Приобрести месячную подписку всего за 290 рублей
Экономика

Мясники в засаде

2017
ЕЛЕНА ЕЛИСЕЕВА

Рынок мяса в России продолжает адаптироваться к новым параметрам: снижению платежеспособного спроса населения на фоне роста отечественного производства в птице- и свиноводстве и насыщенности рынка

Агрокомплекс «Чурилово» Сергея Вайнштейна, крупнейший на Урале производитель тепличных овощей, похоже, станет новым собственником компании ООО «Утиные фермы». Процедура оформления сделки по выкупу главного пакета акций птицеводческого комплекса в Красноармейском районе Челябинской области уже началась. Стоимость актива оценивается в 600 млн рублей. Хотя изначально утверждалось, что в проект инвестировано в два раза больше собственных и заемных средств.

«Утиные фермы» — высокотехнологичный агрокомплекс с общим объемом производства и собственной переработки 6,5 тыс. тонн мяса утки в год, построенный в конце 2015 года в чистом поле. За первый же год работы собственнику Сергею Костенко удалось вывести «Утиные фермы» на второе место по России, в ближней перспективе компания готовилась удвоить объемы производства. Но так и не смогла выйти на полную мощность — помешала нехватка оборотных средств на укрепление и развитие бизнеса. По мнению министра сельского хозяйства Челябинской области Сергея Сушкова, финансовые трудности компании начались с получения неподъемного кредита Россельхозбанка на 600 млн рублей на семь лет и жестких условий кредитования — под 15,65%. Правительство области нашло нового инвестора, чтобы сохранить компанию, обладающую хорошим потенциалом. Владельцам Чурилово пообещали реструктурировать кредит, оказавшийся неподъемным для птицеводческого комплекса, ими получено одобрение от Россельхозбанка на внесение изменений в кредитные условия для предприятия. Недавно тепличники зарегистрировали новое юридическое лицо — ООО «Урал­инвест», которое якобы и займется разведением сельскохозяйственных птиц.

Продажа и поиск инвесторов для банкротных активов с дисконтом к цене — один из трендов в агросекторе. Подобные сделки интересны и непрофильным инвесторам, которые диверсифицируют бизнес.

Против «Утиных ферм», помимо кредита, сыграло и снижение покупательной способности населения: спрос на дорогую мясную продукцию падает, и на утку в том числе.

В России нет привычки потребления утиного мяса, и торговые сети берут его на реализацию крайне неохотно. Кроме того, в производстве утки, которая пока не является продуктом массового потребления, очень важна правильно выстроенная логистика и налаженная переработка. Недавно, в декабре, закрыть утиный проект из-за низкого спроса решили в агропромышленном холдинге «БЭЗРК-Белгранкорм».

Сон наяву

Проблемы нишевых утиных проектов осложнило еще и то, что рынок переполнен дешевым куриным мясом — Россия обеспечила им себя более 96%. Соседствовать с ним на полках очень сложно. Курятину догоняет по объемам свинина. Эти два разнонаправленных фактора — рост объемов производства мяса и снижение потреб­ления его населением — определили перемены в сфере его переработки.

Последние три года для отрасли были сложными. Еще до введения санкций, в феврале 2014-го, из-за карантина по африканской чуме свиней был введен запрет на ввоз мясного сырья из ряда зарубежных стран. В итоге свинина для российских предприятий мясопереработки выросла в цене на 70 — 80%.

В том же году, в августе, для АПК начался праздник: драйвером развития мясной отрасли и увеличения объемов российского производства стало эмбарго в отношении ряда стран, в том числе ЕС, США, Канады, Австралии и Норвегии. Ввоз практически всех видов мясной (и мясосодержащей) продукции из этих государств был запрещен. На их долю ранее в совокупности приходилось 45% российского рынка.

А с начала 2015-го, из-за последствий валютного скачка в ноябре 2014 года, существенно выросли цены на говядину. Подорожали соответственно и импортные компоненты (оболочки колбас и прочее) производства мясопродуктов, и зарубежное оборудование (95% используемого в отрасли), запчасти и расходные материалы к нему. По аналогии и у производителей мяса произошло удорожание кормовой базы и прочих составляющих себестоимости. В среднем за два года говядина прибавила в цене 55%, свинина — 50%, мясо птицы — 26% (в отдельные периоды доходило до 50%).

