Приобрести месячную подписку всего за 290 рублей

Мы запустили десятки заводов

2014

Жгуче хочешь развивать свой регион? Не пеняй на федерацию, мол, централизация власти велика, а изобретай новые направления поддержки локального бизнеса, учитывающие местную специфику

Какими инструментами создается хваленая бизнес-привлекательность Тюменской области? С расспросами мы обратились к создателю и бессменному главе департамента инвестиционной политики и государственной поддержки предпринимательства Вадиму Шумкову.

Механизмы

— Вадим Михайлович, с каких инструментов поддержки вы начинали, создавая департамент инвестиционной политики?

— Одни из наших первых проектов — «Экспортная академия» и «Инвестиционная академия». Я считал, что если мы сейчас научим предпринимателей заниматься этими вещами, то наша экономика сразу пойдет в рост. Однако когда начинаешь такие проекты реализовывать, то понимаешь, что простые посылы не всегда работают.

Внутренний рынок региона имеет высокую платежеспособность и позволяет вам получать рентабельность до 30% и выше простыми операциями вроде «купил-перепродал». А если вы выходите на экспорт, то нужно иметь кучу специальных навыков и знаний, плюс нужно научиться общаться с таможенниками, финансовым контролем, не всегда понятными партнерами зарубежной стороны; а потом, когда вы после долгих ожиданий возместите НДС, к вам еще и налоговая с проверкой придет. И в результате вы получаете в лучшем случае ту же самую рентабельность, а то и ниже. Так что экспорт в тот период был уделом достаточно узкой прослойки предпринимателей.

Когда с 2010 года МЭР РФ начало внедрять на всю страну унифицированные виды государственной поддержки, мы уже имели свою позицию и поясняли, что не надо все регионы ровнять по одной линейке. В Калининграде, наверное, малые предприятия должны быть ориентированы на внешние рынки, но в Западной Сибири начинать нужно с другого. Наша стезя в тот момент — модернизация малого и среднего предпринимательства и промышленности.

— Как помогали?

— Инструменты все известны: с 2006 года мы субсидируем кредитную ставку для бизнеса, причем до 2009 года практически все предпринимательские кредиты подпадали под эту программу. С кризисом мы ужесточили условия и стали финансировать ставку только по кредитам на строительство новых производственных зданий и приобретение оборудования.

Второй инструмент более молодой, но на сегодня основной — лизинг. С 2010 года мы начали полностью возвращать первый взнос по договору лизинга оборудования и спецтехники в объеме до половины стоимости самого оборудования без учета НДС. Наш интерес простой: если предприниматель приобретает спецтехнику, то он обязательно платит транспортный налог и НДФЛ за тех, кто работает на обслуживании такого агрегата — минимум одного-двух человек. А если предприятие побольше и работает не по упрощенке, то есть шанс получать налог на имущество и, возможно, часть налога на прибыль. А с этого года Инвестиционное агентство, работающее под эгидой правительства области, запустило новый продукт — инвестиционные займы для малого и среднего предпринимательства в сфере производства. Строишь небольшой завод или фабрику — получи прямое финансирование до 50 млн рублей под 7% годовых до пяти лет.

Комплекс этих мер, наряду с прямым административным сопровождением всех инвестпроектов, и обеспечивает во многом тот уровень развития, который демонстрирует Тюменская область.

— Вы в прежние годы много лестного говорили об образовательных программах для предпринимателей, как с ними сейчас?

— Мы стабильно вкладывали в такие программы деньги, и считаем, что это нам сильно помогало. За 2006 — 2013 годы количество субъектов предпринимательской деятельности в Тюменской области выросло почти вдвое с 37 до 72 тысяч. Отдельные периоды мы росли более чем на 20% в год.

Значимую роль играла программа «Открой свое дело». Это были, в общем-то, элементарные курсы, где поясняли, как зарегистрировать бизнес, сдать отчетность, взять кредит и начать проект; через них прошли тысячи человек, включая молодежь и жителей разных муниципальных районов. Был ряд других программ со специализацией обучения — от начинающих до уже действующих предпринимателей. Но в этом году мы взяли паузу. Нужно разобраться в том, насколько сильно ударила ситуация прошлого года, когда в связи с увеличением взносов на социальное страхование в области сразу ликвидировалось пять тысяч индивидуальных предпринимателей.

— Как вы относитесь к налоговым льготам? Нынче многие сомневаются в их эффективности.

— Все зависит от того, как и к кому их применять. Я считаю, что это нужные инструменты, не в последнюю очередь играющие психологическую роль: вас в этом регионе ждут и поддержат. К примеру, налог на имущество отдельные инвесторы называют антиинвестиционным. При этом сравнивают себя с теми, кто приватизировал старый завод двадцать лет назад. Его имущество давно амортизировано. В сам завод вы не вкладываете ни копейки — его построили народ и советская власть. Получается, что сегодня у вас фактически нет базы для налога на имущество. Но вот приходит инвестор, строит новый завод в чистом поле, и вы ему сразу выставляете к уплате налог на имущество. Сравнение: первый ничего не строил, приватизировал задешево, если не задаром, сократил половину прежнего персонала и серьезно сдал в производстве, но ничего не платит. А второй вложился в экономику, создал новые рабочие места, а вы его за это «вознаграждаете» налогом в размере 2,2% от стоимости капвложений.

— На ваш взгляд, достаточно ли инструментов на региональном уровне, чтобы вести самостоятельную экономическую политику? Или централизация власти слишком высока?

— Я лично считаю, что сегодня у любого региона достаточно инструментов в арсенале для хорошего роста, нужно только иметь настоящее желание быстро развиваться. Мне вообще не кажется перспективной тема передела уже зафиксированных доходов. Но если усилия направить на создание новых финансовых потоков путем развития или упрощения условий, то результат не заставит себя долго ждать.

