Кризис временщиков

Русский бизнес
Москва, 04.02.2008
Шахта «Аютинская» осталась без инвестора, ФПГ «Русинкор» избавляется от своих угольных активов в Ростовской области. Восточный Донбасс в последние годы немало пострадал от «случайных инвесторов»

В декабре стало известно о том, что группа «Русинкор», владеющая в Ростовской области шахтой им. Чиха и обогатительной фабрикой «Октябрьская-Южная», ведёт переговоры о продаже своих угольных активов. В компании эту информацию пока предпочитают не комментировать, но в министерстве промышленности Ростовской области её подтверждают. Возможный покупатель — структуры «ЛУКОЙЛа». Немногим раньше стало известно о том, что нашедшийся было инвестор, готовый вложить деньги в запуск шахты «Аютинская-бис», отказался от своих планов. Имущественный комплекс шахты будет выставляться на торги. Если желающих возиться с шахтой не найдётся, её затопят. В последние годы, когда, казалось бы, появились все предпосылки для успешной работы уцелевшего в результате угольной реструктуризации «здорового ядра» Восточного Донбасса, донской углепром пережил целый ряд очень похожих друг на друга потерь.

Нельзя сказать, что донская угольная промышленность представляет собой такое уж обширное пространство для работы. В годы своего наивысшего подъёма в 1990 году Восточный Донбасс насчитывал 64 шахты и обогатительные фабрики с общим объёмом угледобычи до 28,9 млн тонн, на которых трудились почти 150 тыс. рабочих. Справедливости ради следует заметить, что тогда государственные дотации составляли 83 копейки на рубль себестоимости. В момент завершения «реструктуризации» в 2004 году шахт осталось всего 14. На них числилось 18,5 тыс. горняков, которые выдали на-гора товарной продукции на 4,4 млн тонн. Восточный Донбасс за пятнадцать лет так ужался, что потерям пора бы уже прекратиться. Однако даже за последние три года при сложившейся на мировом рынке выгодной конъюнктуре на угледобычу, когда уже и непрофильные инвесторы начали усиленно вкладывать средства в разработку недр, в регионе обанкротились шесть угольных предприятий. Специалисты связывают это с общим кризисом менеджмента отрасли и приходом в эту специфическую сферу случайных людей, заинтересованных лишь в сиюминутном обогащении.

Партнёрские непонятки

«Аютинская» — осколок развалившейся компании «Ростовуголь». В 2004 году на открытых аукционных торгах по продаже имущества ОАО «Ростовуголь» имущественный комплекс шахты «Аютинская» и одноимённой обогатительной фабрики купило ООО «Уголь-ЗУМК», отдав за него 78,5 млн рублей (начальная цена — 523,2 млн рублей). Тогда же «Уголь-ЗУМК» купил комплекс, включавший шахту имени Чиха и обогатительную фабрику «Октябрьская-Южная». В марте 2005 года на «Аютинской», в которую собственники инвестировали около 300 млн рублей, была восстановлена угледобыча. По заверению тогдашнего гендиректора ООО «Уголь-ЗУМК» Александра Удодова, в 2005 году предприятие намерено было добыть 600 тыс. тонн антрацита, а в 2006 году — 1 млн тонн. Кроме того, «Уголь-ЗУМК» планировал к лету запустить шахту имени Чиха (мощность — 750 тыс. тонн в год) и обогатительную фабрику «Октябрьская-Южная». При этом руководство компании уверяло, что договоры с потребителями уже заключены практически на весь годовой объём добычи. Однако к началу осени у «Уголь-ЗУМК» скопились значительные налоговые и кредиторские долги, которые не только не позволили компании нарастить производство на «Аютинской», но и поставили под сомнение запуск шахты им. Чиха.

Да и в руководстве компании возникли разногласия. В частности, порулившие в прошлом «Ростовуглём» братья Лев и Валентин Строяковские не смогли объяснить своему соинвестору — президенту Западно-Уральской машиностроительной корпорации Владиславу Томилову, почему в развитие двух шахт должен вкладывать деньги он один.

В результате было решено одну из шахт продать — чтобы запустить вторую. В сентябре 2005 года шахта имени Чиха с обогатительной фабрикой «Октябрьская-Южная» была продана ФПГ «Русинкор».

