Свои в НАТО

Общество
Москва, 08.09.2008
«Эксперт Урал» №35 (343)
Венгерская Республика — одно из немногих государств бывшего соцлагеря, которое в условиях членства в НАТО и Евросоюзе находит возможности развивать отношения с Россией. Сейчас, когда ЕС тормозит переговоры о партнерстве из-за событий в Южной Осетии, позиция Венгрии особенно актуальна

Деловые связи Венгрии и России стали активизироваться пять-шесть лет назад. Именно тогда руководство обеих стран приняло документы о сотрудничестве. Сейчас в экономические отношения с Венгрией вовлечена большая часть субъектов РФ. Например, в Свердловской области среди 121 торгового партнера Венгрия занимает 17 место, товарооборот с регионом в прошлом году достиг 196 млн долларов. Об особенностях российско-венгерских отношений рассказывает посол Венгерской Республики в РФ Арпад Секей, который на днях побывал в Екатеринбурге, а уже 15 сентября покинет свой пост.

— Господин посол, когда вы возглавили дипломатическую миссию, говорили, что самое важное — выстроить деловые контакты между российским и венгерским бизнесом. Удалось?

— Когда я три года назад приехал в Россию, между странами уже были налажены двусторонние деловые отношения. Есть предприятия, которые никогда не отказывались от контактов с вашей страной, в основном это известные венгерские фармацевтические компании. Они даже во время дефолта не только не покинули Россию, но и усилили присутствие.

Тем не менее были тяжелые годы, особенно в начале этого десятилетия, когда экономические контакты сократились в разы. Со временем удалось мобилизовать предпринимателей. В 2005 году наш экспорт составлял миллиард долларов, в 2006-м мы его удвоили, в 2007-м добавили еще миллиард долларов, надеюсь, в этом году перешагнем четырехмиллиардную границу: получается, каждый год добавляем по миллиарду. Правда, к нашему сожалению, цены на нефть и газ по импорту резко выросли за это время. Но в 2007 году появился феномен, который никогда не наблюдался в наших отношениях: несмотря на резкий скачок цен на энергоресурсы, мы сократили дефицит в товарообороте. В 2008 году товарооборот уже существенно вырос: в 2007-м превысил 10 млрд долларов, а в этом наверняка приблизится к 11 — 12 миллиардам. Это хорошие показатели. Появляются совместные капиталовложения, достаточно упомянуть приватизацию венгерской авиакомпании Malev. Очень активно продвигаются крупные венгерские предприятия, например Венгерский национальный сберегательный банк (ОТР Bank): в России он приобрел себе активы Инвестсбербанка. Фармпредприятия строят производительные единицы на российской земле.

А с Россией лучше

— С чем связана столь резкая активизация? Объясняется ли это частыми встречами представителей государств на высшем уровне?

— Есть несколько факторов. Не сказать, что только благодаря контактам руководства. Несомненно, венгерское правитель-ство последние шесть лет уделяло огромное внимание развитию сотрудничества: за то время, которое я нахожусь в должности посла, премьер-министр Венгрии пять раз общался с руководством РФ. Но это субъективные факторы.

Объективные кроются в самой экономике. Несмотря на то, что Венгрия вступила в Евросоюз в 2004 году, в НАТО — на пять лет раньше, а в Шенгенскую зону — в 2007-м, все это не помешало развитию контактов с Россией. В Европе, к сожалению, наблюдается сравнительно маленький рост в экономике. Венгрия — открытая страна. Что я имею в виду? Она во многом зависит от внешней торговли. Сравните: в России в прошлом году ВВП примерно составлял триллион триста миллиардов долларов, а внешнеторговый оборот — 550 миллиардов, то есть менее 50% ВВП. В Венгрии ВВП равнялся 160 — 170 млрд долларов, а внешнеторговый оборот — 150 млрд, то есть почти 100-процентное совпадение.

Несомненно, маленькую экономику развивать за счет поощрения внутреннего спроса ошибочно, это никуда не приведет. Здравая политика поощряет рост экспорта: он дает хороший баланс и возможность развивать экономику внутри страны. Но поскольку в Европе очень маленький рост, бизнес и политики обращают внимание на более динамично развивающиеся страны. А что у нас поблизости? Украина и Россия. Конечно, есть Китай и Юго-Восточная Азия, мы пытаемся развивать эти направления, но по масштабам они не сопоставимы с российским рынком.

