Приобрести месячную подписку всего за 290 рублей
Общество

Взаимная заинтересованность

2017

Бизнес может сыграть существенную роль в развитии некоммерческого сектора, инвестируя в пилотные и экспериментальные проекты с целью отработки новых методик работы и дальнейшего их распространения, убеждена президент благотворительного фонда Amway «В ответе за будущее» Анна Сошинская

За последние несколько лет благотворительный сектор в России значительно изменился: стал профессиональнее, а обороты выросли в разы — ежегодно на социальные проекты тратится до 200 млрд рублей. Львиная доля средств по-прежнему приходит из бизнеса. С одной стороны, филантропией занимаются состоятельные люди, с другой — социально ответственные компании активно реализуют программы корпоративной социальной ответственности (КСО), способствуя развитию социальной инфраструктуры в территориях присутствия. Уровень доверия населения к некоммерческому сектору повышается, но все еще далек от идеального. Одна из причин — недостаток прозрачности самого сектора, отсутствие четких и понятных стандартов. По мнению экспертов, фондам необходимо работать профессионально, завоевывать доверие и оказывать желаемое влияние на развитие социальной сферы, а также уметь разговаривать на одном языке с компаниями. Как развитию некоммерческого сектора способствует бизнес, «Э-У» рассказала президент благотворительного фонда Amway «В ответе за будущее» Анна Сошинская.

— Анна, какие тенденции, на ваш взгляд, сегодня определяют развитие благотворительности в России? Отвечает ли ваша компания этим трендам?

— Благотворительность — понятие, имеющее очень широкое толкование. Если мы говорим о коммерческих компаниях, то в их арсенале, как правило, фигурируют два направления деятельности. Во-первых, благотворительность, которая чаще всего носит эпизодический характер, не связана с экспертизой компании и призвана оказывать прямую помощь получателям. Во-вторых, корпоративная социальная ответственность — деятельность, вписанная в бизнес-процессы компании, основанная на ее профессиональной экспертизе и призванная системно решать острые социальные проблемы, чаще всего в партнерстве с государством и крупными НКО. Я не противопоставляю направления друг другу, так как это ценно и в том, и в другом случае, но все же бизнес, особенно крупный, должен, с моей точки зрения, играть более серьезную, а не эпизодическую роль в развитии общества.

Максимально прозрачен

 — Какие направления благотворительной деятельности для вас ключевые и почему?

— Мы как раз сконцентрированы на развитии стратегии КСО, долгосрочной и консистентной, которая действительно способствует решению социальных вопросов. Мы понимаем, что реально сделать это можно только при взаимной заинтересованности государства, бизнеса и общества. В отрыве от этой поддержки «закрыть вопросы» не получится, можно только актуализировать проблему, чтобы на нее обратили серьезное внимание. Например, пять лет назад наша компания начала программу поддержки малого бизнеса и самозанятости женщин, мам с несовершеннолетними детьми. Однако наши усилия в пяти городах России не могли решить вопрос помощи женщинам, которые приняли решение стать предпринимателями. А в этом году, когда программа осуществляется совместно с государственной корпорацией МСП и Женским комитетом Опоры России, проект проходит уже в 20 городах, а по плану 2018 года мы составляем список из 50 регионов. Отличный пример частно-государственного партнерства.

 — Кто в компании принимает решение о поддержке тех или иных благополучателей, вовлечены ли в этот процесс рядовые сотрудники?

— Процесс принятия решения максимально прозрачен. Если речь идет о наших программах, то мы чаще всего принимаем решение на основе условий грантового конкурса, и отбор нам помогают осуществить независимые эксперты. Они оценивают качество проекта, профессионализм, возможность продолжать проект в отсутствии финансовой поддержки в следующем году и перспективу передачи передового опыта другим организациям. Наш проект профилактики вторичного сиротства служит ярким примером такого подхода.

Образование для НКО

— Есть ли у вас опыт работы с НКО, насколько он успешен? Как найти партнера в некоммерческом секторе?

— Мы регулярно сотрудничаем с НКО, у нас очень позитивный опыт. На регулярной основе Фонд развития филантропии КАФ является нашим оператором по ключевым программам. Одновременно мы делаем точечные проекты с такими крупными и известными фондами, как «Даунсайд Ап (Синдром любви)», ИРСУ Людмилы Петрановской, Фонд «Наша семья», «Про-мама», «Волонтеры в помощь детям-сиротам» и т.д. Но проблема существует, особенно в регионах, где не очень много профессиональных организаций, которые знают, как работать с бизнесом и крупными благотворительными фондами. Когда благотворительность, создание фонда являются яркой миссией конкретного человека, когда многое делается исключительно на энтузиазме, именно в этот момент должна прийти помощь для профессионализации организации: стратегия развития, продвижения, финансы, персонал и т.д.

 — Как вы считаете, насколько развита в РФ инфраструктура благотворительности и кто должен в это вкладываться?

— Уверена, что вкладываться необходимо, и прежде всего в образование для НКО и инфраструктуру. Это нужно делать на межведомственном уровне министерству экономического развития, министерству здравоохранения, министерству образования и т.д. Это создание базы, на которой все основывается. Уже сейчас идет мощный рост благотворительного сектора, развивается социальное предпринимательство, формируется социальный запрос общества. Бизнес же может сыграть существенную роль именно в развитии некоммерческого сектора, инвестируя в пилотные и экспериментальные проекты с целью отработки новых методик работы и дальнейшего их распространения. Думаю, что многие крупные компании готовы также серьезно способствовать повышению компетенций, профессионализации некоммерческих структур. 

«Эксперт Урал» №29-32 (736)



    Реклама

    «Мы научились быть конкурентными…»

    Андрей Рязанов, Генеральный директор Завода электротехнической арматуры


    Реклама