Казалось, что теперь «Аютинская-бис» и одна из самых мощных в Восточном Донбассе групповая обогатительная фабрика «Аютинская» должны ожить. Однако за семь месяцев 2006 года шахта добыла всего 88 тыс. тонн угля, сорвав все годовые планы собственников, которых не переставали одолевать разногласия. Владислав Томилов по-прежнему настаивал на равнозначном инвестировании в «Аютинскую-бис». В августе в ходе небрежного проведения ремонтно-сварочных работ на центральной насосной станции шахты прорвало трубопровод, и грунтовые воды хлынули в руддвор, затопив всю его инфраструктуру и оборудование. Владислав Томилов отдувался за всех, клянясь, что «бросать шахту собственники не намерены, а будут инвестировать в неё до достижения рентабельности». А Валентин Строяковский в приватном разговоре высказывал пожелание продать «Аютинскую-бис» либо своему партнёру ЗУМК, либо любому другому заинтересованному лицу.

За год долги «Аютинской-бис» превысили 565 млн рублей. За это время удалось лишь стабилизировать водоприток, но не снизить уровень воды в шахте. Летом 2007 года на горизонте замаячила надежда — Алексей Евгеньев, генеральный директор ОАО «Энергопром-Менеджмент», в чьём управлении находится Новочеркасский электродный завод, выразил желание лично поучаствовать в угольном бизнесе и взять под управление «утопленницу». Через компанию «Оптима» г-н Евгеньев выкупил у «Уголь-ЗУМК» половину акций шахты. «Аютинская-бис» стала его личной инвестицией. Свой интерес к отрасли Алексей Евгеньев объяснял тем, что вследствие роста цен на газ угольная сфера стала привлекательной для инвесторов. По его расчётам, для возоб­новления работы на шахте необходимо было вложить не менее 10 млн долларов. К ноябрю настроение у Евгеньева изменилось. Он, не скрывая раздражения, заявлял, что уже инвестировал в восстановительные работы на шахте и погашение задолженности горнякам порядка 50 млн рублей, но в одиночку финансировать работу «Аютинской-бис» не намерен. К этому моменту Владислав Томилов, видимо, растеряв оптимизм, уже перестал вкладывать средства в шахту. После этого руководство компании «Оптима» заявило о прекращении своего участия в бизнесе «Аютинской-бис» из-за её бесперспективности. В настоящий момент на предприятии введено конкурсное производство, имущественный комплекс готовится к выставлению на торги.

Г-н Торосян

В пореформенные годы угольная отрасль оказалась «золотым дном» для махинаторов. как выяснилось после знаменитой «рельсовой войны» мая 1998 года, вокруг «ростовугля» работало свыше 70 фирм-посредников

Ситуация вокруг «Аютинской» поразительно напоминает закончившуюся лишь в прошлом году историю с шахтой «Октябрьская». В начале 2004 года её тоже в связи с банкротством «Ростовугля» выставили на торги. Одним из претендентов стал мало кому известный в Ростовской области глава ООО «Коммодитис», столичный предприниматель Владимир Торосян. В частных разговорах он не скрывал, что весьма далёк от угледобычи.

«Понимаешь, тут такое дело, — рассказал как-то г-н Торосян, сияя мощной печаткой на пальце и массивной цепью на шее, — тут хорошие ребята предложили. Возьми, мол, Вова, хорошее дело, мол, уголь. А я, понимаешь, думаю, почему и не взять? Ну и нашёл немножко денег».

Господин Торосян создал ООО «ГОЛД-уголь» и взял кредит в банке «Возрождение» в размере 10 млн рублей, утверждая, что готов вложить в интересующую его шахту «Октябрьская» 300 млн рублей. Их он рассчитывал также получить от банка. К концу 2005 года хозяин «Коммодитиса» обещал добиться уровня добычи до 520 тыс. тонн и иметь уже 136 млн рублей прибыли. В это время ещё не было известно о том, что в 2002 году г-н Торосян был осуждён судом Советского района г. Ростова-на-Дону за злостное уклонение от уплаты налогов (статью «мошенничество» суд решил не применять) на 1,5 года колонии-поселения.Кто и как попал под его чары в обрадованной появлением неожиданного инвестора администрации области, вероятно, теперь никто не вспомнит, но человеку, который, по его собственному признанию, не мог отличить бурого угля от чёрного, разрешили до аукционных торгов взять «Октябрьскую» в аренду. На шахте была восстановлена добыча, а через два месяца «ГОЛД-уголь» приобрёл шахту на торгах с большим дисконтом (за 42,807 млн рублей при первоначальной цене в 384,4 млн рублей). А дальше начались чудеса. Как сообщил «Эксперту ЮГ» председатель Фонда имущества Ростовской области Василий Веремейчук, на счета покупателя поступил лишь первый взнос от «ГОЛД-угля», второй части в размере 32 млн рублей он так и не отдал. Несложно высчитать, что первым взносом являлись именно те 10 млн рублей, которые поступили от банка «Возрождение». По словам г-на Веремейчука, Фонд имущества несколько месяцев шёл навстречу г-ну Торосяну и трижды продлевал срок окончательной расплаты, но в итоге сделка была признана несостоятельной, а шахта выставлена на новые торги. Сам г-н Торосян подался в бега. По заявлению ряда кредиторов прокуратура Октябрьского (сельского) района Ростовской области возбудила в отношении Владимира Торосяна уголовное дело по статье 159 (мошенничество) и статье 174 части 1 (легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, добытого заведомо преступным путём) УК РФ, объявив гендиректора в федеральный розыск. В прокуратуре Шахт уточнили, что г-н Торосян обвинялся в том, что незаконно распродавал имущество ОАО «Ростовуголь», куда входила шахта «Октябрьская», а также других компаний. В частности, речь шла о продаже им порожних вагонов, транспортёрных лент и др. В 2005 году Шахтинский суд приговорил г-на Торосяна к семи годам лишения свободы за мошенничество в особо крупном размере и угон автотранспорта. «Мы сами не понимаем, как это получилось, — откровенничал впоследствии с “Экспертом ЮГ” один из высокопоставленных чиновников областной администрации, — ликвидационная комиссия была счастлива, что хоть кто-то из возможных инвесторов заинтересовался “Октябрьской”, они и уцепились за человека».

