Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!

Экономика

По траектории восходящего Солнца*

2017

В нормализации отношений России и Японии политика идет впереди экономики, но в этом случае укрепление бизнес-связей — лишь вопрос времени

Участие в международной промышленной выставке Иннопром-2017, которая состоится в Екатеринбурге 10 — 13 июля, подтвердили 64 японские компании, еще 150 фирм из Японии будут представлены заочно. Выставку, партнером которой на этот раз выступит Страна восходящего солнца, намерены посетить почти 600 японских бизнесменов и чиновников. Активизация двухсторонних деловых связей на примере Уральского региона демонстрирует тенденцию политико-экономического сближения России и Японии, наблюдаемого в последние несколько лет. К такому выводу пришли участники круглого стола «Перспективы российско-японского сотрудничества и роль Свердловской области в этом процессе», проведенного в уральской столице в преддверии Иннопрома 21 июня аналитическим центром «Эксперт» и журналом «Эксперт-Урал» при поддержке министерства международных и внешнеэкономических связей Свердловской области (ММиВЭС).

— Благодаря сигналам, идущим сегодня из Москвы и Токио, формируется атмосфера доверия между бизнесом наших стран. Ранее оно отсутствовало, что препятствовало успешной реализации проектов. Произошла идентификация приоритетных направлений сотрудничества, в том числе на межрегиональном уровне, — заявил выступивший на круглом столе глава областного ММиВЭС Андрей Соболев. — Свердловская область и Уральский регион крайне заинтересованы в развитии сотрудничества с японскими коллегами по всему спектру торгово-экономических и инвестиционных отношений. Прежде всего это вопросы трансфера технологий, реализации совместных кооперационных проектов в таких сферах, как металлургия, машиностроение, лесопереработка, фарминдустрия, производство медицинского оборудования, химическая промышленность. Сегодня, глядя на истории успеха отдельных компаний, мы учимся правильно выстраивать взаимовыгодные отношения с нашими японскими коллегами.

Взгляд через стекло

Действительно, у свердловчан имеется довольно длительный и богатый опыт взаимодействия с японскими партнерами. Так, корпорация «Пумори» еще с 90-х годов содействует техническому перевооружению уральских предприятий, поставляя современное металлорежущее оборудование и инструмент от шести ведущих станкоинструментальных компаний Японии.

С 2013 года на производственной площадке «Пумори» в Екатеринбурге реализуется проект по производству станков по японской технологии «Окума-Пумори» с высокой степенью локализации (см. «Наши «японцы», с. 52 ). В 2012 году в Нижнем Тагиле создано совместное российско-японское предприятие «Мишима-Машпром» по производству и восстановлению стенок кристаллизаторов для машин непрерывного литья заготовок (см. «Их технология — наше продвижение», с. 24). Один из последних примеров — подписанный в марте 2017 года долгосрочный контракт между Богдановичским огнеупорным заводом и Taiko Refractories. Японская компания передаст российскому партнеру уникальные рецептуры огнеупорных материалов для доменного производства, также стороны займутся совместной разработкой новых видов продукции и ее адаптацией к потребностям металлургических комбинатов.

Японская корпорация Nipro в 2012 году инвестировала в создание на площадке Уральского стекольного завода (поселок Уфимский Ачитского района Свердловской области) производства изделий из фармацевтического стекла. Сегодня сотрудничество расширяется.

 019_expert_ural_27-1.jpg ЕЛЕНА ЕЛИСЕЕВА
ЕЛЕНА ЕЛИСЕЕВА

— В прошлом году принято решение о реализации на нашем предприятии проекта «Матрешка», название придумано японской стороной, — сообщил директор Уральского стекольного завода Илья Марковский. — Проектом предусмотрено увеличение уже в этом году мощностей по выпуску ампул с 90 млн штук до 180 миллионов и начало производства картриджей для фармацевтических компаний объемом 40 млн штук в год. Новые мощности ориентированы в первую очередь на экспорт, причем на поставку продукции преимущественно в страны Европы.