Таким образом, мясопереработка оказалась в ситуации ценовых ножниц, когда потребление и продажи падали, а цены на сырье и себестоимость продукции росли. Поднять цены и колебавшуюся вокруг нуля рентабельность ситуация не позволяла. Объемы производства упали в среднем на 20%. Доля местного сырья в сократившихся объемах производства существенно возросла, а мясокомбинаты, перерабатывавшие в основном импортное блочное мясо, вынуждены были приступить к модернизации производства с учетом особенностей российского сырья, поскольку отечественные производители предлагают, как правило, мясо в полутушах.

Произошедший в 2014 году рост цен на свинину довольно быстро остановился. Главную роль в этом сыграли ее российские производители. Вышли на рынок новые, современные свинокомплексы, работающие по промышленным технологиям, активное инвестирование в строительство которых началось еще до санкций. В результате за три последних года переработчики в значительной степени сумели переориентироваться на российских поставщиков.

В минувшем году темпы производства свинины в два раза обогнали производство мяса птицы, выросшее на 5% к 2015 году (только производство говядины пребывает в стагнации). Таким образом, в ближайшие два-три года страна перейдет на полное самообеспечение свининой. А вот покупательная способность населения и, как следствие, потребление продуктов мясопереработки по-прежнему снижаются. Падение спроса на рынке мясных продуктов переработчики отмечают не во всех сегментах. Наиболее пострадавшим оказалось колбасное производство, где снижение составило от 10 до 20%, в некоторых случаях даже больше. Рост себестоимости колбасных изделий в 2014 году достиг 45%, а повышение розничных цен на них — 19%. В 2015 году — 15% и 5% соответственно. Таким образом, маржинальность в отрасли мясопереработки за два года снизилась на 8 — 10%. Для многих это — порог рентабельности. Очевидно, вернуться к прежней маржинальности для ряда предприятий в ближней перспективе возможности нет.

Просевшие продажи по колбасе сейчас активно замещаются полуфабрикатами из охлажденного мяса свинины — этот новый сегмент рынка находится в точке активного роста. Так, выпуск колбасных изделий в РФ сокращается четвертый год подряд, по итогам 2016 года он на 2% ниже 2015-го и на 7% ниже рекордного уровня 2012 года. Производство мясных полуфабрикатов в России в 2016 году — плюс 4% к 2015 году.

Несмотря на рост производства мяса в России, объем его рыночного предложения еще недостаточен для полного насыщения сырьем пищевых предприятий. Одним из выходов для крупных мясокомбинатов в складывающейся ситуации становится создание собственной сырьевой базы, строительство либо приобретение собственных свинокомплексов. Мясопереработка активно «сливается» с сегментом выращивания скота и производства мяса, в то время как «независимые» мясокомбинаты с трудом справляются в непростой экономической ситуации. Средние и мелкие предприятия вынуждены выживать, снижая цены и переходя на более дешевые виды сырья.

Важно при этом отметить, что крупные владельцы свиных и бройлерных активов, основные поставщики мяса на рынок, как правило, строят переработку, не желая упускать все выгоды иметь внутри агрохолдинга конечный передел собственной мясной продукции, как можно более глубокую переработку. Так что объемы мяса на рынке прибывают, но значительная его часть перерабатывается самими аграриями. Вертикально интегрированные холдинги («от поля до прилавка») сегодня буквально наступают на пятки другим игрокам — мясокомбинатам — благодаря серьезным конкурентным преимуществам в цене на мясное сырье. Такие холдинги есть и на Урале.

Уральские пельмени

По итогам минувшего года среди регионов-лидеров по производству мяса — два уральских. Второй после Белгородской области стала Челябинская, где произвели 540,2 тыс. тонн скота и птицы на убой, что на 5,9% больше, чем в 2015-м. Здесь так же, как и в Белгородской области, преобладает выпуск мяса птицы, причем он хоть и незначительно, но увеличился по сравнению с 2015 годом. А вот выпуск мяса КРС уменьшился на 7,9%. Зато рост свинины превысил 30%. Крупнейший производитель региона — агрофирма «Ариант» — в прошлом году запустила новые комплексы на 40,6 тыс. свиноматок, вложив около 10 млрд рублей.

