Приобрести месячную подписку всего за 350 рублей
Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!

Интервью

Вахтёры над Природнадзором

2009

Акция экологических активистов в защиту расположенного неподалёку от Анапы заказника «Большой Утриш» вызвала настоящий переполох в рядах чиновников и силовиков, отвечающих за соблюдение экологического законодательства. А ведь местные экологи просто делали то, что должны делать государственные надзорные органы

Телеканалы и печатные издания, традиционно испытывающие в первые недели января информационный голод, охотно растиражировали новости об активистах движения «Спасём Утриш!» и общественной организации «Экологическая вахта по Северному Кавказу», ставших живой цепью перед бульдозерами, пытавшимися проложить новую дорогу в охранной зоне. Пикеты и флэш-мобы в защиту Утриша прошли в Краснодаре, Петербурге, Москве и других городах. Логическим завершением истории стало заявление руководителя Минприроды РФ Юрия Трутнева о незаконности строительства дороги. Строительство было прекращено, строительная компания получила судебные иски, а кубанскому губернатору пришлось, оправдываясь, заявить, что он не знал о подробностях происходящего в Утрише.

Участвовавшая в акции «Экологическая вахта по Северному Кавказу» — самая активная из экологических организаций ЮФО. Да и в общероссийском масштабе деятельность этой организации весьма заметна. Что не вызывает удивления: состояние экологии является одним из камней в фундаменте здания под названием «Юг России». Сейчас в работе организации участвуют около 70 активистов из семи регионов ЮФО. Кажется, что «вахта» присутствует во всех горячих экологических точках Юга. В списке очередных — строительство грузового порта в кубанском Приморско-Ахтарске, проект добычи доломитов в районе посёлка Мезмай, олимпийское строительство на Грушевом хребте. Координатор «Экологической вахты» Андрей Рудомаха убеждён, что экологическая обстановка на Юге станет стабильной только в случае, если государство перестанет потакать нарушениям экологического законодательства.

— В Утрише мы наблюдали странное, казалось бы, поведение правоохранительных и природоохранных органов: они признали, что строительство дороги ведётся незаконно, но в то же время не принимали реальных мер для его остановки. Думаю, что причиной этого был внутренний конфликт: закон требовал от надзорных органов и силовиков одно, а затеявшие вопиющее беззаконие чиновники велели совершенно другое. Поворот в сторону закона проходил со скрипом. Реальные меры стали приниматься только после того, как простые граждане — члены нашей организации и движения «Спасём Утриш!» — собственными телами преградили путь строительной технике. Длинный ряд подобных фактов, к сожалению, говорит о том, что в области экологии в России — и в Краснодарском крае в особенности — господствует не принцип верховенства закона, а принцип верховенства пожеланий власти, насколько бы абсурдными или противоправными эти пожелания ни были. Даже экстраординарные меры — вроде гражданских акций — зачастую не помогают элементарному обеспечению законности. Ситуация может измениться, если принцип верховенства закона будет внедряться с вершин российского политического Олимпа не только на уровне декларации, как это происходит сейчас. Или же потребуются десятилетия целенаправленной работы гражданского общества, с содействием международных институтов, широкой оглаской в СМИ фактов правового произвола со стороны представителей власти.

— Известно множество случаев, когда строительство потенциально опасных объектов в регионах Юга начиналось без необходимых экологических разрешений. В чём причина? Возможно, в том, что получение всех разрешений занимает слишком много времени, проекты при этом становятся нерентабельными?

— Проблема в удручающем состоянии правовой культуры в нашей стране. В 2006 году механизм экологической экспертизы в нашей стране был разрушен, так что сейчас для запуска большей части опасных проектов такая экспертиза вообще не требуется. Но даже при малом числе проектов, которые всё же подлежат экспертизе, проблема игнорирования требований законодательства остаётся острой. Тезис о затянутости процедуры экспертизы, снижении рентабельности, возможно, был отчасти обоснованным до 2006 года. В то время экспертизе подлежала практически любая деятельность, в том числе не особо опасная. Сейчас этот тезис несостоятелен. Наша практика показывает, что в обход экспертиз реализуются проекты, вокруг которых отсутствует конкуренция, да и вопрос рентабельности для этих проектов не является принципиальным. К таким проектам в ЮФО можно отнести ту же дорогу в Утрише, ряд олимпийских объектов, многие проекты по добыче и перевалке углеводородного сырья. У них всех есть одно общее: они, как правило, ведутся по госзаказу — формальному или неформальному. Чаще всего на нарушения идут госкомпании — в частности, «Газпром» или «Роснефть», или же тесно связанные с властью компании частные. То есть игнорирование экологической экспертизы стало одним из проявлений нынешней государственной политики.