Решением ликвидационной комиссии «Ростовугля» «Октябрьская» была затоплена после неоднократных попыток вторично продать её с торгов. Это была отличная шахта, но никто из собственников не был готов брать на себя долговое бремя г-на Торосяна.

Стагнация лидера

При сложившейся на мировом рынке выгодной конъюнктуре на угледобычу в регионе обанкротились шесть угольных предприятий. специалисты связывают это с общим кризисом менеджмента отрасли и приходом в эту специфическую сферу случайных людей

Даже «Гуковуголь» — главное угольное предприятие нынешнего Восточного Донбасса — благодаря проблемам бывшего главы компании «Русснефть» Михаила Гуцериева, отразившимся на судьбе его активов, в том числе холдинга «Русский уголь», сегодня находится в подвешенном состоянии. Пока неясно, кому именно достанется «Русский уголь», которому принадлежит «Гуковуголь». В качестве наиболее вероятного покупателя сегодня называют совместное предприятие СУЭКа и «Газпрома», владеющее Новочеркасской ГРЭС. У самого Гуцериева, который выкупил 50% акций «Русского угля» вместе с опционом на покупку остальных лишь в конце 2006 года, руки до «Гуковугля» так и не дошли. В 2006 году на встрече с руководством Ростовской области новые собственники пообещали только в текущем году инвестировать в гуковские угольные предприятия порядка 4 млрд рублей, а в перспективе до 2010 года — не менее 7,2 млрд рублей. Предполагалось, что средства должны главным образом пойти на закупку импортного оборудования (чешские горнопроходческие комбайны), обновление выемочной техники и крепи, а также на подготовку перспективных лав. Обещания были даны на фоне затянувшегося кризиса компании, которая в 2006 году значительно снизила свои производственные показатели, добыв всего 4,3 млн тонн угля по сравнению с 5,4 млн тонн в 2005 году. Весной 2007 года на очередной встрече речь шла уже о 3,2 млрд рублей. А в конце ноября, по словам вице-губернатора Ростовской области Сергея Назарова, новые собственники объявили, что за 10 месяцев текущего года в техническое оснащение шахт и обогатительную фабрику было вложено всего 926,9 млн рублей. При этом «Русский уголь» представил уже новый вариант своей инвестиционной программы с перспективами на будущий год. По утверждению его генерального директора Владимира Пожидаева, в мероприятия по техническому перевооружению шахт и наращиванию на них угледобычи собственник инвестирует те же самые 3 млрд рублей. Оборудование якобы уже закуплено в Чехии, Польше, Германии. К концу года угледобыча «Гуковугля» ожидается на уровне прошлого года. Руководство «Русского угля» предполагает, что с модернизацией своих активов все предприятия «Гуковугля» по итогам 2008 года выйдут на положительные показатели по прибыли. Как заявил «Эксперту ЮГ» областной министр промышленности Сергей Михалёв, в текущем году собственник ввёл в эксплуатацию пять очистных забоев и ещё три пустит до конца декабря, однако все они не дополняют, а лишь замещают выбывающие. К тому же на шахте «Обуховская» один забой выработал свои запасы, а заменять его было просто нечем. По мнению г-на Михалёва, удержаться на уровне прошлого года «Гуковуглю» удалось лишь за счёт увеличения нагрузки на очистной забой. В то же время собственники, по его словам, не занимались подготовками новых лав, а только отрабатывали старые.

