Приобрести месячную подписку всего за 240 рублей
Интервью

«Скрытый механизм лицензирования может привести к сужению рынка»

, 2017
Фото: Андрей Бойко

Изменения в 214-ФЗ, которые вступают в силу в 2017 году, фактически вводят механизм скрытого лицензирования, считает руководитель региональной службы Росгосстройнадзора Ростовской области Андрей Соловьёв. Это может привести к монополизации и сужению рынка

С 2017 года вступают в силу изменения в 214-ФЗ, который регулирует отношения строительных компаний и дольщиков. Поправки в закон стали ответом законодателя на рост числа обманутых дольщиков, превратившихся в социально активную протестную группу. В проблемы дольщиков были вынуждены вмешиваться муниципальные и региональные власти, а объёмы недостроенных домов фактически стали критерием оценки работы властей. Руководитель региональной службы Росгосстройнадзора Андрей Соловьёв, чьё ведомство отвечает за выполнение нового законодательства, рассказал «Эксперту ЮГ», почему не сработало страхование на рынке жилья и как новые изменения повлияют на рынок.

— В 2012 году в 214-ФЗ внесли изменения, которые обязывали застройщиков страховать объекты и выплачивать штрафные санкции в случае нарушения сроков договора. Почему эти изменения не сработали?

— За период действия этого законодательства не было ни одного страхового случая, хотя застройщики платили страховым компаниям от одного до полутора процентов от стоимости строительного объекта. Страховой случай наступает при банкротстве компаний. Но при возникновении проблем с дольщиками никто не хочет проводить процедуру банкротства. Поэтому от проблемы обманутых дольщиков мы в результате не ушли.

Что касается предупреждающего надзора — региональная служба Госстройнадзора контролирует целевое расходование средств застройщика. На деле это происходит следующим образом. Строительная компания обязана представить квартальный отчёт в течение 30 дней. Ещё в течение 30 дней мы его анализируем. И только потом можно проводить документальную проверку, тогда как деньги со счетов компании можно вывести в течение двух недель. Фактически мы проводим проверку уже по следам. Сейчас законодатель пошёл по пути ужесточения требований на стадии выдачи разрешения на строительство.

— Почему проблема дольщиков сейчас вышла на первый план, если ситуация с ними не менялась с 2012 года?

— Во-первых, обманутыми дольщиками стали социально незащищённые группы населения, которым по закону должно помогать государство. Это шахтёры, ветераны, другие категории. Это случилось тогда, когда муниципалитеты стали заключать договоры долевого строительства с застройщиками, чтобы выкупить квартиры для тех, кому государство обязано предоставить жильё. Ранее квартиры приобретались только на вторичном рынке. Так власти пытались, с одной стороны, приобрести квартиры дешевле, чем на вторичном рынке, с другой, стимулировать рынок. В-третьих, на рынок вышли юридические конторы, которые пытаются заработать на отношениях дольщиков и застройщиков, выступая на стороне граждан.

— Какие требования к застройщикам будут предъявляться теперь?

— Прежде всего, изменения в законодательство вводят понятие возможности привлечения средств застройщиком. Это касается и уставного капитала компании, и оценки застройщика банками. Фактически законодатель вводит скрытое лицензирование строительной деятельности. Конечно, ошибкой было допускать в своё время на строительный рынок непрофессионалов с уставным капиталом в 10 тысяч рублей. Механизм лицензирования изначально понятен и давно отработан во многих отраслях. Скрытый механизм может привести к укреплению административных барьеров и сужению рынка.

— Можно ли ожидать, что новых проектов будет меньше?

— Количество жилья будет регулироваться спросом, а не законодательством. Но административные барьеры могут привести к монополизации рынка с соответствующими последствиями — уменьшением качества, ростом цен.

— Застройщик должен будет представлять справки о соответствии по каждому проекту или он проходит аккредитацию один раз?

— По каждому проекту. При этом мы только разрабатываем механизм выполнения нового законодательства. Мы же не можем остановить рынок только потому, что у нас нет какой-то справки. А новые требования обязывают банки, МВД создавать документы, которых они никогда не делали. Те застройщики, которые разобрались в изменениях 214-ФЗ, попытались сделать задел — заключили договоры долевого участия в декабре 2016 года по прежнему законодательству.

— Какие механизмы могут ещё регулировать рынок без риска его снижения?

— Нужно приводить в чувство институт страхования. Предпринимательская деятельность — это риски, которые во всём мире страхуются. Государство должно разделить, где оно видит свои риски, а где — частные. Фонд дольщиков, который должен появиться согласно изменениям в 214-ФЗ, по сути, — механизм государственного страхования.

Я был на круглом столе по страхованию дольщиков в Москве. Меня поразило, что там не было ни одного представителя надзора. Только страховые компании. Государственный фонд они рассматривают как демпинг, потому что застройщик должен будет платить на выбор: государству — один процент или частной страховой компании — полтора процента. Хотя и эта сумма не покроет всех рисков. Страховой взнос должен быть не менее двух процентов.

— Сейчас говорят о реестре добросовестных застройщиков.

— Всегда всем интересно выдавать чёрные реестры, тем самым влияя на бизнес. Есть для этого законный способ — лицензирование. Всё остальное — суррогат.

«Эксперт Юг» №1 (399)



    Реклама

    Системный подход к инжинирингу и подготовке кадров

    Об опыте и о новых идеях рассказывает генеральный директор МВШИ Вальтер Рац


    Реклама