Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!

10 лет без ипотеки-сабпрайм. Что дальше?

2017

Минуло десять лет с тех пор, как Bear Stearns, один из крупнейших на тот момент американских инвестбанков, объявил о приостановке выплат инвесторам High-Grade Structured Credit Strategies Enhanced Leveraged Fund.

В тот момент мало кто подозревал, что это событие положит начало полномасштабному финансовому кризису.

Глава ФРС США до 2006 года Алан Гринспен был одним из самых последовательных адвокатов секьюритизации как способа диверсификации риска. За 2000 — 2007 годы мировой объем выпуска обеспеченных долговых обязательств (CDO) поднялся до 1 трлн долларов, при этом доля сабпрайм-ипотеки в общем объеме американского ипотечного рынка выросла до пиковых 20%. Хотя сама по себе секьюритизация не являлась главной причиной финансового кризиса, она была одним из многочисленных факторов, которые усугубили последствия предшествовавшего кризису кредитного бума.

Исследования, проведенные американскими экономистами Кармен Рейнхарт и Кеннетом Рогоффом, указывают на то, что восстановление экономики после подобных кризисов и так называемой рецессии балансов может занять несколько лет. Это объясняется длительностью процесса долговой разгрузки. В течение довольно долгого времени, предшествовавшего последнему финансовому кризису, ведущим центробанкам удавалось с успехом сочетать низкую инфляцию и высокие темпы роста экономики своих стран. Для многих инвесторов и экономистов рынок сабпрайм-ипотеки довольно долго оставался чем-то далеким и непонятным, и вдруг разнообразные и еще недавно мало кому знакомые аббревиатуры, используемые для обозначения различных уровней секьюритизации, оказались у всех на устах. Вслед за резким снижением стоимости обеспечительных активов, под залог которых выпускались ценные бумаги на рынке сабпрайм-ипотеки, произошло системное ухудшение аппетита к риску на рынке репо на фоне резкого оттока ликвидности и обострения риска контр­агентов. Все это привело к быстрому разрастанию кризиса. В этих условиях Федрезерв начал снижать процентные ставки. К концу 2007 года ставка по федеральным фондам опустилась до 4,25%, после чего регулятор объявил о запуске срочных кредитных аукционов (Term Auction Facility) в качестве канала предоставления ликвидности, а также о заключении взаимных валютных соглашений с ЕЦБ и Нацбанком Швейцарии. К концу 2008 года ставка по федеральным фондам достигла нуля. 15 сентября того же года банк Lehman Brothers начал процедуру защиты в соответствии с главой 11 Кодекса США о банкротстве.

Прошедшее десятилетие показало, что выводы Рейнхарт и Рогоффа были верны. Ведущие экономически развитые страны, десять лет назад оказавшиеся в эпицентре кризиса, по-прежнему живут в условиях низких темпов роста, низкой инфляции и низких процентных ставок. В США, к примеру, рост реального ВВП составляет в лучшем случае 2%, а инфляция, едва достигнув целевых 2%, вновь пошла вниз. Экономическая статистика, поступающая из США, неоднородна, а инфляционные ожидания снижаются. Кредитная активность американских банков держится на неизменном уровне. Является ли низкая инфляция результатом шока в области предложения или спроса? И можно ли сказать, что намерение ФРС продолжать ужесточение монетарной политики обусловлено опасениями по поводу финансовой стабильности и что ситуация в реальном секторе экономики отошла на второй план?

Есть разные точки зрения на причины существующего положения вещей. По мнению сторонников тезиса о «бесконечной стагнации», причиной является структурный дефицит спроса. В основе теории долгового суперцикла лежит тезис о «долговой ловушке»: до тех пор, пока соотношение долг/ВВП в мире будет находиться на столь высоком уровне, как сейчас, ведущие экономики мира будут оставаться крайне чувствительны к любому ухудшению денежно-кредитных условий. В целом ситуация в экономике крупнейших стран мира по-прежнему оставляет желать лучшего, несмотря на беспрецедентные меры монетарной политики (нулевые и даже отрицательные процентные ставки, масштабные программы количественного смягчения), реализованные ведущими центробанками и приведшие к значительному увеличению их балансов. Открытым остается вопрос о том, как программы количественного смягчения повлияли на реальную экономику. В конце концов, по своей сути они представляют не что иное как обмен активами, основная часть доходов от которого в конечном итоге оказывается на счетах в ФРС.

Научились ли мы чему-нибудь за последние десять лет? Финансовые кризисы происходят регулярно, однако каждый новый не похож на предыдущие, и вполне возможно, что причиной следующего будет не секьюритизация, а что-то другое. Ультрамягкая монетарная политика способствовала росту цен на финансовые активы и их отрыву от фундаментальных факторов. Мультипликаторы американского рынка акций сейчас близки к историческим максимумам. Признаки перегрева заметны и на рынке коммерческой недвижимости, и на рынках облигаций, и в других финансовых активах, таких как, например, предметы искусства. Долговая нагрузка американского корпоративного сектора вернулась к уровням 2007 года. Но эти проблемы характерны не только для США. Ни для кого не секрет высокий уровень долга Китая; рост долга наблюдается и в частном секторе других развивающихся стран, что начинает вызывать все большее беспокойство. ФРС критикуют за проведение монетарной политики, способствовавшей чрезмерному росту аппетита к риску, «погоне за доходностью» и созданию условий для непрерывного роста цен на финансовые активы, а значит, и сохранению предпосылок для нового финансового кризиса.

Риск имеет тенденцию мигрировать в наиболее непрозрачные сегменты финансовой системы, что не всегда можно предотвратить путем ужесточения финансового регулирования — взять хотя бы пример активного развития нетрадиционного банковского сектора и финансовых технологий. Обеспечение финансовой стабильности является серьезной проблемой для крупнейших центробанков, у которых осталось слишком мало инструментов, которые они могли бы противопоставить новому кризису и новой рецессии, не прибегая к количественному смягчению и монетизации долга.

Справка:
Ипотека-сабпрайм — модель низкозалогового займа для покупки жилья в США, возникшая в середине 1990-х. В отличие от первоклассной (prime rate) ипотеки, где процедура оценки заемщика и выдачи кредита тщательно регламентирована, в секторе сабпрайм банки значительно ослабили внимание к таким признакам платежеспособности заемщика, как кредитная история, годовой доход, тип занятости и размер первоначального взноса. Многократная секьюритизация базовых активов привела к размыванию системы оценки рисков финансовых инструментов, что вызвало паралич рынка и утрату им способности к саморегулированию.  
                
«Эксперт Урал» №33 (737)
Подписаться на «Эксперт» в Telegram



    Реклама




    Лидеры ИТ-отрасли вновь собрались в России

    MERLION IT Solutions Summit собрал около 1500 участников (топ-менеджеров глобальных ИТ-корпораций и российских системных интеграторов)

    Химия - 2018

    Развитие химической промышленности снова в приоритете. Как это отражается на отрасли можно узнать на специализированной выставке с 29.10 - 1.11.18

    Опасные игры с ценами

    К чему приводят закупки, ориентированные на максимально низкие цены

    В октябре АЦ Эксперт представит сразу два рейтинга российских вузов

    Аналитический центр «Эксперт» в октябре представит сразу два рейтинга российских вузов — изобретательской и предпринимательской активности.

    Эффективное управление – ключ к рынку для любого предприятия

    Повышение производительности труда может привести к кардинальному снижению себестоимости продукции и позволит российским компаниям успешно осваивать любые рынки


    Реклама