Общество

Москва, 26.06.2016


Подайте белого слона

07 oct 2013
Фото: Виталий Майшев

В Нижнем Тагиле завершается строительство крупного медицинского центра по европейскому образцу. Впервые столь крупный проект реализован на деньги частного инвестора

Полтора года назад на этой окраине Нижнего Тагила был пустырь в снегу — частный многопрофильный медицинский центр начали строить в конце марта прошлого года. Называется он интригующе — ООО «Госпиталь восстановительных инновационных технологий». Гостиницу и жилой дом для врачей строили местные генподрядчики, а сам центр — две екатеринбургские компании: возведение монолитного каркаса выполняло ООО «Свердловскмостострой», а комплекс остальных работ — генеральный подрядчик ЗАО СК «Термоинжиниринг».

Хорошо спроектированные новостройки с нуля всегда красивы. Сегодня на 6 га уже стоят пять новых корпусов центра в обрамлении ландшафтного дизайна, шестой достраивается. Все внутри — от немецких технологов. Никакого строительного мусора и хаоса, все как на глянцевой картинке, будто завтра здесь ленточку перерезают. Но первых пациентов примут в начале следующего года. А пока водят на экскурсии врачей, бизнесменов, власти региона, журналистов. «Мы долго строили тихо, не афишировали, — рассказывает директор по реализации проекта Олег Чернов. — В какой-то момент почувствовали: интерес нарастает, далее запираться уже невозможно».

Встать на ноги

Директор и доктор Чернов проложил среди отделочных работ чистую «экскурсионную тропу» к основным достопримечательностям центра, выставил в холле макет:

— Продвинутая клиника начинается с регистратуры, где на входе аппарат формирует электронную очередь, как в банке. Пациент не мается в живой очереди. Не стоит перед окошечком регистратора — они сидят друг против друга. И далее все в центре сделано по такому принципу, чтобы двигающийся по нему пациент, а часто он в коляске, никого ни о чем не просил: поднес карточку — дверь открылась, свет зажегся.

В корпусе № 1 — амбулаторные врачебные приемы по всем основным направлениям. Здесь же расположены несколько диагностических подразделений. Компьютерный и магниторезонансный томографы, рентген, маммография и прочее — современные мощные аппараты отделения лучевой диагностики сконцентрированы в одном месте. В комплексе они дают гораздо большие диагностические возможности, чем по отдельности. Самым современным оборудованием оснащены также отделения функциональной и эндоскопической диагностики.

Корпус № 2 — сердце клиники, большой операционный блок на три зала. Сегодня даже в Германии единицы таких операционных: в Европе используют предыдущие хорошо сделанные модели, служащие лет по двадцать. А в Нижнем Тагиле смонтировали с учетом самых современных решений. На шаг впереди мы с санэпидрежимом: использовали для стен новые материалы — панели с керамическим покрытием. Усовершенствовали систему воздуховодов с дополнительными антибактериальными фильтрами. Внутри операционного квадрата возникает абсолютно стерильная зона: сверху падает поток стерильного воздуха, который не дает никакому иному воздуху подобраться к операционному полю. Все это на порядки снижает вероятность внутрибольничных инфекций и послеоперационных осложнений.

Аппаратура движется вокруг операционного стола по рельсовой системе медиамостов на специальных свесах, которые можно скомпоновать в зависимости от вида операции. Яркость и цвет освещения, вентиляция, звук, управляемый электроникой, — тоже ноу-хау.

В операционных большое количество информационных систем, которые значительно помогут врачам. Весь электронный архив по пациенту — снимки компьютерной томографии, рентгена, прочее — можно в любую секунду вывести на монитор в операционную. В любую минуту — организовать телемост и трансляцию операции в ведущие европейские клиники, что очень важно для обмена опытом. В учебном классе корпуса № 3 для врачебного персонала транслируется операция онлайн: одни учатся у операционного стола, другие виртуально участвуют в мастер-классе по современным методам оперативного вмешательства.