«Ариант» — вертикально-интегри­рованный холдинг замкнутого цикла производства с 82 тыс. га посевных площадей, заводами по изготовлению и переработке кормов, сетью фирменных магазинов в ряде регионов, животноводческим комплексом и племенной фермой для воспроизводства основного стада животных, предприятиями по переработке мяса и производству мясных деликатесов, которые выпускают более 50 тыс. тонн продукции в год.

Помимо выращивания животных компания с начала своего существования занималась переработкой и производством мясной и колбасной продукции, чтобы на 100% контролировать качество выпускаемой продукции. Александр Кретов, генеральный директор агрохолдинга «Ариант», говорит, что среднему аграрному производителю вполне по силам производство мясоколбасных изделий. Даже если они будут дороже тех, что в сетях, но будут вкусными и натуральными, то найдут своего покупателя.

«Ариант» запустил в 2014 году мясоперерабатывающий комплекс «Фабрика мясной гастрономии» в поселке Федоровка, расположенном в пригороде Челябинска. Заявленная мощность 140 тонн мясной продукции ежедневно. В проект вложено 60 млн евро. В основу положен принцип максимальной технологичности и конкурентных преимуществ. Главная особенность в том, что магазины, логистика и производство связаны в единую сеть, что влияет на свежесть мясной продукции холдинга. Выпускается столько продукции, сколько в данный момент необходимо торговым точкам.

Но и здесь в результате падения спроса на свинину и говядину говорят об уменьшении доходности. Производителям, считает Александр Кретов, нужна федеральная сырьевая сельскохозяйственная биржа для ежегодного планирования закупок сырья, не зависящего от случайных внешних факторов. Это позволит заранее просчитать себестоимость своей продукции и заключать с торговыми сетями долгосрочные контракты.

Еще один крупный игрок в Челябинской области — ГК «Здоровая ферма» (входит в «Русгрэйн Холдинг»). За последние годы, нарастив мощности, предприятие стало крупнейшим производителем и мясопереработчиком на Урале, выпускает охлажденные и замороженные продукты из мяса птицы и свинины.

В этом году компания планирует поднять годовое производство мяса птицы на треть, свинины — на 10%, готовой продукции — на 60%, а в итоге поднять выручку на 10%, для чего создает эффективный ассортиментный портфель, оптимизирует структуру продаж. В прошлом году здесь увеличили доли реализации охлажденной продукции и глубокой мясопереработки: фаршей, полуфабрикатов. К тому же «Здоровая ферма» инвестировала в собственный мясоперерабатывающий завод 300 млн рублей. Мощность площадки составляет 20 тыс. тонн продукции переработки, а ассортимент выпускаемых товаров включает 250 наименований.

Компания инвестирует в автоматизацию производственных линий, складов, линий набивки колбасы, термокамеры, упаковку. Автоматизация — стратегическое направление, ГК перестроит все производство по этому принципу, повысив конкурентоспособность за счет увеличения производительности труда, уровня качества и, как следствие, — интереса к продукции со стороны потребителей. Инвестирует и в ERP-системы для управления бизнес-процессами, новые технологии обработки и переработки мяса. На мясоперерабатывающем комплексе установлена высокотехнологичная убойная линия голландской компании Meyn, а также американское оборудование для обработки и переработки мяса Chick Master и других ведущих мировых производителей.

Глубокая переработка более перспективна на перенасыщенном рынке мяса птицы, уверен Олег Петриченко, генеральный директор ГК «Здоровая ферма»: колбасы, ветчины и полуфабрикаты будут востребованы, поскольку потребители все чаще выбирают продукты, из которых можно приготовить мясные блюда без продолжительных временных затрат.

Седьмым регионом-лидером стала Башкирия с 397,4 тыс. тонн скота и птицы, что на 0,9% больше, чем в 2015-м. Хотя и здесь производство КРС на убой снизилось с 230,3 тыс. тонн в 2015 году до 200 тыс. тонн в прошлом. Зато объем выпуска свинины возрос на 51,2%, составив 85,7 тыс. тонн, птицы — на 8% до 76,1 тыс. тонн.