— Из всего объема наших экспортно-импортных перевозок работа с Японией — это около 4%, — отметила директор по развитию компании «Уралконтейнер» Светлана Казакова. — С японским заказчиком мы работаем уже на протяжении семи лет, постоянно увеличивая объемы грузоперевозок. Меняется и структура грузов. Мы не только везем сырье, которое японцы закупают в Уральском регионе, но и занимаемся поставками японского оборудования для компаний, которые развивают бизнес в нашей стране.

Безусловно, Россия остро нуждается в высоких технологиях и передовом оборудовании, которые производит Япония. Особенно если это касается технического переоснащения российских промышленных предприятий, заботящихся о повышении качества продукции, снижении ее себестоимости, значительном увеличении производительности труда. Но заинтересованы ли сегодня в таком сотрудничестве сами японцы?

— Конечно, заинтересованы, — убежден директор Центра европейско-азиатских исследований Андрей Русаков. — Во-первых, Япония с Россией должны выстроить систему безопасности в Азиатско-Тихоокеанском регионе, где из-за неуемной Северной Кореи остро стоит ядерный вопрос. Сегодня на высшем уровне двух стран обсуждается вопрос Южных Курил, ведется поиск решения. Если рассмотреть экономические аспекты, то мы для Японии представляем огромный рынок — не только российский, но и Евразийского экономического союза с общим таможенным пространством и с вполне прогнозируемым ВВП, привязанным к мировым ценам на нефть. Таких больших рынков в мире не так много.

В поисках доверия

Однако приход японских высокотехнологичных компаний в Россию сегодня сдерживает ряд факторов. Причем санкции, к которым присоединилась Япония, серьезным барьером не являются, что признают сами японцы.

— Япония входит в Большую семерку, и когда в отношении России вводятся санкции, мы стараемся их придерживаться, — объясняет Кунио Окада, директор Института экономики России и новых независимых государств Японской ассоциации по торговле с Россией и новыми независимыми государствами (РОТОБО). — Санкции создают сложности в получении японскими компаниями финансирования для торгово-экономического сотрудничества с Россией. Тем не менее мы видим, что нынешняя политика нашего премьер-министра Синдзо Абэ и правительства Японии направлена на укрепление связей с вашей страной. Но главная трудность в том, что японцы плохо осведомлены о рынке России и Уральского региона. Для реализации совместных инвестиционных проектов необходим поиск надежных партнеров, этому должны содействовать бизнес-ассоциации обеих стран. Например, практически за всеми успешными историями нашего сотрудничества в Свердловской области стояла Ассоциация РОТОБО.

По оценке Teikoku Databank, в России в настоящее время работает около 250 японских компаний. Объем товарооборота составляет лишь 1 — 2% общих показателей по внешней торговле обеих стран. Величина взаимных инвестиций измеряется цифрами менее процента от общих объемов иностранных инвестиций в наши страны.

— Ряд организаций Японии проводит ежегодное анкетирование японских бизнесменов, уже работающих или желающих начать бизнес с Россией. Одной из таких организаций является Федерация экономических организации Японии КЕЙДАНРЭН. Это крупнейшее объединение частных компаний, около 1300 членов, имеющее огромное влияние в стране. В сентябре прошлого года Японо-Российский комитет по экономическому сотрудничеству этой Федерации опубликовал «Результаты анкетного опроса относительно условий ведения бизнеса с Россией (2016 финансовый год)», — рассказывает Олег Рябов, ведущий научный сотрудник Национального института передовых промышленных наук и технологий при министерстве экономики, торговли и промышленности Японии, уже четверть века живущий в этой стране. — Приведу несколько цифр из этого отчета. На вопрос об оценке перспектив бизнеса с Россией оптимистично ответило 80% респондентов, уже имеющих бизнес в нашей стране, и лишь 13% из тех, кто никогда в ней не работал. 34% опрошенных собираются расширять бизнес в России, 31% планируют сохранение текущего состояния, 1,1% наметили уход с рынка. Среди регионов России Уральский федеральный округ оценили как перспективный 12,6% респондентов. Ниже цифра только у Южного федерального округа — 9,4%. Эти цифры заставляют задуматься. Изучение делового партнера — залог успеха.