В любой момент у любой кровати можно развернуть необходимое количество аппаратуры 016_expert-ural_40_2.jpg Фото: Виталий Майшев
В любой момент у любой кровати можно развернуть необходимое количество аппаратуры
Фото: Виталий Майшев

В центре рассчитывают выполнять 7 тыс. операций в год. Исходя из этого в стационаре (корпус № 4) 141 койка. Палаты с таким уровнем комфорта тоже имеют далеко не все частные клиники Германии. Два пациента — два телевизора, при этом мешать друг другу не будут, у каждого на пульт выведен динамик TV, кнопки телефона, вызова медсестры, система управления светом, климат-контроль. Кровать-трансформер на электроприводе, пульт от нее тоже под рукой.

Есть гостиница для тех, кто приехал на диагностику или после операции уже не имеет необходимости находиться в стационаре. Она оборудована всем, чтобы люди с ограниченными возможностями чувствовали себя комфортно. При этом дешевле: стоимость будет минимально необходимая для рентабельности. Готов дом для врачей на 90 квартир — служебное жилье улучшенной планировки; строится общежитие для медперсонала. Для понимания: в Нижнем Тагиле обеспеченность врачами — около 50%, поэтому активно приглашают докторов и из других территорий. На собеседование прилетают специалисты из Иркутска, Москвы, Кургана — есть возможность собрать здесь хорошую команду, а без жилья это не получится.

Три идеи Тетюхина

— Олег Юрьевич, когда пуск центра?

— Нет конкретной даты — чтобы без нервотрепки в ущерб качеству. Мы просто делаем максимум возможного каждый день. Инвестор — основатель, экс-глава и член совета директоров титановой корпорации «ВСМПО-Ависма» Владислав Тетюхин — ставит задачу принять первых пациентов в конце первого квартала следующего года. Рабочая проектная документация выдается с колес. Наши немецкие коллеги, технологи, сказали, что они строили бы в два раза дольше.

— Какова цель проекта?

— Основная идея — оказание высококвалифицированной медицинской помощи пациентам с заболеваниями опорно-двигательного аппарата, в том числе используя при этом эндопротезирование крупных суставов, позвоночника. Тема эта недостаточно закрыта со стороны государства. В Германии, например, на тысячу населения операций по замене тазобедренных суставов делается в десять раз больше, чем в России. При этом люди у нас не здоровее — просто мы не видим их на улицах, без квалифицированной помощи они вынуждены сидеть дома. Когда у человека эта проблема, она формирует порочный круг: боль в суставе — ограничение движения, лишний вес — диабет и гипертония. Настоящая трагедия. Эта тема признана на сегодня самой острой и требующей решения, потому выбрана инвестором в качестве приоритетной.

Шесть тысяч человек в Свердловской области официально стоят в очереди на эндопротезирование тазобедренного сустава. Квот на оплачиваемые из бюджета операции, по 140 тыс. рублей на каждую, дается мало, они распределяются по больницам, в год делается тысяча с небольшим операций. В сумму операции входит и стоимость протеза — явно не самого современного и не самого лучшего. Лукавство со стороны государства всегда в этих вопросах присутствует. При таких подходах очередь только увеличивается. Когда мы заработаем и начнем делать 4,5 тыс. таких операций в год, года через два-три очередь может полностью исчезнуть.

В ведомственном доме для врачей на территории медцентра 90 квартир улучшенной планировки. Во дворе — игровые площадки для детей 018_expert-ural_40.jpg Фото: Виталий Майшев
В ведомственном доме для врачей на территории медцентра 90 квартир улучшенной планировки. Во дворе — игровые площадки для детей
Фото: Виталий Майшев

— Вы хотите эти шесть тысяч очереди развернуть на себя и получать бюджетные деньги?

— Планируем, но не сразу это произойдет. Есть договоренность, что бюджет будет нам платить хотя бы по тому тарифу, который есть.

— Вернемся к задачам проекта.

