ПУБЛИКУЙТЕ НОВОСТИ О ГЛАВНЫХ СОБЫТИЯХ
СВОЕЙ КОМПАНИИ НА EXPERT.RU

Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!

Успеть обанкротить

2009

Группа МАИР намерена обанкротить Сулинский металлургический завод, рассчитывая отсрочить выплату кредиторской задолженности и не попасть под действие новой редакции закона о банкротстве, согласно которой собственники несут субсидиарную ответственность

Арбитражный суд Ростовской области ввёл процедуру внешнего наблюдения над контролируемыми главой группы МАИР Виктором Макушиным ЗАО «Ростовский завод» (правопреемник ЗАО «СТАКС») и ООО «Сулинское предприятие». Отчёт арбитражных управляющих будет заслушан в суде 12 ноября. Таким образом, собственник Сулинского метзавода не попадает под действие новой редакции закона о банкротстве, которая должна вступить в силу с 1 июля 2009 года и предусматривает субсидиарную ответственность по долгам собственников.

Банкротство в результате модернизации

О сложном положении металлургической отрасли и о связанной с этим тяжёлой финансовой ситуации, в которую попали предприятия группы, президент МАИРа Виктор Макушин рассказал «Эксперту ЮГ» ещё в октябре прошлого года. Тогда он сообщил о намерении временно приостановить работу своего специализирующегося на производстве чугуна Верхнесинячихинского металлургического завода (ВСМЗ), а также пояснил, что СТАКС обеспечен заказами лишь до конца 2008 года.

На начало нынешнего года общая кредиторская задолженность МАИРа составила около 300 млн долларов; основной кредитор — Северо-Кавказский банк Сбербанка РФ. За счёт распродажи части объектов недвижимости задолженность удалось сократить до 170 млн долларов. По утверждению г-на Макушина, на долю СТАКСа приходятся три кредита на общую сумму 2 млрд рублей (64,5 млн долларов).

СТАКС, добившись «добровольного банкротства», вполне сможет потянуть с возвратом кредитов Сбербанку как раз до окончания кризиса

«Сулинская» задолженность образовалась главным образом за счёт масштабной реконструкции, которую собственник с 2007 года проводит на предприятии. Были построены две электрические печи МНЛЗ (машина непрерывного литья заготовок), что должно было позволить увеличить сталеплавильные мощности завода до 1 млн тонн в год, а также установить прокатный стан, который дал бы возможность выпускать 500 тысяч тонн сортового проката ежегодно. По словам президента группы, на эти средства было израсходовано не менее 180 млн долларов.

Однако падение спроса на металл в процессе развития экономического кризиса привело к резкому сокращению продаж группы. Виктор Макушин говорит о сокращении объёмов производства стальной литой заготовки на СТАКСе с 18,5 тысяч тонн в ноябре 2008 года до 15 тысяч тонн в апреле 2009 года.

В мае предприятие было остановлено, а установка прокатного стана отложена на неопределённое время. Руководство МАИРа сообщило, что на СТАКСе «начаты планово-предупредительные ремонтные работы». Как правило, подобные «работы» означают не более чем поддержание предприятия в безаварийном режиме, сочетающееся со значительным сокращением рабочих. Предприятие продолжает работу, но под управлением нового юридического лица — ЗАО «Красносулинский метзавод».

Как пояснил «Эксперту ЮГ» источник в администрации Ростовской области, на данный момент вторая печь МНЛЗ работать не может из-за отсутствия трансформатора. Первая печь начала работу с 11 июня, но она способна разливать сталь всего в три ручья, что будет означать сокращение объёмов производства предприятия на 50%. А для этого не требуется прежнего количества рабочих.

15 мая было объявлено о том, что менеджмент инициировал признание ВСМЗ банкротом, о чём было направлено заявление в Свердловский арбитражный суд. А 21 мая в Ростовский арбитраж было подано заявление о банкротстве сразу двух маировских активов — ЗАО «Ростовский завод» (правопреемник ЗАО «СТАКС») и ООО «Сулинское предприятие». 

Ради двух лет отсрочки

На встрече с руководством Ростовской области Виктор Макушин объяснил свои действия следующим образом: это попытка через банкротство достичь финансового оздоровления предприятия. По его словам, такое оздоровление в рамках процедуры банкротства может длиться до двух лет — за это время будет объявлен мораторий на все долги предприятия перед кредиторами. Поэтому теоретически у МАИРа есть шанс решить проблемы завода. «Мы рассчитываем, что к этому времени изменится рыночная конъюнктура, вырастет спрос на металлопродукцию», — пояснил г-н Макушин.

Среди металлургов это не первый случай, когда собственный менеджмент инициирует процедуру банкротства. Недавно с аналогичными заявлениями обратились в суды представители ГК «ЭСТАР», прося обанкротить Новосибирский металлургический завод имени Кузьмина, Энгельс­ский трубный завод, Нытвенский металлургический завод, торговые дома «ЭСТАР» и «ЭСТАР-ресурс» (их заявления рассмотрят в конце июня). Заявления о банкротстве, но уже со стороны кредиторов, лежат в арбитражах и в отношении волгоградского ВМЗ «Красный Октябрь» и завода «Амурметалл» (пакетом акций тоже владеет ГК «ЭСТАР»). 