Безусловно, добрым знаком нового времени является коренной перелом в диалоге лидеров России и Японии, позволивший экономическому сотрудничеству выйти из тени территориального спора, подчеркивает Олег Рябов:

— Однако здесь наши страны столкнулись с новой проблемой — серьезной нехваткой специалистов-японоведов в России и соответственно россиеведов в Японии в экономических и производственных областях. Ситуация понятна, решение очевидно: необходимо вырастить новые кадры как на федеральном, так и на региональных уровнях; создать порталы для обмена информацией о специфике, характере, нормативах ведения дел в России и Японии. Разговор о том, как и чем можно привлечь интерес японских предпринимателей к региону, стоит начать с изучения мнения самих японцев о России и перспективах сотрудничества.

 021_expert_ural_27-1.jpg
 021_expert_ural_27-2.jpg

Читайте воздух

Однако в России уже думают над совершенствованием структуры экспорта в Японию.

— Пока в Японию из Свердловской области в основном поступает продукция нашей металлургии. Это черные и цветные металлы, хотя достаточно высоких переделов, — отметил Андрей Соболев. — Поэтому можно сказать, что в этой стране известны все бренды российской стали и бренды наших компаний, работающих в сфере цветной металлургии. Но это не то, чего бы нам хотелось. Наша задача — создавать совместные предприятия инновационного характера, выводить на японский рынок малые и средние предприятия. Такие попытки мы предпринимаем, и в дальнейшем эта политика будет продолжаться. Так, одна из свердловских компаний, специализирующаяся на производстве коагулянтов и реагентов для устранения последствий, связанных в частности с авариями на атомных электростанциях, сегодня ведет диалог о выходе на японский рынок. И правительство региона сопровождает эту активность. Поэтому мы видим, что уральские, российские технологии могут быть востребованы на японском рынке.

В этой связи очень ценным представляется опыт тех компаний, кто уже работает на весьма специфичном для россиян и европейцев рынке Японии:

— Японский потребительский рынок во многом задает тренды для всего мира. Уникальность этого рынка — в открытости и интересе японцев к инновациям, — делится управляющий по научно-исследовательским вопросам аффилированных компаний «Филип Моррис Интернешнл» в России Дмитрий Улупов. — Поэтому именно в Японии мы впервые в мире начали реализацию нашего инновационного продукта IQOS, который сегодня представлен уже в 25 странах мира. Это система нагревания табака до такой температуры, при которой из него извлекаются никотин и ароматические вещества, но не происходит горения, ведь основной вред человеческому организму наносят именно продукты горения. Запуск и коммерциализация IQOS в Японии оказались особенно успешны. Потребительские преимущества IQOS хорошо соотносятся с социальными и культурными обычаями японцев. Для японских курильщиков решающим фактором при выборе IQOS стал даже не тот факт, что в табачном паре, который он вырабатывает, уровни выделяемых вредных веществ в среднем на 90 — 95% ниже по сравнению с дымом обычной сигареты. Они очень заботятся о том, чтобы не доставлять неудобства окружающим, для них особенно важно, что табачный пар IQOS в отличие от дыма сигареты имеет меньше запаха и не оказывает негативного влияния на качество воздуха в помещении. Сегодня cтики занимают уже 11,9% табачного рынка в Токио. А в целом в мире уже два миллиона совершеннолетних курильщиков отказались от курения, переключившись на использование нашего инновационного продукта. Мы считаем, чтобы стимулировать процесс переключения совершеннолетних потребителей на альтернативные продукты с потенциально пониженным риском, необходимо сбалансированное, основанное на научных данных законодательное регулирование этой новой категории.

