Приобрести месячную подписку всего за 350 рублей
Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!

Общество

Созидательные разрушители

2012
Фото: Андрей Порубов

Компании-«газели» определяют несырьевые контуры будущего российской экономики. Для того, чтобы структурный сдвиг произошел, необходимо в корне изменить философию поддержки среднего бизнеса

В середине июня в Екатеринбурге прошла конференция «Средний бизнес в новом цикле экономического роста. Модели и решения», организованная медиахолдингом «Эксперт-Урал». Главным объектом дискуссии экономистов, предпринимателей и власти стала судьба «газелей» — компаний среднего бизнеса, динамично растущих в течение долгого времени.

 Мы не будем подробно останавливаться на статистических выкладках, они уже опубликованы в журналах «Эксперт» и «Эксперт-Урал» (см. «Без приплода», «Э-У» № 22 от 04.06.12 и «Они не бегают, они летают», «Эксперт» № 21 от 28.05.12). Обозначим лишь ключевые параметры. В России число «газелей» по результатам 2006 — 2010 годов составило 196 (плюс 72 компании к условно кризисному периоду 2005 — 2009 годов). В Урало-Западносибирском регионе «газелей» насчитывалось 33 (в 2005 — 2009-м — 50).

Структура быстрорастущих средних фирм на Урале заметно упростилась: по итогам 2005 — 2009 годов на долю оптовой и розничной торговли приходилось не более 30% совокупной выручки, в 2006 — 2010-м — 48%. 

Оценка этого показателя неоднозначна. Так, шеф-редактор медиахолдинга «Эксперт» Татьяна Гурова заметила, что практически все производственные «газели», которые сегодня уверенно себя чувствуют, начинали с торговли. По ее словам, это классическая схема развития: оптовые и розничные продажи позволяют быстро накопить первоначальный капитал.

 Поле для дискуссий в сфере функционирования «газелей» очень широко. Остановимся на основных аспектах.

Сдвиг по структуре

Один из главных спорных моментов — роль «газелей» в российской экономике. Татьяна Гурова оптимистична:

— По итогам пятилетнего наблюдения за средним бизнесом мы уверенно можем говорить, что сегодня в России сложился пул из 20 — 30 несырьевых компаний с достаточно большими объемами реализации, которые и определят профиль нашей будущей экономики, станут основой структурного сдвига. Я иногда чувствую удивление аудитории, когда мы пытаемся прогнозировать долгосрочные тренды, опираясь на мизерное число компаний. На недавнем конгрессе «газелей» в Москве этот метод был воспринят очень скептически, кто-то назвал наши выводы «победными реляциями», которых еще нет и в помине, потому что экономика России была и остается сырьевой. Но я хочу напомнить, что собственно сырьевая структура сформировалась в стране в 90-е годы. И тогда появление быстрорастущих, более-менее твердо стоящих на ногах компаний — ЛУКойла, Газпрома, Юкоса, Северстали — тоже было аномалией на фоне всеобщего падения. И примерно за 12 лет (с 1993-го по 2006-й) они превратились в монстров. А структура экономики обрела законченный вид. Нынешние «газели» — зародыш того строения, что мы увидим через 10 — 15 лет.

Каково будет это строение? В масштабах России сегодня можно выделить, пожалуй, шесть технологических направлений, в которых в 2006 — 2010 годах появилось большое количество «газелей» и в которых есть уже окрепшие компании.

Первое — новые материалы. Примеры: компании «Полипластик», «Диэлектрические кабельные сети», «ТехноНиколь», «Полимертепло». Второе — энергосберегающие решения (сюда попадают все компании, работающие в сфере ЖКХ). Третье — новое оборудование: фирмы IPG (производитель высокоточных лазеров) и «Интерскол» (оборудование для обработки дерева). Четвертое — оборудование для здравоохранения и фармацевтики. Два последних блока — продукты питания organic food («Евродом» — индейка, «Сады Придонья» — соки) и легпром (Gloria Jeans, «Центробувь»). Эта совокупность направлений и компаний при должном развитии позволит радикально повысить эффективность экономики.

Главная особенность «газелей» — огромные инвестиции в высокотехнологичное производство, в выпуск продуктов мирового уровня.

— Российская экономика пропустила одну волну инвестиций в высокотехнологичное производство, — продолжает Татьяна Гурова. — Инновационные «газели» обогнали всех на цикл. Если они будут развиваться, то, во-первых, у нас значительно улучшится среда обитания, во-вторых, мы окажемся на уровне лучших мировых решений. И именно за счет этого произойдет мощный скачок эффективности.

