ПУБЛИКУЙТЕ НОВОСТИ О ГЛАВНЫХ СОБЫТИЯХ
СВОЕЙ КОМПАНИИ НА EXPERT.RU

Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!

Интервью

Над пропастью во лжи

2001

Культура в поисках самой себя и национальной идеи, способной вытащить общество

Существует две прямо противоположные точки зрения на состояние культуры Свердловской области. Одна оптимистична. Свердловская почва питала Сергея Герасимова и Эрнста Неизвестного, Ирину Архипову и Бориса Штоколова, Владимира Хотиненко и Сергея Арцыбашева. Отсюда вышли "Наутилус" и "Агата Кристи", здесь продолжает работать "Чайф": рок-н-ролл мертв - у нас еще нет... Урал стал российским центром бурно развившегося в 90-е годы современного танца. Знаменитая театральность Екатеринбурга достойна похвалы и сегодня: если кто-то из жителей города не побывал в театре в течение года, значит, за него дважды сходил сосед (в среднем на одного екатеринбуржца приходится одно посещение театра). Самый популярный современный драматург Николай Коляда - наш. И даже одна из лучших в России коллекций русского авангарда (Малевич, Кандинский) находится в Екатеринбурге.

Другая точка зрения пессимистична. Музеи, собирающие богемные толпы на презентациях выставок и гулко пустующие все остальное время. Театры оперы и балета, переживающие не лучшие времена. И крайне низкая бытовая культура: грязь улиц, хамство в транспорте. Уральщина...

О том, какие процессы происходят сегодня в культуре не только в местном, но и общероссийском масштабе, - диалог двух культурологов, докторов философских наук Льва Закса и Сергея Кропотова .

Среднего не дано

- Какую из двух картин состояния культуры вы считаете более объективной?

Закс: Нельзя дать однозначного ответа по причине неравномерности существования культуры. Есть пространства, насыщенные творчеством: Екатеринбург, Нижний Тагил. А есть зоны очень бедные. В качестве примера приведу Верхотурье. Я поражаюсь противоречию: памятники Верхотурья, имеющие шанс стать притягательными для туристов, реставрируют, но насколько убога культура этого старинного городка... Вот все кричат о засилье американских триллеров. Да это единственное из сферы культуры, что сегодня есть в Верхотурье. Фонды библиотек бедны, хорошего книжного магазина я не обнаружил. Этот город для меня - символ упадка культурной жизни.

Существует и жанровая неоднородность в культуре. То, что называется фольклором, сегодня живет в умах искусствоведов. Некоторые образцы уральского фольклора можно заносить в Красную книгу. Когда в годы войны создавался замечательный Уральский народный хор, в него пришли сами носители народной культуры. Потом хор деградировал, превратился в коммерческую структуру, пошла стилизация "a la уральское". В Артемовском есть интересный хор, в репертуаре которого удачные народные вещи - и тут же коммерческие, когда певцы в русских одеждах поют буквально [хеппи бездей ту ю]. Подобное соединение "французского с нижегородским" потрясает.

Одну из причин развала "второй российской империи" культурологи видят в духовном размежевании "единой общности - советского народа". Сегодня власть озабочена поиском новой национальной идеи. И путь к объединению нации, пытающейся освободиться от десятилетиями накопленной лжи, лежит через развитие культуры с ее культом разнообразия, уважения "другого", умения ценить имеющееся

Но больше всего меня беспокоит чрезвычайно низкий уровень бытовой культуры. Общественные туалеты - моя "любимая" тема. В городе может проводиться праздник с большим потреблением пива, но пописать сходить некуда. Это символ: народ мочится не отходя от кассы.

Если говорить жестко, то, что происходило с Россией в последние годы, стимулировало деградацию традиционной народной культуры. Новая нравственность не возникла, старая ушла. Вместо религиозной культуры, которая существовала веками, давая плюсы и минусы, сегодня существует мода на религиозность. До той органической религиозности, которая отличает культуру европейских стран, далеко. Мне кажется, особенности православия таковы, что они вели человека в высокие сферы, а как у него тут с туалетом, посудой, чистыми портками, до этого религии по большому счету дела не было и нет. Отсюда действительный разрыв: люди проявляют чудеса сострадания к ближнему, при этом могут быть грубы и неотесанны.