— Вторая идея идет в развитие первой: использовать эндопротезы из титана собственного производства. Эта тема принципиально важна с точки зрения снижения себестоимости услуги. Мы ведем активные переговоры с двумя иностранными компаниями, мировыми брендами. Пока они покупают у ВСМПО сырье и неохотно идут на создание совместного предприятия в России по изготовлению протезов, предпочитая поставлять сюда готовый продукт. Надеюсь, переговоры закончатся позитивно. Тогда мы, пожалуй, впишемся в государственный тариф.

И третья идея — создать высокоэффективный современный медицинский центр принципиально не в мегаполисе, а для людей, живущих в области, где меньше сложных и качественных медуслуг.

Все три идеи — Владислава Тетюхина, он оставался единственным инвестором проекта до того момента, когда полгода назад подписали соглашение со Свердловской областью о том, что она входит в проект на 25% в качестве соинвестора. Без привлечения дополнительного инвестора мы не смогли бы реализовать проект в полной мере, пришлось бы что-то усечь, а нам не хотелось нарушать его логику.

Проектировала центр немецкая компания KBV GmbH & Co. KG, принадлежащая концерну AHG, который владеет 50 частными клиниками. Она же подбирала оборудование, чтобы одно с другим эффективно работало.

— Каково финансовое положение дел?

— Сегодня из 4,4 млрд рублей инвестиций осталось вложить 360 млн рублей. Как правило, в медцентры вкладывают средства крупные холдинги, строя для собственного персонала, плюс мощности используются на рынке. В Нижнем Тагиле — впервые сугубо частное крупное вложение. Причем без каких-то задач по извлечению сверхприбыли. За рубежом такого инвестора в здравоохранение возили бы каждый день на белом слоне. Здесь же приходится продираться через тернии.

Тагильский монстр не стянет клиентуру

— Медицинские центры появляются один за другим — это хороший бизнес для инвестиций?

— Для тех инвесторов, которые хотят быстро отбить деньги, медицина не подходит: это не торговые центры. Но бизнес перспективный, потому что поле еще не занято. Мы в медицине проходим путь, которым развивался торговый бизнес: сначала киоски, потом магазинчики в первом этаже, затем супермаркеты. Окупаемость этого проекта — 8 — 10 лет, здесь все делается перфекционистски: качественно, из расчета на много лет.

Сейчас разрешено участие частного медицинского бизнеса в оказании и оплате услуг по системе обязательного медицинского страхования. Рассчитываем, что будем участниками этого процесса по тем видам деятельности, которые будут для нас экономически оправданы.

Олег Чернов: «Огромный пласт вопросов: стерилизации, логистики, доставки пациентов, развозки питания в российском здравоохранении где-то в стороне, врачам кажется, что прооперировать — самое главное. Но эти вопросы определяют значительную долю успеха клиники» 019_expert-ural_40.jpg Фото: Виталий Майшев
Олег Чернов: «Огромный пласт вопросов: стерилизации, логистики, доставки пациентов, развозки питания в российском здравоохранении где-то в стороне, врачам кажется, что прооперировать — самое главное. Но эти вопросы определяют значительную долю успеха клиники»
Фото: Виталий Майшев

— Не окажется ли пересечений с действующими игроками — медицинскими центрами, клиниками?

— Мы не в Екатеринбурге — уже от этого нашим коллегам в уральской столице, где сконцентрированы медцентры, спокойно. Смотрят с интересом, но без опасения, что тагильский монстр стянет клиентуру. Основной вид нашей деятельности — ортопедия. Ею пробуют заниматься еще несколько игроков, но все в небольшом объеме. Мы же хотим создать принципиально другую базу и глубоко проработать эту тему.

— В чем ваши конкурентные преимущества?