В регионе, в частности, работает «Рус­грэйн Холдинг», который перепрофилировал часть птицефабрик с яичного направления на мясное, модернизировал комплекс «Турбаслинские бройлеры», увеличив мощность предприятия с 20 тыс. тонн до 80 тыс. тонн в год.

Бройлерное направление холдинга «Русское Зерно Уфа» в Башкортостане представлено рядом производственных площадок — на птицефабриках «Ашкадарская», «Туймазинская», завод «Турбаслинские бройлеры» единовременно содержится более 3 млн голов. Завершена модернизация, в этом году в пять раз, до 5 тыс. тонн мяса в месяц, увеличиваются объемы продукции. После инвестиционной фазы активнее развивается глубокая переработка мяса, планируется довести ее долю до 70% от общего объема, то есть до 4 тыс. тонн в месяц.

В каждом из объектов холдинг «Русское Зерно Уфа» использует новейшие технологии и современное оборудование с высокой степенью автоматизации, что позволит иметь эффективную себестоимость, надеется Станислав Насимов, генеральный директор холдинга «Русское Зерно Уфа».

Сняли сливки

Следом за мясопереработкой погрузился в стагнацию и рынок оборудования для отрасли — до недавнего времени он был очень емким, так как многие предприятия осуществляли модернизацию и переводили производство на новый технологический уровень. В связи с ростом цен на импортное сырье и компоненты, вызванным резким скачком курса валют, мясопереработка вынуждена отложить инвестиционные проекты и планы по модернизации. Сумма сделок сократилась вдвое. Это привело к замедлению темпов роста и на рынке оборудования, где доминируют европейские производители, которые разрабатывают технологии и предлагают новые решения участникам рынка. Российские мясоперерабатывающие предприятия ориентированы на качество, поэтому предпочитали технологические решения от европейских производителей.

Европейцы, можно сказать, сняли сливки за те десять лет, что в России реализовались крупные мясные проекты, а оборудование для переработки было в дефиците: покупали по любой цене. Сейчас рынок насыщен, уже нет прежнего спроса и цены плавно снижаются на фоне обостряющейся конкуренции и прихода новых игроков — из США и Китая, предлагающих цены ниже, чем у европейцев. Однако российские потребители настороженно относятся к оборудованию китайских производителей. Вполне возможно, что лет через 15 ситуация поменяется и китайское оборудование будет востребовано больше. Пока отечественные мясопереработчики больше обращают внимание не на производителей оборудования из Америки и Западной Европы, а на их конкурентов из Восточной Европы и России.

Одни игроки рынка полагают, что роста спроса на оборудование в ближайшие 2 — 3 года не предвидится. Те компании, что перешли на новый технологический уровень, чувствуют себя уверенно, а которые этого не сделали ранее, сегодня не могут себе позволить значительных инвестиций. Ведь стоимость и монтаж оборудования составляют около 60% от стоимости проекта. Другие считают, что толчком возобновления спроса на новое оборудование станут крупные мясоперерабатывающие предприятия, которым есть чем обеспечивать кредиты.

Пройдя стагнацию, рынок наверняка двинется в сторону увеличения автоматизации для уменьшения производственных затрат и роста производительности при лучшем качестве. Мясопереработчикам нужны современные системы управления, анализа сырья и готового продукта, планирования производства и автоматизации. Для импортозамещения совершенствование технологического процесса невозможно без оборудования, отвечающего современным мировым стандартам.

Нужны идеи

Впрочем, всем понятно, что идея замещения импорта, вытеснения зарубежной продукции временна, нужны новые стимулы для роста. Развитие потребления внутри страны связано с увеличением не только физического объема продуктов питания, но и с расширением доли переработанной и упакованной продукции, функциональных и специальных продуктов. Развитие ассортимента пищевой промышленности станет следующим этапом развития агросектора России, делают вывод игроки.

Потенциал развития рынков сводится к наращиванию мощностей по глубокой переработке, повышению эффективности производства и выращивания сырья. Также точками роста являются повышение качества продукции и снижение себестоимости. Сейчас отечественные производители с трудом конкурируют с зарубежными компаниями по этим показателям.

«Эксперт Урал» №28 (735)



    Реклама



    Реклама