Кропотов: Однако и при низкой бытовой культуре жива своеобразная российская духовность. Кичиться ею особо не приходится, есть в ней пределы, не позволяющие адекватно вписаться в современность. Сочетание "низкого" и "высокого" при отсутствии среднего.

Это не только наш грех - отсутствие средней зоны. Могут быть процветающие территории, отдельные удачливые "бизнес-графства" - есть такой термин в экономике, вполне распространимый и на культуру. Нижнетагильская художественная школа, Свердловская филармония - культурные "бизнес-графства". Но среды, соединяющей их, нет. Процветание же и в отдельных "графствах" зависит именно от этой среды, она обеспечивает постоянной клиентурой, гарантирует воспроизводство потребительского рынка. Руководители "бизнес-графств", будь то Чубайс или Колотурский, должны четко представлять, что невозможен удачный бизнес в отдельно взятом РАО ЕЭС или филармонии. Не может быть успешно развивающегося музыкального бизнеса при полном упадке библиотек, школ, музеев, университетов, разве что на время, пока снимаются пенки с унаследованного культурного капитала.

Недавно, во время дней США в России, проходил телемост "Россия - Америка". Американская собеседница, специалист по маркетингу в культуре, задала простой вопрос руководителям наших культурных учреждений: "Часто ли вы встречаетесь друг с другом?". Он оказался им непонятен: "А зачем?". Рухнувшие между одной шестой частью света и всем остальным светом границы оказались перенесены внутрь страны: они пролегли между отдельными территориями, "бизнес-графствами", и охраняются со всей пограничной строгостью.

Ситуация в культуре не сильно отличается от ситуации в экономике: проедаются прежние фонды, стратегических инвестиций не делается. А без инвестиций в воспроизводство культурной среды, без понимания взаимозависимости аудитории во всех культурных институтах даже процветающие, казалось бы, менеджеры мало чем отличаются от творцов финансовых пирамид.

Закс: Но есть примеры и соединительных тенденций. В Екатеринбурге библиотека имени Белинского сотрудничает с художниками, музыкантами; книги молчат, а здесь актуализируют молчащие книги, приглашая авторов. Музей молодежи давно работает как центр не только экспозиционный, но и формирующий культурную среду.

- В конце ХХ столетия понятия массовой культуры и элитарного искусства часто противопоставляют. На российской почве никак не удается найти, опять же, среднее?

Кропотов: Жесткая оппозиция массовой и элитарной культуры была характерна для индустриально развитых стран в первой половине столетия. В постиндустриальном обществе это деление фактически снимается. Многие художники одновременно работают в двух регистрах: в одном произведении можно обнаружить слои и массовой, и элитарной культуры. Десятки, сотни тысяч людей на Западе ходят в оперные театры. Опера по содержанию, по языку, по уровню - элитарная, по масштабу - массовая.

В России же зоны элитарной и массовой культуры сохраняются. К первой, подозреваю, относится изобразительное искусство, филармоническая деятельность, современный танец (любопытно, что театр современного танца посещают люди и не особо интеллектуальные, без специальной подготовки: интуитивно они чувствуют, что в пластике танца выражены идеи "серфингова" поколения, умеющего ловить волну: в бизнесе, философии, искусстве).

Однако главное противопоставление современности - не массовая и элитарная культура. Внутреннее культурное пространство страны ощетинилось границами между разными мыслительными, экономическими, формальными укладами.

Разориться - это некультурно

- Какие процессы происходят в культуре сейчас?

Закс: Конкретные задачи выживания решаются параллельно с неслыханными для советской культуры глобальными задачами. Речь идет о попытке встроиться в рынок. Для этого, оказывается, тоже нужна особая культура, ее можно назвать "арт-рыночная цивилизация". Есть художники, музыканты, актеры - и есть "приводные ремни", перeдающие продукты их деятельности потребителю. Искусство сегодня стало товаром, как бы к этому ни относились. Один из самых грамотно организованных с точки зрения вхождения в рынок - путь Свердловской филармонии. Она выходит за рамки сиюминутного получения прибыли, смотрит дальше: создает филиалы в разных городах и, делая хорошо этим городам, работает на пользу себе, так как формирует пространство, с которого потом будет собирать плоды.