— Наша кафедра готовит специалистов в области внешнеэкономической деятельности, — отмечает доцент кафедры внешнеэкономической деятельности Уральского государственного экономического университета (Екатеринбург) Ольга Плюснина. — Наши выпускники обладают достаточно хорошим багажом профессиональных компетенций, работают и на таможне, и на предприятиях, занимающихся экспортно-импортными операциями.

В последнее время мы сотрудничаем с Китаем, подготовили группу китайских специалистов из 12 человек. На следующий год планируем снова набрать группу из КНР. Также было бы очень важно начать подготовку российских специалистов для работы в Японии и японских — для работы в России. Наш университет имеет для этого хорошую основу.

Подготовка таких специалистов важна в том числе и по причине существенной разницы в менталитете наших народов. Преподаватель японского языка кафедры востоковедения Уральского федерального университета Мария Чамовских, имеющая некоторый опыт работы на российско-японском предприятии в Москве, убеждена, что при выстраивании партнерских отношений с японцами важно учитывать специфические черты национального характера и особенности сложившейся в Стране восходящего солнца деловой культуры:

— Японцы, вступая в коммуникацию, многое оставляют невербализованным.

У них существуют понятия «хоннэ» и «татэмаэ», определяющие контраст между истинным намерением человека и внешним проявлением этих намерений. Соотношение между «хоннэ» и «татэмаэ» пронизывает все сферы жизни японского общества, в том числе распространяясь на сферу деловых отношений. Японское общество — это общество группового сознания, где интересы индивида подчинены интересам группы, и для японцев очень важным является поддержание гармонии в коллективе. Чтобы не обидеть партнера и проявить к нему уважение, они избегают форм прямого отказа и категоричности суждений. Например, в зависимости от контекста фразы «я обдумаю ваше предложение в конструктивном ключе» или же «я сделаю все от меня зависящее», могут означать уклончивый отказ. То есть, общаясь с японцами, не следует добиваться от них какой-то конкретики, нужно уметь подстраиваться под ситуацию, быть чутким по отношению к настроениям партнера, и, как называют сами японцы эту особенность, «уметь читать воздух», то есть уметь читать между строк. Вместо этого некоторые российские бизнесмены допускают типичную ошибку, рассматривая какие-то предварительные договоренности, которые на самом деле для японцев ничего не означают, как решенное дело. Также хотелось бы обратить внимание на то, что японцы не приветствуют попытки установить с ними панибратские отношения. В общении с японцами следует помнить о правилах приличия: избегать тактильных контактов и использовать уважительные суффиксы имен и должностей. Наиболее приемлемый вариант обращения — комбинация «фамилия плюс уважительный суффикс -сан». Поскольку в Японии не принято пристально смотреть в глаза собеседнику, настойчивые попытки установить с японцем визуальный контакт могут причинить ему психологический дискомфорт. Особенно осторожными следует быть обладателям непривычных для японского восприятия светлых глаз: зеленых, серых, голубых.

* Англоязычный вариант об итогах круглого стола по перспективам российско-японского сотрудничества см. на с. 62.

* The English version of the results from the round-table discussion about the possibilities of Russian-Japanese cooperation, see p. 62.

Металлы в обмен на оборудование

По данным областного министерства международных и внешнеэкономических связей, в 2016 году из Свердловской области в Японию поставки металлов и изделий из них составили 97% от всего объема среднеуральского экспорта в эту страну, в том числе черных металлов — 62% (ферросплавы), алюминия и изделий из него — 26% (алюминий необработанный, полосы, профили), титана — 9%. Доля минеральной продукции — 3%. Любопытно, что за год экспортная структура существенно изменилась: в 2015 году в Японию поставлялась в основном химическая продукция (продукты неорганической химии) — 73%. Доля металлов и изделий из них составляла только 26%. Значительное сокращение поставок неорганических химических продуктов связано с истечением сроков действия контрактов.

