Интервью


Кризис обнажил плюсы солнца

2017

Бизнес небольшой краснодарской компании «Солар», специализирующейся на световодах солнечного света в зданиях, оказался на восходящем тренде, несмотря на спад в строительстве. Причина — возможность экономии как ресурсов, так и стройматериалов

Краснодарская компания «Солар», уже 12 лет занимающаяся реализацией проектов по применению полых световодов бренда Solatube, позволяющих натуральным солнечным светом освещать внутренние помещения различных зданий, в конце прошлого года вышла в финал премии «Бизнес-Успех» в числе 18 российских бизнес-проектов. По словам Юрия Селянина, генерального директора компании, именно кризис, сильно сказавшийся на строительной отрасли, открыл перспективы роста: за четыре последних года объём бизнеса вырос троекратно. Мало того, ожидается, что уже в этом году откроется производство некоторых базовых элементов для световодов в России.

«Зелёная» экономия

— Какова динамика развития вашего бизнеса?

— Динамика положительная: с 2013 года по 2016 год объём продаж вырос с 4 миллионов рублей до 12 миллионов.

— Это очень высокие цифры, особенно на фоне экономического кризиса, который затронул в том числе и строительную отрасль. Какие факторы способствуют подобному росту?

— Как это ни парадоксально звучит, именно неблагоприятное положение строительного рынка в целом стимулирует спрос на нашу продукцию. Применение световодов как элемента капитального строительства повышает энергоэффективность здания, по сути, это «зелёное» строительство. Световоды не пропускают инфракрасное излучение ни в одном, ни в другом направлении, а это означает меньший уровень потерь энергии на отопление здания зимой и охлаждение летом. Кроме того, применение световодов даёт более чем ощутимую экономию — речь идёт о суммах, на порядок больших, чем непосредственно стоимость нашего оборудования. Причём это не только наши выводы — такое обоснование было дано нашими клиентами, «Якутнипроалмаз» (город Мирный, Якутия).

— Благодаря чему достигается такой эффект?

— Архитектор, проектируя здание или комплекс зданий, получает возможность изменить планировку и сделать застройку более плотной. За счёт этого снижается стоимость капитального строительства.

— Но ведь существуют градостроительные нормы, регулирующие в том числе и плотность застройки. Как применение той или иной технологии может на них воздействовать?

— Градостроительные нормы при этом не нарушаются. Тут дело в том, что в принципе окно как источник света — не самая эффективная технология. Требование обязательного применения окон связывает архитекторам руки. Как правило, окна в принципе не способны полноценно осветить масштабные здания. В этом можно убедиться на примере аэропортов, например, или гипермаркетов: недостаток естественного света вынуждает тратить электроэнергию — и, соответственно, деньги, — на искусственный. Парадоксально, но именно в дневное время потребление электроэнергии на освещение наибольшее.

Применение наших световодов даёт архитектору возможность упростить планировку здания, оставаясь в рамках требований по освещённости помещений естественным светом, что автоматически делает более дешёвой и его постройку. Световоды позволяют адресно передать свет практически в любое место здания. Сейчас эту возможность для экономии наконец стали замечать всё чаще, проектировщики убедились в том, что это работает, и проявляют всё больший интерес. Мы оказываем помощь проектным институтам ЕврАзЭс (Евразийское экономическое сообщество. — «Эксперт ЮГ») в виде консультаций и светотехнических расчётов по применению этих устройств, в процессе проектировании тех или иных объектов.

От ТЦ до подземелья

— На какой тип объектов ориентирована технология световодов? Известно, что вы делали проект, например для IKEA; ваши основные заказчики — это крупные компании?

— На самом деле круг заказчиков и клиентов, а также количество проектов, которые сейчас находятся у нас в стадии реализации, достаточно широки — световоды применяются как в частном домостроении, так и при возведении социальных объектов — больниц, детских садов, школ, а также вокзалов, аэропортов и т.д. У нас в портфеле есть проекты, в рамках которых световоды используются для подземных сооружений.

— Как это технически возможно?

— Не только возможно, но даже уже реализовано. Нижегородская правовая академия освещает свои подземные классы именно таким образом. На самом деле всё достаточно просто — световоды выводятся на поверхность, где устанавливаются светособирающие купола. Так что принципиальных отличий от традиционной схемы сбора и передачи естественного света нет.