- Что потеряла и что приобрела уральская культура в последние годы?

Кропотов: Культура промышленных городов Урала исторически связана с индустриальным укладом. Сегодня во всем мире, в Чикаго например, как и у нас, наблюдается умирание индустриальной культуры, так как традиционное производство перестало существовать. В тех городах, где доставшиеся в наследство индустриальные руины сумели наполнить художественным содержанием, создать на их основе артефакты, возникает и развивается постиндустриальная культура, рождаются новые формы деятельности. Мы это наблюдаем в Нижнем Тагиле.

Потери вообще всегда бок о бок с приобретениями. Так, Свердловская киностудия не в блестящем положении, но именно здесь рождается школа мультипликации, которая создает абсолютно конкурентоспособные вещи и собирает награды на российских и международных конкурсах.

Важно не только, что мы теряем, но и почему. В учебниках, по которым учатся дети в Англии, в США, написано: самая богатая страна по природным ресурсам - Россия. Естествен вопрос: почему же люди в ней далеко не самые богатые? Потому что расточительные. Умение обживать то, что досталось, - тоже признак культуры. Культурный человек не ведет себя расточительно всегда, для этого у него есть особое время и место. Допустим, приличный британец расточительно неприличен на футбольном матче... По определению Андрея Битова, культура - это способность к самоуважению и уважению к другому. У большинства россиян просто нет такого органа чувств, который позволял бы им вообразить "другое". С изобилием справляется только культура, некультурный человек не может быть богатым, ибо богатство требует культуры. А некультурный разорится сам, а потом будет разорять окружающих.

Закс: Еще о диалектике приобретений и потерь. Сегодня сократилось число писателей. И меня радует этот факт. Природа искусства такова, что им должны заниматься люди только талантливые или гениальные. При советской власти им занимались и прочие, и прекрасно существовали. Когда стало трудно, из культурной сферы многие ушли. Толстой говорил: "Если можете не писать - не пишите". Оказалось, многие могут не писать. В то же время Урал в последние годы стал известен несколькими замечательными писателями: это безвременно ушедший поэт Борис Рыжий, Александр Верников, Ольга Славникова.

- Самые талантливые деятели уходят из провинции. Она постоянно должна что-то рождать и потом отдавать другим?

Кропотов: Видимо, да. Так происходит во всем мире. Одна из последних наших "потерь" - художник-концептуалист Александр Шабуров. Он хорошо вписался в московскую художественную тусовку. И не он единственный.

Закс: Мне кажется, это прежний тип отношений культуры и общества задавал стремление к центру. Там было все. Сейчас картина меняется. Париж, конечно, всегда Париж, и Москва - всегда Москва. Но для меня показательна ситуация с екатеринбургским театром "Провинциальные танцы", признанным лидером в жанре современного танца. Возможности культурного обмена снимают необходимость эмиграции в столицу. Баганова может поехать на фестиваль в Америку или Швейцарию, показать свою труппу в Москве, а потом удалиться в свердловскую тишь подумать, "потворить".

Российская мечта или русская идея?

- Хотелось бы с вашей помощью заглянуть в будущее нашей культуры.

Закс:Я сравниваю современную культуру с деревом, которое гнется под тяжестью собственных плодов. Есть ощущение перенасыщенности: сложно придумать что-то новое. Сегодня художникам интереснее разговаривать с уже созданным, мы живем в эпоху диалога. Мы пропустили ряд важных этапов мирового художественного развития (модернизм, сюрреализм) и сейчас наверстываем. Не думаю, что ситуация изменится в ближайшее время.