Узко, но смело

При составлении рейтинга уральских «газелей» мы задались вопросом: стоит ли помогать именно «газелям», а если да, то какие инструменты для этого нужны? Самые быстрорастущие компании (по крайней мере, на Урале) несколько лет подряд в голос заявляли, что им ничего не нужно.

Тем не менее в этом году участники конференции были однозначны: поддержка «газелям» необходима. Но механизмы ее должны быть специфическими.

Профессор Финансового университета при правительстве РФ Андрей Юданов:

— Прежде всего мы должны понять, что национальная особенность экономики России состоит в том, что мы — страна быстрорастущих фирм. С 2000-го по 2008-й годы средние темпы увеличения выручки 38 тыс. компаний с доходом более 200 млн рублей оставались на уровне 30%. В 2009-м средний прирост составил 3%, но 27% фирм преодолели 30-процентную планку, в 2010-м средние темпы составили 23%. Госполитика должна строиться на поддержке быстрого роста, что означает помощь «сильным колхозам», а не на спасении умирающих бедных предприятий.

Сегодня государство, пытаясь реализовать структурный сдвиг, усиленно пытается находить новые малые компании, новые производства. Однако размер фирмы и время ее функционирования не являются препятствием для быстрого роста. «Газели» с пяти-десятилетней историей развиваются очень приличными темпами.

 По мнению Юданова, генерация быстрого роста идет в верхних стратах малого бизнеса, а главные плоды он приносит в верхней страте среднего бизнеса и нижней страте крупного. «Выращивать мировых гигантов лучше из подросшей рассады, а не из семечек», — замечает профессор.

В связи с этим государству необходимо в корне изменить идеологию поддержки средних компаний. Аббревиатура МСП (малые и средние предприятия) видится нам некорректной. Малый бизнес в большинстве своем ориентирован на выживание, ему достаточно общих мер поддержки. Акцент следует сделать на средних и средне-крупных предприятиях (СП и СКП). 

Сегодня госполитика склоняется к формам поддержки, связанным с дорожными картами, масштабными программами по МСП, требующими большого числа калькуляций, индикаторов и т.д. На наш взгляд, быстрорастущий средний бизнес (да и не только он) нуждается в узких, но смелых решениях.

Нам кажется логичным движение в сторону создания условий, среды для роста «газелей». Это и технологические коридоры, и создание новых условий кредитования (исследование показало, что отношение долг/выручка у российских «газелей» за последний год приросло на 8 п.п., до 35,6%), и выгодные условия по инвестпроектам, и изменение бюрократической системы. Идея заключается в том, чтобы выделять отраслевые сектора и пытаться в три-четыре хода реализовать модель, при которой эти сектора окажутся привлекательными для развития бизнеса. 

Хороший пример — компания «Коттон Клаб» (Московская область, производитель изделий из ваты и средств гигиены, выручка в 2010-м — 2,46 млрд рублей, среднегодовой прирост в 2006 — 2010 годах — 116%). Свой новый завод менеджмент собирается строить в Литве. Причина — после запуска предприятия 30% инвестиций вернутся. Это не очень большие деньги для российской экономики в целом, но эффект от такой поддержки может быть весьма существенным.

Еще один пример — «Полимертепло» (трубы компании позволяют сократить потери тепла с 50 до 3%). Она пытается реализовать проект модернизации инфраструктуры городов. Но схемы, по которой муниципалитет может привлечь под это кредитные ресурсы, не существует. Речь надо вести не о том, чтобы помочь непосредственно компании, а о создании рынка.

Поэтому в России большое количество «газелей» из ИТ-бизнеса. Для него не надо никакой инфраструктуры, никаких институциональных решений. Здесь инвестировать в мозги, которые генерируют другие мозги, за счет чего и появляется рост. 

Андрей Юданов доводит идею «точечных ударов» до абсолюта:

— Как только конкретные фирмы, доказавшие способность быстро расти, становятся большими, нужно отслеживать их потребности. А затем сформулировать меры поддержки так, чтобы это было выгодно не одной, а всем средним компаниям в отрасли. Чем крупнее становится «газель», тем значимее делаются специальные проблемы, тем перспективнее их расшивка на государственном уровне. Не надо бояться институционализированного ручного управления. «Газели» (даже бывшие) — это предприниматели по Шумпетеру, разрушающие старые бизнесы для создания новых. Эта высокообогащенная руда экономики. Конечно, «газели» терпеть не могут поддержки. Они всегда говорят «Только не помогайте! Сейчас начнется поддержка, начнутся проверки…». Я уверен, что помогать надо, но по-умному, используя быстрорастущую фирму как индикатор того, что нужно отрасли. Россию спасет не сидение власти на существующих правилах и ограничениях, не бессмысленная оппозиционность, а предпринимательство.