Из Японии в Свердловскую область в основном ввозилась химическая продукция — 56% (резина и изделия из нее). Доля машиностроительной продукции — 45%, в том числе механическое оборудование — 20%, электротехническое оборудование — 2% (телевизионная аппаратура), оптические приборы — 22% (в основном медицинского назначения). Доля поставок пластмасс и изделий из них — 1%. Рост объемов импорта в 2016 году произошел за счет увеличения закупок машиностроительной продукции.

Когда проекты сбиваются с курса

Константин Кропанцев, руководитель Уральского представительства Финансового ателье GrottBjorn (ЗАО «СБЦ») 020_expert_ural_27-1.jpg
Константин Кропанцев, руководитель Уральского представительства Финансового ателье GrottBjorn (ЗАО «СБЦ»)

При реализации совместных проектов с зарубежными парт­нерами следует учитывать риски изменения курсовой разницы валют, считает Константин Кропанцев, руководитель Уральского представительства Финансового ателье GrottBjorn (ЗАО «СБЦ»):

— Важно понимать, что изменение курса валюты — явление непредсказуемое, поскольку подвержено влиянию не только экономических, но и политических, и даже техногенных факторов. Если в условиях контракта с зарубежными контрагентами упоминается валюта (явно или в виде привязки цены к курсу), то возникает проблема валютных рисков. А как правило, проекты у нас долгосрочные. Тогда одна из сторон рискует получить не тот финансовый результат, на который рассчитывала.

Приведу пример. В июле 2015 года представительство японской компании в России договорилось о поставке оборудования на российское госпредприятие. Сумма контракта — 47 млн рублей, оплата в рублях. Предоплата составила 20%, остальная часть оплаты — после поставки и наладки. Но за время исполнения контракта — с июля по ноябрь 2015 года — курс иены по отношению к рублю вырос с 0,47 до 0,54. В итоге фактическая выручка представительства японской компании оказалась меньше ожидаемой на 10 млн иен.

Таким образом, не страхуя валютные риски, предприятие рискует понести убытки, сопоставимые с нормой прибыли. В зависимости от бизнес-процессов предприятия необходимо применять разные инструменты и стратегии страхования валютных рисков. Например, привлечение средств на покупку валюты, использование опционных стратегий, форвардный договор с банком, компенсация курсовой разницы биржевым фьючерсом, фиксация курса валютным свопом. Каждый инструмент имеет свои особенности и стоимость, их различия важно уметь оценить. Наша компания специализируется на предоставлении прямого доступа на валютный рынок Московской биржи (кстати, в третьем квартале Московской биржей анонсировано начало торгов иеной) и на страховании валютных рисков. В нашей практике мы выделяем порядка 20 стратегий, которые стоит применять в зависимости от бизнес-процессов компании.         

«Эксперт Урал» №27 (734)
Подписаться на «Эксперт» в Telegram



    Реклама




    Лидеры ИТ-отрасли вновь собрались в России

    MERLION IT Solutions Summit собрал около 1500 участников (топ-менеджеров глобальных ИТ-корпораций и российских системных интеграторов)

    Химия - 2018

    Развитие химической промышленности снова в приоритете. Как это отражается на отрасли можно узнать на специализированной выставке с 29.10 - 1.11.18

    Опасные игры с ценами

    К чему приводят закупки, ориентированные на максимально низкие цены

    В октябре АЦ Эксперт представит сразу два рейтинга российских вузов

    Аналитический центр «Эксперт» в октябре представит сразу два рейтинга российских вузов — изобретательской и предпринимательской активности.

    Эффективное управление – ключ к рынку для любого предприятия

    Повышение производительности труда может привести к кардинальному снижению себестоимости продукции и позволит российским компаниям успешно осваивать любые рынки


    Реклама