилось, и победитель аукциона ООО «Росттех» не стало уменьшать тарифы. При этом чиновники уверяли, что все цены установлены законным путем, все расчеты выполнены в соответствии со специально разработанными методиками. Каково же было удивление жителей и общественности, когда через некоторое время после установления тарифов было принято решение сделать плату за вывоз мусора для всех жителей краевого центра одинаковой — 79,74 рубля.

О других странностях говорит Вячеслав Вахрин. «В 505-м постановлении правительства о правилах коммерческого учета написано, что плотность отходов определяется как соотношение объема к массе, — рассказывает он. — Но это ведь ровно наоборот, чем принято в физике. В итоге получаются сотые доли вместо сотен. А между тем, это правило, по которому будет осуществляться потребителями плата за обращение с отходами. Это регуляторный акт, который никак не обойдешь».

Исполняющий обязанности заместителя председателя правительства Респуб­лики Бурятия по экономическому развитию Алексей Мишенин поднимает другую проблему: действующие тарифы не включают в себя инвестиционные расходы. «В итоге возможности у регоператоров сокращаются, а нагрузка на бюджет, наоборот, растет», — сетует он.

«Реформа обращения с отходами задумывалась как организационно-экономическая сфера, но потом превратилась в социально-политическую, — объясняет причину сложившейся ситуации председатель правления «Национальная ассоциация концессионеров и долгосрочных инвесторов в инфраструктуру», первый заместитель генерального директора УК «Лидер» Юрий Сизов. — Необходимо уже определиться. Политизировать вопрос не надо. Если перегрузочные станции в тариф не включены, то кто должен нести расходы на их возведение? Инвестиции должны возвращаться. В противном случае в отрасль деньги не придут».

НДС: оставить или отменить

Весьма настороженно участники рынка относятся к находящемуся в стенах Государственной думы законопроекту, позволяющему регионам устанавливать нулевую ставку по налогу на прибыль региональных операторов и освобождать их операции от обложения налогом на добавленную стоимость (НДС).

«Существует мнение, что освобождение от НДС дает 20-процентный эффект в снижении тарифа, — говорит исполнительный директор ООО «Хартия» Андрей Панфилов. — По нашим подсчетам, максимальное снижение, на которое можно рассчитывать, — 7-8 рублей. Проблема в другом: если этот закон будет принят, я не найду генерального директора, который согласился бы подписать такую налоговую отчетность у себя в компании. Сегодня возмещение НДС, особенно при нулевой ставке, — невероятный административный процесс. И он сопряжен с огромной ответственностью. Если выяснится, что НДС возмещено неправомерно больше, чем на один миллион рублей, то виновному грозит тюремное заключение».

По мнению эксперта, более эффективен другой вариант развития событий — снижение ставки до 10%. «Такое решение может дать мгновенный эффект в виде снижения тарифа на 10 процентов, — считает Панфилов. — Так как весь входящий НДС будет учитываться и не нужно будет ничего корректировать».

 16-2.jpg PIXABAY.COM
PIXABAY.COM

Времени на раздумья нет

По словам Дениса Храмова, федеральные власти активно мониторят процесс перехода на новую систему обращения с отходами. Проводятся совещания, готовятся поправки к действующим законам. Между тем очевидно, что ситуация складывается непростая.

«Не все региональные операторы доживут до конца года физически, — заявил Виталий Королев. — Непонятно, кто будет оказывать услугу в такой ситуации. По закону прежний регоператор, потеряв право на сбор и утилизацию отходов, продолжает работу до тех пор, пока не будет выбран новый регоператор. Но одно дело, когда компания теряет право, и другое, когда она физически не может продолжать работу».

Причем в зоне риска не только бизнес-сообщество, но и органы местного самоуправления, указывают участники процесса.

«Сегодня муниципальные образования несут затраты за площадки временного накопления, за контейнеры, за функционирование свалки, — акцентирует внимание депутат Законодательного собрания Красноярского края Александр Симановский. — В 90 процентах муниципалитетов есть несанкционированные свалки. Как решать эти проблемы? Создается впечатление, что надзирающие органы заключили перемирие с федерацией, а органы местного самоуправления начинают штрафовать. Давайте разработаем для субъектов программу реализации полномочий органов местного само­управления, и правоохранительные органы будут приходить к ним только тогда, когда они будут обеспечены финансированием на выполнение своих полномочий».

В общем, и регоператорам, и властям на местах сегодня не до планов по возведению мусоросортировочных заводов. Им бы с банальным сбором и вывозом отходов разобраться.

У партнеров

    Реклама