Новый чиновник

По убеждению директора Института анализа предприятий и рынков Высшей школы экономики Андрея Яковлева, для изменений положения среднего бизнеса в стране необходима реформа госаппарата:

— В начале 2000-х в стране проводилась либеральная экономическая политика: рынок сам должен был все выправить. Была сделана ставка сначала на формирование крупного бизнеса, затем произошел поворот в сторону поддержки малого. Большими предприятиями легко управлять в ручном режиме, для малых легко написать общую программу. Для среднего бизнеса невозможно унифицировать стандарты. Невозможно их собрать поодиночке и договориться. Возникает проблема другого государства. Другого госаппарата, способного понимать, что нужно бизнесу, вести с ним диалог, обладающего правильными стимулами к тому, чтобы решать проблемы бизнеса. 

Новый госаппарат должен обладать несколькими ключевыми характеристиками. Первая — наличие механизма обратной связи со средним бизнесом (привлечение ассоциаций к обсуждению законодательных норм, к выработке госполитики в отраслях, к защите интересов в суде). Вторая — создание на федеральном уровне независимых институтов защиты прав инвесторов. Третья — создание стимулов для улучшения инвестклимата в регионах (упрощение механизмов оценки деятельности региональных и местных властей; привязка федеральной поддержки в первую очередь к динамике привлечения инвестиций в регион; смещение акцентов на контроль результатов вместо контроля текущих операций). И последняя характеристика — уменьшение роли государства в экономике (перестать принимать непубличные решения через голову заинтересованных бизнесов и постоянно менять правила игры, не продолжать тотальную унификацию и регламентацию всех бизнес-процессов в бюджетном секторе и в госаппарате).

В регионах некоторое перестроение уже просматривается. По крайней мере, в сегменте МСП власти перешли от поддержки слабых к помощи развивающимся, а также пытаются наладить диалог с бизнесом. Однако пока на отказ от унификации мер чиновники пойти не решаются. Начальник отдела исследований, мониторинга и контроля министерства инвестиций и развития Свердловской области Елена Хлыбова:

— Мы иногда заставляем бизнес говорить, что ему необходимо, чтобы потом реализовать его потребности в конкретных мерах поддержки. Нередко наши устремления тормозятся федеральными нормами. Например, постановление правительства № 177 определило закрытый перечень затрат, которые мы можем субсидировать. Кроме того, мы вынуждены жить с определением среднего предприятия, которое прописано в законе: это штат до 250 человек и выручка до 1 млрд рублей. Как видите, «газели» явно выбиваются из этих рамок. Но на региональном уровне преодолеть этот барьер мы не можем. Тем не менее у нас принята целевая программа «Развитие субъектов малого и среднего предпринимательства Свердловской области». В ней пять инструментов поддержки — субсидирование затрат по договору лизинга, на приобретение оборудования и на повышение энергоэффективности производства, субсидирование процентов по кредитам и присоединение к сетям. Наше главное условие — повышение показателей эффективности. К ним относятся: выручка, география поставок, номенклатура продукции, численность работников, величина заработной платы, объем налогов и инвестиций в основной капитал.

Кто сказал «рост»?

Теперь опустимся на уровень самих «газелей». Как, на их взгляд, можно поддержать быстрый рост?

Главным фактором руководители компаний называют кадры. Генеральный директор разработчика софта и «облачных» решений «СКБ Контур» Дмитрий Мраморов:

— Надо понимать, что проблему быстрого роста не решить, если не привлекать с такой же скоростью нужных людей. Для нас это, наверно, наиболее значимый фактор. Когда компания резко начинает увеличиваться, она попадает в восходящую спираль: благодаря хорошим показателям бизнеса, у нее появляется возможность привлечь более сильных людей, эти сильные люди в свою очередь дают новые идеи, мысли и технологии, которые опять выливаются в рост. В процессе развития компания сталкивается с проблемой управляемости и стандартизации бизнес-процессов, ее невозможно решить изнутри, нет ресурсов. Условно: люди, которые сделали миллиард, три миллиарда сделать не смогут, потому что сложность задачи резко возрастет. Главное не упустить момент, и начинать своевременно активно набирать новых сильных людей, засасывать их в эту воронку.