— В каких отраслях российский и венгерский бизнес находит точки соприкосновения?

— Это три крупных отрасли. Первая — сельское хозяйство, причем не только обмен продуктами, а внедрение технологий. У нас высоко развиты технологии — не голландские и французские, а именно венгерские — по растениям, селекционной работе, животноводству от кормовой базы до переработки мяса. Наши предложения приспособлены к российскому климату и подойдут как для Краснодарского края, так и для Урала.

Вторая отрасль — энергетика, причем не только поставка энергоносителей: в Свердловской области работают венгерские компании и энерготехнологи. Интересно рассмотреть вопрос о строительстве ТЭЦ на торфе. У нас нет станции на торфе, но есть на буром угле, накоплен большой опыт выработки электроэнергии на дешевом топливе.

Третья отрасль — машиностроение. Хотя здесь, конечно, надо признать, что во время приватизации многие крупные предприятия попали в иностранные руки. Объясняется это тем, что в начале 90-х годов приватизацию провели не по ваучерному пути, компании сразу за наличные продавали. Считалось, что этот прямой путь даст нам больше результатов. Я думаю, что этот шаг был оправдан, потому что все те государства, которые применяли ваучерную форму, на втором этапе прошли через наличные средства. То есть мы сэкономили время.

— Какую роль играют в этих деловых отношениях Урал и Западная Сибирь?

— В основном первые венгерские компании продвигались по европейской части России. Но есть уже подвижки и в Уральском регионе. Достаточно упомянуть ОТР Bank, который имеет отделения в нескольких регионах. В Свердловской области хорошо развиваются внешнеторговые контакты. Я пять раз посещал Средний Урал, встречался с губернатором и знаю о заинтересованности бизнеса в сотрудничестве. Таким контактам помогает прямой рейс между Будапештом и Екатеринбургом.

Найти пассажиров

— Сегодня из Будапешта в Екатеринбург осуществляется три рейса в неделю. Планируете увеличить эти цифры?

— Это уже бизнес, а не политика. Авиакомпания Malev в этом заинтересована, но спрос и предложение должны быть сбалансированы. Побуждать надо спрос — больше давать рекламы. Я спрашивал генконсула, насколько сейчас окупаются места. Он сказал, на 60%. Это уже хороший показатель. В течение 3 — 4 лет нужно добиваться того, чтобы рейс был ежедневным. Сейчас мы сильно отстаем от других центральных европейских авиакомпаний — Чешских, Австрийских авиалиний. Чешская компания производит в неделю до сорока прилетов в Россию: в Питер, Москву, Екатеринбург, Ростов. А Malev только в два города летит напрямую — Москву и Екатеринбург. И в неделю всего тринадцать рейсов. Впрочем, полтора года назад было семь, то есть это уже удвоение. Чтобы догнать другие компании, нужно удваивать показатели каждый год. Потенциал есть, спрос тоже.

— Если сравнивать Malev с авиакомпаниями Чехии или Австрии, только ли в отсутствии рекламы кроется проблема? Или еще есть другие вопросы, которые нужно решать, допустим, на уровне чиновников?

— Основная проблема — реклама.

И вопрос не только в деньгах. Надо искать подходящие формы, четче анализировать, откуда идут пассажиропотоки, какие группы заинтересованы, как к ним подойти.

Английский — посреднический язык, но когда речь идет о том, что есть договоренность и надо реализовать сделку на уровне сотрудников, необходимо знать русский

Я критично отношусь к нашим предпринимателям: они неохотно приспосабливаются к новым временам. Проникновение компаний в интернет оставляет желать лучшего, там почти ничего нет. Мы используем традиционные носители — радио, газеты и телевидение, а нам надо лучше работать со «всемирной паутиной». Или, допустим, посмотрите на возможности специальных брошюр, периодики. Кто решает вопрос об отпуске семьи? В основном слабый пол: женщины покупают билеты, путевки. Значит, надо анализировать, где они покупают, какая специальная периодика существует. Надо сочетать не совсем традиционные формы, чтобы показать, кто мы, какие есть предложения. И не забывать, что подросло новое поколение в России: им нужна информация. А воспоминаниями о Венгрии владеют только люди за сорок, которые узнали страну еще в социалистические времена.