— Какие из реализованных вами проектов были крупнейшими?

— Например, инфекционная больница в Дагомысе — этот проект реализовался как часть олимпийской стройки. А также масштабные сооружения на острове Русском (Приморский край) — адаптационный корпус и Океанариум. 

Применение световодов для освещения масштабных объектов позволяет экономить на электричестве 038_expertjug02_1.jpg
Применение световодов для освещения масштабных объектов позволяет экономить на электричестве

Правильное импортозамещение

— Световоды, которые вы предлагаете рынку — это ведь импортная продукция?

— Да, основной завод компании находится в США, хотя корнями производитель уходит в Австралию. Продукция высокотехнологична, и поэтому локализовать производство в других странах достаточно сложно. Если говорить о России — тут просто не сформирован рынок подобной продукции. Кроме того, есть сложности технологического характера в производстве светособирающих куполов (линзы Френеля) и самой системы светопередачи. Используется многослойное отражающее полимерное покрытие световодов, обеспечивающее практическое отсутствие энергопотерь (не более 0,03 процента) и полное соответствие спектральной составляющей естественного света (разработка американской компании 3М). В настоящее время аналогов этому материалу, по сути, пока нет.

— Соответственно, по части ассортимента вы полностью зависите от возможностей американского производства? Эта линейка продуктов статична, или как-то развивается?

— Развивается, конечно. Так, гибридная система совмещенного освещения (ГССО), которая была нами применена в проекте «Мега-Адыгея», реализует принципиально новый подход к организации освещения объектов и является по сути новым продуктом. Первый опыт изготовления и апробации имел место ещё в 2014 году, при реконструкции системы освещения вокзального комплекса «Анапа». Гибридная система освещения в «Мега-Адыгея» интегрирована в базовые элементы конструкции. Мы реализацию этого проекта рассматриваем как прорыв.

— Однако сама технология всё равно остаётся зарубежной. Есть ли возможности её доместификации?

— Технология защищена патентами, но даже не в них дело. Даже легальное применение этих ноу-хау — дело достаточно непростое. Компания уже имела негативный опыт открытия лицензионного производства в Китае. Получилось так, что лицензию отозвали через год после выдачи — китайский лицензиат не смог правильно отстроить технологические процессы, и в результате его продукция (светособирающие купола) не была в достаточной степени устойчива к влиянию ультрафиолетового излучения. Купола должны иметь большой «запас прочности» по этому параметру, так как используются на открытом солнце многие годы.

Что касается доместификации технологии, то работа здесь идёт, и уже видны перспективы. Но это не то импортозамещение, которое исповедует принцип «всё сломать, построим своё» — в случае с технологией, над которой за рубежом работали несколько десятков лет, это маловероятно. В настоящее время научно-производственная группа, в которую вошли компания «Солар», группа российских учёных и производители источников искусственного света, выполняет НИОКР. Результаты практического применения первых пробных гибридных систем совмещенного освещения (ГССО) оказались положительными. Это даёт основание для открытия не опытного, а серийного производства элементов ГССО в России. Таким образом, возникает прецедент международной кооперации. Интерес к этому процессу уже начали проявлять наши американские партнёры. Такую практику международной кооперации можно, как мне кажется, назвать цивилизованным импортозамещением.

— Расскажите, пожалуйста, о проекте по созданию производства более подробно.

— Работа в этом направлении ведётся в Томске. Мы давно и плодотворно сотрудничаем с Томским государственным архитектурно-строительным университетом. Это сегодня единственный в стране вуз, где в программу подготовки архитекторов включены лекции по устройству систем передачи естественного света по световодам и их влиянию на современную архитектуру. Другой партнёр — компания «Физтех-Энерго», также томская — это производитель разного рода высокотехнологичной продукции, обладающий заметным технологическим потенциалом. Они согласились выступить промышленной базой для открытия серийного производства элементов гибридной системы солнечного освещения.

— Когда ожидается старт?

— При благоприятном стечении обстоятельств — уже к концу года. Сейчас проводятся работы по натурным испытаниям, моделированию, макетированию, выполняется патентование конструкции, основных элементов и систем, готовятся исполнительные и сопроводительные документы.