— Главное — законченный цикл оказания медицинских услуг в одном месте: диагностика, оперативное вмешательство, реабилитация. Проблема пациентов, которым заменили тазобедренный сустав, в том, что после операции они отправляются в никуда. Доктора не отслеживают их судьбу, выписывая под наблюдение участкового врача-ортопеда. А человек еще по дороге домой споткнулся и получил вывих вставленного эндопротеза — это не редкость. Нужна нормальная послеоперационная реабилитация. Неделю пациент лежит в стационаре, затем три недели живет в гостинице, получая реабилитационные процедуры в центре. Например, занимается в тренажерном зале, где компьютер определяет: сегодня на 30 градусов сгибать ногу, завтра на 40. В шестом корпусе реабилитации послужат ванны, токи, бассейны и прочее. Подобных отделений реабилитации в том же месте, где проводится операция, в области нет.

Полагаем, что центр будут использовать как реабилитационную базу другие клиники, совершенствовать методики, развивать научную тематику. Медицинской академии интересно иметь здесь хорошую клиническую базу, проводить исследования. Мы готовы стать научно-исследовательской площадкой доказательной медицины, комбинировать различные методы лечения, апробировать новые. Уверены: есть возможности в реабилитации, комбинируя разные методы лечения, добиваться лучших результатов, чем сейчас.

Второе конкурентное преимущество — огромный комплекс самого современного оборудования. Мы старались, чтобы диагностическая база была универсальна, для всех видов заболеваний. Есть необходимый минимальный перечень, который каждый уважающий себя многопрофильный медицинский центр должен закрывать: офтальмология, лор, гинекология, урология и так далее. Но гвоздь, основная линия — это ортопедия и травматология.

Еще одно преимущество — за счет выработки собственной дешевой электро- и тепловой энергии значительно снизим себестоимость услуг. Плюс независимость в вопросах, когда давать тепло, горячую воду. Считаю конкурентным преимуществом и возможность хорошо подобрать новый коллектив. Специалистов берем высокого уровня с предоставлением хорошего жилья и контракта. Желающих много.

Стандарты вместо звезд

— Как вы собираетесь превратить конгломерат собранных докторов в команду, дающую высокий результат, качество, создающую имидж?

— Нужно разработать и формализовать железную систему внутренних бизнес-процессов, которые определят стандарты диагностики и лечения, поведения каждого доктора. Я видел, как немцы скрупулезно, педантично прописывают для каждой операции инструменты, методику, принятую в этой клинике и прочее: ни шагу вправо или влево. Если доктор придумал, как что-то сделать лучше, рассказывает об этом внутреннему научному совету, когда идея принимается, она опять же вносится на уровень стандарта и дальше выполняется всеми всегда. Залог успеха клиники — хорошая стандартизация внутренних процессов.

— Школами (доктор и его ученики) не переманиваете?

— Не ставим такую задачу. Я считаю, бренд учреждения важнее фамилии отдельного известного доктора.

— Тут с вами многие не согласятся.

— Возможно. Но я полагаю, что пациент хочет получить медицинскую услугу и ему все равно, кто ее оказывает, если гарантировано качество. Звезды способны подавлять, выжигать все рядом с собой. Мне ближе западный подход: четкие регламенты и стандарты.

Голый тариф

— Созданная вами площадка — один из вариантов развития качественной медицины по формуле государство плюс бизнес. У одного государства никогда денег на это не хватит.

— Медицинские услуги будут качественней, если государство в систему обязательного медицинского страхования заложит честные тарифы, а не подводные камни.

— Что такое «честные»?

— Сейчас тариф не отражает реальные затраты на оказание услуг. Он часто ставит частное медучреждение за грань рентабельности. Потому что тариф дается голый, в него входит только оплата врача, медикаментов, расходных материалов, питания. А коммунальные услуги не оплачиваются. Живите как хотите. Это не совсем честно. Трудно на эти деньги сделать качественную услугу. Можно, конечно, и перловкой на воде кормить, но хочется по-нормальному. Тарифы должны быть выше и включать все расходы по каждой услуге.

— Каков у вас будет средний чек?

— Пока определить сложно. Это станет ясно в конце первого квартала, когда отработаем внутренние бизнес-процессы, получим данные по коммунальной составляющей и сформируем стоимость услуг. Я уверен, будет доступная цена для населения. Надо разъяснять, за что платить.