Не ностальгией единой

— Но очень хорошими воспоминаниями…

— Неплохими. Однако большинство туристов сейчас принадлежит к другому поколению, они мало что знают про Венгрию.

— Я не был в Венгрии, но собираюсь. Не хочу обращаться к услугам туроператора, самостоятельно полечу в Будапешт. Могу ли я без помощи посредников построить программу пребывания? Где получить такую информацию?

— Есть возможность. У нас высоко развит туризм, но об этом мало знают. Можно через интернет зайти на сайты Будапешта, гостиниц, спланировать экскурсию, составить программу. Тем не менее ваш вопрос — это повод задуматься, как сформировать предложение через интернет, чтобы туристы сами смогли организовать путешествие.

— Сколько виз выдаете россиянам?

— Порядка 50 тысяч. Однако эти цифры уже не дадут полной картины. Раз мы вступили в Шенгенскую зону, россияне могут обращаться и к другим посольствам за визой, а потом приезжают в Венгрию. До вступления в Шенген статистика более или менее отражала реальные цифры, сейчас — нет. Назову другую цифру. По венгерской статистике, россияне пересекали границу 150 тысяч раз.

— На ваш взгляд, оправдано ли открытие в Екатеринбурге венгерского Генерального консульства? Есть цифры по количеству выданных виз на Урале?

— Об этом нужно спросить генконсула. Он мне говорил, что в сутки оформляется около 30 — 40 виз. Это немного, но хватает, чтобы оправдывать авиарейсы в Екатеринбург. Помимо генконсула мы назначили почетного консула — генерального директора «Уралсевергаза» Владимира Кузюшина. Возлагаем надежду на его огромный опыт, это позволит сблизить бизнес-круги. Торговые отношения между Средним Уралом и Венгрией бурно развиваются именно в последние годы. Пять лет назад товарооборот составлял всего 15 млн долларов, в прошлом году —150 млн долларов, в основном экспорт из Свердловской области в Венгрию. Но это тоже укрепление двусторонних отношений.

Я не разочарован результатом: генеральное консульство открыто только в январе этого года, а почетный консул начал работать с ноября прошлого года.

Говорите по-русски

— Есть сферы, где вам не удалось в полной мере решить поставленные задачи?

— Где я совсем недоволен, так это в области образования. Неслучайно премьер-министры государств решили создавать межправительственную комиссию по вопросам образования, науки и культуры. Это была наша инициатива.

Налаживаются контакты между научными кругами Венгрии и России. Реализуются большие проекты. Например, создан совместный российско-венгерский технологический центр в моем родном городе Мишкольце. Планируется организовать технопарк. В области культуры тоже есть хорошие результаты. В последние пять-шесть лет в России вышли шестьдесят книг венгерских авторов, от классиков до современности. Выросло новое поколение литературных переводчиков в России. Прошли совместные гастроли театров Венгрии и России. Запомнился совместный концерт Венгерской академии музыки и консерватории имени Чайковского.

А вот в области образования, повторюсь, отстаем. Это стало понятно, когда наши бизнес-круги начали жаловаться на нехватку специалистов со знанием русского языка. Новое поколение не говорит по-русски. Английский — посреднический язык, но когда речь идет о том, что есть договоренность и надо реализовать сделку на уровне сотрудников, необходимо знать русский. Надо, чтобы наши министерства образования посмотрели, какие есть интересы со стороны бизнеса, что могут предложить вузы. И чтобы это был не философический подход, а практический. Не хватает бухгалтеров со знанием русского языка, финансовых экспертов, инженеров, специалистов строительной отрасли и туризма. Этот спрос нужно удовлетворять.

— Как вы познакомились с Россией первый раз? Когда вы сюда приехали?

— С 1976 по 1981 год я учился в МГИМО. Моя первая встреча с российской, вернее советской, средой состоялась более тридцати лет назад.  

— Вы останетесь в дипломатии? Планируете способствовать развитию отношений с Россией?

— Я возвращаюсь в бизнес, возглавлю большую структуру венгерской компании, которая работает в сфере развития недвижимости. Это один из крупнейших игроков в Европе. У нее есть интерес и к России, и к Восточной Европе в целом.

У партнеров

    «Эксперт Урал»
    №35 (343) 8 сентября 2008
    Социальная ответственность бизнеса
    Содержание:
    Реклама