Временщики и стратеги

Несмотря на существенный потенциал роста, у Восточного Донбасса сегодня есть существенные же проблемы. Главная из них — кризис собственников. Фактически только «Южную угольную компанию», опирающуюся на группу «Северстальтранс» и владеющую шахтой «Садкинская», сегодня можно назвать стратегическим собственником.

В целом же тот этап, который проходит сейчас Восточный Донбасс, можно назвать кризисом собственников-временщиков.

«В отрасль в какой-то момент пришли временщики, далёкие от перспектив угольной промышленности, — заметил в беседе с “Экспертом ЮГ” лидер движения “Шахтёры России”, депутат Государственной думы Владимир Катальников. — Их задачей было — хапнуть с наименьшими затратами. Не зная тонкостей угольного дела, они рулили шахтой как ларьком».

В пореформенные годы угольная отрасль оказалась «золотым дном» для махинаторов. Как выяснили следственные органы после знаменитой «рельсовой войны» мая 1998 года, когда измученные горняки перекрыли железную дорогу в районе вокзала города Шахты, вокруг «Ростовугля» работало свыше 70 фирм-посредников, с помощью которых менеджмент ОАО реализовывал «чёрное золото» по коммерческим ценам. Один из руководителей «Ростовугля» организовал семейную компанию, через которую десятками тысяч тонн отправлял уголь за границу. От уголовного преследования ему удалось уйти, вовремя похлопотав о необходимых государственных наградах, а заодно и об инвалидности. Этот «инвалид» и сегодня в строю — он топ-менеджер компании, о которой, если бы не его присутствие, можно было бы подумать, что она чисто случайно оказалась одним из угольных инвесторов Восточного Донбасса.

Характерен пример одной из самых успешных некогда в «Ростовугле» шахты им. Красина. C началом реструктуризации на шахте был проведён капитальный ремонт, обошедшийся государству (87% акций принадлежало Минимущества РФ) в кругленькую сумму. На предприятии было смонтировано новейшее оборудование, закуплены новые транспортёрные ленты, протянуты новые электрические кабели, рельсы и подъёмные устройства. Бывший в 1998–2003 годах генеральным директором «Ростов­угля» Сергей Посыльный признавался, что шахта Красина была одним из наиболее перспективных предприятий компании с почти рекордной толщиной пласта (свыше 1 м), минимальной зольностью угля и подготовленными запасами в несколько миллионов тонн. Модернизированная шахта должна была стать настоящим «золотым дном» для «Ростовугля». Но тогдашнее руководство концерна неожиданно приняло странное решение о неперспективности обновлённого предприятия и его немедленном закрытии. При этом откачка воды на шахте была неожиданно прекращена, и подземные источники быстро затопили её. По документам, вместе со всем оборудованием. По мнению г-на Посыльного, возможно, никакого оборудования на самом деле на шахте вообще не было смонтировано, а некие лица из менедж­мента «Ростовугля» таким образом в прямом смысле слова прятали концы в воду. Однако временщики оказались в довольно сложной ситуации. Топ-менеджеры углепрома испытывали давление со стороны как собственников, чаще всего далёких от угольного дела, требовавших максимально быстрой отдачи, так и местных властей, настаивающих на создании новых рабочих мест, выплате задолженностей, повышении зарплат. Подключилась и третья сила — надзорные структуры, экологи, наконец, управление реструктуризации шахт (ГУРШ), требующее при отработке шахт проведения дорогих ликвидационных работ — сноса наземных сооружений, рекультивации земли, консервации стволов, обеззараживания подземных вод и т. д. Вдобавок временщики столкнулись с кадровым голодом, возникшим за последние пятнадцать лет, в течение которых оказалось почти уничтожено профессиональное отраслевое образование. К примеру, в «Гуковугле» сегодня существенная часть работников — граждане Украины.

Между тем, предпосылки для формирования нового состава собственников и лидеров Восточного Донбасса сегодня есть. Они связаны, например, с проектами по строительству новых шахт. Случайные компании не берутся за такие проекты, поскольку срок их окупаемости — не меньше семи-восьми лет. Сегодня в Ростовской области строится шахта «Быстрянская», в которую вкладывает средства ООО «Русская угольная компания». «Южная угольная компания» купила лицензию на разработку ещё двух месторождений. Появление в донском углепроме «ЛУКОЙЛа», если оно состоится, будет вполне понятным, поскольку интерес к углю у нефтяников связан с развитием их энергоактивов, главным из которых является «Южная генерирующая компания — ТГК-8». Выход «Газпрома» на угольный рынок также может быть вызван прежде всего стремлением насытить свои энергоактивы, чьи угольные потребности в ближайшем будущем будут только расти.

У партнеров

    «Эксперт Юг»
    №2 (8) 4 февраля 2008
    Пищевая промышленность
    Содержание:
    Реклама