Директор компании Arello Mobile (производство компьютерных игр и приложений для мобильных платформ, Новосибирск) Александр Крышталев добавляет:

— Я думаю, что рост в первую очередь поддерживается за счет менеджеров среднего звена. При увеличении масштабов всегда появляются риски управления, контроля, планирования и т.д. Среднее звено — прослойка между исполнителем, руководством и потребителем нашей продукции.

Второй фактор — планирование. По словам директора по развитию компании «Экоокна» (производство светопрозрачных конструкций, Московская область) Нины Филоненко, до 2007 года ее компания прирастала на 100% в год, она была, как «шатающийся, не очень устойчивый человек». С 2008 года в «Экоокнах» научились планировать рост: готовить под него бизнес-процессы и персонал. «В этом году у нас случился небольшой сбой — мы запланировали прирост в 40%, а получается 50%, и у нас уже наблюдаются некоторые проблемы, производство не справляется, и мы начинаем регулировать процесс, повышая цены», — рассказывает Нина Филоненко. Горизонт планирования в «Экоокнах» — три года.

Третий фактор — мониторинг рынка и его опережение. Директор филиала «ЭР-Телеком холдинг» в Екатеринбурге (услуги связи) Эдуард  Афонцев: «Наша отрасль развивается непрерывно, рынок постоянно растет. Чтобы двигаться с опережением, необходимо предвосхищать требования клиентов. Пока мы не видим границ своего роста».

И последний фактор — понимание конечности рынка и четкий план дальнейшего развития бизнеса. Уникальная ниша для «газели» — путь в никуда: рынок в ней быстро насыщается и бизнес достигает потолка.

Показательный пример — «СКБ Контур», 95% выручки которого не так давно давал один продукт «Контур-Экстерн» (ПО для отчетности в налоговую). Рынок — только РФ. Потребители закончились и менеджмент компании понял: нужно срочно искать другие ниши. «Контур» пошел в облачные сервисы. 

«Газель» может жить только в том рынке, где есть возможность не разового взрыва, а постоянного увеличения объемов. И чем рынок «конечнее», тем скорее быстрорастущей компании надо двигаться в сторону.    

«Газели» — компании среднего бизнеса, которые динамично растут в течение долгого времени. Термин в оборот ввел американский экономист Дэвид Бёрч, он считал «газелями» фирмы, выручка которых увеличивается минимум на 20% не менее четырех лет подряд. По расчетам Бёрча, динамичные компании занимают ничтожную долю в экономике США (около 3%), однако на них приходится от 50 до 70% роста ВВП и занятости.   

Медиахолдинг «Эксперт», перенеся идею Бёрча на отечественную почву, выделяет четыре критерия, по которым ту или иную компанию можно отнести к «газелям»:

— выручка к итоговому году исследования 10 — 350 млн долларов;

— выручка компании должна прирастать на 30% ежегодно четыре года подряд и более;

— компания-«газель» за рассматриваемый отрезок времени в четыре года должна хотя бы раз получить чистую прибыль;

— претендент на звание компании-«газели» не должен быть госпредприятием, дочерним предприятием какой-нибудь крупной корпоративной структуры или иностранного стратегического инвестора.

«Эксперт Урал» №25 (516)

Подписаться на «Эксперт» в Telegram



    Реклама




    Курс на цифровые технологии: 75 лет ЮУрГУ

    15 декабря Южно-Уральский государственный университет отметит юбилей. Позади богатая достижениями история, впереди – цифровые трансформации

    Дать рынку камамбера

    Рынок сыра в России остается дефицитным. Хотя у нас в стране уже есть всё — сырье, поставщики оборудования и технологии

    Струйная печать возвращается в офис

    Обсуждаем с менеджером компании-лидера в индустрии струйной печати

    Когда безопасность важнее цены

    Экономия на закупках кабельно-проводниковой продукции и «русский авось» может сделать промобъекты опасными. Проблему необходимо решать уже сейчас, пока модернизация по «списку Белоусова» не набрала обороты.

    Новый взгляд на инвестиции в ИТ: как сэкономить на обслуживании SAP HANA

    Экономика заставляет пристальнее взглянуть на инвестиции в ИТ и причесать раздутые расходы. Начнем с SAP HANA? Рассказываем о возможностях сэкономить.

    Аквапарк на Сахалине: уникальный, всесезонный, олимпийский

    Уникальный водно-оздоровительный комплекс на Сахалине ждет гостей и управляющую компанию

    Армения для малых и средних экспортеров

    С 22 по 24 октября Ассоциация малых и средних экспортеров организует масштабную бизнес-миссию экспортеров из 7 российских регионов в Армению. В программе – прямые В2В переговоры и участие в «Евразийской неделе».


    Реклама