— В зоне внимания «Экологической вахты» находятся побережья Чёрного и Азовского морей. Сейчас на этих территориях заметно противоречие между двумя путями развития — рекреационным и промышленным. Есть ли у экологов рецепт, как выдержать баланс между интересами промышленности и туристической отрасли?

— Район Чёрного и Азовского морей является единственным тёплым побережьем, где миллионы россиян могут отдохнуть, не выезжая за рубеж. То, что происходит сейчас, — растёт загрязнение пребрежных акваторий, строятся всё новые нефтяные и химические терминалы, планируется добыча нефти и газа на шельфах — говорит об отсутствии государственного мышления в области использования природных ресурсов, отсутствии ориентации на общественное благо. Давно доказано, что развитие приморской рекреации имеет колоссальный экономический эффект — как для государства в целом, так и для местных жителей. За примерами не нужно далеко ходить: участки Черноморского побережья, где нет крупных терминалов, — Сочи, Геленджик, Анапа — являются районами с высокими показателями экономического роста.

С экологической точки зрения Чёрное и Азовское моря чрезвычайно уязвимы. Это практически замкнутые водоёмы с крайне ограниченным водообменом. Сейчас эти моря находятся в состоянии глубокого экологического кризиса. Один из его показателей — утрата рыбохозяйственного значения, а ведь Азовское море когда-то было самым рыбным в мире. Повышать хозяйственную нагрузку на водоёмы — не просто ошибка, это преступление. Ясный сигнал об этом поступил, когда случилась экологическая катастрофа в Керченском проливе. Урока из этой катастрофы российское государство не извлекло — ни на глобальном, ни на региональном уровне. Рейдовая перевалка опасных грузов в проливе продолжается как ни в чём не бывало. Порочный вектор государственной политики нисколько не изменился: существуют планы строительства новых терминалов, каналов «Каспий — Азов» и «Волго-Дон-2», добычи нефти и газа на шельфе.

Поэтому я не думаю, что нужно искать компромисс между выгодами частного капитала и возможностью отдыха для миллионов россиян, устойчивым развитием прибрежных территорий, экологической безопасностью Черноморского региона.

— Как вы оцениваете сегодняшнюю политику региональных и федеральных властей на территориях, где планируется строительство олимпийских объектов? Насколько власти и бизнес открыты для сотрудничества с экологическими организациями?

— Я лично оцениваю эту политику крайне отрицательно. На короткий срок положение вроде бы изменилось к лучшему в начале июля прошлого года, когда Владимир Путин на встрече с представителями общественных экологических организаций принял решение о переносе двух олимпийских объектов с Грушевого хребта. Тогда же, в июле, на совещании с участием главы Минприроды Юрия Трутнева, в котором участвовали и экологи, были достигнуты крайне важные договорённости. Как мне тогда показалось, после этих встреч в беспросветном в экологическом отношении олимпийском тоннеле забрезжил было свет. Получи наметившиеся тенденции реальное развитие, наша организация была бы готова отказаться от жёсткой оппозиции проведению Олимпийских игр в Сочинском национальном парке. Однако оказалось, что это были только временные уступки власти «зелёным», вызванные угрозой внесения объекта Всемирного природного наследия «Западный Кавказ» в список «Всемирное наследие под угрозой!». В те дни в Канаде проходила сессия комитета Всемирного наследия ЮНЕСКО, в ходе которой представители Гринписа и «Экологической вахты» были намерены добиваться внесения объекта в список. Случись это — имидж сочинской Олимпиады, создающей угрозу уникальным природным комплексам, был бы окончательно подорван.