— Центр рассчитан на массового потребителя в том числе?

— Какие-то виды услуг рассчитаны на широкого клиента — рентген, компьютерная томография, лабораторные исследования, прочее. По ортопедии и вертебрологии мы рассчитываем получить клиентов со всей страны, потому что в одном федеральном округе есть, как правило, один такой специализированный центр. Но подобного уровня оснащения и готовности глубинно подходить к этим вопросам еще не было. Инвестором поставлена задача при формировании себестоимости услуг: центр должен зарабатывать себе на жизнь, на развитие, не висеть на шее. В то же время нет цели отбить вложенные деньги за пять лет любой ценой. Мы будем сравнивать цены с рыночными на момент открытия. Думаю, они будут конкурентоспособны за счет собственной электроэнергетики, правильной логистики и финансовой политики: задача — снижать себестоимость, довольствуясь минимальной прибылью.

— Не было ограничений вписаться в сумму при желании взять все самое-самое?

— Где экономить не нужно, мы не экономили. Например, система медицинских газов, это, конечно, только Дрегер — мировой производитель и здесь ничего изобретать не надо. Точно так же и по лабораторному оборудованию. А вот мебель для центрального холла сделало российское предприятие — обошлось в разы дешевле, чем брали бы в Германии. Тут переплачивать нет необходимости. В центре много хороших картин — таково пожелание инвестора, чтобы доктора и пациенты отвлекались от проблем.

«Эксперт Урал» №40 (573)

Журнал «Эксперт» подписка

Оформите подписку на закрытые материалы журнала «Эксперт» и читайте их в полном объеме на сайте





    Реклама
    Читать все комментарии
    AdRiver

    «Карта управленческого образования России»

    Предлагаем Вам принять участие в проекте и заполнить электронную анкету




    Реклама



    Читайте так же

    Эксперт Онлайн, последние новости и аналитика
    ТАСС

    Великий и могучий Батынков

    В Москве проходят сразу две выставки художника Константина Батынкова. Не каждый художник сможет выйти в художественный свет одновременно с ретроспективной, одной из самых масштабных в творческой биографии выставкой, каковой является «Константин Батынков. Виды», и с тематической, ничуть не теряющейся на фоне первой. Батынков может. «Эксперт» попытался выяснить у художника, что им движет


    Станислав Красильников/ТАСС

    Скандалы

    Кто оказал Никите Белых спонсорскую помощь?

    "Это была не взятка, а деньги для нужд города Кирова", - так, по словам следователя, объяснил на допросе губернатор Кировской области назначенной им 23 июня и ранее крупной суммы в евро. В его показаниях фигурирует некий гражданин Германии, есть и претендент на эту роль, но пока следствие называет взяткодателем "неустановленное лицо"

    Фото: предоставлена компанией ДВАДЦАТЫЙ ВЕК ФОКС СНГ

    «День Независимости-2» на экране и в жизни

    В прокат вышел фильм «День независимости: Возрождение» — сиквел великого и смешного фильма-катастрофы о нашествии инопланетян на Землю. Побежденные в первом «Дне» инопланетяне возвращаются на Землю. Но поколение детей дает им еще более яростный отпор. «РР» поговорил с Эммерихом

    AP/TASS

    Brexit

    Лондонский Сити потрясен

    Больше всего от брекзита, похоже, потеряет финансовая система Великобритании. Лондону угрожает лишение неофициального титула одной из финансовых столиц мира и потеря многомиллиардных доходов

    ТАСС Автор: Сергей Бобылев

    Скандалы

    Улита едет

    Насколько можно понять, дело о взятке в отношении Кировского губернатора Никиты Юрьевича Белыха было возбуждено не сегодня. Сообщение Следственного комитета начинается словами не о задержании губернатора, а о возбужденном деле. И по-мнению видного эксперта, губернатор находился в разработке давно. А взяли вот только сейчас