Однозначно продолжится движение в сторону разнообразия. Плохо, что государство вообще перестает заниматься культурой. Но хорошо, что культура стала частным делом частных людей. Культивировать разное - черта современности. Если говорить в содержательном плане, меня волнует то, что можно назвать судьбой свободы в России. Парадокс: художники пользуются ее плодами с радостью, и часто для решения локальных проблем, при этом свобода не стала для них основной художественной ценностью. Думаю, вскоре снова станут актуальны гражданские мотивы в творчестве - общество уже обозначает потребность в этом.

Кропотов:Я не могу быть оптимистом, выстраивая прогнозы. Преодоление любых границ (экономических, между одним типом поведения и другим) требует затрат. Америке потребовались большие затраты, интеллектуальные, финансовые, организационные, чтобы выйти из Великой депрессии. Тогда менялся тип ценностей. Для этого должна быть воля правящего класса, стратегия, консолидация сил. Могу с уверенностью сказать: у нашего правящего класса нет ни первого, ни второго, ни третьего.

Человеческий материал у американцев был не менее сложным, чем у нас, и его "шкурили", "шлифовали" разными способами. Музеи, Голливуд, национальные парки стали важнейшей частью реализации американской мечты, пусть искусственно созданной, но без которой невозможно было выбраться из ямы. Это была колоссальная стратегическая задача: нужно строить дороги; нужно создать густую сеть учреждений культуры, которые бы программировали человека на движение, а не на прозябание в точке ноль (жить-то можно и ниже этой точки). Иллюзорные цели порождают вполне реальную тягу к ним, а это может стать осязаемой силой.

После десятилетних безуспешных попыток создать российскую мечту (а был заказ, трудились люди) власть хватается за то, что лежит на поверхности. Намеревается возрождать духовность средствами традиционных религий. Таким образом в основу "великой российской мечты" кладется религия. Это путь бесконечного будораженья всевозможных национальных комплексов. Ведь практически невозможно отделить от прочего фашиствующие элементы, например представителей "Русского национального единства", проникающих в деятельность миссионерского отдела церкви. Они тоже в рынке и поняли, что если в прежней эстетической оболочке идеологический товар продать не удастся, нужно срочно поменять упаковку. Ставка на традиционные религии, наконец, противоречит такому требованию времени, как разнообразие. Это опасный путь. Но далеко не всегда есть альтернатива у страны, находящейся на разломе исторических пластов.  

Екатеринбург

«Эксперт Урал» №1-2 (38)
Подписаться на «Эксперт» в Telegram



    Реклама



    Самозанятым помогут заявить о себе

    Альфа-Банк первым представил мобильное приложение для самозанятых

    «Экспоцентр»: место, где бизнес развивается


    В клинике 3Z стали оперировать возрастную дальнозоркость

    Офтальмохирурги клиники 3Z («Три-З») впервые в стране начали проводить операции пациентам с возрастной дальнозоркостью

    Инновации и цифровые решения в здравоохранении. Новая реальность

    О перспективах российского рынка, инновациях и цифровизации медицины рассказывает глава GE Healthcare в России/СНГ Нина Канделаки.

    ИТС: сферы приложения и условия эффективности

    Камеры, метеостанции, весогабаритный контроль – в Белгородской области уже несколько лет ведутся работы по развитию интеллектуальных транспортных систем.

    Курс на цифровые технологии: 75 лет ЮУрГУ

    15 декабря Южно-Уральский государственный университет отметит юбилей. Позади богатая достижениями история, впереди – цифровые трансформации

    Когда безопасность важнее цены

    Экономия на закупках кабельно-проводниковой продукции и «русский авось» может сделать промобъекты опасными. Проблему необходимо решать уже сейчас, пока модернизация по «списку Белоусова» не набрала обороты.

    Новый взгляд на инвестиции в ИТ: как сэкономить на обслуживании SAP HANA

    Экономика заставляет пристальнее взглянуть на инвестиции в ИТ и причесать раздутые расходы. Начнем с SAP HANA? Рассказываем о возможностях сэкономить.

    Армения для малых и средних экспортеров

    С 22 по 24 октября Ассоциация малых и средних экспортеров организует масштабную бизнес-миссию экспортеров из 7 российских регионов в Армению. В программе – прямые В2В переговоры и участие в «Евразийской неделе».


    Реклама