После июльского всплеска надежд никакого реального поворота в сторону экологизации Олимпиады-2014 не произошло. Как и прежде, под маркой Олимпиады продвигаются не имеющие к ней прямого отношения интересы бизнес-структур. С Грушевого хребта так и не были выведены все олимпийские объекты: там по-прежнему планируется строительство биатлонного комплекса. Не отменено распоряжение правительства РФ, согласно которому предусмотрена застройка всей территории Грушевого хребта рекреационными объектами. Так создаётся плацдарм для дальнейшего освоения этих земель в коммерческих целях. Планируется массовое переселение людей из Имеретинской низменности, которое — мы в этом убеждены — нужно не для проведения Олимпиады, а прежде всего для расчистки территории и использования её в коммерческих целях. Если ничего не изменится, Сочи-2014 станут самыми антиэкологичными играми за всю историю Олимпийского движения.

— Один из часто повторяющихся упреков в адрес экологов состоит в том, что они могут «напасть» на какой-либо проект по заказу конкурентов. Каким образом ваша организация выбирает объекты для работы, каковы критерии?

— Этот упрёк абсурден. Основные критерии для «Экологической вахты» — это острота проблемы и наличие активистов, готовых этой проблемой заняться. Странно говорить о заказных действиях организации, которая занимается практически всем спектром острых экологических проблем нашего региона. Мы выступаем оппонентами любых коммерческих и государственных структур, создающих эти проблемы. В том числе и самых влиятельных в России. Единственный наш заказчик — гражданская позиция и желание хоть в какой-то степени сохранить уникальную природу нашего региона.

Наши возможности ограничены: реагировать в должной степени на все острые вопросы не удаётся. Мы, например, до сих пор не начали плотно заниматься комплексом острейших проблем Туапсе, жители которого постоянно просят нас о помощи, ведь город находится на грани экологической катастрофы.

— Ещё один распространённый упрёк — со стороны как властей, так и части общества — экологические организации живут-де за счёт зарубежных грантов, а значит, являются чуть ли не агентами влияния правительств западных стран. Как финансируется работа «Экологической вахты»? Насколько прозрачной должна быть процедура финансирования экологических организаций?

— Главный ресурс «Экологической вахты» — не гранты, а энтузиазм её активистов. Организация существует уже 12 лет. Бывали периоды, когда мы по нескольку лет не получали никаких грантов, но продолжали активно действовать. Мы не получаем больших финансовых средств из-за рубежа. Хотя благодаря этим ресурсам общественная организация может действовать эффективнее. В прошлом году мы получили один грант в три тысячи евро, в позапрошлом тоже один — на 10 тысяч долларов. С 2006 года общественные организации в России отчитываются за каждый доллар, полученный из-за рубежа. Так что в отношении контролирующих нас государственных структур мы более чем прозрачны.

Подчеркну: эти ресурсы никак не определяют направленность нашей деятельности. Какого-либо влияния на нас со стороны западных стран я совершенно не чувствую и думаю, что вряд ли его можно оказать. Единственное, как мне кажется, влияние через те небольшие гранты, которые мы получаем от благотворительных фондов, может заключаться в том, что, помогая нам, они содействуют развитию гражданского общества. Но это, несомненно, позитивное влияние.

«Эксперт Юг» №8-9 (47)
Подписаться на «Эксперт» в Telegram



    Реклама




    Аквапарк на Сахалине: уникальный, всесезонный, олимпийский

    Уникальный водно-оздоровительный комплекс на Сахалине ждет гостей и управляющую компанию

    Инстаграм как бизнес-инструмент

    Как увеличивать доходы , используя новые технологии

    Армения для малых и средних экспортеров

    С 22 по 24 октября Ассоциация малых и средних экспортеров организует масштабную бизнес-миссию экспортеров из 7 российских регионов в Армению. В программе – прямые В2В переговоры и участие в «Евразийской неделе».

    Российский IT - рынок подошел к триллиону

    И сохраняет огромный потенциал роста. Как его задействовать — решали на самом крупном в России международном IT-форуме MERLION IT Solutions Summit

    Химия - 2018

    Развитие химической промышленности снова в приоритете. Как это отражается на отрасли можно узнать на специализированной выставке с 29.10 - 1.11.18

    Эффективное управление – ключ к рынку для любого предприятия

    Повышение производительности труда может привести к кардинальному снижению себестоимости продукции и позволит российским компаниям успешно осваивать любые рынки


    Реклама