Например, мы уже три года общаемся с Минэкономразвития по поводу простого предложения — упрощения условий регистрации для деятельности большого количества жителей, осуществляющих отдельные виды предпринимательской деятельности. Речь идет о тех, кто сдает жилье в аренду, зарабатывает надомными и квартирными ремонтами, мелкой нестационарной уличной торговлей и так далее. Очевидно, что в текущих условиях налогового администрирования они в большинстве своем в качестве ИП регистрироваться не будут. Но давайте предоставим им возможность ограничиться приобретением простого временного патента. То есть чтобы честно сдавать квартиру в течение года, вы просто покупаете патент в сберкассе за, скажем, тысячу рублей. И тогда люди будут платить и легализовываться через эту схему — она им проста, понятна и удобна. А доходы от продажи таких патентов надо направить на пополнение муниципальных бюджетов, которым вечно не хватает средств на осуществление своих насущных функций.

Направления

— Над чем работаете сейчас?

— Переформатируем подход к процессу индустриализации экономики области: она неоднородна. Назвали подход «Индустриализация 3D». Первое измерение (первая D) — это макропроекты, такие как развитие Тобольского промышленного нефтегазохимического узла, строительство новой очереди Антипинского НПЗ, завод «УГМК-сталь» в Тюмени. Такие проекты экстерриториальны, и мы индивидуально строим по ним политику, решая все вопросы от техприсоединений к сетям до налоговых льгот и работы по кадрам.

Второй уровень — создание сети индустриальных парков. Здесь мы отталкиваемся от наличия готовых площадок, браунфилдов: в чистом поле бюджет строить пока не готов. Нам нужно, чтобы эти проекты стартовали достаточно быстро.

— Вообще-то Тюменская область не была замечена в числе активистов создания особых экономических зон и промышленных парков…

— Потому что нельзя сказать, что они в массе все заработали. В России более 80 индустриальных парков и ОЭЗ, но кроме Калуги и Елабуги сложно назвать тех, кто вырвался в лидеры и безусловно успешен.

Вопрос с индустриальными парками в регионе мы начали обсуждать еще в 2007 году. Даже был подготовлен проект создания первого парка в районе поселка городского типа Богандинский, но его реализацию остановил кризис 2008 года. Затем до 2012 года мы отрабатывали все имевшиеся гринфилды и браунфилды, где были понятны варианты подключения к инфраструктуре. На сегодня почти все из них инвесторы уже разобрали, и мы снова подошли к вопросу о промышленных парках.

К тому же в последние годы появилось много обращений от потенциальных инвесторов, которые запрашивают подготовленную площадку, на которой они бы смогли развернуть оборудование за несколько месяцев. Потому что индустриальный парк — это еще и минимизация предпринимательского риска: производство не пошло — быстренько свернулся. А если построен целый завод, и собственные средства вложены в инфраструктуру, то обратного пути, за исключением продажи предприятия, у вас нет. Кроме того, индустриальные парки становятся востребованы местными предприятиями, которые будут переезжать за городскую черту: содержать завод в центре города (да еще, как правило, на избыточных площадях, что характерно для старых предприятий) сегодня слишком дорогое удовольствие.

— Со второй D понятно. А третья?

— Малая индустриализация. Сегодня живущие на селе имеют небогатый выбор: либо работа в сельском хозяйстве или бюджетной сфере, либо ничего. Оттого многие уезжают работать вахтой на север или перебираются в город, сельская территория в итоге пустеет. С нашими масштабами и площадями это пагубный путь. Поэтому наряду с развитием АПК нужно создавать современные и гибкие малые и средние производства в небольших городах, в районных центрах и, что еще важнее, в сельских поселениях. Чтобы в каждом селе появлялись крепкие промышленные предприятия, перерабатывающие в первую очередь местные ресурсы — от мяса и молока до глины и древесины, и работали бы здесь люди с твердой зарплатой и стабильным пониманием будущего.

— За счет чего это возможно?

— Работа с внутренним инвестором. Наша задача: людям, которые зарабатывают неплохие деньги в регионе, предлагать эти деньги вкладывать здесь же. В каждом муниципальном районе есть как минимум несколько десятков человек, как мы говорим представителей «местного купечества», которые зарабатывают серьезные деньги. Значит, надо предложить им создание рентабельных производств, подсказать на первых порах, помочь деньгами в покупке оборудования или через инвестиционный заем, помочь с землей и присоединением к сетям, поддержать административно. В этом процессе необходима постоянная работа с целевой аудиторией: сейчас мы проводим серию круглых столов «Инвестируй в…» — и далее следует название конкретного муниципального образования. Мы собираем на них по нескольку десятков человек — это жители Тюменской области, ХМАО-Югры, ЯНАО, Екатеринбурга, даже Курганской области. В рамках мероприятия глава муниципалитета делает развернутую презентацию, и она заканчивается конкретными предложениями, куда можно инвестировать средства на этой территории и что муниципалитет предлагает.

— Какова ваша крупнейшая задача на будущее?

— Кадры. На сегодня это ограничение номер один. Можно, конечно, сказать, что это исключительно корпоративные задачи или что этим должно заниматься федеральное правительство — вузы ведь нам не подчиняются. Но на этом весь инвестиционный рост в твоем регионе закончится. Так что пока строится завод, нужно совместно с инвестором заниматься подготовкой кадров. Сегодня у нас решение кад­ровых вопросов во многом найдено, но нам нужна более системная модель — говорим про принцип «кадры под ключ». 

«Эксперт Урал» №35 (612)



    Реклама



    Реклама