«В первую очередь речь идёт о серьёзных производственных проблемах у мелких производителей, так как, в отличие от “большой шестёрки” (НЛМК, “Северсталь”, ММК, “Мечел”, Евраз-холдинг, УГМК), себестоимость продукции у них значительно выше, — отмечает аналитик компании БКС Олег Петропавловский. — Поэтому при падении спроса на металл на внутреннем рынке на 60 процентов они просто не смогут конкурировать по цене».

Следует заметить, что столь активная позиция собственников стала очень популярным способом избавиться от долгов с минимальными потерями. В частности, федеральное Министерство экономического развития направило на согласование в ведомства законопроект, расширяющий возможности по финансовому оздоровлению должников и предусматривающий возможность досудебного урегулирования задолженности сроком на четыре месяца, в течение которых кредиторы не смогут инициировать процедуру банкротства. Согласно законопроекту, компания-должник может сама инициировать в суде процедуру финансового оздоровления, а возврат долга кредиторам можно отложить на два года.

По мнению заместителя директора департамента корпоративного развития МЭРТ Дмитрия Скрипичникова, «изменения позволяют добросовестным должникам быстрее договориться с кредиторами. Если же они не договорятся, то вступает в силу законодательство, регулирующее стандартную процедуру банкротства». По мнению г-на Скрипичникова, два года — достаточный срок для «выздоровления».

Таким образом, СТАКС, добившись «добровольного банкротства», вполне сможет потянуть с возвратом кредитов Сбербанку как раз до окончания кризиса, когда спрос на металл вновь возрастёт.

Со своей стороны, директор центра макро­экономических исследований Сбербанка РФ Ксения Юдаева полагает, что предлагаемая схема выгодна не только компаниям, но и банкам. «Если ликвидировать по тем ценам, что существуют сейчас, то это для банков в среднесрочной перспективе будет менее выгодно, чем даже дать дополнительные средства в рамках соглашения о реструктуризации долга и потом увеличить возвратный поток. Такое законодательство нам необходимо, особенно в условиях кризисных ситуаций, когда возможно большое количество банк­ротств», — считает г-жа Юдаева.

Ещё одна причина популярности банкротства

Впрочем, нахлынувший вал банкротств можно объяснить и более прозаическими причинами. С 1 июля 2009 года вступают в силу поправки в новую редакцию ФЗ «О несостоятельности (банк­ротстве)», касающиеся субсидиарной ответственности не только «зицпредседателей» предприятия-банкрота, но и его собственников — нынешних и бывших акционеров с пакетом более 50 процентов, имевших возможность контролировать деятельность предприятия за период до двух лет до введения процедуры банкротства. Любой из собственников (или все они вместе) может быть привлечён к ответственности, если его действия повлекли за собой ухудшение финансового положения компании (увеличение долговой нагрузки или уменьшение её активов). А это значит, что сегодня традиционный вывод активов в другие компании, входящие в холдинги, уже ничего не даёт — отвечать по долгам будет весь холдинг, а уж тем более недобросовестные собственники, доведшие предприятие до банкротства. Причём отвечать они будут не только уставным капиталом, но и собственным имуществом.

По мнению руководителя налоговой практики компании Pen&Paper Александры Бирюковой, учредители будут лично отвечать всем своим имуществом по долгам компании-банкрота фактически во всех случаях — в том числе им придётся нести ответственность при любом искажении в бухгалтерском учёте и в отчётности сведений об имуществе и обязательствах. Поскольку руководство МАИРа успело обанкротить СТАКС до 1 июля, отвечать по долгам завода предстоит только менеджменту самого ЗАО.

«Эксперт Юг» №23-25 (62)
Подписаться на «Эксперт» в Telegram



    Реклама



    Курс на цифровые технологии: 75 лет ЮУрГУ

    15 декабря Южно-Уральский государственный университет отметит юбилей. Позади богатая достижениями история, впереди – цифровые трансформации

    Дать рынку камамбера

    Рынок сыра в России остается дефицитным. Хотя у нас в стране уже есть всё — сырье, поставщики оборудования и технологии

    Струйная печать возвращается в офис

    Обсуждаем с менеджером компании-лидера в индустрии струйной печати

    Когда безопасность важнее цены

    Экономия на закупках кабельно-проводниковой продукции и «русский авось» может сделать промобъекты опасными. Проблему необходимо решать уже сейчас, пока модернизация по «списку Белоусова» не набрала обороты.

    Новый взгляд на инвестиции в ИТ: как сэкономить на обслуживании SAP HANA

    Экономика заставляет пристальнее взглянуть на инвестиции в ИТ и причесать раздутые расходы. Начнем с SAP HANA? Рассказываем о возможностях сэкономить.

    Аквапарк на Сахалине: уникальный, всесезонный, олимпийский

    Уникальный водно-оздоровительный комплекс на Сахалине ждет гостей и управляющую компанию

    Армения для малых и средних экспортеров

    С 22 по 24 октября Ассоциация малых и средних экспортеров организует масштабную бизнес-миссию экспортеров из 7 российских регионов в Армению. В программе – прямые В2В переговоры и участие в «Евразийской неделе».


    Реклама