Важным условием реализации проекта был и остаётся спрос. В этом направлении проводится большая работа. Что очень важно, нам в этом деле оказывает помощь центр координации поддержки экспорта Краснодарского края (ЦКПЭ). Таким образом, мы готовимся обеспечивать инновационными системами освещения не только российский рынок и страны ЕврАзЭс, но и дальнее зарубежье. Любому производству нужен рынок и объём, поэтому экспорт неизбежен.

Развитие через обучение и просвещение

— Каковы для вас сегодня основные направления внутренней работы с целью развития компании?

— Работа над развитием ведётся по многим направлениям. В числе основных — повышение профессионального уровня, и это касается всех сотрудников компании. Другая базовая задача — расширение дилерской сети. Довольно долгое время количество наших дилеров колебалось от 15 до 20. Каким-то компаниям приходится уходить, так как они не демонстрируют необходимых показателей и правильного отношения к нашему делу. С другой стороны, появляются новые. В том числе и за рубежом — в таких странах, как Казахстан, Армения.

— А насколько широка география зарубежной работы?

— Уже примерно четыре года реализуем различные проекты в Казахстане. Был реализован один проект в Беларуси (Гомель). К сожалению, процесс приобщения к новой технологии освещения в странах ЕврАзЭс идёт очень медленно.

— Насколько серьёзна конкуренция в вашем сегменте рынка? Как она развивается?

— Конкуренция за последние несколько лет появилась, и это — лакмусовая бумажка, свидетельствующая о том, что развивается достаточно серьёзный рынок. Для нас, тем не менее, этот факт пока никакой угрозы не представляет — за счёт опыта работы на рынке и уверенности в качестве. Другое дело, что результаты работы некоторых из них настолько плохи, что вредят репутации всего спектра технологических решений. Доходило до смешного — когда монтажники устанавливали в световоды оцинкованную жесть, и заказчики потом очень возмущались тем, что устройства не работают практически сразу же после монтажа. Всё-таки монтажом таких непростых систем должны заниматься профессионалы, иначе ничего хорошего не получится.

— Какие факторы препятствуют развитию рынка?

— Помимо технологической сложности и наличия на рынке непрофессиональных установщиков, портящих репутацию не только себе, но и соседям, я бы выделил более глобальный и важный фактор: отсутствие понимания ценности солнечного света. Ведь он — не просто экологически чистое освещение, но ещё и залог здоровья и лучшей трудоспособности людей, которые находятся в зданиях (благодаря непрерывному спектру, которого нет у люминесцентных и светодиодных ламп, а также отсутствию мерцания естественный солнечный свет действительно более безопасен. — «Эксперт ЮГ»). По данным некоторых исследований, производительность труда людей, работающих при естественном солнечном освещении, на 16 процентов выше, чем в аналогичном случае при применении искусственного освещения. Этот фактор должен быть и главным, и определяющим, а не то, что применение световодов даёт заметный экономический эффект. Хотя этот эффект действительно есть.

Удручает также инертность госсектора. Мы неоднократно пытались установить рабочие контакты с представителями органов местного самоуправления, предлагая использовать наши световоды — например, в детских учреждениях. Мало того, приходилось сталкиваться с вопиющими случаями: проект строительства детских садов в Краснодаре с использованием наших световодов прошёл госэкспертизу, хотя это было связано с огромными сложностями, а в ходе реализации генподрядчик просто решил отказаться от световодов без перепроектирования здания. Хотя это — очевидное нарушение. Ну ладно, вместо световодов можно установить искусственные источники света. Но представьте, что случилась чрезвычайная ситуация. Электроэнергия отключилась, помещение задымлено. Если бы там были световоды — там всё равно было бы достаточно светло, чтобы найти выход. А если там темно…

В общем, пока работа в госсекторе идёт с большим трудом. Но мы стараемся продвигаться на этом поле. Здесь основная задача — как можно более широко знакомить заинтересованных людей с преимуществами технологии, а также бороться с технической безграмотностью и невежеством. А ведь Россия — огромная. Работы очень много, и в одиночку с нею не справиться.

«Эксперт Юг» №2 (400)



    Реклама

    Качество научных исследований как фактор продвижения университетов на мировой арене

    Аналитический центр «Эксперт» начал подготовку второго Рейтинга факультетов. Уникальность рейтинга состоит в том, что объектом ранжирования стали позиции российских вузов в узких предметных областях




    Реклама